fantascop

Море в окне.

в выпуске 2015/10/05
3 мая 2015 - Dr. Hetzer
article4467.jpg

Дверь открылась, как всегда. Сначала наружная, затем внутренняя. Дальше - длинный коридор-прихожая; двери в комнаты с замками куда лучшими, чем на входной. Типичная коммуналка. Сразу навалился весь воздух коридора, насквозь пропитанный клопами, пыльным старьем, кухней и злыми сплетнями. Широким шагом, задержав дыхание, он прошел в свою комнату и побыстрее закрыл за собой дверь. Все, он и у себя дома. Можно вздохнуть свободнее. И окно открыть надо.

За тонкой стенкой в коридоре, затем на кухне опять возня, звяканье посуды, благой мат. И не благой тоже... Снова две кумушки-соседки перелаялись из-за пустяка. Опять одна, та, что трещит как сорока, пользовалась не своей сковородой, а другая, та, что заливается ей в ответ фальшивой канарейкой, посолила что-то не своей солью... Боже, как все это надоело!.. Поорут минут пятнадцать, перестанут, а через час-другой снова возьмут чужое. Нарочно ведь возьмут, чтобы снова наораться вдоволь. А когда не орут, то шушукаются, ахают на все лады, услышав «потрясающую» новость. Он у них конечно, рохля, тюфяк и дурак последний - «филозОф», одним словом. Все прочие - хулиганы, бандиты, пугала огородные и тоже дураки...

Как все это противно. Как гадко... И это у них называется «культурно провести вечер». И так всегда. Точнее, почти всегда. Когда приходит с работы электрик, сосед из комнаты напротив, трескотня на кухне моментально смолкает. Уважают электрика. Он для них авторитет. Ну, еще бы! Рост метр девяносто, широкоплечий, жилистый с пудовыми кулаками и луженой глоткой.

Когда электрик только что вселился, кумушки еще трещали при нем, но уже вполголоса, сплетничали, перемывали друг дружке косточки. Но длилось это до тех пор, пока он однажды не треснул кулаком по столу, от чего все кастрюли на кухне подпрыгнули, и не громыхнул под дребезг стекла в окне: «А ну, тихо!» И стало тихо. И с тех пор всегда было тихо, если он дома.

А электрик хорошим человеком оказался. Он был выше всей этой мышиной возни, выше всех этих дрязгов, злых сплетен и едкой говорильни. Все это разбивалось о его гранитную твердость. И кумушки с этим считались... Пожалуй, только с этим они и считались. Когда же электрик оставался с ним один на один, то сбрасывал с себя гранитный бронежилет и становился таким же как он фантазером и мечтателем. И они долго, частенько допоздна, беседовали. Это было как глоток кислорода в сплошном угаре, как глоток воды в пустыне. Падала свинцовая тяжесть с души, растворялась гадкая муть горечи и безысходной тоски. Снова хотелось жить мечтать, творить.

Однако в последнее время даже эти встречи не приносили того облегчения, что раньше...

Он постоял немного перед окном, затем вернулся к двери и закрыл ее на щеколду. Никого не хотелось видеть. Никого... Вот так бы закрыться ото всего и лежать, лежать на диване в тихой комнатке и мечтать, пока не надоест.

Он лег на диван.

В окно были видны легкие перистые облака да ярко-голубое небо. «А что под этим небом и облаками? Наверное, море», - подумал он.

И он представил, как где-то ниже подоконника на голубом фоне, словно на листе бумаги, начинает прорисовываться поверхность воды. Линия за линией появляются очертания небольших волн, которые, уходя к горизонту, становятся все меньше и меньше, пока не исчезают в дали. На волны, как мазки краской, ложатся яркие блики полуденного солнца... Нет, не то. Не полдень... Рассвет. Пусть будет рассвет. Небо еще темное, а над горизонтом вовсю пылает утренняя заря. Ее золотые отсветы падают на воду. На еще темную, почти черную, воду... Получившийся пейзаж начинает расцвечиваться. Сперва он напоминает детский рисунок, но с каждой секундой все четче прорабатываются детали, и вот в его воображении получилась картина, словно вышедшая из-под кисти Айвазовского. Оставить так? Нет, надо закончить... Процесс продолжается. Вскоре картина Айвазовского превращается в фотографию... А может быть в кадр кинофильма?.. Да, так! Именно так! Застывший кадр из кинофильма. Сейчас оператор нажмет кнопку и... Море ожило.

Вот это красота! Аж дух захватило. Свинцовая тяжесть на душе исчезла... Теперь свежего воздуха вдохнуть для полного счастья. Он встал с дивана, подошел к окну. Закрыв глаза, он подставил лицо текущему в окно ветерку, залпом выдохнул и начал медленно вдыхать, прислушиваясь к ощущениям...

Он вздрогнул. Что-то было не так. Воздух был слишком свеж для города, и в нем витали не присущие городу запахи. Он открыл глаза, высунулся из окна, да и застыл так...

За окном было море. Оно плескалось тремя этажами ниже. Темня, почти черная, вода отражала яркий костер утренней зори, сияющей на горизонте прямо напротив окна.

Он в испуге отскочил назад. Это было то самое море, которое он только что выдумал. Это его и испугало. «Не может быть... Я с ума сошел...» - завертелись в голове неуправляемые мысли.

Море начало бледнеть, истаивать как туман. Тускнела заря. Бледнела темная вода. Сквозь них все яснее проступал сотни раз виденный и столько же раз надоевший городской пейзаж. И когда от моря остались лишь бледные еле заметные линии, испуг в нем сменился жгучим, мучительным желанием. «Нет! Нет!! Пусть будет!!» Он рванулся к окну и вцепился руками в подоконник. «Пусть будет море!» Он закрыл глаза и, собрав в кулак всю силу воли, стал заново рисовать море в своем воображении...

Кумушка, любительница чужих сковородок, постучала в дверь его комнаты. Опять филозоф замечтался, потормошить его надо.

- Филозоф, одолжи спичек. Газ нечем зажечь, - протрещала она своим резким сухим голосом.

Никакого ответа.

Она постучала еще раз.

- Эй! Ты там что, уснул что ли?

Никакого ответа.

- Дрыхнет, - сказала она и ушла на кухню.

Он повторил весь процесс снова. Сначала линии, затем краски. Снова картина из детского рисунка превратилась в кадр кинофильма. Оператор нажал кнопку, и картинка ожила. Теперь можно открыть глаза, но он не решался. А вдруг ему все только померещилось и, открыв глаза, он увидит только серый пропыленный город за окном?

Завершив, открыл глаза и вздохнул с облегчением. За окном плескалось море.

Высунулся из окна. Поверхность воды лежала тремя этажами ниже и стена дома не касалась ее. Она словно бы растворялась в воздухе, не доходя до воды какого-нибудь метра. Огляделся по сторонам, извернулся, поглядел наверх. Так и есть. Ни углов дома, ни крыши. Висящий в воздухе кусок стены с несколькими окнами и тающими краями... Удивительно... А почему бы и нет?

Он поглядел на море и присвистнул от удивления. Этого он не выдумывал. По морю шел большой корабль с высокой надстройкой в передней части и обширной гладкой палубой сразу за ней. Корабль направлялся в его сторону...

Через двадцать минут кумушка вернулась.

- Филозоф, - заголосила она, отбарабанив в дверь. - Спички есть?

За дверью снова тишина.

Она пожала плечами и вновь отправилась на кухню. «Во, заснул, - подумала она. - Как суслик зимой».

Корабль сбавил ход и развернулся бортом к стене. На гладкой палубе он увидел одетых как на карнавале людей. Они приветливо махали ему, и что-то кричали, но он пока не мог их расслышать.

И тут он заметил, что корабль продолжает двигаться. Бортом вперед корабль приближался к стене. К нему... Кто-то одетый в одежду времен д'Артаньяна, явно его изображающий, взбежал на мостик рядом с рубкой...

Пришел электрик. Кумушка, снова пришедшая просить спичек, постучала в дверь и, увидев электрика, сказала:

- Что-то крепко спит дружок твой филозоф. Час уже не могу достучаться.

- Дай человеку поспать, - ответил электрик, словно гирю на пол уронил. Кумушка тут же шмыгнула на кухню.

Мостик оказался выше окна. Борт застыл в метре от стены. «Д'Артаньян» приветливо улыбнулся и махнул рукой, приглашая на борт. На палубе люди , сгрудившись у ближнего борта, тоже приглашали его к себе. Он поглядел на их раскрашенные лица без масок, встретился взглядом с некоторыми, и понял, что все они такие же фантазеры и мечтатели как он сам.

Он бросил взгляд за спину. Что его удерживало здесь? Кумушки? Скучная работа? Своего дома считай нет. Любимой девушки тоже. А друг-электрик, поймет его и не осудит, потому что знает его заветные мечты.

Он повернулся к «д'Артаньяну». Пусть друг увидит и это море и его на этом корабле. «Д'Артаньян» утвердительно кивнул. С палубы к окну поднялась лестница. Вроде раздвижной пожарной. Как все просто! Окно настежь, влезть на подоконник и нащупать ногой первую ступеньку – и вот он уже на палубе среди карнавальных костюмов. Ему тоже не мешает приодеться. Как? А как море рисовал! Он закрыл глаза, нарисовал, как бы хотел выглядеть на этом карнавале и, щелкнул пальцами. Вокруг раздались аплодисменты. Открыл глаза. Кто-то поднес ему зеркало. Все так, как нарисовал. Ковбойская шляпа, клетчатая рубашка, платок на шее, кобура с водяным пистолетом на поясе. Из-под шляпы выглядывает огненно-рыжий парик, нос-шарик торчит перед ярко разрисованным лицом. Широкие штаны нарочито ярко стилизованы под джинсы. На ногах длинные ботинки. Клоун-ковбой с родео.

Он вспомнил, что в кармане лежит ключ от комнаты, теперь совсем ему не нужный. Корабль уже довольно далеко отошел от стены. Не докинуть... А, впрочем, почему это? Нужно лишь только вообразить. И он вообразил, как кинутый им ключ влетает в окно его комнаты, падает на стол и вызвякивает на нем: «Мо-ре в ок-не». Отыскав свое окно на уже порядком побледневшей прозрачной стене, он прицелился и кинул...

- Что-то долго спит дружок твой филозоф, - сказала кумушка электрику через полчаса, когда они снова столкнулись у двери.

- Да действительно, - согласился электрик и, оттеснив кумушку, постучал сам.

Никакого ответа. Тишина. Электрик присел у двери, поглядел в замочную скважину.

- Ну, что он там? - заголосила кумушка. - Мне газ зажечь нечем!

Электрик оторвался от замочной скважины.

- Похоже, его там нет, - сказал он. - И окно почему-то от...

Окно!!!

Электрик вскочил и ударил в дверь своим могучим плечом. Жиденькая щеколда не выдержала, дверь распахнулась. Электрик ворвался внутрь. Кумушка за ним.

- О-о-о-а-а-о-ой!! - завизжала она, увидев открытое окно. - Филозоф в окно выпрыгну-ул!

И унеслась в коридор сообщить новость всей квартире.

Электрик подскочил к окну и хотел было посмотреть вниз на своего мертвого друга, пятый этаж все-таки, как вдруг мимо его головы что-то пронеслось, упало на стол и зазвякало. «Мо-ре в ок-не»: почудилось ему в этом звоне. Он обернулся. На столе лежал ключ от этой комнаты.

«Мо-ре в ок-не. Мо-ре в ок-не" - крутился в его голове звон упавшего ключа. Море... В окне... Море в окне. Море в окне!

Он повернулся к окну и начал рисовать море в своем воображении. Едва он провел линию горизонта, как над ним вспыхнула утренняя заря...

Он увидел, как истаявшая было стена, вновь стала плотной. Но не вся, а только небольшая ее часть вокруг окна его комнаты. И в этом распахнутом настежь окне он увидел электрика. Он подбежал к краю палубы и помахал рукой своему другу. Тот увидел, узнал, замахал в ответ, что-то крикнул ему. Он не расслышал, было далеко, но понял, что друг пожелал ему доброго пути. В знак того, что друг услышан, он достал водяной пистолет и пальнул в воздух. Над кораблем расцвел огненный одуванчик салюта.

Стена вдруг исчезла. Он почувствовал тепло на спине и обернулся. Над морем показался краешек солнца.

Электрик на всякий случай поглядел вниз. На тротуаре под окном никого не было. Он облегченно вздохнул и стал закрывать окно.

В этот момент в комнату ввалились жильцы коммуналки во главе с кумушкой-сорокой.

- Где? Где он? - наперебой заговорили они. - Дай посмотреть... Небось, насмерть разбился...

- Нету его там, - жестко и веско сказал электрик, закрыл окно и нарочито звонко, с силой, щелкнул шпингалетами.

- Как это нету?! - возмутилась кумушка. - Я же сама видела, как он вниз сиганул!

- Ну, так сбегай вниз, да посмотри, если видела.

Электрик захлопнул створки второй рамы и снова с силой щелкнул шпингалетами. Затем он шагнул к столу, взял ключ и начал оттеснять рвущихся к окну в сторону двери. Через несколько секунд кумушка-сорока сообразила, что проще сбегать вниз, чем сейчас пробиться к окну, и первой кинулась к выходу. За нею помчались остальные.

- Нету его внизу! - крикнул им вдогон электрик и тихо добавил. - Он там, куда давно стремился... Счастливый.

А корабль с карнавалом на борту тем временем набирал ход, держа курс прямо на восходящее солнце.

Похожие статьи:

РассказыКогда идёт дождь.

РассказыЛуна была желтой.

РассказыИз цикла: «Сказки про стариков и старух». Месть.

РассказыМусорщик.

Рассказы№105 Топор палача

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1205 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий