fantascop

Монстры

в выпуске 2015/10/05
10 июля 2015 - Евгений Мурыгин
article5193.jpg

Мужчина не отрываясь смотрел в окно. Фары освещали лишь несколько метров дороги перед автомобилем, остальное же пространство было погружено во тьму, лишь едва различимый бледный лунный свет вырисовывал во мраке ночи изогнутые ветви придорожных деревьев. В машине горели лишь несколько разноцветных индикаторов, и изредка салон освещал экран мобильного телефона, который мужчина всю дорогу поверял на наличие пропущенных звонков.

Он тяжело вздохнул и протер вспотевший лоб рукой, а затем потянулся к панели, чтобы включить кондиционер. Нажал на кнопку, и в тот же момент, после того, как кондиционер тихо загудел, руку мужчины коснулось что-то шершавое. Едва дотронувшись до человека, «что-то» боязливо отступило назад в темноту салона и тихо заскулило.

По телу мужчины пробежала дрожь, и его бросило в пот, но уже не от жары. Он съежился и устремил свой взгляд на дорогу. Он не хотел его увидеть, его мерзкое тело, бездушные пустые глаза. Существо как будто почувствовало его страх, и через пару секунд мужчина услышал тихое шипение рядом с собой. Боковым зрением он видел, как справа от него, перекрывая собой неяркий лунный свет, вырастает фигура. Существо приблизило морду к мужчине и вдохнуло запах его кожи. Несколько щупалец поползли по ногам, рукам и шее мужчины, одно из них едва задевало бровь, другое крепко обвило запястье, мешая управлять автомобилем.

- Пошёл вон, - прошептал мужчина.

Существо вновь зашипело, а затем провела колючим языком по щеке водителя.

Мужчина вздрогнул и скривился.

Машина продолжала неспешно ехать по безлюдному ночному шоссе. За рулем сидел мужчина лет пятидесяти. Лицо его было искажено гримасой отвращения, голова наклонена в сторону, словно он пытался отстраниться от кого-то.

Странно.

Ведь в машине больше никого не было.

 

 

 

***

 

Мальчик замер и затаил дыхание. Сжавшись от напряжение, он обхватил колени руками и крепко стиснул пальцами складки джинсов. Его родители сидели впереди: отец вёл автомобиль и не отрываясь смотрел на дорогу, мама что-то усердно искала в сумке, но все трое знали, что это был лишь способ отвлечься. Никто из взрослых старался не обращать внимание на мальчика, и на то, что было рядом с ним, хотя, они едва ли увидели бы кого-то еще на заднем сидении, кроме их сына.

Машина въехала в длинный освещенный оранжевыми лампами тоннель, и по морде существа побежали блики. Свет блестел на облезлой шерсти животного, отражался в его безжизненных глазах.

Мальчик упрямо смотрел на больного вида, словно разлагавшеюся собаку, хотя его сознание вопило, пытаясь заставить мальчика отвести взгляд в другую сторону.

Существо зевнуло, продемонстрировав непокрытые кожей мышцы и сухожилия щёк, а ко всему прочему и внушающие ужас жёлтые клыки. Однако, стоило проехать мимо встречной машине, как пёс тут же сворачивался клубком, или, к ужасу мальчика, начинал жаться к нему.

Эта полумертвая псина была не первым монстром, кого увидел паренёк, и уж точно, она не была самым страшным.

Впервые он увидел одного из них две недели назад.

Прозвенел звонок, дети тут же подскочили со своих мест и кинулись на улицу. Это была перемена между вторым и третьим уроком.

Школьный двор был безопаснейшим местом: горки были из слега гнущегося пластика, без острых краев, никаких тебе рассыпанных по земле камней, ни дыр в асфальте, - единственное, что не рассчитали создатели сего прекрасного места, так это то, насколько мерзкими и жестокими могут быть те, для кого он построен.

Марио никогда не был лидером в классе, и невидимкой он, к своему сожалению тоже не был. Марио был той самой жертвой, о которых пишут в справочниках по детской психологии и педагогике. А все лишь потому, что оба его родителя были патологоанатомами.

Ведь детям много и не надо, верно? У них слишком хорошее воображение.

Как только одна из мам рассказала своему сыночку, что родители Марио «разрезают мертвых дядей и тетей, чтобы понять, как именно Господь забрал их на небо» атмосфера в классе на порядок изменилась. Во всяком случае, для Марио.

За шестой класс мальчик выслушал целые поэмы на тему его «родителей-трупоедов», но помимо оскорблений Марио стал ощущать, что он попросту становиться изгоем. Вначале это проявлялась лишь в том, что его никто не хотел брать в свою команду, когда класс собирался поиграть в футбол. Затем, для него стало привычно обедать в одиночестве за своим «столом для изгоев» у выхода из столовой. Позже, его одноклассники стали переходить черту. Его толкали, сбрасывали его портфель с парты на пол и пинали его, словно это был футбольный мяч. Несколько раз, за то, что он не так посмотрел на мальчишек, его ударили в живот. А сегодня на перемене, между вторым и третьим уроком, его прижали к стене и несколько раз ударили в лицо, а когда он упал и сжался в клубок на земле, кто-то не постыдился ударить его ногой в рёбра.

В тот момент он увидел его. Когда белый, новенький кроссовок опустился на его ребра, а тело содрогнулось от боли, Марио увидел за спиной своих обидчиков словно возникающий из воздуха черный дым, как будто случайно запущенный химический процесс вышел из под контроля, кислород соединился со страхом, яростью и болью, и в тот же миг, мир родил самого уродливого и самого опасного из своих детей.

Асфальт потрескался и стал плавиться от ужасного жара, всё вокруг окутала чёрная дымка, в которой время от времени вспыхивали ядовито-красные словно рубины глаза. Монстр метался из стороны в сторону, избивая и калеча обидчиков Марио. Он догнал тех, кто попытался ускользнуть от свалившейся на них ярости, и лишь чей-то пронзительный крик заставил его вмиг испариться, оставив мальчика одного посреди валяющихся на земле неприятелей.

«У одного сломан нос, у второго лицо разбито об асфальт настолько, что надо накладывать швы, третий корчится от боли с вывихнутыми пальцами!» - орала на родителей Марио директор школы.

Его мама и папа были в шоке, в таком же, к слову, в каком пребывал и сам мальчик. Он клялся, рыдал у ног родителей, что это сделал не он, что это был огромный дымчатый монстр с красными глазами, но, никто ему не верил. Его заставили извиниться перед детьми которых он избил и перед их родителями. Из школы его исключили, а его родителям посоветовали показать мальчика психиатру.

Они прислушались к совету.

И вот, машина почти выехала из тоннеля, а там, на холме, уже виднелось белоснежное здание психиатрической лечебницы.

Внутри госпиталь был таким, каким ему полагалось быть: белым, чистым и скучным, а еще, слегка пугающим. Однако одиночество мальчику скрашивал полусгнивший пёс, который шел рядом со своим хозяином, шарахаясь и поджимая хвост от каждого резкого звука.

Все трое прошли по длинному коридору, а затем Марио завели в один из кабинетов. Доктор разговаривал с ним как со взрослым, спокойным серьезным тоном, изредка врач поправлял очки, кашлял и перекидывал одну ногу на другую. Затем мальчика вновь вывели в коридор и попросили подождать там на скамейке.

До его ушей долетело несколько не связанных друг с другом фраз: … конечно, это произошло не просто так... по свидетельствам некоторых учеников, как вы сказали, его действительно, скажем так, гнобили в школе... ему нужно остаться у нас в клинике, для дальнейших тестов... его здоровье превыше всего, поймите... я бы, может, и хотел исключить шизофрению из списка потенциальных болезней, но опыт не позволяет мне это сделать...

Каждый раз, когда мальчик слышал вздох или всхлип матери, он, а также его полумертвый спутник, вздрагивали и закрывали глаза.

Прощание было слезным, и мальчика пришлось буквально отрывать от родителей. Мама уверяла его, что все будет хорошо, и что уже завтра они приедут к нему, но Марио не верил им, ему казалось, что они бросают его... бросают из-за того, что сделала с мальчиками та красноглазая тварь.

Ведь, он говорил правду, почему ему никто не верит?

Когда его родители отходили от него всё дальше и дальше, их шаги приглушались, а силуэты расплывались, именно тогда из-за угла показалось ещё одно существо. Лань медленно вышла на середину помещения и жалобно посмотрело на мальчика. Её кожа плотно облегала ребра и тонкие трясущиеся ноги. Но существо тряслось не от голода, и даже не от прохлады больничного коридора. Её сотрясало от страха, а все силы, когда-то питавшие её, сожрала грусть и обида.

Она умирала от боли.

 

Иногда он видел его. Того самого монстра, из-за которого мальчик оказался в этой палате. Дым появлялся посреди ночи, когда Марио посещали мысли о том, что родители предали его, что они не поверили ему. Он злился и на эту тварь, она должна сидеть в этой белоснежной, стерильной клетке, не он!

Иногда он не выдерживал, срывался, начинал крушить всё, что попадало ему под руку. Пытался догнать чёрный дым, метавшийся от него по помещению. Тогда, дверь открывалась, и несколько огромных ладоней обхватывали его руки и ноги, затем была резкая боль, а после... после монстры уходили.

Марио был благодарен тем разноцветным таблеткам, что давал ему доктор. Монстров больше не было, лишь изредка они приходили к нему во сне, пару раз они виделись ему вдалеке, в виде полупрозрачных птиц. В эти моменты он думал о том, чтобы сбежать из больницы, бросить всех, как когда-то бросили его.

Однажды, когда ему за примерное поведение разрешили принять ванну вместо душа, он увидел спинной плавник какой-то рыбы. Она нежно прикасалась шершавой чешуей к его ногам, иногда словно растворяясь в воде, она была спокойна, безмятежна, и мальчику хотелось опустится к ней, уйти на глубину и больше никогда не возвращаться. Марио медленно заскользил вниз и вскоре оказался под водой. Из темноты выплыло существо отдалённо напоминающее рыбу. Оно было похоже на глубоководного удильщика, такая же бледная и ужасающая. Монстр смотрел мальчику прямо в глаза, его жабры планомерно раскрывались и закрывались, пропуская сквозь тело кислород. Марио казалось, что у него самого выросли жабры, и что если он может оставаться под водой сколько ему вздумается. В самый последний миг, когда картинка вокруг стала темнеть, а изо рта выплыли последние пузырьки воздуха, мальчик резко вынырнул из под воды. Он вылез из ванной и подскользнувшись на мокром полу рухнул вниз. Захлёбываясь теперь уже слезами и сжавшись в клубок, мальчик пролежал на холодном кафеле около получаса, пока его не нашли в таком виде санитары.

Это было тяжёлое время. Время, когда существование перестаёт быть твоей целью, так как само по себе оно ничего не значит. Существование превращается в жизнь в тот момент, когда обретает смысл и на горизонте показывается призрачный мираж — мечта.

Всё вмиг изменилось, когда он впервые встретил её.

Девочка сидела у окна. Стул был для неё слегка велик, что позволяло ей болтать ногами, ударяясь белыми тапочками о его ножки. Рука её была вытянута вперед, а указательный палец касался окна.

Марио замер. За окном стоял монстр, и своим пальцем касался того же места, что и девочка. Это был одетый в черный балахон мужчина, лицо его скрывал капюшон, ниспадающий до самого пола. Рука его была покрыта струпьями и язвами. Однако девочка нисколько не боялась его, она не прятала лицо, как это делал Марио, при виде очередной твари.

Марио проследовал мимо других пациентов в комнате отдыха, подошел к девочке, и стараясь не смотреть на существо в балахоне, спросил:

- Что ты сейчас чувствуешь?

Девочка улыбнулась, подмигнула монстру и взглянула на мальчика.

- Мне до смерти страшно.

Она не была уникальной, не отличалась удивительной красотой или какими-то талантами. Но в ту секунду она раскрыла перед мальчиком новую истину. Он был не в силах сопротивляться и не последовать за ней. Она могла стать для него всем.

В один миг его мир перевернулся с ног на голову. И все благодаря ей.

Он понял, что боятся надо. Страх делает тебя сильнее, заставляет ясно мыслить и действовать решительно. Ты можешь бояться своих монстров, но должен никогда не показывать им свой страх. С улыбкой на лице сожми руку одной из этих тварей, и посмотри в её мертвые глаза. У тебя перехватит дыхание, сердце забьется в конвульсиях, но ты будет продолжать улыбаться, смотреть своему монстру в глаза и всё также держать в своих руках его мерзкую ладонь.

Марио улыбнулся ей в ответ. А затем медленно повернул голову к окну.

Существо в капюшоне по прежнему стояло за стеклом, и продолжало держать руку всего в полуметре от него.

Позади него из неоткуда появился черный дым. Существо появилось из-за спины мужчины в балахоне и окутало все пространство за окном. Марио осторожно подошел к окну, а затем, слегка помедлив, прижался лбом к холодному стеклу.

Так они и стояли, пока санитары не развели их по комнатам и не раздали им еще по порции разноцветных пилюль, благодаря которым ты больше не видишь монстров.

Но в этот раз Марио был хитрее. Он спрятал таблетки за щекой. Так ему посоветовало существо на потолке. Оно было белоснежное, словно побелка на стенах, оно извивалось подобно змее, то спускалось вниз к полу, то обвивало лампу на потолке. Оно было гибким, хитрым и умным.

Когда Марио лёг и закрыл глаза, существо обвило его шею и нежно зашипело.

Мальчика выписали через две недели. Он смог убедить врача, что ему стало легче, прошел все тесты, ему поверили, а всё что требовалось для этого — сказать, что это он избил своих одноклассников, а не какой-то там монстр.

Ведь взрослым больше и не надо, верно? У них слишком хорошее воображение.

 

Лиза вышла из клиники месяцем позже. Её монстры тоже никуда не делись, она, как и Марио, просто научилась жить бок о бок с ними.

Они были очень близки. Они поддерживали друг друга. Прогоняли страх. И так было на протяжении всей жизни. Всей её жизни.

 

 

***

 

Мужчина всё также не отрываясь смотрел на дорогу. Кондиционер в машине едва ли помог, пот крупными каплями стекал по лицу Марио, затем впитываясь в воротничок рубашки.

Щупальца по прежнему крепко обхватывали его запястья, мешая управлять автомобилем. Марио старался сопротивляться, но боль была слишком сильна, он не мог просто так отвлечься от неё, словно это были расстройства от того, что его любимая футбольная команды не вышла в полуфинал.

Её не стало.

Вчера ему сообщил об этом их сын:

«Мама умерла пару часов назад. Я в больнице. Я хочу, чтобы ты приехал, пап. Пожалуйста. Как можно скорее» - после этих слов Марио сорвался с места и, заведя автомобиль, рванул на магистраль.

В его голове крутился водоворот всевозможных мыслей, воспоминаний, как самых счастливых, так и тех, которые он предпочел бы забыть на веке.

Её больше не было.

Но, ведь они и так больше не жили вместе. Они развелись десять лет назад. Они просто не могли больше находиться рядом, их монстры, когда находились поблизости, обычно начинали крушить всю квартиру: посуду, мебель, как-то раз разбили телевизор.

Его убивала сама мысль, что человека, который помог ему выжить, помог победить, больше не было на этом свете.

Его рука ослабла. Он больше был не в силах сопротивляться твари, которая упрямо поворачивала руль вправо.

Вскоре фары осветили металлическое ограждение, послышался скрежет метала и треск разбитого стекла.

Монстр победил.

 

Марио открыл глаза.

Перед глазами плыли вспышки голубовато-красного свечения, на фоне этих огней мелькали силуэты людей.

Он выжил.

Но, хотел ли он этого? Хотел ли он сражаться в одиночку?

Марио не знал ответ. Но оказавшись на волосок от смерти он понял, что «там» ничего нет. Суть борьбы не в её итоге, а в самом действии. Ведь когда последние минуты нашей жизни будут на исходе, мы поймём - не важно, что мы унесём с собой в могилу. Никому нет дела до того, победили ли мы своих монстров или нет. Но мы боролись!

Мы боролись!

И нам не стыдно уходить.

 

– «Посмотри в зеркало. Ты видишь их? В блеске глаз, в мимолетной ухмылке, в слезе. Дрожь в руках, стук сердца, глубокий вздох. Ты чувствуешь, как у тебя похолодели ноги? Тебе страшно?

Посмотри в зеркало. А теперь улыбнись».

 

Марио поднялся на ноги, и несмотря на уговоры врачей двинулся вперед по шоссе. По лицу стекали капли пота вперемешку с кровью. Ноги дрожали, но он все также упрямо шёл вперед. Кто-то одёрнул его за руку. Чьи-то руки крепко обхватили его тело. Это напомнило ему времена, когда санитары держали его, пока медсестра делала укол.

Через минуту он рухнул на землю. Он не прошёл их трёх метров. Из-за кровопотери тело его не слушалось. Веки тяжелели, а картинка перед глазами темнела.

Но дело ведь не в исходе битвы. Он показал своим монстрам, что готов сражаться. Он может дать бой любому, кто встанет у него на пути.

На секунду его веки распахнулись.

 

Его окутал чёрный дым, в темноте ночи загорелись красные глаза.

 

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

Рейтинг: 0 Голосов: 0 905 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Yurij # 12 июля 2015 в 15:53 +3
Приветствую, автор.
Не скажу, что рассказ мне не понравился, но ошибки (на мой субъективный взгляд это ошибки) испортили впечатление (особенно в начале).
Итак, о неприятном.
Не знаю, дело вкуса или нет, но все же:
много повторов, бросающихся в глаза.
Пример:
Мужчина не отрываясь смотрел в окно. Фары освещали лишь несколько метров дороги перед автомобилем, остальное же пространство было погружено во тьму, лишь едва различимый бледный лунный свет вырисовывал во мраке ночи изогнутые ветви придорожных деревьев. В машине горели лишь несколько разноцветных индикаторов, и изредка салон освещал экран мобильного телефона, который мужчина всю дорогу поверял на наличие пропущенных звонков.
Или:
Он не хотел его увидеть, его мерзкое тело, бездушные пустые глаза. Существо как будто почувствовало его страх, и через пару секунд мужчина услышал тихое шипение рядом с собой.

Так же, ошибки о которые спотыкаешься при чтении:
Мальчик упрямо смотрел на больного вида, словно разлагавшеюся собаку…- показалось немного перемудренным (смотрел на больного ВИДА? - если вдуматься все вроде бы правильно, но когда читаешь, воображение не должно останавливаться (спотыкаться) и задумываться, пытаясь разобрать, что же хотел сказать автор).

Как только одна из мам рассказала своему сыночку, что родители Марио «разрезают мертвых дядей и тетей,

Снова повторы:

Его толкали, сбрасывали его портфель с парты на пол и пинали его, словно это был футбольный мяч.

В тот момент он увидел его. Когда белый, новенький кроссовок опустился на его ребра,

Марио открыл глаза.
Перед глазами

В тексте есть еще ошибки, о которых не буду упоминать.

Советую Вам вычитывать текст не сразу после написания, а через некоторое время (хотя бы через неделю). Таким образом Вы сможете поставить себя на место читателя и все эти недочеты увидите. Все указанные ошибки исправимы, но, согласитесь, портят впечатления от прочитанного. Многие начнут читать и бросят, так и не закончив.
По данному рассказу: если не принимать внимание ошибки (что не просто), то довольно складно получилось, поэтому ставлю плюс (в надежде, что в следующем Вашем рассказе не споткнусь о такие же ошибки).
Жан Кристобаль Рене # 12 июля 2015 в 16:03 +3
Ага! Я из-за ошепяток даже недочёл! В случае с Ромыным рассказом ещё рискнул покритиковать. Всё-таки в друзьях, а это обязывает)))
DaraFromChaos # 12 июля 2015 в 16:05 +3
а я не дочла, потому что чуть не уснула на первых же абзацах cry
DjeyArs # 20 июля 2015 в 22:03 +1
Начало признаюсь было интересным (а именно эпизод с автомобилем) остановился читать на том моменте, где вы описываете школу в которой учился Марио. Вот если бы вы продолжили интригу с машиной, было бы куда лучше.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев