fantascop

Мы двое

в выпуске 2013/11/07
3 октября 2013 - Юрий Лойко
article980.jpg

 

Фасовочная машина гудела и звенела. Рутина настолько овладела мной, что изредка находилась минутка для мыслей о любимом доме, родителях, о собаке по кличке Джек, которая становилась на задние лапы при появлении хозяина. Поодаль в стороне работал Алекс — высокий парень с грустными глазами и вьющимися на голове кудрями. Он метался из стороны в сторону – смотрел, не зажёвывает ли металлическая цепь ленту, упаковывающую продукцию. Я искоса поглядывал за ним и порой удивлялся, как с таким мягким характером ему удаётся держаться на данной работе. Любой другой человек его склада давно перебил бы всех администраторов, которым явно необходимо было провести курс этикета в отношениях с работниками. Грубый толчок в плечо. Я обернулся. Небритый мужчина лет сорока разглядывал меня тёмно-карими глазами. Он молчал — в столь шумной обстановке никто не произносил ни слова. Вряд ли перекричишь многочисленные механизмы нашего цеха. Я кивнул, развернулся лицом к конвейеру, – он фасовал уже пустые пакеты — схватил с алюминиевого столика продукцию, на глаз забросил её в углубления машины, двигающиеся с определённым интервалом, и ринулся за следующей рамой. Противоположный конец цеха, уходящий вдаль на сотни метров, едва просматривался среди непрерывно перемещающихся людей в желтых комбинезонах.

 

За обедом Алекс сел за мой столик. Я доедал свою порцию и наблюдал за напарником, который откусил полкотлеты и вскинул на меня свои обычно-грустные глаза. Казалось, он вот-вот заплачет или начнёт хныкать, как маленький ребёнок, увидевший недоступную игрушку за витриной магазина.

 

-Майк,- сказал он, водя вилкой по тарелке,- у меня плохое предчувствие…

 

Моё настоящее имя Михаил, но среди рабочего персонала за мной закрепился своего рода псевдоним.

 

-У тебя всегда плохое предчувствие,- заметил я, оглядев помещение, напоминавшее зал для приёма гостей, а не столовую для простых рабочих. Под потолком висела гигантская люстра с сине-голубыми плафонами, источавшими небесно-голубой свет. Он раздражал меня.

 

-Нет, Майк. — Алекс придвинул стул.- Я серьёзно. Мне кажется, мы не туда летим. Сегодня ночью я видел сон…

 

-Алекс, я люблю тебя и уважаю как друга, но иногда ты ноешь хуже двухлетнего дитя!

 

Он бесстрастно разглядывал меня.

 

-И ты даже не выслушаешь?

 

Не хотелось его обижать, но я чувствовал жуткую усталость и намеревался использовать оставшиеся двадцать минут перерыва для уединённого отдыха, а не для выслушивания жалоб друга.

 

-Прости,- сказал я, вставая,- в другой раз.

 

Через несколько минут я лежал в своей каюте, разглядывая потолок. Помещение было наполнено голубоватым сиянием, льющимся из овального плафона, висящего под потолком. Боже, поспать бы хоть часик, подумал я, закрывая глаза, совсем чуть-чуть. Здешние правила и условия… до сих пор не могу привыкнуть.

 

Звучный и настойчивый стук в дверь заставил подскочить на кровати. Голова кружилась так, что я едва не рухнул ничком. В каюте — темно, лишь полоска света под металлической дверью приковывала внимание. Стук раздался вновь. Казалось, он сотрясал весь корабль. Рука нащупывала на столике часы, и тут я вспомнил, что запрограммированная составляющая бортового компьютера автоматически выключает свет, если работник самостоятельно не отключит опцию голосовой командой.

 

-Майк! Все давно гнут спину!!!

 

Администратор смены.

 

Я вскочил и двинулся рывком к полоске света. Каюта наполнилась режущим глаза сиянием. Ясность ума вернулась лишь через час, когда цепь машины намотала остатки фасовочной ленты и та заглохла. Вскрыв внутренности механизма, я чистил оные и сквозь непомерный грохот слышал разъярённый крик небритого администратора. Лейтмотивом всех его воплей оставалось одно и то же – если я не успею выполнить работу до прибытия корабля, он лично удержит все проценты с моей зарплаты.

 

 

После отбоя хотелось рухнуть в постель и спать до следующего утра, но я неподвижно сидел на койке и разглядывал фотографию родителей.

Следующий сеанс связи с родной планетой через четыре дня. По условиям трудового договора, который подписывает каждый потенциальный работник перед зачислением на рейс независимо от должности, он получает право звонить родственникам раз в неделю. Обычно, по субботам. Семь дней тянулись для меня как семь лет, как семь столетий. Иногда, после смены я шествовал в каюту, вяло передвигая ногами, гудящими от многочасового стояния за машиной, брал в руки календарь, силясь вспомнить, какой сейчас год, месяц, число и вообще, сколько нахожусь на борту космического судна. Честно говоря, пришлось взяться за эту работу в силу катастрофического материального положения нашей семьи. Чинно восседать в комфортабельных офисах за гроши, протирая штаны за стопками никому не нужных бумаг или быть лакеем у какого-нибудь богатого негодяя, который занимается тем, что штрафует своих работников на каждом шагу и платит копейки – вот перспективы нищенской жизни на Земле. Многие мои друзья и знакомые всё чаще выбирают рейсы на космических кораблях, готовящих продукцию в полёте. Таким образом, компания экономила время и деньги. Я не говорю, что здесь условия труда лучше, но оплата гораздо, гораздо выше. Мало того, “Пруст” была единственной компанией, до сих пор не заменившей людской труд машинным. Каждый рабочий знал: чиновники рано или поздно сократят всех сотрудников, поэтому мы работали, пока имелась возможность, и получали неплохие суммы.

 

Фотография родителей манила и напоминала о доме. А что хорошего в этом доме? Допустим, вернусь через полгода, потрачу деньги на одежду и кредит, хотя… нет, я непременно должен копить на собственное жильё. В принципе, если совершить три-четыре полёта на “Арт” и обратно, то смогу приобрести скромное “гнёздышко”. Главное, выдержать эти рейсы. Чаще всего, судно компании “Пруст” совершает перевозку свежей продукции на артианские колонии и обратно. Открытые месторождения на планете “Арт” представляют огромный интерес для землян. А продукты и вещи первой необходимости, произведённые во время полёта, пользуются всё большей популярностью.

 

В дверь тихо постучали. Я понял, что мои глаза был закрыты. Сон со свойственной ему хитростью овладел мной незаметно.

 

-Майк,- шепнули. Алекс. Конечно же, Алекс, кому ещё я нужен на этом проклятом корабле??

 

Протирая глаза кулаком, я открыл ему дверь. Он огляделся по сторонам, на цыпочках засеменил в каюту, вздохнул и устроился на мягком стуле у прикроватного столика. Сев небрежно, он заставил фотографию родителей опасно шатнуться. Я в два шага метнулся к столику и схватил фото.

 

-Прости, друг.

 

Я спрятал фотографию и лёг на спину, подложив руки под голову. По телу прокатилась волна неописуемого облегчения. Глаза слипались, будто искали удобный момент пропустить сон в сознание.

 

-Дружище,- начал Алекс неуверенным тоном,- прости, что отвлекаю от заслуженного отдыха…

 

-Я никогда не был против твоей компании. Говори по делу и не бойся ничего…

 

— Просто я не договорил по поводу сна и насчет кое-чего. Понимаешь?

-Угу…

 

-Я много раз повторял, что терпеть не могу эту работу. Неблагодарная, неблагодарная работа! Если бы я не умчался на этом “летающем заводе”, моя девушка съела бы меня заживо. Изо дня в день она твердила: “ Ты ничего не зарабатываешь для будущей семьи и вообще ты никто…” По крайней мере, получу хорошие деньги, когда вернусь на Землю. Она по-другому заговорит!

 

-Так что тебе приснилось?- Я погрузился в сладкую дремоту.

 

-Пару дней назад я лёг спать после очередной смены и увидел бескрайний космос, мириады звёзд, несущихся навстречу. У меня было ощущение, что я лечу на огромной скорости. И ещё слышал твой голос. Видимо, ты находился рядом. Стоило повернуть голову, и я бы тебя увидел, но не сделал этого. Впереди было свечение, овальное отверстие в космическом пространстве, за которым …

 

Сон сразу же смыло волной недоумения. Приглушённый и неуверенный голос Алекса вдруг замолк. Друга в каюте не было. В голову закралась мысль: я уснул во время рассказа Алекса. Он не стал меня будить и ушёл. Да, так всё и было. Я оскорбил его и, наверно, сильно обидел. Моя эгоистичная, мерзкая манера. Я вышел в коридор. Стояла звенящая тишина. Для человека, находившегося на корабле долгие месяцы, а то и годы, мерное гудение становилось обыденным явлением и порой не замечалось. На ходу дёргал ручки соседних кают — всё закрыто. На стук тоже никто не отвечал. В теле чувствовалось бодрствование, не ощущалось остаточного влияния сна, которое обычно затуманивало сознание в первые минут двадцать после того, как просыпаешься.

 

В цехе надрывно звенела машина, на которой я работал каждый день. Она выплёвывала пустые пакеты. Мимо промчалась тележка, напоминавшая

рохлю. Неподалёку сновали рамы на скрипящих колёсиках. Пустые шпаги звенели во время движения. Я сделал шаг и всё замерло. По телу пробежала лёгкая дрожь, а ноги понесли к тележке. Мои руки коснулись её, ища признаки встроенных механизмов, которые позволяли бы управлять ими на расстоянии. Но… ничего не обнаружил.

 

-Есть кто-нибудь???- крикнул я что есть мочи. Эхо прокатилось по прямоугольному помещению и вернулось с ответом: “…удь…удь…удь”. В отделе производства – та же пустота. Но ведь только что отсюда выезжали рамы! Не могли же они сами разъезжать по цеху? Из помещения для мойки раздался грохот — как будто что-то уронили по небрежности. Приоткрыв тяжёлую металлическую дверь, я увидел пустые бадейки. В них перевозилась сырая продукция перед тем, как её подвергали обработке. Пусто. Выйдя из отдела производства, я оказался в ещё одном длинном коридоре с зелёным ковром на полу. В противоположном конце виднелась дверь орехового цвета, за которой, насколько мне помнилось, была кабина управления судном. Я предпринял попытку достучаться в каюты, где жили администраторы, представители компании. Дверь кабины оказалась открытой. Поднялся по металлической лестнице на мостик… Моему взору открылся бескрайний космос, усыпанный бесчисленным множеством мерцающих звёзд – зрелище просматривалось по всему периметру полукруглого помещения. Ни души. Приборы переливались всеми цветами радуги. Впервые одиночество приблизилось ко мне на опасное расстояние и взяло под руку. В кресле напротив кто-то сидел. По спине пробежали мурашки, в глазах слегка помутнело. Кто бы это ни был, он знал о моём присутствии. Знал и не показывал вида. Бесшумно ступая по мягкому ковру, я обошёл кожаное кресло.

 

-Чёрт возьми!!- воскликнул я и чуть не заплясал на месте.- Алекс! Алекс, это ты! Я не верю своим глазам! Я…

 

Не мигая, он уставился в зияющее чернотой и мерцанием звёзд космическое пространство. Затем молча поднял правую руку и щёлкнул пальцами. Усмехнулся.

 

-Друг, это я, Майк! Слышишь?

 

Я понял, что с ним произошли изменения. Он выглядел не так, когда рассказывал сон у меня в каюте. От застенчивости, неуверенности в движениях не осталось и следа. И внешность его также вызвала у меня подозрения. Я зажмурился, вновь взглянул на друга.

 

-Привет, — сказал Алекс бесцветным голосом.- Пока ты прятался, я размышлял над тем, сколько ещё просижу в этом проклятом кресле.

 

-Прятался!? Я искал по всему кораблю хотя бы одного живого человека! Послушай, дружище, объясни мне, что происходит!

 

Алекс рывком вскочил с кресла так, что оно откатилось на колёсиках в дальний угол. Я отпрянул и едва не упал, ударившись о приборную панель. Из кармана своей рабочей формы Алекс вынул пистолет. Рукоятка блеснула в представлении мигающих экранов. Откуда у него оружие? Он захватил корабль и выбросил трупы за борт, а меня оставил для потех? Мысли роились в мозгу как стая мух. Он в два шага приблизился, навалившись всем телом и приставив холодное дуло пистолета к моему подбородку.

 

-Я не …

-Я здесь уже так долго, что начинаю сходить с ума! А ты … ты хоть понимаешь, что значит месяцами…годами…я не знаю, сколько именно, я здесь. А ты был где-то рядом и не пришёл ко мне, не пришёл! Ненавижу тебя! А ещё другом называешься!- Он упал на колени, выронил оружие и заплакал как ребёнок. От его слов я потерял уверенность в своих предположениях и не мог произнести ни слова. Мог лишь сесть рядом и обнять его, успокоить. Мы перешли в столовую. Провизии на судне хватало на год максимум. Значит, Алекс пробыл здесь явно не более этого срока. Однако еды практически не осталось. Я налил ему чай, посадил за столик. Всхлипывая и утирая нос, он обхватил кружку, посмотрел на меня красными глазами и, немного успокоившись, поведал свою историю.

 

-В тот злополучный отбой я не мог уснуть. Не мог и всё. Да и сон странного содержания не давал покоя. Казалось бы, ничего особенного, но яркие, словно с картинки, образы, отрывки возникали перед глазами в течение всего рабочего дня. Вот и решил поделиться с тобой переживаниями. Думал, может, ты что-нибудь прояснишь.- Он пригубил напиток, глубоко вздохнул, опустив глаза в чай.- Я рассказал тебе весь сон. По крайней мере, всё, что помнил на тот момент и… ждал ответа, молча рассматривая свои руки. Это свойственно мне, ты знаешь.- Алекс смущённо улыбнулся и вновь помрачнел.- Не дождавшись и подумав, что ты уснул, я взглянул на твою койку. Тебя не было.

 

-Как?- Я чуть не подскочил на стуле от удивления.- Спал я или нет, не помню, но твой рассказ оборвался на середине. Внезапно ты замолк и я решил, что уснул. Да, такая мысль промелькнула в мозгу. Теперь же выясняется, что ты вообще не выходил из моей каюты! Не может быть! Тебя не было в каюте! Не было! Я ничего не могу понять в этой истории!

 

Алекс непонимающе моргал глазами, сжимая кружку. На миг мне подумалось: она сейчас взорвётся. Он отпил ещё раз, ещё, пока не понял, что она давно пуста.

-Я продолжу, — сказал Алекс спокойно.

 

-Продолжай, друг. Прости, перебил.

 

-Какое-то время я как в трансе сидел на месте, пытаясь сообразить, как у тебя получилось проскользнуть мимо меня. Да это и не в твоем стиле. В общем, сначала в голову лезли бредовые мысли. Наконец, осмотрел койку, сам не понимая, зачем это делаю, направился бродить по кораблю и обнаружил, что кроме меня здесь никого нет. В кабине управления пытался связаться с кем-нибудь. Подавал сигналы бедствия… Ну, считал, что подавал, ведь совсем не знал, как управлять судном. Часами тупо смотрел на звёзды. Когда немного успокоился, вспомнил — перед вылетом нас инструктировали, что на экстренный случай можно воспользоваться спасательной капсулой, рассчитанной на весь экипаж.

 

-Точно! Если капсулы нет, значит, корабль покинули в спешке и забыли про нас… нет, не сходится. Ведь ты был в сознании, когда … я запутался!

 

-Не переживай, я проверил капсулу.

-И? Её нет? Я так и знал, что её там нет!

-Она на месте.

 

Несколько секунд я разглядывал раскисшую физиономию друга.

 

-Так почему же ты не улетел? Капсула должна быть запрограммирована на обратный полёт до Земли.

 

Алекс заплакал. Всхлипывания напоминали истерику малолетнего разбалованного мальчика. Впервые я видел его настолько раздавленным и молча ждал, обняв его за плечи. Через минуту он вытер мокрые щёки, налил себе чая, сделал большой глоток, оглядел столовую и сказал с несвойственной ему грубостью:

-Я улетал!

 

Его слова поразили меня так, что я боялся шелохнуться, не находя слов. Друг продолжил:

 

-Я поступил, как и любой нормальный человек, оставшийся в полном одиночестве на космическом корабле и не умеющий управлять им. Правда, не сразу. Несколько дней просидел на мостике и старался связаться с любой живой душой, посылал сигналы помощи в пустое пространство. Ответа не было. Я не уверен, отправлял ли их вообще. Потом решил улететь. Капсула действительно запрограммирована на единственный пункт назначения – Землю. Полёт занимает ровно столько, сколько мы потратили на путь сюда. Мы ведь летели около месяца?

-Двадцать семь дней.

-Бортовой компьютер спасательной капсулы показывал длительность обратного полёта… другую. Почти год.

-Чтооо??? Не может, не может, не может быть!- Я вскочил и стал медленно расхаживать по столовой, обхватив руками голову.- Ты понимаешь, что это значит?!

 

-Каким-то непостижимым образом мы преодолели большее расстояние. Но… как?

-Да, наш корабль летел со скоростью света почти месяц…. До назначенной планеты нам оставалось четыре дня. Как мы могли преодолеть расстояние в двенадцать раз больше?! Да ещё за то же время!

 

Алекс уставился на меня немигающим взглядом.

 

-Тем не менее, я сел в шлюпку,- продолжил он.- Полетел к Земле. Взял дополнительную провизию. Знаю, это полное безумие! Боже, на что я рассчитывал! На то, что смогу провести в одиночестве целый год в тесной капсуле? До сих пор не понимаю, как решился на такой необдуманный, глупый шаг! Я летел несколько часов, ощущая обороты жуткой депрессии. Затем уснул, а очнулся в кабине управления. Здесь же! Проверил капсулу. Всё выглядело так, словно я не улетал.

 

-Слушая тебя, мне приходит на ум одна безумная мысль.

-Какая?

-Что мы перепрыгнули время.

-Каким образом?

-Не знаю… И куда подевались остальные???

 

 

 

Алекс спал в своей каюте. Он умолчал о том, сколько здесь провёл времени. По моим предположениям, несколько месяцев. Чем он занимался? Какие мысли крутились в его голове? Зная друга, я не сомневался, что он подумывал о самоубийстве. Может, пытался свести счёты с жизнью. Мне двадцать девять лет. За плечами — попытки и постоянные мысли о смерти. В наше время это характерно для каждого второго молодого человека. В двадцать первом веке депрессию называли второй чумой. Сейчас это состояние психики настолько повседневно, что все попросту не замечают подобных симптомов. Методы борьбы с угнетающей болезнью превратились в обычную гонку за прибылью. Мировые компании, начавшие выпускать антидепрессанты в двадцать первом веке не ради выздоровления людей, а ради наживы, в итоге погубили тысячи людей по всему миру. С годами подобная практика набирала обороты, лишь усугубляя ситуацию.

 

Сидя в кожаном кресле на капитанском мостке и глядя в бесконечный космос с его одинокими звёздами, я вдруг захотел, чтобы мы действительно вернулись в прошлое. Не только я и Алекс, а весь мир, дабы сказать предыдущим поколениям, куда они идут. Показать, что через несколько веков население планеты сократится до неузнаваемости, а случаи самоубийства среди молодежи займут первые места. Сказать им, что новый мировой экономический кризис вызовет очередную волну безработицы, сравнимую разве что с ситуацией в тридцатых годах двадцатого века и с крахом в конце того же века. В две тысячи двенадцатом году не будет конца света, поведал бы я своим предкам, но он ожидает вас через сотни лет, если вы не одумаетесь. Население планеты не растёт, уверял бы я, а падает, граждане, и знаете почему? Конечно, знаете, но ничего не делаете, чёрт побери! Вы назвали депрессию второй чумой и сеете панику среди населения, но выбираете бездарные методы, а тот, кто выступает за достойные способы борьбы с этой заразой, получает кляп в рот. Зачем столько людей раньше принимало эти таблетки, выкладывая в аптеках огромные суммы? Молодёжь в наш век, думал я, наблюдая за тихим мерцанием наиболее ярких звёзд, настолько занята поисками своего места в обществе, что не успевает замечать у себя признаки упадка настроения. Уже установлено — каждый второй, так или иначе, испытывает приступы сильнейшей депрессии, или апатии. Мне повезло: нашлось рабочее место, возможность заработать неплохие деньги. На Земле всё обездушено, и временами нет желания туда возвращаться. Может, ради родителей. Единственный плюс нынешней цивилизации – поиски соседей в других галактиках. Поиски новых возможностей на иных планетах. Власти открыли колонии на обнаруженной планете “Арт”. Там до сих пор ведутся поиски живых организмов. Обнаружены лишь новые формы одноклеточных, несколько бактерий да неведомые ранее животные из флоры и фауны. Условия позволяют землянам работать и создавать новый город, но продовольствия и средств первой необходимости катастрофически не хватает, поэтому компании-перевозчики моментально придумали летающие заводы, которые во время полёта доводят до ума продукцию, а порой и производят её, тем самым экономя время, а значит и деньги. Да, это огромные расходы — создать пару летающих машин-производителей, но с развитием колоний на других планетах всё это окупится в сотни раз. Те же компании перенесут свой бизнес в новые города. В принципе, у нас есть будущее, несмотря на ужасающий уровень смертности и безработицы. Пугает одно: человеческая алчность найдёт лазейку с неосознанной целью оставить народ без куска хлеба и наедине со своими проблемами.

 

Поток собственных мыслей не остановить. Яркие песчинки на чёрном полотне, именуемом космос, загипнотизировали меня. Тело обмякло в кресле. Полукруглое помещение озарялось разноцветными бликами мигающих экранов и кнопок, в которых я ничего не смыслил. Куда мы летим? Я забыл сказать, что повторно проверил наличие капсулы — время в

бортовом компьютере, которое необходимо для возврата на Землю. Экран выдал немыслимое – двадцать четыре месяца и пятнадцать дней. Система тут же дала сноску — капсула не рассчитана на такое расстояние. Это было гораздо больше того, о чём рассказывал Алекс. Гораздо больше, чёрт возьми. Но почему? Как вышло так, что мы пролетели нужную нам планету, уносясь в глубины космоса? Я не мог просто сидеть, сложа руки! Внимание приковали многочисленные экраны, светящиеся зелёным, жёлтым, красным отливом. Я внимательно их разглядывал, пытался узреть то, что дало бы мне ответ хотя бы на один вопрос. Мои усилия были вознаграждены — удалось найти бортовой журнал. На космических кораблях компании “Пруст” устанавливали дополнение к бортовому компьютеру – систему, которая записывала не только звуки в кабине управления, но и видео. Мне понадобилось несколько часов, чтобы разобраться, что нажимать и в какой последовательности. По дате выбрал одну из последних записей и с ощутимым жаром волнения включил. В висках застучало. Сначала экран ничего не показывал, затем появилась картинка. Обычная обстановка. Люди в форме с нагрудным логотипом компании занимались рутинными делами. Несколько человек сидело за приборами. Две женщины, держа спину прямо как на показе мод, ходили из угла в угол, делали какие-то записи. Звука не было. Выругавшись, я потратил ещё полчаса, чтобы найти в настройках нужную опцию. Обычные разговоры. Посреди кабины на мостике, облокотившись о поручни, стоял, чуть сгорбившись среднего роста мужчина. Губы закрывали густые чёрные усы. Камера делала плавные перемещения с одного конца помещения на другой. Я прокрутил запись вперёд и взглянул на время и дату. Сделано вечером, примерно в те минуты, когда Алекс пришёл в мою каюту, чтобы рассказать сон. Затем вновь перевёл внимание на экран и увидел совершенно пустую кабину.

 

-Не может…- вырвалось у меня. Я перемотал на несколько минут назад и с содроганием наблюдал за происходящим, старясь не пропустить ни секунды. Все заняты работой. Вот молодая женщина подошла к капитану, показывая какие-то записи на белом листе бумаги. Передёрнув усами, мужчина с многозначительным видом кивнул и кашлянул в кулак.

 

-Капитан,- сказал парень лет тридцати пяти, сидевший перед мигающими приборами, и круто развернулся в кресле лицом к усатому мужчине,- кажется…

 

Пустота. Всё произошло настолько быстро и неожиданно, что я не успел заметить ничего. Снова перемотал. Люди просто исчезли. Я выдохнул, экран запотел. Как они могли пропасть? Перематывал запись вновь и вновь, обратив внимание на парня, который собирался что-то поведать капитану за секунду до исчезновения… Хотя… Может, запись всего лишь стёрли? Заменили другой с целью скрыть следы преступления? Я заметил, что стою на коленях на полу и смотрю в экран, едва не упираясь в него носом. Сел в кресло, пытаясь привести мысли в порядок. Нет, должно быть другое объяснение! Вернулся к бортовому журналу. Если Алекс был на корабле, значит должны быть видеодоказательства. Открыв следующий архив, я увидел, то, что заставило мои зрачки увеличиться вдвое. Дата сделанной компьютером записи показывала фантастические вещи, веря которым Алекс находился на корабле пятьдесят лет. Стоп. Следуя подсказкам дисплея, вернулся и выбрал опцию текущего времени, числа и года. Зажмурился, взглянул заново, быстро-быстро заморгал. Затем встал и зашагал в сумраке кабины управления. Наверно, какая-то ошибка в бортовой системе, компьютер дал сбой или… сплю в своей каюте и не могу проснуться. Если верить бортовому журналу, сегодня двадцать пятое марта две тысячи двести девяностого года. Получается, мы взлетели с Земли ровно век назад! А видеоматериалы наблюдения уверяли: Алекс находился здесь один в две тысячи двести сороковом году. Так он провёл здесь полвека. Оперевшись на подлокотники, сел в мягкое кресло, откинулся на спинку и сызнова ощутил присутствие режущего как острая сталь одиночества, подскочившего до грани безумия. В последний раз так чувствовал себя в школе, когда меня бросила горячо любимая девушка. Ощущения были такими, будто отвернулся весь мир, и я ещё не понимал в те, можно сказать, детские года, что бывают ситуации гораздо трагичнее. К тому же, ни один человек не в состоянии заменить все краски этого пусть и загубленного, но всё же многогранного мира.

 

И вдруг я уяснил: не хочу возвращать всё назад. Не хочу. Общество, окружающий мир, ежедневные проблемы, условия жизни настолько опротивели, что нынешняя ситуация казалась раем. Земля не манила, лишь родители, я их любил, как-никак, но это было единственной причиной, по которой следовало возвращаться. Во многих книгах планету описывают, как Дом, поля и леса-легкие, реки — кровь и нет ничего прекраснее… Может, раньше так и было, но теперь всё разворовано и загублено настолько, что забываешь все эти манящие описания.

 

Где же мы сейчас? Возможно, поэтому бортовой компьютер шлюпки и показывал разное время полёта до Земли ввиду изменившегося расстояния. Искривление времени. Об этом явлении я слышал и читал в различных произведениях писателей прошлых веков. Боже, о чём я думаю! Мне необходимо найти выход из ситуации! Я же не Алекс! Он итак просидел здесь, только и делая, что вытирая сопли и собирая их в баночку! Но… что же мне делать! Как я могу повлиять на ход событий? Во время нашей последней беседы перед отбоем мы не видели друг друга. Я слышал, как Алекс оборвал рассказ, значит… он исчез, что ли? Он же не видел меня, когда закончил говорить!

 

 

Я спустился в каюту друга и терпеливо наблюдал, как Алекс нехотя просыпается. Он сел на кровати.

 

-Мы оба видели один и тот же сон,- сказал Алекс, зевнув.

-Нет. Друг, кажется, я понял частично.

-Неужели. И что же ты выяснил?

-Мы находились в разных временных промежутках.

-Разве?

-Я изучил бортовой журнал и нашёл разрознённые даты записи. Ты был здесь через пятьдесят лет после вылета, а я через сто. Но уже с тобой.

-Но… Как?

-Я не знаю. Поэтому капсула показывала другое время полёта на Землю!

 

Алекс плюхнулся в кровать и молчал.

 

-Запаса кислорода и продовольствия на корабле, — продолжал я, — явно не хватило бы и на год.

-Так мы будем ждать, пока всё не кончится? И почему, интересно, мы оказались здесь вдвоём? Куда подевались остальные!

 

-Можно предположить, что они потерялись в других вариациях временного пространства. Они могут быть на много лет впереди или позади, как были мы с тобой.

 

Алекс отвернулся к стене. Я встал и вышел в коридор. Дойдя до входа в цех, замер. Поведение друга беспокоило. Необходимо всегда держать его на виду. Вернулся, открыл дверь и чуть не вскрикнул от ужаса. Тело Алекса висело на верёвке, сплетённой из простыни. Покачиваясь, он ещё дёргался в танце смерти. Ноги сами понесли меня в столовую за ножом. По пути я едва не упал, и чувства не позволили мозгу работать и кричать: как за такое короткое время он успел повеситься? В каюте меня встретил друг, мирно лежащий на кровати.

 

-Ты так носишься, что мёртвого поднимешь!- зло бросил Алекс.

 

Держась за ручку двери, я сел на холодный пол, сжимая в левой руке нож. Впоследствии несколько раз сталкивался с ним в разных помещениях, словно множество клонов бродило по кораблю. Однажды мы говорили, находясь в столовой. Однажды я зашёл в туалет и застал его сидящим на унитазе. На другой день друг лежал в кровати, истекая кровью от ран на запястье. Я закутал тело простынёй и вернулся в кабину управления, где он сидел в кресле, глядя на звёзды. На мой вопрос, он ответил, что сидит здесь уже почти час. Я рассказал ему о других Алексах, на что он улыбнулся и с сочувствием похлопал меня по плечу. Рядом находился человек, который не

имел в глазах ни капли сентиментальности. Наоборот, в них горела уверенность в спасении. Вскоре я решил — вижу друга в разных временных промежутках. К тому же, он стал выглядеть намного старше.

 

Проверил бортовой журнал. Две тысячи двести девяносто девятый год.

 

Запутался. Запутался и не могу привести мысли и суждения в порядок. Я чувствовал себя в форме и особых изменений в поведении не ощущал. Однако что-то заставляло меня задуматься, ведь организм не обманешь. Зайдя в ванную, долго не решался посмотреть на себя в зеркало. Бывает, что приходится не спать много часов по причине загруженности графика работы, и в течение дня забываешь об этой мелочи, но ощущаешь, что организм подаёт слабые сигналы. Так было и в тот момент, когда я застыл в нерешительной позе на пороге ванной комнаты. Шагнул, прикрыл за собой дверь, заглянул. На меня смотрел осунувшийся мужчина, выглядел он лет на сорок. Под глазами просматривались синие круги, свидетельствующие о постоянных недосыпаниях или регулярных психологических нагрузках. В глазах читалась грусть, кожа изборождена многочисленными морщинами, на подбородке — огромный прыщ с чёрными волосинками. В густых чёрных волосах виднелась седина. Я закричал, прижав ладони к лицу. Сев на корточки, замолк и попытался совладать с паникой. Моё имя не Алекс для такой низости. Господи, друг, прости за критику!

 

Я сидел в кресле кабины управления и пытался разобраться в бортовой системе и направить корабль на обратный путь. Мне думалось, что если мы полетим той же траекторией, то будет больше шансов для возвращения в прошлое. Идея немного бредовая, но мне необходимо было чем-то занять себя. Лицо, посмотревшее на меня из зеркала, до сих пор не выходило из головы. Я услышал шаги. Обернулся, откатившись на кресле. В тени стоял силуэт.

 

-Алекс, подойди, помоги мне, будь другом.

 

Не ответили. Тень двинулась ко мне, бесшумно шагая по ковру. Я прищурился и вновь окликнул друга.

 

-Неужели получилось,- произнёс человек скрипучим приглушённым голосом. В нём слышалась старческая хрипота.

 

Я не мог пошевелиться. Посторонний на корабле! Кто! Откуда!

 

Прежде чем я задал вопрос, он вышел из тени. Старик с длинной белой бородой и такого же цвета волосами до плеч глядел на меня рассеянно. В изношенной и дурно пахнущей одежде он опустился в кресло слева от меня. С тоской посмотрел на звёзды, причмокнул, кашлянул сухо и с отвращением.

 

-Ты пытаешься найти выход?- прохрипел он.- Надежда хороша, но лишь в редких случаях.

 

-Кто вы и как оказались на корабле? Что вам нужно? Отвечайте же!

-Я тот, кто прошёл весь твой жизненный путь.

-…

-Да. Я это ты. Не узнать, правда?

 

Я безмолвствовал, вглядывался в незнакомца так, что застучало в висках, а голова загудела от напряжения.

 

-Через месяц ты научишься управлять кораблём на уровне стажёра и полетишь в обратном направлении, -говорил тихим голосом человек, смотря на сверкающие песчинки космоса,- а потом… Найдёшь это.

-Это???

-Корабль компании “Пруст”. Точно такой же. С одним человеком на борту.- Старик говорил отрывисто.

 

-С кем?

 

-А как повезёт! Сначала наткнёшься на галактику, совершенно новую и ранее не изведанную, где существует множество планет, и лишь немногие из них заселены жизнью. Жизнь эта подарена иным Богом другим существам, которые волею судьбы оказались в той части бесконечного космоса, где время ничего не значит. В данной галактике притаилась дыра неизвестного происхождения. Сразу напрашивается название чёрной дыры, но я не уверен. Она способна смешивать время в таких комбинациях, что совершенно невозможно найти себя в многочисленных временных клонах. Думаю, об этой аномалии и хотел сообщить техник с записи, которую ты видел в бортовом журнале. Он не успел сказать, как корабль вторгся туда. Нас раскидало по различным временным промежуткам. Тысячелетиями дыра поглощала всё, что попадалось ей на пути, как белая акула съедает любую вещь без разбора. Время, цивилизации, трагедии-всё смешалось в фантастический конгломерат. Поэтому мы порой не замечаем, как стареем. Жизнь кажется всего лишь мгновением. Она протекает всё быстрее и быстрее, разгоняясь неторопливо, но затем приобретая немыслимые последствия. Жаль, что начинаешь понимать это, когда сталкиваешься с подобным явлением здесь, а не на Земле. Ведь продолжительность человеческой жизни всего лишь какие-то пятьдесят-шестьдесят лет. Разве это не мгновение? По сути, мало, что поменялось. Мы не боги здесь, всего-навсего незаметные песчинки. Я видел существо с одной из планет галактики, которая проходила через дыру бесчисленное количество раз. Они научились управлять временем, так как изучили физическую суть процессов, происходящих в этом космическом проглоте. Их приборы способны

переносить живое существо в любое время, но только те, кто испытал на себе явления дыры. Вот я здесь, но временно, так как действие их аппаратуры непредсказуемо. Я хотел сказать тебе, что шаги, которые ты собираешься предпринять — правильны в том, что необходимо изучить управление и только.

 

-Так что же мне делать, чёрт возьми! Куда направляться!?

 

Кресло пустовало. В замешательстве я огляделся. Был ли он здесь? Хотелось кричать и плакать. Время перемешалось настолько, что жизнь не имела смысла. Не потому ли оборудование в цехе двигалось само собой? Мы пролетали через дыру столько раз, что действия работников нашего корабля опережали их физическую составляющую! Всё равно, что передвинуть предмет до того, как тут же переместиться в прошлое, причём всё происходит настолько быстро, что наши глаза наблюдают лишь за магическим передвижением предмета.

 

Взрыв и впившиеся в кожу лица осколки прервали мои мысли. Я инстинктивно прижался к полу. Искры летели во все стороны. По левой щеке, которая сильно саднила и пульсировала, текла тёплая жидкость. Кровь. Выглянуть из-за кресла не удалось. Раздался второй выстрел. Пуля разорвала обшивку кресла. Оно откатилось и прижало меня к приборной панели. Я нащупал кобуру. Конечно, пуста. Наверно, Алекс вытащил ночью. Алекс! Да, кто же ещё мог стрелять!

 

-Алекс!- крикнул я, что было сил.- Алекс, если это ты, друг, отзовись!

 

С минуту стояла напряжённая тишина.

 

-Прости, Майк!- Голос его дрожал, прерывался всхлипываниями.- Ты должен умереть. Сначала ты. Потом… я!

 

-Алекс!- Кровь затекала в уголок моего рта. Ощущался противный солёный привкус.- Вместе мы обязательно выберемся! Один ты ничего не сделаешь! Жизнь не кончилась, слышишь?

 

Снова молчание. Мой слух напрягался до предела. Я силился расслышать его мягкие шаги по ковру.

 

-Алекс!

-Я разговаривал сам с собой, Майк! Только что в своей каюте. Это был старик. Я из будущего. Он сказал мне, что нас ждёт!

 

Я похолодел. По спине пронеслась дрожь. Похоже, встреча с иной цивилизацией была не только у меня. Мой клон из будущего ничего об этом не говорил.

 

-Друг! Что бы тебе ни говорили, выход всегда можно найти! Я тоже только что разговаривал с пожилым человеком. Это был я из того же будущего. Он приходил, чтобы предостеречь нас! Мы вернёмся на Землю, обещаю тебе!

 

-Ты хочешь сказать, у тебя есть план, Майк?

 

-Да, да! У меня есть план! Почему бы тебе не отдать мне пистолет и не выслушать его!- Никакого плана у меня не было, но такой ход мог спасти мне жизнь. Я лежал на животе с поджатыми коленями, чувствуя вкус собственной крови, и верил, что друг послушает здравый смысл. Вместо ответа выстрелы повторились. Я закрыл голову руками, оставляя на полу алые следы, потом с силой толкнул кресло в сторону предполагаемого нахождения друга, молясь, чтобы Алекс стоял именно там. Мимолётным взглядом убедился, что оказался прав. Прежде чем кресло сбило его с ног, мне удалось протиснуться к железной двери в углу кабины. Распахнув её, влетел в темноту столь непроглядную, что на секунду замешкался, щупая стены. За спиной засвистели пули. Глаза постепенно привыкли к темноте. Винтовая лестница круто уходила вниз. Прыгая через две-три ступеньки, предположил, что спускаюсь в машинное отделение. Сломя голову я нёсся вниз, подвернув лодыжку. Потом вторую, но даже не заметил этого. В голове крутилась мысль о смерти. Будущее не изменить. Может, Алекс был прав насчёт этого? Частично.

 

Вывалившись кубарем за дверь, я упал на металлический пол. Со всех сторон возвышались огромные установки конусной формы. Всё гудело, словно я летел в пассажирском лайнере. На секунду даже заложило уши, как при взлёте. Поднялся, пробежал мимо громадных машин, ковыляя и спотыкаясь. Боль в лодыжках была адской. Ряд возвышавшегося к потолку оборудования чередовался с встроенными в стены панелями. Затерявшись в лабиринте, я сел за одной из установок, чтобы отдышаться. Алекс твёрдо решил убить меня. Как он мог даже подумать о таком? Мы же со школы знаем друг друга. Время вкупе с одиночеством делает человека сумасшедшим даже в случае мнимого его сокращения. Рядом лежал кусок трубы. Схватив его, встал и, не спеша вернулся. Между рядами громадных механизмов была дорожка. Я ждал, сжимая своё оружие. Время текло невыносимо долго. Сколько я здесь нахожусь? Минуту? Год? Век? Вдруг мне уже под полтинник? Со временем шутки плохи.

 

Железная дверь хлопнула. Я напрягся, до боли в костяшках сжал трубу, при этом забыв о ноющих лодыжках. Помедлив, выглянул. В проходе стоял

мужчина с выпирающим под рубашкой животом. Толстое лицо лишь отдельными чертами напоминало Алекса. В правой жилистой и пухлой руке блеснул пистолет. От удивления я чуть не выронил своё оружие, прислонился спиной к мирно гудящей установке, глубоко вздохнул. Время играет с нами. Жестоко играет. Шаги. Он приближается. Я не мог убить друга, пусть даже такого неповоротливого увальня. Но ведь несколько минут назад я видел его молодым! Значит, и у меня произошли изменения в возрасте. Алекс прошёл мимо, озираясь по сторонам. Можно вернуться в кабину управления и запереть его здесь. Точно! Я захромал обратно. Рука, которая легла на ручку двери, была покрыта выступающими под кожей венами. Мы вновь пролетели через чёртову дыру! Да что же мы, кругами, что ли летаем? Слёзы подступили к глазам, но я их упорно не выпускал.

 

-Майк!!!

 

Я обернулся. Алекс стоял в нескольких метрах. Он мог убить меня выстрелом в спину.

 

-Всё кончено, Майк!- сказал он. Его пухлые руки висели вдоль тела.

-Друг… Ты видел себя в зеркале?- Если попытаюсь бежать, у него хватит времени, чтобы пристрелить меня. Разговор — единственное спасение.

 

-Можешь выбросить трубу. Она тебе не понадобится.

-Хорошо, Алекс.- Труба полетела в сторону.

-Ты думаешь, я идиот и не замечаю изменений в своём теле?

-Друг, я…

-Ты разве не видишь? Мы стареем в несколько раз быстрее! Стареем потому, что постоянно перепрыгиваем через время! Постоянно!

-Алекс, я уверен, что мы вернёмся обра…

-Замолчи!!! Замолчи, замолчи, замолчи, Майк!!!

 

Я сглотнул. Ситуация не контролировалась. Алекс медленно приближался, но руку с пистолетом не вскидывал.

 

— Ты говоришь, что общался с самим собой! Так разве он не сказал тебе, что существа из той злополучной галактики живут, постоянно старея! Как мы сейчас! И разве не говорил он тебе, что успевают они за свою жизнь сделать столько, сколько мы не делаем за половину своих, прожитых на Земле, лет! Они счастливы такому раскладу дел! Они привыкли! И ещё, Майк! Майк! Майк!- Он неумолимо делал шаг за шагом.- Достаточно один раз пройти через странную космическую дыру и ничего уже не изменить!

 

-Почему, Алекс?

-Мы навсегда теперь другие, Майк! Мы будем стареть до тех пор, пока не превратимся в пепел. Каким-то образом я вернулся в прошлое, сбросив в

летах, иначе бы ты увидел немощное создание вместо меня! Теперь мы набираем года вместе, сначала медленно, затем быстрее и быстрее! Ты понимаешь? Майк, мы обречены! Мы трупы! Живые трупы!

 

-Я найду способ, чтобы вернуться на Землю, друг. Обещаю тебе! Мы попросим помощи у тех самых существ, если потребуется!

 

Алекс остановился в двух шагах от меня.

 

-Ещё я сказал самому себе, — продолжал он,- что нашей солнечной системы уже не существует. В космосе — два временных континуума. В одном жили мы, а во втором живут другие галактики, в том числе и выше описанные. Да, действительно можно вернуться в то место, где была наша Земля, но там будет немыслимых размеров поток астероидов и метеоритов. А также погибшие планеты.

 

-Не может быть. Для уничтожения системы необходимо пять миллиардов лет, как минимум.

 

-Да, ты прав. Столько и прошло. Даже больше.

-Алекс, мы можем проходить через дыру до тех пор, пока не окажемся в нашем времени.

 

Он запрокинул голову и засмеялся.

 

-Тебе и земной жизни не хватит, идиот! Шанс один на миллиард, на бесконечность, что ты угадаешь! То же самое, что подбирать код на сейфе или искать иглу в стоге сена!

 

-Я попробую.

 

Алекс смеялся всё громче, схватившись за огромный живот.

 

-И ещё, Майк,- сказал он, вернув лицу серьёзность.- Многие, кто летел с нами в этом рейсе, мертвы. Мы увидим их. Найдём в космосе клоны корабля. С трупами.

 

-Знаешь, Алекс… Твоя история интересна, да только я ни слову не поверю, пока сам не увижу. Я хочу жить и стареть, чтобы увидеть. Увидеть всё своими глазами.

 

Он опустил взгляд, глянул на пистолет.

 

-Майк,- сказал друг доверительным тоном,- увидишь ты и что дальше?

-Я хочу, чтобы ты тоже увидел. Пусть даже мёртвые планеты нашей системы и астероиды. Мы вместе посмотрим на это зрелище.

 

-Ты всегда был бойцом. Всегда. Не то, что я. Знаешь, я не хотел домой, на Землю. Даже если бы мы не попали в эту чёртову дыру, я бы всё равно не вернулся. Никогда.

 

Он отступил.

 

-Алекс…

 

Дальше всё произошло стремительно. Он прислонил дуло к виску и нажал на спусковой крючок за мгновение до того, как я успел сбить его с ног. Мы рухнули на пол. Лёжа на бездыханном теле друга, я зарыдал.

 

 

 

В последующие дни я надеялся, что увижу его вновь, как раньше, но по-прежнему оставался один на корабле. Целый месяц был потрачен на то, чтобы изучить элементарные правила управления. Долгие часы “Пруст” рассекал космос, пока не увидел галактику, ту самую. Недолго думая, пролетел мимо. Не стоило повторять будущее, как по сценарию фильма. Я мчался вперёд, в неизвестность. Долгими часами, днями занимался самообучением по многим инструкциям. Страницу за страницей поглощал информацию, забыв о своём главном враге-времени. Однажды обнаружил, что больше не могу встать с кресла. Ощупал себя. Седая борода, отросшая чуть ли не пола, потёртые штаны, кофта, сухая морщинистая кожа, прерывистое тяжёлое дыхание. Сердце стучит вяло. Временами казалось, что оно остановится. Быть может, мне было лет восемьдесят, если не больше. При этом я не мог сказать самому себе, сколько времени провёл на борту корабля. Мне думалось, прошло около года. Может полтора, может два, не знаю. Я сидел и смотрел на звёзды, которые были единственными друзьями. Мне удалось включить автопилот, при этом самостоятельно рассчитав и направив его на Землю. Или на то, что от неё осталось. Я верил, что увижу родную планету. Вера-всё, что у меня было. И не хотел ничего. Просто увидеть эту чёртову Землю и обнять родителей. Я согласен даже на то, чтобы наблюдать за останками своей солнечной системы. Главное, добраться. Я сидел, думал и вспоминал, как прощался с родителями, как мама плакала, когда я заходил на борт судна. Я обещал им вернуться.

 

В мыслях крутились последние слова Алекса касаемо необратимых изменений в организме человека и жизни неизвестных науке существ. Не давали покоя и его фразы по поводу того, как он помолодел, когда мы встретились в кабине управления. Он сказал, что помолодел, вернувшись в прошлое. Как это могло произойти, если изменения были необратимыми?!

Значит, он не молодел! Да, он ошибался! Старение набирало обороты, будто организм привыкал к новым переменам, коснувшимся жизненного ритма органов. Друг сказал о двух временных континуумах. Космическая аномалия, которую мы назвали Дырой, как мне казалось, является звеном между ними. Значит, мы пролетели через неё всего один раз! Затем мы наблюдали многочисленные скачки в будущее и прошлое, как признак перелёта через пресловутую аномалию. А что, если мне удастся вновь проскользнуть через Дыру? Возможно, она непостоянна и время от времени меняет своё положение в космическом пространстве. Верну ли я себе молодость и жизнь при возвращении в свой континуум или временные щупальца в новом измерении поглотили меня в смертельные объятия?

 

 

 

Поисковый космический корабль “Танев” получил распоряжение найти пропавшее судно, которое принадлежало известной компании “Пруст”.

 

Капитан просматривал отчёты предыдущих экспедиций. Он закрыл папку, кинул на стол, закурил. Просторная каюта с кремовой подсветкой стен и запахами леса и моря позволяла на время забыть о том, что находишься далеко от Земли. Мужчина выбрал на большом сенсорном экране иллюзию прибоя на безлюдном острове, крики чаек, ароматы, сопутствующие данному пейзажу. Он лёг на кровать, наблюдая за тем, как комната наполнилась светом яркого летнего солнца и возникшим из стены океаном. Потолок плавно переходил в горизонт, голубое небо, прозрачную как слеза воду. Подобные развлечения набирали популярность. Это как глоток свежего воспоминания. В дверь постучали. Капитан отключил иллюзию.

 

-Открыто.

 

Заглянул парень лет тридцати, похожий на коротышку, с рыжеватой копной волос.

 

-Капитан, вы должны это увидеть, — сказал он взволнованно.

 

Через минуту он стоял на мостике, разглядывая на приборах мигающую точку.

 

-Мы обнаружили его пару минут назад. По всем параметрам напоминает космическое судно,- тараторил высокий паренек за пультом. Немигающими глазами он смотрел на экран. По вискам стекали капли пота.

 

На мостике царила тишина с повисшей в воздухе тревогой и напряжением. Капитан чувствовал, как грудь рвало от бешеных толчков

сердца. Он знал, что они обнаружили. Предчувствие за многие года работы никогда его не подводило.

 

-Через несколько секунд мы увидим объект, — сказал рыжий парень за соседним экраном.- Прямо перед нами.

 

Все подняли головы, замерли. Капитан никогда не видел, чтобы экипаж вёл себя так тихо. Никто не двигался. Вскоре они разглядели среди звёзд точку. С каждой секундой она увеличивалась, пока не приобрела размеры космического корабля вытянутой формы с круглым отростком на корме. Капитан сглотнул и выругался.

 

-Чёрт, такие корабли не делают уже лет пятьдесят.

 

Высокий парень с длинным носом и стекающими крупными каплями пота на лбу и висках попытался связаться с неизвестным судном. Ответа не было. Они приблизились к незнакомцу так близко, что система сработала на опасное приближение.

 

-По-моему, первая буква “П”,- сказал неуверенно капитан, читая размытую надпись на корпусе космического скитальца.- Да, тогда вторая…

 

-Не видно, капитан,- отозвался рыжий.- Последняя вроде “Т”… Боже, сэр, неужели это ПРУСТ!!!!

 

-Мы должны попасть на борт, чтобы убедиться.

 

После выполнения всех необходимых операций и стыковок они облачились в скафандры и проникли на неопознанный объект. Первый шаг сделал капитан, за ним последовали трое — техник, и двое учёных, специально приглашённых на данную экспедицию.

 

-Запас кислорода давно закончился,- произнёс замыкавший шествие мужчина.

 

Они включили фонари — вокруг была непроглядная тьма. Запасы энергии также истекли. Всюду мрачная отрешённость, погружённая в темноту.

 

-Ребята, кажется здесь кабина управления,- сказал техник.

 

Капитан рассматривал мёртвые приборы, экраны. Он попытался включить резервное питание, но даже оно не подало признаков жизни. Он вновь выругался, ударив кулаком по панели.

 

-Капитан!

 

Он обернулся, посветив фонарём. Техник и один учёный склонились над приборами на противоположном конце кабины.

 

-Что у вас?

-Мы нашли его, капитан, нашли!- выпалил техник.- Эмблема компании “Пруст” на приборах. Она сильно затёрлась, но я всё же разглядел её!

 

Капитан склонился, выставив перед собой фонарь,- на металле выгравированы слабо различимые силуэты каких-то животных. Ну да, подумал он, эта компания использовала образ ящерицы как свою главную отличительную черту. Вокруг них виднелись высеченные круги, пересекающиеся между собой и буквы, которые повторялись вокруг картинки. Сначала он ничего не увидел, но посмотрев почти в упор, смог прочесть первые три буквы, так как последние две стёрлись окончательно.

 

-Пру… кажется,- сказал он.- Да, я думаю, это он. Не иначе. Столько лет потрачено. Я думал, он исчез без следа!

 

-Мы должны изучить его, чтобы понять причину произошедшего.

-Несомненно.

-И это вы должны видеть,- послышался из темноты голос третьего члена экспедиции.

 

В потускневшем и разлезшемся от времени кресле сидел скелет, одетый в потёртую одежду. Она больше напоминала лохмотья.

 

-Господи,- нарушил молчание капитан.- Он не дождался нас. Нужно подключить корабль к нашему источнику питания, чтобы включить бортовой компьютер.

 

Экраны, приборы замигали всеми цветами радуги, наполнив кабину “Пруста” слабым сиянием. Бортовой журнал автоматически включил последнюю запись. Капитан обнаружил, что кто-то запрограммировал его в случае обнаружения корабля. На экране они увидели худого старика с длинной белой бородой. Он сидел в кресле, сжимая длинными пальцами подлокотники, постоянно кашляя и содрогаясь всем телом. За многочисленными морщинами и прыщами глаз почти не было видно. Удивительно, подумал капитан, как вообще жизнь ещё теплилась в этом измождённом временем теле! Когда старик заговорил, его голос звучал отрывисто — сухо, хрипло и иногда проглатывая окончания слов.

 

-Меня зовут…- начал он и захлебнулся ужасным кашлем.- Михаил Митрин. Оставляю сообщение с последней надеждой на то…- вновь кашель,

волной прокатившийся по его тощему телу.-…что его обнаружат существа… подобные мне. Я пролетал через аномальную космическую дыру столько, что сбился со счёта и, скорее всего, мне не удастся достигнуть цели… мой друг…он…

 

Экран погас.

 

-Что такое!- воскликнул капитан, склонившись над панелью управления.

 

Долгие секунды ему никто не отвечал. Все переваривали слова несчастного старика. Техник пришёл в себя первым и сказал с широко раскрытыми глазами и дрожащими губами:

 

-Сэр, похоже запись на этом обрывается. Нам необходимо время, чтобы выяснить все обстоятельства трагедии.

 

-И как можно скорее,- добавил монотонно капитан.- Как можно скорее.

 

Экипаж спасательного космического судна “Танев” кропотливо исследовал весь материал, который остался в бортовом компьютере пропавшего корабля. Капитан активно участвовал в разгадке тайны как опытный следователь запутанного дела. Наконец, через несколько дней у них была первичная картина событий, случившихся с экипажем “Пруста”.

 

-Капитан,- говорил молодой техник,- я до сих пор не могу понять, как на борту оказалось два человека!

 

-Ты забыл? Позавчера мы расшифровали часть испортившейся записи, где Митрин вскользь сообщил не только о загадочной аномалии в космосе, но и о странных изменениях в своём организме.

 

Они продолжили поиски разгадки, чтобы не спешить с выводами. У капитана похолодело внутри, когда он просматривал видеоматериалы бортового самописца. Двое молодых людей боролись за жизнь. Один сошёл с ума. Он откинулся в кресле, когда досмотрел до конца всё, что удалось обнаружить, и закурил, хотя бросил много лет назад.

 

-Невероятно, сэр,- воскликнул пожилой учёный, поправляя очки с толстенными линзами и делая какие-то записи.- Просто не могу поверить! Если следовать логике, то Митрину удалось попасть в наш временной отрезок. По моим подсчётам, это был один шанс на миллион, на миллиард!

 

-Да,- сказал капитан, щурясь от сигаретного дыма.- Митрин мёртв, а жаль. Он мог бы рассказать нам много интересного. Ещё странно то, что за

столько лет – ни до, ни после — сведений об этой странной аномалии в космосе больше не было. Более чем странно… и следуя логике, Митрин должен был вернуться в прошлое, в наш временной континуум, став молодым, как раньше. Однако он умер до возвращения и, мало того, оказался в том году, где ему давным-давно перевалило за сотню лет…

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1054 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий