1W

Материнский Инстинкт

в выпуске 2014/07/28
25 марта 2014 - Виктор Лугинин
article1626.jpg

Наташа считала себя хорошей матерью. Мнение казалось завышенным, но так оно и было. Какая женщина ещё сможет родить в семнадцать, прожить три года с ребёнком в общаге, работать на швейной фабрике и при этом не ссориться с мужем.

С Андреем она познакомилась в школе на одной из дискотек. Начали встречаться, ходить под ручку, целоваться в сквериках по вечерам. Всё как у подростков. Ничто не предвещало беды.

До того момента, как они решили перейти грань и заняться сексом на квартире Андрея. Всё закончилось идеально, никогда Наташа не ощущала такой эйфории как в тот момент. Облом случился сразу – неожиданно вернулись родители Андрея из командировки. Вуаля! Крики, ссоры, нервы и куча дерьма.

А спустя месяц узнала, что беременна. Так у Наташи началась новая жизнь, где учёба в университете навсегда отодвигалась на второй план.

Поженились как только обоим исполнилось восемнадцать. Андрей устроился на стройку, сами сняли комнату в общежитии. Жить с родителями Наташа не могла – мать всю плешь бы проела. Да и у родителей Андрея не лучше – отец захлопнул дверь перед носом сына, как только узнал о свадьбе.

Но ничего, справились. Андрей устроился на престижное место – только-только начали строить башни Корпорации. А работникам давали квартиры. Кто бы отказался от бесплатного жилья? Конечно, контракт с Корпорацией становился бессрочным, но ведь оно того стоило…

Валерка, так они назвали сына, подрос и окреп. Обожал кататься на велосипеде и мечтал покорять просторы страны. Юный путешественник насмотрелся телевизора, мечтал сгонять на Камчатку и залезть на вулкан. Но в шесть лет дети мечтают о чём угодно, даже не соображая, что грёзы могут так и остаться грёзами.

На горизонте маячила школа. И всё бы хорошо, если бы не тот факт, что мальчика не привили нанитами. А для таких детей создавали специальные классы, ведь в отличие от остальных они уязвимы. Мало ли какому ребёнку взбредёт в голову потыкать другого циркулем…

В то время как народ толпами повалил в центры Корпорации за порцией нанороботов, семья продолжала жить обычной жизнью. Андрей вступил в группу противников прививания, которые выступали за чистые тела и не превращение человека в киборга. Наташа не могла не согласиться с тем, что вводить в себя инородные машины не самый логичный шаг. Но ведь все люди пользовались нанитами и никто не умер!

Наташе пришлось смириться. Она любила мужа, и боялась за своего сына. Ведь никто не знает, что на самом деле могут сделать чудо-машинки с ребёнком. А вдруг что-то сломается?

Да, Наташа считала себя хорошей матерью. Но в последние дни начинала понимать, что сильно ошиблась, поддавшись уговорам Андрея.

А всё из-за того, что Валерка подхватил простуду.

Нет, конечно такое с мальчиком случалось часто. За шесть лет чем только не переболел. И корью, и свинкой, и ветрянкой. Но всё это случилось в те времена, когда существовали больницы. Уже больше года, как в стране закрыли последнюю. Доктора больше не нужны, вместо них наниты. Куча врачей лишились работы, повезло лишь окулистам и стоматологам, которые втайне мечтали, что «Нанотек» не выпустит очередное обновление.

Лекарства стали огромным дефицитом. Аптеки больше не работали, а заводы не выпускали таблетки. Андрей в своё время поступил очень разумно, скупив в городской аптеке тонну препаратов. Но за несколько лет запас заметно поскуднел, а про такие вещи, как антибиотики вообще можно было забыть…

И надо такому случиться – Валерка заболел. Вначале Наташа не придала простуде большого значения. Думала за три дня пройдёт.

Не прошло, а только усугубилось. Сын сильно кашлял. По вечерам вскакивала температура, да такая, что едва удавалось сбивать. И не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять – это не простуда. Бронхит, а то и воспаление лёгких…

И чем прикажете лечить? Молитвой? Или малиновым чаем?

Наташа знала в городе пару отставных врачей. Позвонила, посоветовалась. Но чем они могли помочь? Лекарств нет, а без них ребёнок обречён!

Единственный выход – ввести Валерке нанороботов. Они-то за пару минут инфекцию прихлопнут. И сын снова здоров и счастлив.

Но как убедить в этом мужа? Ведь за последний год он ещё больше возненавидел Корпорацию. Что Наташа считала лицемерным ханжеством. Они жили в корпоративной квартире и получали деньги от «Нанотек».

Так что Наташа стала сомневаться в том, что она хорошая мать. Нужно не спрашивать разрешения у Андрея, а ехать в центр обслуживания Корпорации! Спасать ребёнка…

Но вместо этого сидела дома и варила обед.

Кухня маленькая, но комфортная. Наташа потратила изрядно денег на евроремонт. Подвесной потолок, паркетный пол, дорогая плитка и ультрасовременная плита. Но сейчас бы отдала всё за возможность помочь сыну…

Наташа высыпала на сковородку макароны. Услышала треск растительного масла. Добавила несколько котлет и посолила…

Из-за стены послышался громкий, надсадный кашель. Валерка страдал в своей комнате, собирая конструктор. Слава богу температура спала. Но кашель не прекращался ни на минуту. Доводил ребёнка до рвоты иногда.

Наташа поставила на плиту кастрюлю с супом. Достала из холодильника пакет с молоком, вылила остатки в раковину. Молча наблюдала, как белая жидкость вытекает в сливное отверстие.

Вот так вытекает её жизнь теперь. С каждой минутой, проведённой в доме, где страдает от кашля её ребёнок. И скоро картонный пакет опустеет окончательно…

Наташа не заметила, как из уголка глаза вытекла слезинка. Затем ещё одна, и ещё…

И вскоре она рыдала навзрыд, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать.

Дура! Какая же дура! Нужно было сразу ввести Валерке нанороботов, а не поддаваться на параноидальные речи мужа. Любая мать хочет защитить ребёнка, непреложная истина, которой Наташа научилась в первые мгновения, когда родила сына. И Корпорация дала миллиардам женщин по всему миру шанс обезопасить детей. Никаких болезней, сломанных костей и даже синяков. Идеальный мир для ребёнка.

И что теперь? Позволить сыну умереть от воспаления лёгких?

Входная дверь со скрипом открылась. Послышались сопение и тихое ворчание Андрея. Пришёл с работы, дай бог, если не злой. Самое время попробовать поговорить с ним и вразумить.

Наташа вытерла лицо фартуком, пригладила волосы и вышла из кухни. Квартира хоть и двухкомнатная, но маленькая. Узкий коридор, на одной стороне двери в туалет и ванную, а на другой в комнаты. Входная дверь расположилась на другом конце от кухни, где пытался вылезти из ботинок муж.

-Как прошло утро, дорогой? — с наигранным любопытством спросила Наташа. — Без заморочек?

Андрей скинул ботинок и тот с грохотом откатился в сторону кладовки. По выражению лица сразу ясно, что день не задался.

-Как же! Размечталась! В нашем блядском городе идеальных дней не бывает…

Голос мужа показался немного осипшим. Недавно он вышел с больничного, и Наташе оставалось гадать, не он ли заразил Валерку…

-Снова послали ремонтировать дом корпоративного чиновника?

Наташа прикусила губу. Ой, зря! Для мужа больная тема же. А сейчас надо вести себя осторожно. Не то грядёт буря…

-Хуже,- бросил в ответ муж, снимая рабочую робу и вешая на крючок. — Корпорация строит посёлок, где собирается поселить нуждающееся население. Ты только подумай! Соберут с улицы всех бомжей, алкашей, выделят отдельные дома и дадут денег! А мы должны за них платить из своего же кармана. Удвоят корпоративный налог…

Наташа ничего не ответила. В голове витали одни и те же мысли, где нет места новой информации. Сыночек…

-К чёрту их,- сказал Андрей, открывая дверь ванной. Наташа заметила, что волосы мужа покрыты белыми пылинками от извести. — Накопим денег, бросим квартиру и уедем из страны. Плевать я хотел на их контракты. Лишь бы народ дурить технологиями, трясти деньги и грабить, грабить…

Из соседней комнаты раздался очередной приступ кашля. Наташа вздрогнула, услышав как сын задыхается от мокроты, которая не хочет выходить наружу.

-Андрюша, милый,- прошептала она, входя в ванную и обнимая мужа сзади. — Нам надо серьёзно поговорить…

-Неужели? — бросил Андрей, поворачивая мокрую голову. — Снова начнёшь ныть, что я не прав? Что в Корпорации работают одни ангелочки, которые бескорыстно подтирают нам задницы?

Наташа поморщилась. Завёлся с пол-оборота…

-Садись за стол,- сказала она. — Поешь, я всё объясню…

Андрей закрыл кран и вытер лицо полотенцем. Несколько секунд они смотрели друг на друга, не отрываясь. На какой-то миг Наташа забыла обо всех проблемах. Вновь почувствовала себя наивной влюблённой школьницей, мечтавшей проводить с парнем дни напролёт. Он такой красивый, притягательный. Страстный взор карих глаз, густые брови, прямой выступающий нос и незабываемая улыбка. И насколько добрый, чуткий, понимающий…

-Что на первое? Вчерашний борщ? — грубо буркнул муж, разбивая картину в мозгу Наташи на мелкие осколки.

-Да, но завтра сварю рассольник, твой любимый,- ответила Наташа. — Только огурцов купи вечером…

-Вряд ли будет время,- отмахнулся Андрей, выбираясь из ванной.

Наташа глубоко вздохнула. Как же он изменился за эти годы! Иногда казалось, что того милого любящего парня никогда и не было…

Из комнаты напротив вылезла взъерошенная голова сына. Мальчик выглядел не очень – бледный, осунувшийся, губы потрескались.

-Что такое? Валерка, голова разболелась? — обеспокоенно осведомилась Наташа, трогая лоб мальчика.

-Папа пришёл? — спросил Валерка. — А чего так рано?

-Обед же,- ответила Наташа, поглаживая волосы сына. — Может покушаешь?

-Нет,- ответил мальчик. — Ничего не лезет…

-Иди к себе,- со вздохом произнесла Наташа. — Выпей микстуры от кашля, что я тебе давала…

-Хорошо,- кивнул сын, скрываясь за дверью.

От микстуры, найденной в аптечном шкафчике толку немного, скорее действует как сладкое плацебо. Ещё один довод в пользу того, чтобы убедить мужа в своей правоте…

На кухне Андрей нарезал хлеб. Наташа поставила перед мужем тарелку и налила суп из половника. Тот незамедлительно присел и стал уплетать борщ.

-Так о чём хотела поговорить? — спросил Андрей, кладя на хлеб кусок колбасы. — Если о деньгах, то извини, до зарплаты сама знаешь…

-Дело в Валерке,- отрезала Наташа, присаживаясь на табурет по другую сторону стола. — Он совсем плох…

В подтверждение слов раздался очередной приступ кашля. Казалось, сами стены вторили эхом задыхающемуся мальчику.

-Я спрашивал у знакомых,- спокойным тоном отвечал Андрей. — Антибиотиков ни у кого не осталось. Может и врут, но я не виню их. У самих дети ведь…

Наташа ощутила покалывание в области груди. Сердце ноет, не давая покоя. Прекрасно знала знакомых мужа – все как один состоят в «партии Консерваторов», одних из тех, кто препятствует глобальной нанитозации населения. Чем-то этот узкий кружок людей напоминал секту, где проповедовали отречение от новых технологий, грозящих катастрофой. Все они боялись нанитов как огня.

-И что же нам делать? У него же воспаление лёгких! — бросила Наташа. — Ни одной больницы не осталось, чтобы даже проверить ребёнка… сдать анализы…

Вместо ответа Андрей встал из-за стола и открыл холодильник. Долго копался там, словно искал святой Грааль. Наконец с силой захлопнул дверцу и поставил бутылку пива рядом с тарелкой.

-Ты меня вообще слышишь? — подняла голос Наташа. — Твой сын болен! А нам нечем его лечить…

-Отлично слышал, не глухой ведь,- тем же ровным голосом отвечал Андрей. Ни тени эмоций, что робот. — Ты бы ещё рупор в руки взяла и заорала на весь дом, что у нас проблемы. Антибиотиков нет. У меня нет связей, чтобы достать их, а если бы и были… то где бы мы взяли деньги на это? Они стоят сейчас целое состояние…

-И что? — Наташа сжала пальцы в кулаки. Злость кипела, прорываясь наружу. — Предлагаешь плюнуть на сына? И ничего не делать?

Снова молчание. Андрей проглотил остатки супа и перевернулся на табурете, беря в руки сковороду. Сбросил макароны с котлетой и откупорил бутылку с пивом. Тихое шипение напитка окончательно вывело Наташу из себя.

-Я веду Валерку в центр Корпорации! — громко возвестила она. — Хватит с меня, сыта по горло… Нанороботы вылечат сына мгновенно!

Рука Андрея с бутылкой зависла в воздухе. Взгляд холодных и колких глаз прошёлся по Наташе, отчего у той побежали мурашки.

-Что ты сейчас сказала? Повтори…

-Что слышал! — смело бросила Наташа, осознавая, что играет с огнём. — Ты никудышный отец… всегда им был! Тебе плевать на сына, который может умереть…

Бутылка полетела в голову Наташи. Та успела увернуться, слыша громкий звон разбитого стекла за спиной.

-Ты совсем сдурел? — вскинула брови испуганная Наташа.

-Нет, это ты чокнулась! — Голос мужа громом раскатился по кухне. — Как ты вообще могла даже подумать об этом? Отдать сына в лапы корпорационных свиней! Они только ждут того, чтобы ввести в кровь нашего мальчика своих поганых роботов! Ты не читала статьи, что я тебе приносил? Не слушала речей Михаила Громова по телевизору?

Наташа поёжилась. Всё ещё не могла опомниться от шока. Боже мой, что стало с тем парнем, которого она любила? Мужа словно подменили и всё из-за проклятой секты, которую создал Михаил Громов. Этот уродливый плешивый мужик в деловом костюме выступал по телевидению и интернету, взывая к сердцам людей. Мол, Корпорация лжёт и наживается на бедном населении. Нанороботы – ничто иное, как средство манипуляции и рабства.

Да плевать она хотела на всё это! Всё, что хочет, всё о чём мечтает – это вернуть мужа и спасти сына…

-Мне всё равно. — Наташа постаралась придать голосу железные нотки. — Я вылечу сына и ты меня не остановишь.

Андрей побледнел. По скулам прошлась судорога, губы приоткрылись в зловещей ухмылке.

-Ты ничего не сделаешь! — бросил он. — Будешь сидеть дома и заниматься уборкой. Если узнаю, что нарушила главное правило в нашем доме – выкину вон. Бумаги для развода сейчас оформляют в два счёта. Вопросы?

Наташа покачала головой.

-Какой же ты дурак,- сказала она. — Неужели тебе плевать на собственного сына? Тебе важнее жить со своими принципами, потакать этому Громову, а ведь ты с ним даже ни разу не виделся…

-Я не собираюсь, чтобы мой сын становился рабом,- завёл пластинку Андрей, вставая из-за стола. — Нанороботы зомбируют людей, ты хочешь такого будущего для нашего сына?

-У Валерки вообще не будет никакого будущего, если мы его не вылечим!

Муж скривился. Повертел пальцем вокруг виска и вышел в коридор.

-Спасибо! Было очень вкусно! — раздался саркастичный выкрик, а вслед за этим громкий хлопок дверью.

Наташа спрятала лицо в ладонях. Хотелось плакать, закатить истерику, перебить в кухне всю посуду. Хоть как-то заглушить острую боль в груди. Всё рушилось, ничего не будет как прежде. Красивая картина на стекле, разбитая одним ударом на тысячи осколков. Семьи больше нет.

Оставалось только понять, что делать дальше.

Наташа оторвала руки от лица. Слёзы больше не шли, но в горле застрял горький комок. Собраться, справиться с эмоциями. Они сейчас не помогут, а будут только мешать.

-Мама? — Голос Валерки заставил её вздрогнуть. — Всё хорошо? Почему вы кричали с папой?

-Папа немного не в себе,- ответила Наташа и поманила сына к себе. — Но всё будет хорошо…

Она обняла сына и поцеловала в лоб. Опустилась на корточки и посмотрела Валерке в глаза.

-Маме надо будет уйти ненадолго,- сказала она. — Побудешь с тётей Оливией?

Оливия соседка с нижнего этажа. Дружили уже несколько лет, иногда оставляли друг у друга детей. Странное имя у соседки не вызывало у Наташи вопросов. Все в доме знали, что Оливия американка, переселившаяся в город, чтобы жить с мужем. Постороннему человеку такой расклад дел показался бы странным, но не для Наташи. Да и весь двор знал эту милую и добрую девушку, все привыкли к ней.

-Ты вернёшься? — всхлипывая произнёс мальчик. — Вы с папой не разведётесь?

-Ой, что ты такое говоришь! — Наташа провела рукой по щеке сына. — Меньше смотри телевизор, я же тебе говорила! Иди собери игрушки в комнате и наведи порядок, хорошо?

Валерка кивнул. Вытер кулачком глаза и исчез в коридоре.

Наташа не стала медлить. Наскоро убрала пол от осколков злосчастной бутылки, поработав веником. Убрала посуду со стола и скинула в раковину. Всё вручную, всё сама. Будь в доме роботы-уборщики, то справились с делом за секунды… Но ведь нельзя! И не в деньгах дело, а в том, что производились Корпорацией. Андрей презирал всё, связанное с «Нанотек», кроме денег, что получал у них за работу. Глупый парадокс! В итоге приходилось жить со старым плазменным телевизором, компьютером двадцатилетней давности, на котором могли работать ещё родители Наташи.

Почему она не ушла от Андрея ещё три года назад?

На размышления нет времени. Наташа сняла фартук и бросила на табурет. Выскочила в коридор, ополоснула лицо водой в ванной.

-Соберись! — произнесла она. — Ты нужна сыну!

Спустя минут пять она была готова. Накрасилась, связала волосы в узелок на затылке. Нужно выглядеть на все сто, чтобы в Корпорации не стали зевать. Вдруг приспичит отложить операцию по внедрению нанитов на неопределённый срок.

Вышла в коридор и встала перед высоким зеркалом. Осмотрела себя – неплохо! Узкие джинсы, блузка с короткими рукавами и шёлковым шарфом на шее. Туфли на высоком каблуке лишь подчёркивали фигуру. Да и лицо симпатичное – маленький носик, тонкие накрашенные брови и русые волосы.

-Валерка! — позвала она. — Идём!

Сын вышел из комнаты, держа в руках игрушечного робота. Только в отличие от других детей, ему достался тот, что не двигается и не говорит. Не удивительно, что Валерка так любил бывать у соседей.

-Тапочки сними,- сказала Наташа, беря сына за руку. – Я заберу тебя от тёти, так что переобуйся.

Они вышли из квартиры. Наташа захлопнула дверь и провела рукой по пластмассовому кружку, встроенному в металлической поверхности. Раздался щелчок – замок закрылся. Сканер ДНК работал на диво хорошо. Хоть какой-то подарок от Корпорации, с которым пришлось смириться мужу.

В подъезде стояла тишина. Наташа улыбнулась Валерке и они спустились по ступенькам. Чисто убрано, на стенах висят дешёвые картины в рамках. Что тут скажешь – хороший дом, хорошие соседи.

Остановились перед знакомой дверью, выкрашенной в зелёный цвет. Наташа нажала на кнопку звонка и стала ждать.

Дверь открылась почти сразу. Оливия даже не стала спрашивать кто там. Она не наивная и не смелая, просто посторонний человек в дом не смог бы зайти.

-Наташа! Проходи,- с улыбкой произнесла девушка. Акцент в голосе почти не чувствовался. — Рада тебя видеть…

Оливия лет на семь-восемь старше Наташи. Но выглядели они ровесницами, то ли дело в нанитах, то ли в самой девушке. Оливия имела светлые волосы, тонкие черты лица, полные чувственные губы. Мало кто признал бы в девушке американку, разве что догадался по одежде – Оливия обожала вычурные наряды. Вот как сейчас – футболка с изображением рок-группы и джинсовые шорты. Словно и не выходила из подросткового возраста. А ведь взрослая мать двоих детей…

-Лив, может Валерка побыть у тебя с часик? — затараторила Наташа. — Мне нужно смотаться в центр. Очень важно…

Оливия смерила соседку беспокойным взглядом. Жена полицейского – ничего не утаишь.

-Да, нет проблем,- произнесла она. — Валерка, заходи. Кэти и Слава в гостиной, найдёшь…

Мальчик поднял голову и посмотрел на мать. Наташа кивнула и тот мигом умчался к глубину квартиры, откуда доносились радостные визги детей.

-А теперь, говори, что стряслось. — Оливия вышла в подъезд и прикрыла дверь. — На тебе лица нет…

Наташа вздохнула. Не хотелось говорить подруге о произошедшем, но какой смысл скрывать? Может легче на душе станет…

-Я хочу отвести Валерку в центр обслуживания Корпорации,- произнесла она. — Ты же знаешь, как сильно он заболел…

Из квартиры раздался громкий сухой кашель, а вслед за ним детский смех. Кэти и Слава были на пару лет старше Валерки, оба близнецы. Как хорошо быть ребёнком и не осознавать серьёзности ситуации.

-Ввести нанороботы? — подняла брови Оливия. — Андрей не против?

-Сказал, что разведётся со мной, если я это сделаю,- ответила Наташа. — Мы сильно поссорились. И плевать, знаешь… давно назревало. Я хочу вылечить сына.

Лив кивнула. Положила руку на плечо Наташи и сказала:

-Не волнуйся, мы с мужем тебя поддержим. Если захочешь, то можешь остаться у нас на время с сыном.

-Спасибо,- поблагодарила Наташа. — Ваня на работе?

-Да. — Оливия положила руки на грудь и отвела взгляд в сторону. — Вчера прождала его до позднего вечера. Даже не позвонил, представляешь? Только к часу ночи мне удалось связаться с ним. Он остался ночевать на работе! Сказал, что вчера произошло что-то непредвиденное…

-Он же полицейский,- сказала Наташа. — Прекрасно знаешь, что он там не развлекается. Я думала, что ты привыкла уже…

-К этому невозможно привыкнуть,- покачала головой Лив. — Не думай, что я эгоистка. Я прекрасно понимаю, что так надо, что он там раскрывает преступления. Но я волнуюсь за него каждый день. Знаешь, работай он в Калифорнии…

Девушка замолчала. Похоже, что погрузилась в ностальгию по родине.

-Ладно, мне надо бежать,- сказала Наташа. — С твоим мужем всё будет хорошо. Пожелай мне удачи…

-Позвони мне, если что,- бросила Лив, спускавшейся вниз Наташе.

-Окей, миссис! — крикнула Наташа, пытаясь пошутить.

На душе скребли кошки. Сколько месяцев прошло с тех пор, как они с мужем занимались любовью? Постоянно приходил с работы уставший и никак не реагировал на ласки жены. Даже на выходные не получалось выкроить с ним время. Уезжал в свой дурацкий клуб, где обсуждал новые методы борьбы с Корпорацией. А может обзавёлся женщиной на стороне? Уж лучше бы так. Хотя бы выкинул из головы весь бред.

Наташа не заметила, как спустилась на первый этаж. В доме есть лифт, но постоянно барахлит. А застревать в тесной кабине, ожидая прибытия пьяного монтёра не самое лучшее времяпровождение.

Входная дверь отворилась, пропуская в подъезд худощавого мужчину в плаще. Наташа приостановилась на лестничной клетке.

-Наташенька! Добрый день! — произнёс сосед, поднимая руки с пакетом продуктов. — Вы как всегда цветёте!

Наташа едва удержалась, чтобы не сказать колкость. Александр Спятницкий тот ещё тип. Годился ей в отцы, напоминал филина своим крючковатым носом и огромными глазами в роговых очках. Постоянно старался заговорить с Наташей, вёл себя по-приятельски, оказывал добродушие и любезность. Только вот от соседа у неё были мурашки. Как и сейчас.

-Спасибо, Александр Михайлович,- выдавила улыбку Наташа. — Простите, я очень спешу…

-Понимаю, понимаю…

Она попыталась проскользнуть мимо соседа, но тот не дал шанса.

-Мы так редко видимся,- с укором произнёс Спятницкий. — И я никак не могу обсудить с вами одну вещь…

Наташа фыркнула, ощущая на себе цепкий взгляд мужчины, который словно под микроскопом оценивал каждый сантиметр её тела. Отвратительное чувство, хотелось окунуться в ванну, смывая эту грязь. Иногда Наташе казалось, что её насиловали одним лишь взглядом.

-Это подождёт,- бросила она, с трудом протискиваясь мимо соседа. — До свидания…

Спятницкий огорчённо засопел. Пока Наташа нажимала кнопку, чтобы открыть металлическую дверь, чувствовала его взгляд. Сукин сын словно лапал её за зад…

Наконец оказалась на улице. В лицо дунул тёплый ветерок, прогоняя дурные мысли.

Апрель в этом году выдался жарким. На чистом голубом небе ни облачка, солнце высоко в зените. Тёплые лучи грели кожу Наташи нежными прикосновениями, а воздух наводнили запахи цветущих садов. Сладкий, ни с чем несравнимый аромат черёмухи. Словно не в город вышла, а в затерянную деревушку.

Массовый переход на нанотопливо тяжело ударил по нефтяным королям и кампаниям. Зато прекрасно сказался на природе, задыхавшейся от угарных газов. Ещё бы заводы перестали дымить, вообще был бы кайф.

Наташа с минуту стояла возле подъезда, наслаждаясь погодой. Оглянулась вокруг – ни души! Старушек на лавочках больше не осталось, теперь они вовсю пользуются второй молодостью. Дети вместо того, чтобы играть в песочницах сидят дома и играют в виртуальной реальности. Хотя, конечно, реалистичные голографические экраны дорогое удовольствие…

-Блин! — Наташа взглянула на браслет часов. — Опоздаю же!

И кинулась в сторону тротуара, огибавшего одну из соседних многоэтажек. До автобусной остановки недалеко, лишь бы успеть…

Двор, в котором жила Наташа ничем не отличался от таких же во всём городе. Разве что мусора здесь поменьше. Полдюжины домов образовывали здесь нечто вроде кольца, в центре которого посадили рощу кустов смородины. И здесь же располагалась стоянка для машин, поэтому оценить красоты природы почти невозможно…

Магнитогорск весь такой. Город-абсурд. Казалось, что кто-то специально решил посмеяться над жителями, выстраивая дома в хаотичной последовательности. Хрущёвские «пятиэтажки» соседствовали с деревянными хатами, а по другую сторону высились рядовые прямоугольники десятиэтажек. И так по всей площади, словно ребёнок, собиравший конструктор «лего» раскидал кубики по полу.

Наташа вспомнила Валерку. Времени в обрез. Нужно успеть всё сделать до прихода Андрея в шесть часов. Другого шанса не будет.

Она обогнула выцветший прямоугольник здания, выбежала на асфальт. Прошла несколько шагов и оказалась на узкой тротуарной дорожке, огибавшей шоссе.

На другой стороне виднелись вывески магазинов. Десятки автомобилей сновали по дороге, спешащие по своим делам. И плотный людской поток на тротуаре.

Наташа вклинилась в толпу, лавируя между людьми. Некоторые шли в кампании и болтали друг с другом. Но большинство монотонно разговаривали сами с собой, некоторые едва слышно, а некоторые чуть ли не крича.

Нейрофоны. Чудо современной техники. Единственная вещь о чём Наташа не мечтала. Всегда довольствовалась обычными мобильниками, а вшивать в голову чип… увольте.

Правда таких, как она оказалось явное меньшинство. Лет сорок назад разговор с самим собой являлся признаком сумасшествия. Лет двадцать обыденным делом, если у человека в ухе торчал наушник. А сейчас – в порядке вещей, словно зубы перед сном почистить. И если нет нейрофона, это уже на тебя посмотрят как на психа.

До Наташи долетали обрывки разговоров:

-Да, конечно, Владимир Сергеевич, отчёт уже готов…

-Миха! Дружище! Айда на озеро!

-Он говорил, что подарит мне машину, прикинь…

-Забери детей из сада…

Наташа дошла до остановки и заняла свободное место возле металлической стены. В просторной открытой будке столпилась куча народа. По прозрачному экрану над головами бегали цифры, обозначавшие рейсы и время автобусов.

Зато чисто, стенки не измалёваны матерными надписями, никаких следов вандализма. На каждой остановке Корпорация установила чипы, наблюдающие за действиями людей. Банда подростков, решивших попить пивка на остановке, вскоре станет достоянием выехавшего патруля полиции.

Ждать пришлось недолго. Длинный, напоминавший гармошку автобус подкатил к тротуару. Люди ринулись к открытым дверям, словно боялись, что их оставят за бортом.

Наташа спокойно подождала, пока народ освободит остановку, обошла автобус и вошла в двери посередине.

Свободное место отыскала сразу. Провела карточкой возле считывающего устройства и заняла сидение возле молодого парня в кожаной кепке.

Кондукторы вымерли давно. Но и плата по карточкам устарела. Ходили слухи, что «Нанотек» введёт оплату через нанороботов. В таком случае об общественном транспорте Наташа могла забыть. С другой стороны – ведь хотела уйти от мужа? Почему бы и не ввести роботов и себе, вслед за сыном…

Автобус тронулся с места. Наташа молча наблюдала за обстановкой. Над длинным рядом сидений висел плазменный экран, по которому как всегда показывали рекламу.

-Корпорация предоставляет скидки клиентам, обратившимся за покупкой любого оборудования! — вещала красивая девчушка с родинкой на щеке. — Действие продлится до мая текущего года. При покупке компьютера «Нано-8» будет предоставлен специальный подарок! Любое обновление программного обеспечения для нанороботов бесплатно! Спешите!

Наташа покачала головой. Похоже, что никого из пассажиров не интересовали скидки. Все погрузились в свои дела, казалось забыв, что вообще находятся в транспорте.

Лопоухий подросток развалился сразу на двух сидениях. Глаза не отрываясь наблюдали за голографическим экраном, на котором показывалась второсортная комедия. Наташа могла наблюдать головы пассажиров сквозь прозрачную картинку голограммы. Удивительное зрелище. И большие деньги. Миниатюрные приёмники напоминали чёрных блестящих жуков, крепившимся к любой детали гардероба.

На другой стороне автобуса возле окошка сидела молодая девушка и водила пальцем по стеклу. Наташе с трудом удалось разобрать мультяшных птичек, летящих по окну. Играть можно бесплатно всю поездку. Не автобус, а какой-то развлекательный центр!

Несколько человек увлечённо болтали по нейрофону. Некоторые лазали по интернету, пользуясь всё теми же голографическими экранами. Клацали пальцами по воздуху, что приводило Наташу в ещё большее смущение.

Во что люди превращались? Теперь не люди контролировали технологии, а наоборот. Народ превращался в стадо безвольных зомби, которых интересуют новые гаджеты и обновления. Зачем смотреть по сторонам? Наслаждаться общением друг с другом, прогуливаясь по парку? Лучше сидеть дома, уткнувшись в голограмму, разговаривая по нейрофону и поедая рекордное количество еды, ведь лишний вес больше не светит! Разорвись в городе бомба, всем в автобусе было бы наплевать.

Парень в кожаной кепке пошевелился. Наташа искоса взглянула на соседа. Симпатичный, лет тридцати с небритой щетиной. Вытащил из кармана жакета пачку сигарет и протянул Наташе.

-Будете? — вежливо спросил он.

-Нет, спасибо, не увлекаюсь,- ответила Наташа.

Парень пожал плечами. Достал сигарету и засунул в рот. Кончик вмиг осветился ровным оранжевым пламенем. Самозажигающиеся сигареты – вот где чудеса цивилизации!

-Не понимаю людей, что не курят,- пробормотал сосед, выпуская в сторону Наташи клубы отвратительного дыма. — Никотин больше не вреден, рак лёгких никому не грозит…

-Не переношу запаха,- буркнула Наташа, морщась от дыма. — Вы не могли бы дымить в другую сторону?

-Не установили предпоследнее обновление? — с сочувствием протянул парень. — Наши маленькие крошки теперь способны подавлять любые запахи. Только мысленно прикажешь им – и вуаля! Я вот недавно забрёл в один отстой… туалет городской. Сильно приспичило. А там воняет так, что в глазах режет….

-Остановка «Корпоративный Центр Обслуживания»! — громко возвестил робот-диктор, спасая Наташу от конца рассказа.

Наташа криво улыбнулась и соскочила с сиденья. Парень пожал плечами и крепко затянулся.

Автобус затормозил. Никакой инерции, словно не едешь, а стоишь на месте. Наташа пожалела, что не было толчка. Противный тип точно бы приложился головой о стекло.

Наташа выскочила через раскрытые двери. Вслед вышло ещё несколько человек, но лишь она пошла в сторону вздымавшихся к небу небоскрёбов Корпорации.

Среди маленьких, приплюснутых двухэтажных домиков, длинные прямоугольники корпорационных башен казались чем-то чудным, неординарным. Они действительно походили на небоскрёбы, отличаясь лишь сужавшимися к верху каркасами. Да и высота всего-то двадцать пять этажей.

Наташа пересекла тротуарную дорожку, скользнула взглядом по фонтану, вздымавшему к нему мириады водяных брызг, напоминавших бриллианты. Башня Корпорации почти целиком состояла из стекла и бетона. Сотни солнечных зайчиков отбрасывались от блестящей поверхности окон.

Высокие, прозрачные двери гостеприимно распахнулись перед Наташей. Огромный, выполненный из мрамора, символ Корпорации висел над дверями. Две шпаги скрестились над треугольником.

Наташа вошла через открывшейся проход. Двери затворились с едва слышным скольжением.

Просторное фойе. Потолок зеркальный, пол вымощен мрамором, на стенах мелькают голограммы. Несколько длинных скамеек и дюжина мягких кресел. Все заняты людьми, ожидающими своей очереди. Ближе к центру – круглый стол, а скорее пьедестал, за которым стоят трое девушек. Над головами висит ещё один экран, где рекламируют очередное технологическое новшество «Нанотек».

Наташа не стала долго думать. Подошла к столу и выбрала одну из девушек, что занималась вводом какой-то информации на клавиатуре.

-Простите,- откашлявшись, произнесла Наташа.

Девушка подняла взгляд. Глаза маленькие, брови подведены карандашом. Тонкие губы с оттенками фиолетовой помады раздвинулись в улыбке.

-Добро пожаловать в центр обслуживания «Нанотек»! — провозгласила она. — Чем могу помочь?

-Меня интересует прививание нанороботов,- сказала Наташа. — Мой сын очень болен…

-Ясно,- прервала девушка и пальцы бесшумно задвигались по столу, где светились кнопки клавиатуры. — Не состоите на учёте?

-Нет,- покачала головой Наташа, которую смутило такое отношение. — Мы с мужем не прививались…

-Заполните. — Девушка кивнула на появившеюся возле стола голограмму. — Паспортные данные, страховка, место работы…

Наташа несколько секунд смотрела на экран. Прошли те достойные времена, когда бумаги заполнялись с помощью ручки…

Спустя несколько минут она закончила с данными. Девушка кивнула с той же дежурной улыбкой.

-Осталось всего минута,- сказала она, нажимая на клавиатуру. – Наталья Ларина, вам предстоит встретиться с дежурным специалистом. Поговорите, обсудите сроки прививания. Стоимость базового комплекта двести пятьдесят долларов. Сейчас дам талончик и можете занять место в очереди…

Наташа бросила взгляд на переполненные скамейки. Сколько же придётся ждать? Что за бюрократия вообще?

-Извините,- сказала она. — Но моему сыну требуется сделать операцию как можно быстрее. Желательно до вечера…

Девушка подняла брови. Переглянулась с другими девушками, которые ответили странной ухмылкой. Наташе это совсем не понравилось. Так же, как и одежда консультантов – красная, жёлтая и зелёная майки, словно светофор. В Корпорации ценили яркие и броские цвета.

-Мы не можем обслуживать вас без очереди,- покачала головой девушка. — Если только не предъявите документы о наличие серьёзных заболеваний.

-Мой сын болен! У него воспаление лёгких…

-О! — расширила глаза девушка, прерывая словоизлияния Наташи. — Совсем забыла! Для прививания несовершеннолетнего ребёнка требуется письменное разрешение с подписью обоих родителей.

У Наташи словно земля из-под ног ушла. Сердце отчаянно забилось, а кожа покрылась испариной. Почему не подумала об этом раньше!

Прежде чем она успела ответить, двери скользнули в стороны, пропуская новых гостей.

-Плевать я хотел на ваши отмазки,- громко кричал лысый коротышка. — Вы должны найти его в течение суток!

-Но, господин Черкизов,- растерянно пробормотал высокий худощавый мужчина в твидовом пиджаке цвета морской волны. — Мы не можем засечь энергетические выбросы. Этот нанопанк действует очень осторожно… настоящий гений.

-Мне послышалось? — Черкизов остановился в двух шагах от Наташи. Судя по яркой разноцветной одежде – сотрудник «Нанотек». Один фиолетовый пиджак чего стоит. — Вы им восхищаетесь, да?

-Ничего подобного,- испуганным голосом ответил мужчина. — Парень такой же псих, как и все остальные нано…

Черкизов прислонил палец к губам, кивая в сторону Наташи. Похоже, что разговор был не для посторонних ушей.

-Мы найдём его,- твёрдо выговорил худой мужчина. — А теперь пройдёмте ко мне в кабинет…

И двое странных незнакомцев двинулись в обход стола, продолжая переговариваться, но уже вполголоса.

До Наташи дошло лишь одно слово, которое повторили не один раз – «Нанопанк».

-Иннокентий Черкизов,- с гордостью проговорила девушка. — Глава Корпоративной Безопасности Магнитогорска. Настоящий джентльмен.

-Я вам верю,- с иронией произнесла Наташа. — Но, нас отвлекли. Я хочу привить своего сына. Сегодня же. Я его мать!

-Извините. — Девушка была непреклонна. — Но без разрешения обоих родителей, мы не можем ничего сделать. Я не собираюсь нарушать правила.

-Войдите же в моё положение! — Наташа ощущала порывы внутренней борьбы. Хотелось кричать и закатить истерику. — Мой муж всецело против нанитов. А лекарств нигде не достать… Мой сын может умереть!

Все три девушки переглянулись. На лицах застыла смесь растерянности и непонимания.

-Вы можете написать заявление на имя директора центра,- произнесла другая девушка в зелёной майке. — Уверяю вас, что его рассмотрят в самые ближайшие дни…

-Нет! — вскрикнула потерявшая самообладание Наташа. — Я не могу ждать! Моему сыну нужна ваша помощь!

-Успокойтесь! Не то нам придётся вызвать охрану…

Наташа вздрогнула. Оглянулась на застывших в удивление посетителей в фойе. Никто не проронил ни слова. Неужели всем плевать? Никто не встанет на защиту?

Одна из дверей в глубине фойе приоткрылась. Огромный, мускулистый мужчина с побритой головой вышел из темноты. Форма охранника прекрасно подчёркивала атлетичность фигуры.

-Проблемы, девочки? — Голос охранника походил на звук наждачной бумаги, хриплый, шершавый. — Выкинуть её вон?

-Нет! Вы не можете! — Наташа отступила на несколько шагов. — Неужели здесь нет других матерей? Отцов? Мой сын может умереть из-за какой-то подписи…

-Сейчас разберусь. — Охранник двинулся в сторону Наташи, закатывая рукава пиджака. — Девушка, советую вам немедленно покинуть помещение…

Наташа не стала ждать. Кинула последний взгляд на людей в очереди. Никто не пошевелился. Всем плевать.

И выбежала на улицу, прежде чем дубина-костолом достанет её.

Паника горячей волной захлестнула Наташу. В груди щемило, ноги подкашивались, а от солнечных лучей стало только хуже. Кое-как доплелась до фонтана и рухнула на скамейку. Взгляд блуждал между тротуарной плиткой, мокрой фигуркой рыбы, изо рта которой выбрасывался столп воды. Сознание уходило в никуда…

Когда у человека отнимают выбор, то лишают свободы. Нет ничего хуже безвыходных ситуаций, словно запирают в клетке, а ключ выбрасывают. Остаётся лишь биться головой о прутья, пытаясь выбраться из тюрьмы.

Брызги воды долетали до Наташи, но она не замечала прохлады. Хотелось плакать, кричать навзрыд, но из неё не вылетало даже стона. Мышцы сковал паралич, а в душе открылся проход в тёмную бездну, имя которой Безысходность.

Когда Наташа услышала голос, пытавшейся вывести её из ступора, то не поверила ушам. Словно кто-то кинул верёвку на дно колодца, куда она по глупости упала.

-Вы меня слышите? — продолжал допытываться голос. — С вами всё в порядке?

Наташа подняла голову. Над ней склонился молодой юноша. Лицо знакомое, где-то она его уже видела…

-Да,- с трудом выговорила Наташа. — Что вам от меня надо?

-Я был в фойе и всё видел,- ответил юноша. — Простите, что не вступился за вас. Но не хотел, чтобы нас с вами вывели оттуда силой.

Наташа изумлённо вскинула брови. Вспомнила! Точно, вот почему знакомое лицо. Юноша сидел в одном из кресел.

-Спасибо, но это уже не важно,- бросила Наташа, отворачиваясь в сторону фонтана. Водяные брызги ярко блестели в лучах солнца. — Мой сын не получит наниты. И если… если он…

И тут она зарыдала. Спрятала лицо в ладонях, стараясь унять слёзы. Внутри нарастала острая, ни с чем несравнимая боль.

-Вот держите,- сказал юноша, протягивая платок. — Советую отключить водопровод. Я могу вам помочь.

Наташа приняла платок и вытерла лицо. Красные воспалённые глаза с надеждой посмотрели на незнакомца.

-О чём вы? — с подозрением произнесла она.

-Меня зовут Максим,- ответил юноша. — Не смотрите на мой возраст, у меня есть много возможностей. Я хакер и занимаюсь этим с детского сада. И у меня есть то, что вам нужно. Рабочие нанороботы. Полный запас.

Наташа не могла поверить ушам. Неужели так повезло? Но ведь это противозаконно… Если их поймают, то светит срок.

-Вы действительно хотите вылечить сына? — словно угадывая её мысли спросил Максим. — В таком случае готовьте деньги.

-Сколько вы хотите? — спросила Наташа.

-Выйдет дешевле, чем у этих козлов,- кивая в сторону башни «Нанотек» сказал Максим. — Двести долларов. Кроме того, можем обновить программное обеспечение до последней версии ещё за сотню. Выйдет раз в десять дешевле. Всё безопасно, я этим не первый год занимаюсь.

-Я могу вам верить? — спросила Наташа. — Что если вы врёте?

Максим ухмыльнулся. Лицо покрывала тонкая сеть веснушек, русые волосы торчком стояли на голове. В старом потёртом свитере с молнией он не очень-то располагал к доверию. Да и сколько ему лет? Восемнадцать?

-А у вас есть выбор? — произнёс юноша. — Можете пойти домой к сыну и смотреть, как он умирает…

-Валерка не умирает! — вскинулась Наташа.

-Тем более,- проговорил Максим. — Время ещё есть. Согласны?

-Да,- ответила Наташа. — Куда мне привезти сына?

Максим назвал адрес, а также пароль для входа в квартиру. Конспирация ещё та, но Наташе на это было наплевать.

Она не помнила, как добралась до дома. Поймала такси, что-то вякнула усатому водителю. Все мысли Наташи уходили к ребёнку. Чем она рискует? Может этот юноша и мошенник. Может введёт Валерке не тех нанороботов. Она не знала, во что верить. Но в одном Максим оказался прав.

Выбора не оставалось.

Наташа выбежала из машины, напоследок крикнув водителю, чтобы он подождал. Никогда не ездила в такси, считала лишней тратой денег. Зато теперь на это можно только молиться…

Вскарабкалась по лестнице, ощущая отдышку и жгучую боль в боку. Вошла в квартиру, нашла кошелёк, где хранилась заначка. Засунула в карман джинсов и выбежала в подъезд.

Спустилась на этаж и с силой забарабанила в дверь. Совсем забыла про звонок.

Открыла не Оливия. А маленькая Кэти. Чистая копия матери, разве что волосы светлые. Восьмилетняя девочка посмотрела на Наташу с удивлением, сменившемся радостью.

-Тётя Наташа пришла! — закричала Кэти на весь подъезд. — Мама! Тётя пришла!

-Тише, красавица,- сказала Наташа, гладя девочку по волосам. — Как дела?

-Всё круто! — Девочка запрыгала на месте. — Вот смотри, что я сделала!

Кэти показала маленькую фигурку бегемота в руке.

-Сама нарисовала и распечатала на принтере! — с гордостью проговорила Кэти. — Славка дурак! Даже человечка нарисовать не может…

-Прекрати обзывать брата! — Оливия тронула дочь за плечи. — Позови Валерку лучше…

Девочка скорчила недовольную гримасу. Отбежала на пару шагов и показала язык спине матери.

Наташа прыснула.

-Ты чего? — не поняла подруга.

-Твоя дочка просто загляденье! — ответила Наташа.

-Да не то слово,- вздохнула Лив. — Вся в меня!

-Как Валерка? — спросила Наташа.

-Сама увидишь. — Улыбка исчезла с лица Оливии. — Всё время кашляет. Я напоила его чаем с лимоном. Но помогло мало…

-Мама! — Валерка выбежал из квартиры, чуть не столкнув Оливию. — Почему ты так долго!

Мальчик прижался к Наташе с такой силой, словно боялся, что она убежит. Детские страхи бывают разными. Но один страх присутствует у всех детей в мире. Потерять маму.

-Мама здесь! С тобой! — ободряюще проговорила Наташа. — Сейчас мы поедем в одно место, где тебя вылечат.

-Это не больно? — Мальчик вытаращил испуганные глаза. — Если больно, то не надо, я вылечусь сам…

-Не говори ерунды. — Наташа поправила на мальчике ворот рубашки. — Ты ничего не почувствуешь. Зато больше никогда не будешь болеть!

-Машинки? У меня будут такие же машинки, как у Кэти и Славы? — радостно запричитал сын.

-Да, милый, только не кричи,- ответила Наташа.

-Удачно съездила, значит? — спросила Лив. — Нанитов введут уже сегодня?

Наташа хотела рассказать подруге всё. Но не могла. Ведь та могла начать уговаривать не делать глупостей. Или вообще позвонить мужу, а Ваня Крылов был слишком хорошим полицейским. Поднял бы гвалт, задержал хакера и Ваня никогда бы не выздоровел…

-Всё оказалось так просто. — Наташа постаралась придать голосу беззаботность. — Меня сразу отправили к специалисту, который назначил операцию. Через пару часов Валерка будет здоров как бык!

Губы Оливии тронула улыбка. А Наташе впервые за время их знакомства стало стыдно. Врать подруге оказалось гораздо проще, чем она думала.

-Давай,- кивнула Лив. — Как только сделают операцию позвони. Обещаешь? Я не хочу за вас волноваться.

-Нет проблем,- кивнула Наташа. — Если всё пройдёт удачно, можно я переночую с сыном у вас? Завтра утром куплю билет и поеду к родителям.

-Да, но ты уверена, что это хорошая идея? — спросила подруга.

-Я не могу больше оставаться с Андреем в одном доме,- сказала Наташа. — Когда он узнает, что я сделала, то с ума сойдёт… Я боюсь за сына.

Валерка тронул Наташу за рукав блузки.

-Папа хороший! — сказал он.

-Да, милый,- сказала Наташа. — Ладно, Лив, всё. Пока!

Наташа схватила сына за руку и побежала вниз по лестнице. Валерка, взбудораженный таким поведением матери, неожиданно рассмеялся. Наверное, для него всё становилось какой-то игрой.

Только откуда ребёнок мог знать, какова ставка в этой игре?

Дверь на первом этаже открылась, выпуская сутулую фигуру Спятницкого. Наташа чуть не вскрикнула. Боже мой, только его не хватало сейчас!

-Наташенька! — запричитал филин. Глаза в роговых очках с жадностью уставились на расстёгнутую пуговицу на блузке. — Куда вы так спешите?

Спятницкий перегородил дорогу. Вот сволочь! Ещё и при ребёнке пялится. Ничего святого нет…

-Мы с сыном спешим,- сказала Наташа. — Так что, извините. Не до пустых разговоров…

-Я так не думаю,- бросил Спятницкий. — Давайте зайдём ко мне. Выпьем чаю. Я как раз купил коробку конфет. Ваш мальчик любит сладкое? Я так обожаю…

Спятницкий направил радары в очках на бёдра Наташи. И та могла поклясться, что старый извращенец мысленно снимает с неё джинсы…

-Милый, закрой глазки на минуту,- ласково обратилась Наташа к сыну.

Тот кивнул и прикрыл глаза ладонями.

Наташа спустился на пару ступенек. Дотронулась до блузки и подмигнула соседу.

Лицо Спятницкого покраснело. Он раскрыл рот, обнажая желтоватые зубы. Противно засопел от возбуждения.

-Я же говорила…

Наташа с силой ударила соседа ногой в пах. Спятницкий завопил как резанный, отскакивая к стене и держась за причинное место.

-Сука! — орал он. — Ты у меня ответишь за это, потаскушка…

Наташа схватила Валерку за руку и они выбежали из дома.

Когда она назвала адрес таксисту, тот издал странное хмыканье.

-Что-то не так? — спросила Наташа, обнимая Валерку.

-Как вам сказать. — Пышные усы мужика качнулись. — Район там паршивый. Не люблю туда ездить. А вы точно ничего не перепутали? Может не та улица?

Наташа поглядела на сына. Тот оглядывался по сторонам с восторженным видом, словно впервые оказался в автомобиле.

-Да, так что поехали,- ответила она. — У меня нет выбора…

-А вот я бы так не сказал,- бросил в ответ таксист, заводя двигатель. — Выбор всегда есть. Когда пару лет назад жена слегла с аневризмой мозга, я думал, что это конец. Потратил последние деньги на лечение, но толку? Доктора разводили руками, мол, всё мужик, будешь отпевать скоро. А тут Корпорация пришла на помощь, роботы вмиг поставили жену на ноги. Выбор всегда есть, главное дождаться шанса.

Наташа покачала головой. Сговорились все что ли… Плевал «Нанотек» на неё. Как и на Валерку. Не оставил шанса на выбор.

Спустя минут пять, машина свернула на просёлочную дорогу. Наташа взглянула в окно и обомлела. Пригород. Маленькие одноэтажные коттеджи. Странно, что таксист не любил сюда ездить. Что тут может быть опасного?

-Здесь просто людей мало живёт,- произнёс таксист, словно угадывая мысли Наташи. — Коттеджей много, а вселиться успели единицы. Корпорация создавала этот район для сотрудников. А в итоге здесь ошивается всякая шпана, постоянно в дома залезают, грабят.

Наташа вздрогнула. Прижала сына в груди. Может, правда Максим мошенник?

Водитель остановил машину. Высунул голову из окна и присвистнул.

-Приехали,- сказал он. — Вас подождать?

-Нет, не надо,- ответила Наташа, протягивая таксисту банкноты. — Спасибо.

-Как хотите,- кивнул тот. — Только держите ухо востро.

Наташа выдавила улыбку. Вылезла из такси и потянула за руку сына.

Небольшой коттедж из белого кирпича угрюмо взирал на вновь прибывших. Окно возле двери зашторено. Двор огородили стальные прутья забора. Унылое зрелище.

-Мам, а кто здесь живёт? — спросил Валерка.

Наташу обуяло плохое предчувствие. Что-то здесь не так…

Она оглянулась, но поздно. Таксист уже укатил.

-Идём,- твёрдо выговорила Наташа. — Здесь тебе помогут.

Возле двери не было признаков звонка. Пришлось стучать.

Спустя несколько секунд раздался громкий вопрос:

-Пароль?

-Carpe Diem,- ответила Наташа.

-Да, детка! — отозвался голос.

До чего дурацкий пароль…

Дверь раскрылась. На пороге переминался с ноги на ногу незнакомый юноша. От Максима отличался куда более развитой мускулатурой. Длинные волосы собраны в конский хвост на затылке. В одном ухе блеснула серьга. Под нижней губой выделялся металлический шарик пирсинга.

-Вы Наталья? — спросил он.

-Да, а это мой сын,- ответила Наташа. — Валерка, поздоровайся с дядей…

-Привет,- откликнулся мальчик. — Дядя, вы металлист?

Юноша громко расхохотался. Наташе не понравился его смех – низкий, утробный, словно выходил из колодца.

-Я Гера,- выдавил он. — Заходите!

В этот момент Валерку охватил новый приступ кашля. Куда сильнее предыдущих. Всё продолжалось с минуту, показавшейся Наташе вечностью.

-Грудь болит,- пожаловался сын. Лицо Валерки раскраснелось. — Мама, помоги…

Наташа подхватила мальчика на руки. Весил он порядочно для ребёнка его возраста – настоящий крепыш.

-Куда идти? — спросила она у Геры. — Скорее!

Юноша молча кивнул. Разыгравшееся зрелище ему не очень понравилось. Сам небось уже и забыл, что значит болеть…

Они прошли пустую прихожую, где среди грязного пола валялись несколько пар обуви. Коридор вёл в разные части дома, Гера свернул в правую комнату. Наташа обвела взглядом помещение – либо сюда только заселились, либо не хватило денег на ремонт…

Она вошла в просторную, светлую комнату, заваленную компьютерными принадлежностями. Окна зашторены, свет лился из нескольких настенных светильников, развешанных по углам. Из мебели – два кожаных кресла возле двери, видавший виды диван, на котором развалился Максим. Возле длинного стола располагалась больничная койка, с ворохом странных проводов. На самом столе три компьютерных монитора, куча клавиатур, жёстких дисков и прочей ерунды, названий которых Наташа не знала.

-Вы всё-таки пришли! — Максим картинно взмахнул руками. — А я уже сомневался.

-Вы, что не слышали, как он кашлял? — грубо отозвалась Наташа, сжимая руку сына. — Я принесла деньги. И не собираюсь сто лет ждать, пока вы тут шутите…

-А кто шутил? — Максим встал с дивана, сбрасывая с себя хлебные крошки. — Сейчас введём вашему ребёнку роботов, не волнуйтесь… Эй, Гера! Забери у дамы деньги и приготовь оборудование.

Наташа опустила Валерку на пол. Дотронулась до лба и тут же отдёрнула руку.

-Боже, милый, ты весь горишь! — бросила она, стараясь унять дрожь в голосе. — Почему молчал, что у тебя температура?

-Мужики не плачут,- ответил Валерка. — Папа учил не жаловаться на боль, а терпеть…

-Твой отец идиот,- фыркнула Наташа, доставая из кармана банкноты. — Я дам вам триста долларов, только не медлите… прошу вас!

Гера ухмыльнулся и взял деньги. Пересчитал, переглянулся с Максимом и отошёл к одному из мониторов.

-Вам везёт,- сказал Максим, роясь в одном из шкафчиков стола. — Только вчера получили новую партию нанитов. Все перепрошиты до последней версии. Отличное зрение для вашего сына!

-Я видела рекламу,- сказала Наташа. — Где вы берёте роботов? Разве Корпорация раздаёт их направо-налево?

-Есть свои каналы поставок,- ответил Максим, показывая ампулу с голубой жидкостью. — Боишься уколов, пацан?

-Я не трус,- буркнул мальчик и снова закашлялся.

-А он у вас храбрец,- усмехнулся юноша. — Никаких шприцов, не бойся.

Валерка ничего не ответил. Вцепился в руку Наташи, до боли сжав пальцы. Мальчика бил озноб.

-Программа готова,- бросил Гера, не отрываясь от монитора. — Можешь вводить препарат.

-Наталья, подсадите бойца на кушетку,- сказал Максим, заряжая ампулу в пистолет для инъекций. — На провода не обращайте внимания. Мы подсоединим их, чтобы проверять состояние мальчика.

Наташа не стала медлить. Подхватила Валерку на руки и усадила на койку. Поцеловала в горячий лоб и прошептала:

-Мама здесь. Ничего не бойся. Держи меня за руку. Больно не будет.

-Она права, парень. — Максим подошёл к ближе, наставляя пистолет на мальчика. — Закатите рукав, пожалуйста…

Валерка испуганно посмотрел на Наташу. Та успокаивающе кивнула сыну. Расстегнула пуговицу на рукаве, оголяя плечо.

-Ваш муж, что один из «этих»? — спросил Максим, нажимая на курок.

Щелчок. Валерка даже не вскрикнул.

-Из кого «этих»? — Наташа помогла сыну улечься на койку. — Говорите внятнее…

-Фанатик религиозный? — Максим отложил пистолет на стол. — Боится, что боженька покарает за роботов?

-Нет, слава богу,- покачала головой Наташа. — Вообще, это не ваше дело. Валерка, ну как ты, сынок?

Мальчик ощупывал плечо, пытаясь найти место укола.

-Холодно,- произнёс он и закашлялся. — Почему мне не лучше? Мам?

Наташа бросила пронзительный взгляд на Максима. Тот ничуть не смутился. Выхватил один из проводов, на конце которого торчала иголка.

-Что это? — спросила Наташа. — Вы хотите вставить моему сыну катетер?

-Вроде того,- ответил Максим. — Кабель присоединён к нашему серверу, считает информацию с крови вашего мальчика. Нам нужно знать, что наниты нормально функционируют.

С этими словами юноша вставил в иглу в плечо Валерки. Мальчик вскрикнул от боли и попытался вынуть провод. Но Максим перехватил руку и покачал головой.

-Всё будет хорошо,- сказал он. — Наталья, помогите…

Наташа взяла сына за руку. Боже мой, что же она делает! Неужели беспокойство за сына затмило рассудок? Откуда ей знать, что эти хакеры вкололи Валерке? Может, какую-то дрянь?

Доверие – неотъемлемая часть человека. Его сложно заслужить, но легко потерять. Но если не можешь никому довериться в этом мире… зачем тогда жить?

-Есть контакт! — крикнул Гера. — Синхронизирую данные.

-Вот видите,- произнёс Максим. — Никаких проблем. Нанитам требуется время для размножения.

-Мам, мне щекотно! — крикнул Валерка и рассмеялся.

-В чём дело? — обеспокоенно спросила Наташа.

-Сразу видно — новичок,- переглянулся с Герой Максим. — Нанороботы распространяются по крови, с каждой секундой их становится всё больше. Как только это закончится, то они вступят в контакт с инфекцией. Прихлопнут вирус мгновенно. Затем приступят за остальные заболевания. Очистят клетки…

-Получаю картинку! — прервал Гера. — Вывожу на монитор…

Максим кивнул Наташе, которая кинула взгляд на экран.

Там мелькало изображение небольших механических шариков. Наташа не раз видела нанороботов по телевизору, но впервые встречалась с ними воочию. Чем-то они напоминали ежей. На серебристой выпуклой поверхности беспорядочно двигались маленькие иголки. Скорее всего ножки роботов, с помощью которых они передвигались по крови.

Один из нанитов приблизился к маленькому белому комку бактерии. Одна из ножек увеличилась в размерах, проткнула комок и тот растворился на глазах…

-Бактерии пневмонии,- кивнул Максим. — Читал в сети, жуткая дрянь. В странах третьего мира, где до сих пор нет Корпорации, болеет каждый четвёртый… Мы смотрим увеличенную картинку. К тому же замедленную в тысячу раз. Эти крошки работают быстрее молнии…

-Мам,- подал голос Валерка. — А мне лучше. Голова не болит больше. И кашлять не хочется…

Наташа удивлённо вскрикнула. К сыну возвращался прежний цвет лица. Мальчик жутко вспотел, но выглядел абсолютно здоровым.

-Спасибо,- прошептала Наташа. — Вы спасли моего сына!

-Не надо слов,- буркнул Максим. — К тому же мы ещё не закончили.

-Что? О чём вы? — Наташа с трудом оторвала взгляд от сына.

-Гера! Помоги! — Лицо Максима приобрело каменное выражение. Куда делась улыбка и приветливые нотки в голосе? — Гера, твою налево…

Всё случилось мгновенно. Юноша с конским хвостом кинулся к Наташе. Ударил в живот кулаком. И пока та ползала по полу, пытаясь унять боль, надел на руки липкую ленту. Схватил Наташу за волосы и поволок к кожаному креслу.

-Сиди смирно! — Гера толкнул Наташу в кресло. — Иначе…

Но Наташа не собиралась дожидаться конца фразы. Ринулась к парню и боднула его головой. Гера с воплем грохнулся на пол.

Мозг Наташи пронзила единственная мысль. Схватить сына и убежать отсюда. Но как? Руки крепко связаны…

-Стой смирно! — Максим схватил со стола отвёртку и прижал к горлу Валерки. — Я не хочу заливать кровищей комнату…

Наташа застыла на месте. Валерка захныкал, попытался встать, но Максим накрепко прижал его к кушетке. Мальчик даже не понимает, что происходит…

-Сука,- прозвучал глухой голос возле уха Наташи. — Ты думаешь, что это смешно?

-Гера! Хватит! — крикнул Максим. — Она нам нужна живая…

Парень с конским хвостом резко развернул Наташу к себе лицом. Лицо скривилось в зверином оскале. На лбу появилась пульсирующая жилка. С трудом верилось, что перед ней восемнадцатилетний хакер. Скорее взрослый маньяк.

-Что вы хотите сделать с моим сыном? — бросила Наташа.

-Если всё пройдёт нормально, мы вас отпустим,- отозвался Максим. — Даже деньги вернём.

-А если я не соглашусь? — Наташа больше не могла сдерживать сквозивший в голосе ужас.

-В таком случае познакомишься с моим членом,- прошептал Гера, приближая к Наташе возбуждённое лицо. Везёт ей на озабоченных уродов сегодня…

-Усади её в кресло и свяжи,- буркнул Максим.

Наташа смирно присела. Не вымолвила ни слова, пока парень связывал ноги скотчем. Максим всё ещё держал сына в своих загребущих лапах.

-Что же вы за люди такие? — спросила она, когда Гера отошёл к компьютеру. — Вы же ещё школьники, хоть понимаете, что делаете?

-Я прошу простить моего друга за грубость,- сказал Максим, привязывая Валерку к койке ремнями. — Провёл два года в воспитательной колонии. У него проблемы с выходом гнева. Не может сдерживаться. Лично я вырос в богатой семье, где чтили джентльменское отношение к женщине.

-Да неужели? — с иронией произнесла Наташа.

Господи, ну почему она отказалась от нейрофона? Вызвала бы полицию за секунду…

Максим вытащил из кармана флэшку. Вставил в системный блок и кивнул Гере.

-Загружаю исходные данные,- произнёс тот. — Ты уверен в расчётах?

-О да,- показал большой палец Максим. — Загружай программу в нанитов.

Пальцы Геры застучали по клавиатуре.

Наташа попыталась освободить руки. Лента не только липкая, ещё и крепкая. Будь у неё спрятанный нож, как в дешёвом боевике, вряд ли бы смогла перерезать узы.

Да и не убежишь далеко со связанными лодыжками…

-Ай! — вскрикнул Валерка. — Щиплет!

-Потерпи, дружок,- фальшиво пробормотал Максим. — Сейчас всё кончится…

-Программа передана,- сказал Гера. — Нанороботы перестраиваются для выполнения операции.

Наташа вновь ощутила чувство обречённости. Только в этот раз всё намного хуже. Валерка в руках чокнутых хакеров, а она ничего не может сделать! Нет ничего хуже, чем сидеть и смотреть, как твоего ребёнка пытают…

-Мама!!!

Валерка завизжал так, что эхо отозвалось от стен. Никогда ещё Наташа не слышала от сына таких криков, даже в младенчестве, когда постоянно будил родителей посреди ночи.

-Отпустите! Отпустите моего сына, уроды! — Наташа поднялась с кресла. Сделала шаг и рухнула на пол. — Валерка, потерпи, я сейчас…

-В чём дело? — непонимающе проговорил Максим.

Валерка вновь издал жуткий вопль. Лицо побледнело, глаза вылезли из орбит. Мальчика задёргало, он стал биться в конвульсиях, изо рта потекла слюна… Если бы не ремни, то точно свалился бы с койки.

-Твою мать, у пацана припадок! — закричал Максим. — Гера, укол адреналина… скорей!

Наташа ползла по полу, никто не обращал на неё внимания. Подтягивала связанные ноги и руки, ощущая жжение в натёртой коже. Но ничто не могло сравниться с мукой, раздиравшей сердце.

Валерка… сейчас…

Гера вытащил откуда-то шприц с длинной иглой. Занёс над грудью дёргающегося мальчика.

-Подержи его! — крикнул он.

Максим схватился за грудь Валерки. Но тут же отдёрнул руки.

-Поздно! — бросил он, отходя назад.

Наташа приподнялась, пытаясь рассмотреть о чём говорит парень.

Припадок прекратился. Валерка спокойно лежал на койке, устремив взгляд в потолок. Наташа с ужасом наблюдала, как на плече мальчика расползается какая-та чёрная смола, поглощая кожу. За секунды она затвердела, превращаясь в твёрдую поверхность, блестевшую в лучах ламп.

-Не вышло,- тихо произнёс Максим. – Всё псу под хвост…

-Используем на ней? — спросил Гера. — Может, ты ошибся в расчётах…

-Есть только один шанс проверить,- ответил Максим. — Тащи её сюда…

Наташа остановилась. Она не понимала, что с сыном, но знала, что если что-нибудь случится с ней, то Валерка пропадёт. Нужно освободиться, а потом царапаться, кусаться…

Гера уже был рядом. На лице застыло победное выражение. Он ждал этого момента, облизывая губы.

-Не трогай меня…

Наташа попыталась отползти в сторону, ощущая себя гусеницей, пытавшейся сбежать от вороны.

-Сперва мы тебя разденем,- проговорил Гера и схватил Наташу за волосы. — А потом…

Наташа вскрикнула от боли. И в этот момент случилось что-то невероятное.

Воздух вокруг словно завибрировал, выбрасывая в стороны статические разряды. Только там была пустота – и возникла фигура человека! Наташа разглядела высокого парня в джинсовой куртке и синих спортивных штанах. Симпатичный, с тёмными волосами, орлиным носом и серыми проницательными глазами.

-Что за нахер! — крикнул Гера, отходя от Наташи. — Ты ещё кто такой…

Незнакомец ничего не ответил. Взмахнул рукой – Гера поднялся в воздух и влетел в ближайшую стену. Обернулся к застывшему в ужасе Максиму. Парень взвизгнул и схватил со стола шприц.

-Только сунься! — В голосе Максима слышались истерические нотки. — Я тебе иглу в глаз засажу…

Незнакомец вскинул руку вверх. Максим поднялся к потолку, шприц полетел на пол. Руки сжимали собственную шею, а из горла выходили нечленораздельные слова. Лицо синело на глазах.

-Задушишь же! — сквозь хрипы донёсся голос Максима. — Отпусти…

Незнакомец расслабил хватку. Затем обернулся к Наташе, пока Максим висел под потолком, дрыгая ногами.

-Наташа, как вы? — спросил он. — Простите, что так поздно.

-Кто вы такой? — выдавила Наташа.

-Меня зовут Виктор,- ответил парень. — Я услышал ваши крики и поспешил на выручку. Они вас не тронули?

-Нет,- покачала головой Наташа. — Но мой сын…

Виктор щёлкнул пальцами. Путы на руках и ногах Наташи разорвались.

Наташа кинулась к Валерке. Подошла к столу и упала на колени.

Руки мальчика покрывал чёрный блестящий нарост. Половина лица скрылась за этой гадостью, лишь глаза невидяще смотрели в потолок.

-Что вы с ним сделали? — крикнул Виктор. — Отвечай, хакер!

-Мы хотели испытать новую программу на нанороботах. Но я ошибся. Наниты вышли из строя, а ДНК повреждено. Безвозвратно.

Наташа схватила сына за руку. Ощутила твёрдую шлифованную поверхность, словно трогала камень.

-Что с ним? Что с моим мальчиком? — Наташа разорвала рубашку. Грудь словно отлили из чёрного мрамора.

-Он мёртв,- бросил Максим, как плевок в лицо. — Уже примерно минут пять. Адреналин бы всё равно не помог…

Осознание пришло к Наташе не сразу. Мысль о том, что любимый ребёнок умер не могла войти в разум, будто застряла в лабиринте, из которого нет выхода. Наташа трясла сына, прикасалась к оставшейся коже на лице, целовала в холодные губы. Но тщетно, сердце сына больше не билось. Никогда больше Валерка не улыбнётся ей, не обнимет и не зальётся смехом, когда она будет щекотать его. Он навсегда покинул Наташу, которая не сумела защитить ребёнка.

Тёмное покрывало горя покрыло разум Наташи, погружаясь внутрь, залезая в самые отдалённые части души. Словно мир стал разваливаться на части, увлекая за собой самые светлые, самые счастливые моменты в жизни. Оставалась лишь звенящая пустота внутри, наполненная скорбью.

Наташа продолжала гладить сына по каменистой коже. Окружающий мир переставал существовать. Как в тумане до неё доходили слова:

-Он же мальчик, а не кусок мяса! Как вы могли?

-Никто не виноват в том, что его мамаша такая дура! У какого ребёнка сейчас нет нанитов? Мы с приятелем лишь воспользовались ситуацией.

-Но, зачем? Господи, зачем?!

-Чтобы быть таким как ты! Нанопанком! Но лучше, сильнее, быстрее… Каменная кожа, как тебе такое? Ни одна пуля не возьмёт, а сила такая, что можно сдвигать самосвалы…

-А на себе слабо проверить, гнида?! Решил найти лабораторную крысу? Нанопанком решил стать, да?

-А ты что? Супергерой типа? Не смеши меня, ты такой же как мы! Сила нужна лишь для одной цели – покорять мир!

-Где вы взяли нанитов? Отвечай!

-Да пошёл ты! Не собираюсь я отвечать какому-то придурковатому защитнику людей…

Наташа с трудом оторвала взгляд от сына. Глаза слезились, в горле стоял такой комок, что невозможно сглотнуть. Виктор достал из кармана доисторический мобильник. Набрал номер, не обращая внимания на зависшего в воздухе Максима.

-Привет, лейтенант Крылов. Это Виктор. Да, вчерашняя потасовка возле ювелирного. Постой, постой… хватит орать в трубку! Какая уже разница грабил я магазин или нет? Тащи свою задницу сюда, пригород, дом 33. Тут два хакера убили ребёнка. Я опоздал, но с матерью… с ней не всё в порядке. Давай только быстрее, не то за себя не отвечаю. Руки чешутся четвертовать гадов.

-А ты крыса! — бросил Максим. — Своих же сдаёшь ментам…

-Где ты тут своих увидел, чмо! — Виктор выдвинул руку ладонью вперёд. Максим завертелся на месте, словно юла. — Подбавить ещё, солнышко?

Наташа всё больше провалилась в никуда. Сознание держалось лишь на образе Валерки. Маленький, беззащитный, теперь ничто не потревожит его покой…

-Эй! — Виктор склонился над ней. — Я понимаю, как вам сейчас тяжело. Мне жаль, я слишком поздно услышал ваши мысленные крики о помощи. Если бы чуть раньше, я бы успел спасти мальчика. Уверяю, эти уроды получат по заслугам, по всей строгости…

Наташа повернула к Виктору заплаканные глаза. Парень опешил и отодвинулся назад. Никогда ещё не видел подобного взгляда у женщины.

Женщины, потерявшей своего ребёнка.

Наташа ощутила прилив тепла. Тупая, ноющая боль в груди рассасывалась, уступая место блаженной пустоте. Рассудок уходил из неё, словно вытекал из пробитой бутылки.

Валерка приподнялся с койки. Такой же красивый и живой мальчик, как и всегда. На губах искрилась лучезарная улыбка. И никаких следов каменистой кожи.

-Мама! — закричал он, обнимая Наташу за шею. — Я скучал!

-Сейчас мы пойдём домой,- прошептала она на ухо сыну. — Придёт папа, устроим семейный праздник. Согласен?

-Ура! — закричал ребёнок и рассмеялся. — А робота мне подарите?

-Конечно, милый. Даже два. Я люблю тебя…

Наташа продолжала обнимать бездушное тело сына, разговаривая с призраком. Если для того, чтобы увидеться с ребёнком, нужно лишиться рассудка – то почему бы и нет?

Разве это большая плата для такой хорошей матери как она?

 

22.03.2014.

 

 

 

                                                                                                

Похожие статьи:

РассказыЭтот мир...

РассказыЧудовищная история

РассказыЯ – Справедливость

РассказыДевочка с лицом Ника Кейва

РассказыВторой шанс

Рейтинг: +1 Голосов: 1 612 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Григорий LifeKILLED Кабанов # 29 марта 2014 в 13:04 +2
Рассказ из мира Нанопанк (и в каком-то смысле его продолжение, хотя центральная сюжетная линия никак с ним не связана).

"Материнский инстинкт" ближе к мрачному триллеру, чем к бодрому боевику.

А в остальном - всё в старых традициях Лугинина, злободневно и жизненно smile Но не потому, что мало фантастики, наоборот её много, просто жизненность у Виктора всегда на запредельном уровне smile А вместе с этим и глубокий психологизм, который позволяет признать в персонажах живых людей. Как-то так :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев