fantascop

Маша фром Раша

на личной

22 августа 2013 -

 

  Маша фром Раша 

  Маша Громадина вполне оправдывала свою фамилию — она обладала уникальной внешностью: руки, словно бревна, ноги, как сваи, огромная и тяжелая, будто каменная глыба, задница.

  Таких девушек или женщин сейчас нечасто встретишь в России, а в стародавние времена они попадались довольно часто и считались эталоном красоты и здоровья. Хотя, может, это и к лучшему, что подобных богатырш теперь можно по пальцам пересчитать, ведь и мужик нынче не тот пошел: тщедушный да хлипкий, смотреть не на что! Недавно был прискорбный случай, правда, не у нас, а где-то заграницей, скорее всего в Соединенных Штатах. Подобная объемистая дама зашла по нужде в туалет и присела, извиняюсь, на унитаз. А там, как выяснилось в последствие, уже сидел ее муж. Бедняга даже крикнуть не успел — раздавила насмерть. Ни одной целой косточки не осталось. Ну не заметила она его! У нее, может быть, зрение плохое, а муженек — маленький и тощий попался. В общем, не виновата была женщина. Может, она, вообще, задним ходом шла? Ей же в узкой кабинке никак не развернуться! Вот и получился несчастный случай, перст судьбы, так сказать. Ну ладно, мы отвлеклись, пора бы и к нашей Маше вернуться.

  Широкое белое и румяное лицо Машеньки украшали глазки-васильки и пухлые розовые, без всякой помады, губки. На могучую спину богатырь-девицы спадала тяжелая и толстая, цвета спелой пшеницы, коса. Она доходила до самых колен.

  Родители несчастной девушки умерли, когда ей исполнилось всего шестнадцать — попали в автокатастрофу. Так Маша осталась совсем одна в двухкомнатной квартире.

   Добродушная и очень общительная соседка, Галия Мамедовна сразу же взяла над сироткой шефство — помогала вести хозяйство, учила рукодельничать и готовить. А уметь шить Маше, было просто жизненно необходимо — при ее пышных формах невозможно купить красивую, подходящую по размеру, одежду. Так из веселенького ситцевого пододеяльника получилось летнее платьице, а из двух шерстяных пледов — вполне приличное пальто. Очень модное даже, на мексиканское пончо похожее. Никто ни за что не догадается, из чего что сделано. А все благодаря тете Гале, которая до пенсии работала закройщицей в ателье модной одежды.

  Первое время после трагедии девушка так горевала по маме с папой, что совсем запустила учебу, а надо было заканчивать десятый класс и переходить в одиннадцатый. Учителя, понимая незавидное положение Громадиной, скрепя сердце натянули ей троечки по всем предметам, взяв обещание, что на следующий год, она возьмется всерьез за учебу. Маша пообещала, и слово сдержала: окончила школу без троек, на одни четверки и пятерки. Но учиться дальше не стала, надо же на что-то жить? Сбережения оставленные покойными родителями закончились, и девушка решила устроиться на работу.

   — Вот и правильно, не всем же быть учеными, — одобрила тетя Галя. — От усиленных занятий только цвет лица портится, вона, ты как на лицо побледнела да осунулась, смотреть противно! Где твой здоровый румянец? А на работу хорошую устроишься — много денег заработаешь, новый большой телевизор купишь, как ты и мечтала!

  Маша с интересом посмотрелась в зеркало: и правда, когда-то круглые румяные щеки немного уменьшились в размерах и побледнели.

   — Лучше бы у меня попа похудела и все остальное, — ответила девушка и отправилась в службу занятости.

  Там ее встретили не очень-то приветливо: специальности нет, опыта работы — тоже. Да и внешность подкачала.

   — Видите ли, девушка, при ваших габаритах будет очень сложно куда-нибудь устроиться. Куда берут молодых девушек без специального образования? Ну, официантками, или продавщицами. Так там все хотят стройненьких, тоненьких, красивеньких. Чтобы, значит, клиентов привлекать, а не наоборот, отпугивать. Вас туда точно не возьмут, поверьте моему опыту, — авторитетным тоном разглагольствовала ярко накрашенная, молодящаяся сотрудница Центра Занятости. — Но вы не расстраивайтесь, что-нибудь обязательно подберем. Конечно, на приличную зарплату нельзя рассчитывать, но нянечкой в больницу, вполне можем пристроить. Писать направление?

   — Нет, спасибо. В больницу не надо. Я уж лучше как-нибудь сама, — расстроенная и опустошенная Маша вернулась домой.

  Любопытная Галия Мамедовна, тут же, нанесла ей визит.

   — Ну, что? Взяли на работу? — спросила она.

   — Не-а, там такие не нужны. Им моделей подавай, — сказала Маша и горько заплакала, басовито рыдая.

   — Ну, деточка, успокойся. Что-нибудь придумаем, без куска хлеба не останешься!- утешала ее тетя Галя. — Вот, я, кстати, вспомнила, у меня кума в автобусном парке работает. Я ей звякну, она тебя кондуктором возьмет! А что? Работа не пыльная, да и платят нормально. Туда не всякого и берут, а только по знакомству, уж я-то знаю.

  На следующее утро Маша отправилась в автобусный парк, на работу устраиваться. Директор, Юлия Петровна, маленькая сухонькая старушка, встретила ее приветливо. Усадила за стол, напоила чаем с пирожными. А потом они вместе пошли осматривать будущее рабочее место Громадиной — старенький пазик.

   — Ой, какие двери-то узкие — Маша была неприятно удивлена, — боюсь — не пролезу.

  И действительно, средняя стойка дверей с поручнем, мешала могучим телесам девушки проникнуть в салон автобуса.

   — Видно не судьба. Никуда, я такая, не гожусь! — огорчилась Маша, и собралась, было, уходить.

  Но Юлия Петровна остановила ее:

   — Погоди, Машутка, не расстраивайся раньше времени. Я сейчас Ваську-сварщика позову, он этот дурацкий поручень-то и срежет. Теперь почти во всех автобусах так делают. Кому этот поручень нужен? А на работу завтра с утреца пораньше выходи: раз я Галочке обещала тебя взять — значит возьму! — сказала Юлия Петровна.

  И стала с тех пор Маша работать кондуктором. Поначалу уставала, куксилась, но потом привыкла, и работа ей в радость стала. Встанет Машенька с кондукторского места, пойдет салон обходить, проездные проверять, билетики продавать пассажирам. Так все сразу к стеночкам жмутся, распластываются, чтобы ее пропустить. А если автобус полный — так совсем беда. Маше-то и не повернуться. Но люди, все больше, добрые, отзывчивые, понимающие: передают ей денежку, а обратно — билетики получают.

  Втянулась Громадина в работу, понравилось девушке быть кондуктором. А что? Чем плохо? Всегда с людьми, всегда есть с кем поговорить, да шуткой перекинуться.

  Но однажды произошел неприятный случай. Вошел в автобус какой-то подвыпивший гражданин. Расселся в конце салона, проездной не предъявляет, билет не покупает. Да еще и вытащил из кармана сигаретку и нагло так, на показ, закурил. Дескать, вот я какой крутой! И что вы со мной можете сделать?

  А в автобусе, как назло, одни старушки, да женщины с маленькими ребятишками ехали.

  И вот подходит к гражданину Маша и вежливо так говорит:

   — Предъявите пожалуйста ваш проездной! А еще, у нас в автобусе курить запрещено.

   — Шо? Ты на кого, свиноматка, пивом дышишь? Где хочу, там и курю, ты мне не указ, — ответил мужчина и добавил длинное ругательство. А потом выдохнул струю зловонного дыма прямо в лицо девушки.

  Маша по своей природе всегда была добрая и спокойная, такой уродилась. Но жизнь закалила ее. Ведь дети, хотя их принято считать ангелами, на самом деле, на редкость злые и жестокие создания. Как только Машу в школе не дразнили, как только не обзывали из-за ее полноты! И бочкой, и хрюшей, и жиртрестом, да еще и за косичку дергали. Было это все до поры до времени, пока Громадина не научилась давать отпор. Ей скажут "жирняга" или другое обидное слово, а она, молча, спокойно так, врежет обидчику по морде, со всей силы. И летит тот по воздуху до ближайшей стенки, да в нее потом и вляпается. После этого Машу переставали дразнить, одноклассники почувствовали ее мощь, силу, и успокоились, зауважали, значит.

  Вот и тогда хотела сначала Маша дать хулигану в морду, но вспомнила, что не в школе она, а при исполнении служебных обязанностей.

   — Немедленно затушите сигарету и извинитесь! — тихо сказала девушка, едва сдерживая гнев.

   — Ась? Шо? Извиниться? Перед кем, перед тобой, коровой? — нагло посмеиваясь, сказал гражданин и вынул из кармана нож. — А перо под ребро не хочешь?

  Ну нет, не собирался, наверное, он девушку резать при всем честном народе, так, просто, попугать решил. Но не на ту напал. Это все равно, что африканскому буйволу или свирепому черному носорогу ножичек показывать, с тем же эффектом, и, с примерно, теми же и последствиями. Как носорог, или буйвол, Громадина моментально переходила из спокойного состояния в дикую ярость. Короче говоря, увезли того гражданина на скорой в реанимацию, в тяжелом состоянии. А против Маши Громадиной уголовное дело возбуждать не стали, а наоборот, денежной премией наградили, за то, что обезвредила и помогла задержать опасного преступника. Тот наглый гражданин во всероссийском розыске значился за убийства и кражи со взломом.

  Вот такая была это девушка — смелая, сильная и добрая. Но скучно жилось ей одной в двухкомнатной квартире. Соседка, тетя Галя — да разве это подходящая компания для совсем юной девушки? Совершенно разные интересы. Так сложилось, что до сих пор ни подружек, ни парня у Маши не завелось. Девочкам не интересно с ней было: Громадина модной одеждой не интересовалась, да и на что она ей? Разве что на нос. По дискотекам не бегала — давать лишний повод для насмешек? Не пила и не курила, ну, не нравилось ей, и все тут! А молодые люди так и вовсе обходили Машу стороной: далеко ведь не супермодель. А сейчас какое время пошло — всем и каждому супермоделей подавай. Не важно, что сам хмырь хмырем, урод уродом, а все туда же! Так что на личное счастье Громадина и не надеялась. И решила она щеночка завести, все веселее будет! И не просто какого попало взять, а доброе дело сделать — забрать из приюта для брошенных животных.

  В первый же выходной, а дело было осенью, накинула Маша свое пальтецо из пледов и отправилась в приют. Старичок-смотритель провел ее в широкий двор, где в два этажа стояли клетки с животными — собачками, да кошками. Какой шум там стоял! Собаки лаяли от радости и любви к людям. Каждой казалось, что пришли забрать именно ее! Кошки мяукали изо всех сил, чтобы привлечь к себе внимание. Маша так растерялась и растрогалась, что ей захотелось забрать к себе всех и сразу. Но нужно-то было всего лишь одного щенка взять! Она понимала, что с маленькой собачкой на поводке будет выглядеть нелепо и попросила смотрителя, Федора Васильевича, выбрать ей кого-нибудь размерами посолиднее. Он проводил ее вглубь двора, где располагались вольеры с более крупными животными. Там оказались сенбернар, кавказец и просто огромная желтая дворняжка, а так же отдельный вольер, в котором сидел медведь и кушал яблочко. Маша, когда увидела косолапого, очень обрадовалась.

   — Вот, то, что мне нужно. Я этого беру! — закричала девушка.

   — Милая, так ведь это бурый медведь! Нам его из передвижного зоопарка отдали. Тот зверинец разогнали за жестокое обращение с животными, а зверушек по зоопаркам распределили. Медведь никому не нужен оказался, вот его к нам и пристроили, — пояснил смотритель.

   — Медведь, говоришь? Так вижу, что не заяц. А что бурый — не беда. Конечно, у белого — расцветка поинтереснее и размеры позначительнее. Но ведь выбора-то нет! Какой медведь имеется в наличии — того и возьму. А то, как обычно бывает: сегодня есть, а завтра нет. Если не заберу его сейчас, приду на следующий день, а вы уже его кому-нибудь другому отдали. Решено: беру! Вот ошейник и поводок, я вчера специально в зоомаркете купила. Подойдет? — Маша вынула из сумки красивый кожаный ошейник с металлической цепью.

   — Девушка, вы не поняли — это крупный и опасный хищник, вы с ним не справитесь, — ответил Федор Васильевич. — Лучше возьмите сенбернара, он смирный. Или котеночка какого-нибудь.

   — Вы смеетесь? Котеночка? Мне? Ну, если только у вас уссурийский тигр найдется, на меньшее я не согласна. А справлюсь ли я с медведем? Давайте посмотрим, и не с такими доводилось! — И Маша, несмотря на бурный протест смотрителя, открыла щеколду вольеры.

  Медведь перестал жевать яблочко, поднял голову и с интересом уставился на девушку маленькими добрыми карими глазками.

   — Миш, Миш, Миш, — бормотала Маша подходя все ближе и ближе к зверю.

  Медведь от страха замер на месте. Чего можно ожидать от незнакомого человека? Даже зверю понятно, что ничего хорошего. Поэтому, на всякий случай он попрочнее уселся на попу и слегка отмахнулся передней лапой. Попал Маше по щеке, правда, к счастью поцарапал совсем несильно. Но этого хватило, чтобы девушка перешла в состояние ярости.

   — Ах ты, злая гадина! Царапаться захотела? Со мной такие штуки не пройдут, — и она крепко схватила медведя за шиворот, приподняла над землей, и несколько раз сильно встряхнула, да так, что хрустнули кости. Этот научный способ она прочитала в книге по собаководству, таким методом, как утверждают ее авторы — опытные кинологи, можно заставить слушаться любую собаку.

  У косолапого от испуга случился приступ медвежьей болезни. Громадина отпустила зверя. Тот сидел ни жив, ни мертв со страха.

  Старичок-смотритель просто обалдел от такого зрелища и стоял, ни говоря ни слова, с открытым ртом.

   — Да, ладно, Мишутка. Не бойся меня, не обижу. Ты со мной по-хорошему, и я к тебе с добротой! Не будешь больше царапаться? — Маша ласково потрепала притихшее животное по ушам и достала из сумочки сникерс. — Кушай, милый, угощайся.

  Успокоившийся медведь охотно взял угощение.

   — Ну, так что? Я его забираю! — решительно сказала Маша и попыталась застегнуть на шее зверя ошейник. Он оказался слишком мал. Тогда Федор Васильевич снял поясной ремень, тот пришелся впору, к нему пристегнули цепочку, и девушка вывела своего будущего питомца из вольеры. Мишка шел спокойно и чинно, словно всю жизнь ему приходилось ходить на поводке.

   — Погоди, красавица. Надо еще передаточный акт оформить. Только как? Ума не приложу. Не могу же я написать, что отдал медведя в частные руки? — затараторил старик.

   — Так ты, Федор Васильевич, думай, как это оформить. Ты взрослый, опытный человек! Можно же так сделать: я ведь за щеночком приходила? Вот и напиши, что передал мне на руки собаку. А породу напиши "Канадский бобтейл", к примеру. Видишь, хвоста то у Мишки почти что и нет, значит куцехвостый он, а по-английски, значит, бобтейл.

  Так и сделали, написал смотритель бумагу и печать не забыл пришлепнуть. А Маша со своим Мишей отправились домой. От заранее купленного собачьего корма медведь отказался, и они вместе поужинали салатом оливье, который девушка еще с утра нарубила в десятилитровую кастрюлю. Так, что оба вполне насытились.

  А салат Громадина готовила особенно вкусный, вместо вареной колбасы, которую быдланы обычно кладут в оливье, она всегда нарезала туда вареные куриные грудки. Так и вкуснее, и полезнее получается.

  Поели они досыта, попили чаю с малиновым вареньем, посмотрели телевизор и спать легли. Маша на кровати, а Мишка рядом, на полу, на коврике. Так и зажили они тихо, мирно и весело. Когда у Громадиной выпадал выходной, она выгуливала своего медведя три раза в день, чинно, культурно, на поводочке. А если у нее была смена, то сидел Мишка дома один, телевизор смотрел. На случай приступа медвежьей болезни, Маша научила зверя пользоваться унитазом, чтобы он ни в чем себя не стеснял.

  Но однажды утром, в Машин выходной к ним заявилась делегация из трех человек: две крепкие высокие женщины и один маленький тощенький мужчинка, сантехник дядя Ваня.

   — Здравствуйте, — вежливо поздоровалась девушка, приоткрывая дверь. — Вы по какому вопросу?

   — Мария Эдуардовна Громадина? — строго спросила женщина в дорогой норковой шубе, очевидно, она была главной.

   — Да, это я, — испуганно пролепетала Маша. — А в чем дело?

   — В домоуправление поступил анонимный звонок, по поводу того, что в вашей квартире проживает медведь без регистрации, это правда? — еще более строгим тоном задала вопрос женщина. — Если — да, то вы обязаны немедленно официально прописать зверя, чтобы оплачивать за него коммунальные услуги и квартплату в полном объеме. А иначе мы будем вынуждены его выселить.

   — Медведь? — Маша сделала удивленное лицо. — Это какая-то ошибка. У меня есть большая собака редкой породы канадский бобтейл. Он действительно немного похож на медведя, вот и произошла ошибка.

  В это время Мишка, привлеченный разговором, вышел из комнаты в прихожую и принялся с интересом разглядывать незваных гостей.

   — Девушка, ну что вы мне мозги полощете? Какая еще собака? — возмутилась начальница домоуправления. — Это самый настоящий медведь, что я, по-вашему, медведей не видала?

   — Повторяю вам, вы ошибаетесь, — также спокойно ответила Громадина. — У меня даже справка из приюта имеется, и девушка передала на обозрение делегации передаточный акт с печатью.

  Женщина в шубе внимательно прочитала документ, потом передала его на обозрение своим подчиненным. А затем вернула Маше.

   — Ну, раз на этот счет бумага имеется, да еще и с печатью — не будем спорить. Документы — они всегда важнее фактов. До чего же все-таки удивительный пес! Так на медведя похож! — сказала начальница и величественно удалилась со своей свитой.

   Маша захлопнула дверь и вздохнула спокойно, вроде обошлось! Она мысленно поблагодарила смотрителя приюта и крепко обняла Мишку за теплую мохнатую шею.

  А в тот же вечер к ним пожаловала Галия Мамедовна с большим блюдом, на котором лежали золотистые аппетитные пирожки с яблоками.

  С тех пор, как Мишка поселился в Машиной квартире, тетя Галя стала заходить пореже, первое время она боялась зверя. Но потом поняла, что он спокойный, добродушный, опасности не представляет, и снова зачастила в гости.

  Каждый раз она приносила что-нибудь вкусненькое, и медведь очень радовался ее визитам.

   — Так вот, слушай, девочка моя, что я тебе скажу! — начала Галия Мамедовна, громко отхлебывая крепкий чай из красивой фарфоровой чашки. — Ты не думаешь, что тебе пора замуж?

   — Что? Замуж? — удивилась Маша. — Так ведь не за кого. Да и кто меня такую возьмет?

   — Ну, как говорят в народе: "на каждый горшок найдется своя крышка", — многозначительно произнесла тетя Галя, откусывая пирожок. — Конечно, сейчас все хотят невест шестьдесят — девяносто — шестьдесят. И даже если эти цифры на два умножить, ты все рано в них не влезешь. Но не беда. У меня есть один мужичок на примете, его недавно жена выгнала. Очень даже неплохой мужчина, а главное — не пьет и не курит! Работает щипальщиком на птицефабрике, курей, значится, ощипывает. Этими же курями и курьими запчастями ему половину зарплаты выдают! А тебе, как раз, медведя кормить надо. Хочешь, познакомлю?

   — Даже и не знаю, — задумалась Маша. — Так все неожиданно! А с другой стороны, как всегда: сегодня есть, а завтра уже не будет. Какая-нибудь другая женщина с ним познакомится. Ладно, тетя Галя, давай знакомь меня! Вдруг это моя судьба?

   — Вот и умница, вот и правильно решила. Не пожалеешь! — Галия Мамедовна вытащила из кармана мобильник и закричала кому-то, — Давай, Макс, поднимайся уже, хватит у подъезда мерзнуть, она согласная!

   — Здравствуйте, прелестное создание! — высокий тощий дядечка в очечках, мило улыбаясь, протягивал Маше одну-единственную красную розочку, заботливо упакованную в три слоя газетной бумаги. — Позвольте засвидетельствовать вам мое нижайшее почтение! Разрешите представиться? Максимилиан Акакиевич Вавилонский, интеллигент в пятом поколении.

  Он ловко ухватил широкую увесистую Машину ручищу маленькой корявой лапкой и нежно облобызал сухим безгубым ротиком.

   — Очень рад! Весьма польщен знакомством! Искренне восхищен! Такая женщина! Несбывшаяся мечта поэта! Ныне вымерший тип рубенсовских и кустодиевских моделей! Гений чистой красоты! — он говорил быстро и страстно, бросая жадные взгляды на блюдо с выпечкой.

   — Спасибо за комплименты, вы так любезны. Хотите чаю с пирожками? — краснея и смущаясь от такого напора гостя, спросила Маша.

   — Не откажусь! С чем пирожки? — с неприличной поспешностью усаживаясь за стол, ответил Вавилонский.

   — С яблоками, это я делала, — расплылась в улыбке тетя Галя. — Но Машенька тоже умеет, и пирожки, и салаты. А какой борщ варит!

   — С яблоками — мои любимые! Вот это я удачно зашел! — все также, мило улыбаясь, процитировал гость. — О, верх наслаждения. Я в воротах рая!

  Он с жадностью надкусил пирожок и застонал от удовольствия, томно откинувшись на спинку стула.

   — А, может, вы салату хотите? У меня есть оливье с куриными грудками, сегодня утром нарезала, — предложила Маша, видя с каким аппетитом потенциальный жених уплетает пирожки.

   — Оооо! — простонал Вавилонский. — Салат оливье! Круассаны! Жареные каштаны! Бургундское! Бон-пари! Где ты, моя парижская юность? Несите, мон шер, несите. С удовольствием отведаю пару ложечек!

  И он съел, правда, не пару ложечек, а всю трехлитровую миску, поставленную Громадиной на стол. При этом мужчина трещал, без умолку, отвлекая внимания хозяйки, рассказывая о Париже и Риме в которых, на самом деле, никогда не был. В то же время, словно незаметно для себя самого, все накладывал и накладывал салат в тарелку, пока она не переполнилась. А после, когда Маша предложила добавки, весело и радостно согласился, воспевая ее незаурядный кулинарный талант.

  Так Максимилиан Акакиевич остался жить в Машиной квартире. После ужина интеллигентный мужчина, со слезами на глазах, поведал, что позавчера ушел от законной супруги, не в силах терпеть измены и склочный характер второй половинки. Две ночи пришлось спать в цехе на птицефабрике, но потом начальство запретило и велело снять квартиру.

   — А на что мне ее снимать? — бурно рыдая на плече у Галии Мамедовны, вопрошал Вавилонский. — Зарплата маленькая, сбережений нет. Вот оно, государство-то Российское! Как интеллигентному трудящемуся человеку прожить? Куда податься?

   — Вы можете пока остаться у меня, если Мишки не боитесь. Места хватает. Я постелю вам на диване в гостиной, — предложила сердобольная Маша.

  В тот же миг Максимилиан Акакиевич перестал рыдать, радостно улыбнулся и кинулся целовать Машеньке руки.

   — Спасительница, благодетельница! Чтобы я без вас делал? — страстно бормотал он.

   — Ну вот, все так славно складывается, пойду я, пожалуй, мешать не буду, — Галия Мамедовна удалилась, хитро подмигивая Маше, провожавшей ее до двери. — Поживете немного, пообвыкнетесь, а там, глядишь — и свадебка!

   — Ну что вы, тетя Галя. Я же так, просто, по доброте человека пустила. Без всяких брачных намерений, — Маша потупила глазки.

   — Да что ты, девочка моя! Разве я в укор? Совет вам, да любовь!

  Девушка вернулась в гостиную. К ее удивлению, Максимилиан Акакиевич уже крепко уснул на диване, в обнимку с бархатной подушкой, время от времени оглашая комнату громким храпом.

  Маша не стала будить гостя. Заботливо укрыла его пледом и погасила свет. Приняла душ и тоже улеглась спать — завтра предстояло рано встать.

  Целую неделю Максимилиан Акакиевич вел себя идеально: в семь утра уходил на птицефабрику, в шесть вечера возвращался, убирал за собой постель и мыл посуду. Он взахлеб рассказывал девушке о дальних странах, в которых, якобы, побывал. И хвастал своими воображаемыми спортивными достижениями. Маша, не подозревавшая, по своей наивности, что все его рассказы — чистейшей воды выдумка, слушала Вавилонского с большим интересом.

  Но идиллия продлилась недолго: ровно семь дней, пока Максимилиан Акакиевич не продемонстрировал свое истинное лицо. Вскоре в квартире воцарился хаос и беспорядок: повсюду были разбросаны смердящие носки Вавилонского, яблочные огрызки, немытая посуда и использованные чайные пакетики. Все это безобразие ожидало прихода Маши, которая, поначалу, ни слова ни говоря, брала веник, швабру и начинала уборку, не смотря на накопившуюся за рабочий день усталость.

   — Вы устроили в моей квартире настоящий свинарник! Почему бы вам самому не складывать грязную одежду в корзину для белья? Не мыть за собой тарелки и чашки? Или хотя бы не бросать мусор на пол? — как-то Маша решилась сделать Максимилиану Акакиевичу замечание.

   — А? Что? — оторвавшись от газеты, Вавилонский с удивлением и возмущением посмотрел на девушку.- Ах, да! Я же мужчина! Понимаешь ли, это не мужское дело. Почему я должен убирать и мыть посуду, если в доме есть молодая здоровая женщина? По-моему это твои обязанности!

   — Допустим, это так. Но, почему же, вы тогда не смываете за собой унитаз? Или это тоже не мужская обязанность? — рассердилась Маша. — Даже медведь это умеет делать!

  На этот аргумент у Вавилонского, очевидно, возражений не нашлось. Он только еще выше задрал подбородок и гордо отвернулся.

  Но событие, послужившее поводом для изгнания интеллигентного мужчины из машиной квартиры, произошло несколькими днями позже. В тот злосчастный вечер сломался автобус, и Машу пораньше отпустили домой. И вот какую картину она увидела: Вавилонский, в одних, обтягивающих тощий костлявый зад, давно нестиранных трусиках, величественно восседал на диване, увлеченно пожирая оливье прямо из кастрюли. Рядом с ним на полу, пуская обильную слюну, сидел Мишка. Вид у него был голодный и несчастный. Увидев хозяйку, зверь бросился к ней навстречу, издавая жалобное мычание. Маша все поняла.

   — Максимилиан Акакиевич, что ж вы это сами кушаете, а Мишку не покормили? — строго спросила девушка, с нездоровым интересом разглядывая голого щипальщика. Он был просто отвратителен — выпирающие ключицы и ребра, узловатые мосластые руки и ноги. Торчащий, как хребет дракона, позвоночник.

  "Уж лучше быть такой как я, чем таким, как он" — подумала девушка.

  Гость гордо молчал.

   — Кстати, почему вы не на работе? — продолжала вопрошать Громадина.

   — М-дя! — сказал Вавилонский и гордо отшвырнул опустевшую кастрюлю на пол. — Не больно-то и нужен мне ваш салат. М-дя! Пойду лучше прогуляюсь. Не ждите к ужину, буду поздно!

  Он медленно начал одеваться, надеясь, что Маша извинится и остановит его. Но девушка не обратила на этот спектакль одного актера внимание. Она пошла на кухню кормить голодного Мишку.

  Максимилиан Акакиевич вернулся поздно и в плохом настроении, когда Маша уже готовилась ко сну. Мужчина гордо потребовал чаю, и, напившись, улегся на свой диван.

  На следующий день у Маши был выходной. К ее удивлению, Вавилонский тоже остался дома.

   — Максимилиан Акакиевич, а почему вы не на работе? — спросила она за завтраком.

   — А? Что? — увлеченный поеданием блинчиков с вареньем, интеллигентный мужчина сначала не понял вопроса. — Ах, да! Забыл тебе сказать: я уволился по собственному желанию. Надоело мне на этой птицефабрике, эти дохлые куры! После трудового дня всю ночь перед глазами мелькают. Такая гадость. Вечно потом в голове пух и перья нахожу, очень негигиенично! Тем более, что я решил заняться самосовершенствованием, прежде всего, духовного плана. Так что, посижу пока дома, я подсчитал, твоей зарплаты на двоих, если не шиковать, вполне достаточно. А если не хватит — отдашь кому-нибудь Мишку, уж очень он много жрет!

   — Что? — возмутилась Громадина, и как у нее это обычно бывало, перешла в состояние ярости. Короче говоря, Вавилонский, минуту спустя оказался на улице, возле подъезда, как и был — в одних трусах, демонстрируя удивленным прохожим свое иссохшее, костлявое, словно мумия, тельце. А затем Маша выбросила в окно его одежонку.

   — Щщукаааа! Чварь! Ээээээээ! — злобно зашипел Вавилонский, одной рукой судорожно натягивая брюки, а другой злобно грозя девушке. — Дорогие мои граждане! Для нее безмозглая скотина оказалась дороже меня — такого мужчины! Умного, интеллигентного, воспитанного и начитанного! Ну и будешь век в девках сидеть! Дурища здоровенная!

  Наспех одевшись, Максимилиан Акакиевич, злобно сплюнул на землю и, гордо чеканя шаг, удалился.

  Больше Маша его никогда не видела и ни капельки об этом не пожалела. В тот же вечер к ней зашла Галия Мамедовна. Соседка долго цокала языком от возмущения, узнав о поведении Вавилонского.

   — Прости, Машенька, ведь не знала я, что этот Макс альфонсом окажется, даже и подумать не могла! — причитала она. — Таким приличным человеком казался, ведь и не пьет, и не курит!

   — Да что вы, теть Галь, какой из него альфонс? Те хоть на шее у женщин и сидят, зато взамен слова приятные говорят, в любви признаются, в постели ублажают. А этот? Камень на шее, а никакой не альфонс. Поэтому, видно, жена его и выгнала! — ответила Маша.

   — Главное, детка, ты не расстраивайся! Первый блин — он, завсегда, комом, получается! Какие наши годы? Мы тебе другого найдем, хорошего, работящего! — заверила девушку тетя Галя.

   — Да, что вы! Не надо мне другого, никакого не надо! И этого хватило! — Маша весело улыбнулась. — Нам вдвоем с Мишкой неплохо живется. Правда, Мишута?

  Зверь преданно посмотрел ей в глаза. В последнее время он сделался каким-то вялым, полусонным. Плохо ел и почти все время дремал. Маша думала, что это из-за Вавилонского — все-таки чужой человек в доме, непривычно. Но и после изгнания неудавшегося жениха, медведь остался таким же заторможенным.

   — Надо ветеринара вызывать! — сказала тетя Галя. — Наверное, какой-нибудь вирус подхватил. Еще не хватало, вдруг, эпидемия медвежьего гриппа начнется! Полный апокалипсис будет!

  Но пришедший по вызову, молодой ветеринарный врач внимательно осмотрел Мишку и засмеялся:

   — Чего же вы панику-то подняли? Медвежий грипп у них! Сейчас какой месяц-то на дворе?

   — Декабрь начался, — ответила Маша. — И что из этого?

   — Как, что? — улыбнулся ветеринар. — Все медведи давно уже спят в своих берлогах, вот и вашему топтыжке время пришло. Обеспечьте ему полный покой до весны.

   — А! Вот оно что! — обрадовалась Маша. — Выходит, он здоров?

   — Абсолютно здоров! — подтвердил врач. — Нет причин для беспокойства.

  Мишку уложили в спальне, на машину кровать и укрыли одеялами.

  Маша поцеловала зверя в нос и пожелала приятных снов. А сама перебралась в гостиную. Теперь ей предстояло спать на диване до самой весны.

   — И вот я снова одна, — грустно сказала девушка и включила телевизор. — Новый год придется встречать в одиночестве.

  Она переключала каналы, но, как всегда, не находила ничего интересного. И вдруг, совершенно случайно, наткнулась на спортивный канал, там шла трансляция соревнований по борьбе сумо.

  "Вот это да! Какие мужики здоровенные! Почти как я! — подумала Маша. — И ведь никто над ними не смеется, никто не издевается, а наоборот, все любят и уважают!"

  Она с интересом посмотрела несколько поединков, просто так, ни за кого не болея. Но вдруг ее внимание привлек один совсем молодой суматори, ловко победивший более опытного и тяжелого соперника. Борца показали крупным планом.

  Маша восхищенно вглядывалась в его широкое, полное, но очень приятное и доброе лицо. Ее поразила и удивительная прическа борца.

  "Какой симпатичный парнишка! Вот в такого я бы могла влюбиться! — подумала девушка. — Как жаль, что он так далеко от меня!"

  И что вы думаете? Она, действительно, в него влюбилась. Теперь каждый вечер Громадина переключала каналы, в надежде вновь увидеть молодого японца. И была просто счастлива, когда ей это удавалось. Маша узнала имя суматори: оказалось, его зовут Шохеи Тосимото.

   — Милый, милый Шохеюшка! — повторяла она, нежно гладя экран телевизора, когда там показывали молодого борца. — Как жаль, что мы никогда не встретимся! Никогда не встретимся! Никогда? А черта с два!

  На следующий же день Маша взяла отпуск, сняла с книжки все сбережения, включая премию за задержание преступника, одолжила еще двадцать тысяч у тети Гали и купила туристическую путевку в Токио. Поручила соседке присматривать за спящим Мишкой.

  Маша заранее разузнала, где тренируется ее возлюбленный, поэтому сразу же по прибытии в японскую столицу, взяла такси и на ломаном английском попросила отвезти ее в Хеккёсеи.

  Пока девушка шла по широкому многолюдному коридору к тренировочному залу, японские мужчины и женщины бросали на нее восхищенные взгляды. Ее пальто из пледов величественно развевалось, а распущенные чудесные золотистые волосы струились от быстрой ходьбы. Впервые в жизни она почувствовала красавицей, настоящей звездой. Перед ней почтительно открывали двери, все ласково улыбались и вежливо кланялись.

   — Шохеи Тосимото, — она лишь назвала его имя, но этого оказалось достаточно. Молодого суматори вызвали из раздевалки.

  "Да, это он! Мой любимый! Не верю, что это не во сне!" — подумала Маша, когда увидела его, одетого в черное кимоно, расшитое золотыми драконами. Их глаза встретились: ее, широко раскрытые очи-васильки и его — узкие темные глазки-щелочки.

  Шохеи вежливо закивал головой и заулыбался. От восхищения красотой незнакомки он не смог произнести ни слова, только смотрел и смотрел в ее синие глаза.

  А Маша, набравшись смелости, сказала по-английски, единственные три слова, которые хорошо знала с детства:

   — Ай лав ю, — и добавила. — Ай эм Маша фром Раша!

  И упала в обморок от собственной смелости. Хорошо, что Шохеи успел ее подхватить. Если бы на его месте оказался любой другой мужчина, обычного размера, то, несомненно, не смог бы удержать Машу, и оба свалились бы на пол. Но это был замечательный, сильный японский суматори. Через минуту девушка очнулась в объятиях любимого и улыбнулась, он улыбнулся в ответ. Оба были счастливы, как никогда.

  Весь оставшийся день молодые люди провели вместе. Они гуляли по улицам Токио, держась за руки, любовались покрытыми снегом деревьями и падающими с темного неба снежиинками. Шохеи показывал Машеньке самые интересные для туристов достопримечательности. Так что, получилась настоящая экскурсия. Незнание языков почти не мешало: изъяснялись на ломаном английском, но больше, конечно, жестами.

  И с того дня Маша и Шохеи стали жить вместе. Через неделю они сыграли пышную свадьбу по японскому обычаю и вернулись в Россию, как раз, к встрече нового года. С собой они привезли огромный плоский телевизор, о котором так долго мечтала Громадина.

  Первым делом, как только молодожены вошли в квартиру, Маша показала мужу мирно спящего Мишку. Тот ни капельки не удивился: он знал с детства, что русские держат медведей, как домашних животных, ну, вместо собак и кошек. Все соседи удивлялись и радовались, как это Машеньке удалось отхватить такого видного японского парня, да, к тому же, еще и знаменитого спортсмена. А Галия Мамедовна радовалась больше всех, ведь это она говорила, что на всякий горшок найдется своя крышка.

 

Похожие статьи:

СтатьиМаленький японский бог

СтатьиОбитатели Страны Восходящего Солнца

СтатьиДом бронзового бога

СтатьиАокигахара - Море деревьев или человеческих душ.

СтатьиКвайданы – загадочные и ужасные

Рейтинг: 0 Голосов: 0 763 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий