1W

Мы и чужиё. 3/6

в выпуске 2016/09/22
17 февраля 2016 - Редькин Александр
article7588.jpg

3. 

Утро встретило Мурка криком болотных птиц. Определив по Солнцу количество времени, этнограф надиктовал в записывающий бинокль основные контуры полученной информации. Из вчерашнего дня он, в который раз почерпнул, что чужиё и руры представляют собой один народ, отличающийся уровнем общественного развития и внешними физиологическими признаками. Примечательным являлось также то, что руры, уже достаточно давно встретившиеся с чужиё, стали проводить в отношении их политику развития лишь в этом столетии, а до этого времени многие в Ронне держали детёнышей чужиё в качестве домашних животных, пока их хану добывали на островах камень, дерево и пищевой белок.

Сегодня можно поехать в Кафф, а потом на отмель. Перебирая в голове варианты, Мурк заколол одну из болотных птиц, ощипал её и, насадив на прочный деревянный прут, принялся поджаривать на огне. Через час он, уже сытый, смазывал птичьим жиром колёса добытого транспортного средства, и тут к его хижине, прямо из рощицы вывалился знакомый Шорох. Его лицо было окровавлено, а в бедре торчал обломок стрелы. Этнограф моментально понял, что планы на сегодня полностью меняются и его взгляд остановился на воткнутом в землю копье.

— Мурк, Дикие уже здесь! Они убили учителя! — сходу сообщил, потрёпанный чужиё.

— Когда? — Мурк отложил рукоход.

— Сегодня на рассвете они пришли в деревню со стороны Каффа! — возбуждённо кричал Шорох.

— Сколько их, Шорох?

— Пятнадцать!

— В деревне сотни хану, вы делаете серпы и копья — почему вы не убили их?

— Мы не можем убивать других ману, — поведал Шорох, пытаясь выдернуть стрелу.

— Почему?! — удивлению Мурка не было предела.

— Неужели ты не знаешь, что сказал Железное Колесо - Сын Неба? — хану снял наконечник со стрелы и выдернул древко.

— Нет!

— Чувство внутри нас не позволяет этого сделать, иначе — мы бы давно поубивали друг друга!

— Ого, — только и мог воскликнуть этнограф.

«Кажется, внутри у чужиё зашкаливает совесть. Всё-таки, Роггс их недооценивает», — моментально рассудил Мурк. Инспирированная идея Роггса о трансформации верования чужиё в Духа Неба, для целей программы ассимиляции, в таком виде казалась этнографу не такой уж и неудачной.

— Мурк, я убежал от них. Они сожгли кузницу и осквернили святилище. Бегите!

— А где Шелест и другие?

— В деревне. С ними всё будет в порядке — они простые рыбаки и собиратели. Дикие охотятся только на Железное Колесо.

— Тогда тебе нужно бежать! — высказал Мурк очевидную мысль.

— Я так и сделал, но…

Шорох не договорил. Из рощицы на полянку прямо перед хижиной вышло пять вооружённых чужиё. Все лица их были обмазаны кровью и жёлтой глиной, на поясе у каждого висела дубинка. Мурк заметил, что лук со стрелами был только у одного из них. Инстинктивно он метнулся к своему копью, но был сбит с ног. Шороху повезло больше – он моментально нырнул в колючки и, хотя за ним бросилось трое Диких, ему снова удалось скрыться. Это Мурк понял, когда дикие воины ни с чем вернулись на площадку. Один из них подошёл к рукоходу и повалил его на землю.

— Откуда у тебя рукоход? Ты сын кузнеца?

— Я купил его за гайки.

— Ты знаешь, кто мы? — вновь спросил лучник, бывший, видимо, главой отряда.

— Дикие.

— Меня зовут Вой, и мы воины Огненного Колеса, — представился лучник.

— Я собирался сегодня ехать в Кафф, чтобы увидеть вас, — сообщил Мурк.

— Зачем? — удивился Вой, а вместе с ним и воины.

— Я хочу знать, что представляет собой ваш культ, — опять честно ответил этнограф.

Вой задумался, движением руки он указал одному воину проверить хижину, второму указал на половину оставшейся жареной птицы, а, глядя на рукоход, произнёс «Утопить!». Пока воины выполняли действия, он вновь обратил свой взгляд на Мурка, показавшегося ему странным.

— Железные учителя оставляют учеников. Что тебе об этом известно? — спросил Вой.

Мурк не хотел выдавать симпатичного ему Шороха, безусловно имевшего внутренний духовный потенциал, и солгал, что ему ничего об этом неизвестно, а также добавил, что учителя втайне выбирают своих последователей.

— Согласно Железному Культу, ученик должен скоро объявиться, — продолжил Вой. — А что ты, поедатель червей, хочешь знать об Огне?

— Я хочу выбрать правильный путь для себя и своей деревни, — сообщил рур.

— Тогда входи в Огненное Колесо.

— Но я не знаю в чём его смысл.

— Но ты знаешь, что выбрав Железо — долго не проживёшь?

— Да.

Один из воинов Диких заметил копьё Мурка и попробовал его сломать, но только ушиб ногу. Этот факт не остался не замеченным. Вой взял в руки копьё и тщательно осмотрел его. В это время Мурк соображал: нажимать ли сейчас кнопку передатчика и тогда через час, если ему, конечно, удастся остаться в живых, сюда на эту поляну сядет винтокрыл с командой штурмовиков рурской госбезопасности или пока не нажимать. Всё зависело от разговорчивости Воя, и Мурк решил её оценить, задав, наводящий на неё, вопрос:

— Чтобы Огненное Колесо не стало Железным его нужно держать в огне.

— Правильно, поедатель змей. Я вижу, ты не местный, откуда у тебя рурский инструмент? — спросил главарь-лучник, указывая на копьё. — Откуда ты?

Мурк насторожился. Значит, Вой уже сталкивался с рурами, возможно, даже, что он чужур. Нужно очень осторожно разговаривать с ним и постараться выудить максимум информации.

— Я нашёл его в гнездовье стальных птиц, что на западном берегу, — почти не солгал этнограф. — А сам приплыл туда на лодке с северного берега острова Тумана пару дней назад.

— Далеко же тебя занесло течением. Туманцы — хорошие стадоводы, но плохие воины. Ты не похож на туманца… Зачем ты нам?

— Я мог бы распространить наш культ на северные скалы острова Тумана.

— Это не требуется. Жители тамошних деревень - стадоводы и ловцы раковин. Они трепещут перед любым ветром, и идут вслед за каждой сильной волной.

— Голос Неба внутри?

— Да. Благодаря нему они ведут себя как морские овцы, — засмеялся Вой. — Не то, что руры.

— Руры намного сильнее вас.

— Их колдуны сильнее, но смерть придёт и к ним! Смерть рурам!

— Смерть! – вскричали Дикие воины, сопровождающие Воя.

Только сейчас этнограф понял, что культ Огненного колеса представлял собой завоевательную политику радикальной части народа чужиё, настроенной исключительно на насилие, и пришедшей с Высоких Скал для истребления своих религиозных и этнических противников. Идеология такого рода в разное время и в разных формах периодически вспыхивала и среди руров на протяжении всей их истории, но, в силу разных причин, всегда терпела крах и поражение. Дикие хотели спаять весь народ чужиё кровью и настроить его на сопротивление рурам. Мурк понимал также, что бессмысленное кровопролитие ни к чему не приведёт, как, впрочем, и сопротивление рурской системе. Кроме того, частной задачей Диких являлось уничтожение культа Духа Неба и выросшего из него Железного Колеса, подразумевающего жизнь в согласии с голосом внутреннего чувства и, возможно, в сосуществовании с рурами, какими бы они не были. Тем не менее, принимая это во внимание, Мурк должен продолжать свою работу по сбору этнографического материала для доклада Роггсу, и он понял необходимость будущего компромисса между рурами и Дикими, а также личного непосредственного участия в его проектировании.

— Руры долго держали нас за животных, и мы никогда этого не простим! – продолжал Вой.

— Вы останетесь в Найффе? — задал вопрос Мурк.

— Это не твоего ума дела, — разозлился Вой. — Следуй за нами.

— Куда? — спросил встревожено Мурк.

— В деревню, — последовал ответ.

Мурк не знал, что поход Диких по деревням острова Чайки предполагал полное истребление чужиё, причастных к культу Железного Колеса, уничтожение рурских предметов и строительство алтаря Огня, но хорошо понимал необходимость выхода из опасной ситуации. Подталкивая Мурка копьями, Дикие вывели его через рощицу на дорогу и все двинулись в центр деревни. Вой шёл впереди. Неожиданно Мурк согнулся и упал на землю, сделав вид, что ударился ногой о камень, а сам незаметно для всех уверенно вдавил, скрытую под кожей, маленькую кнопку аварийного передатчика. Теперь оставалось только ждать и надеяться, что штурмовики не опоздают.

В центре деревни явно что-то происходило: под высоким деревом на базарной площади стояла толпа голых чужиё. Когда Мурк и конвоировавший его Вой подошли поближе, то заметили, что десяток, вымазанных яркой органикой, Диких воинов выстроил у дерева почти всех жителей — всех тех, кто ещё не успел убежать. Стояли строители, рыбаки, их рахи. Детёныши разного возраста крутились невдалеке, но ничего не понимали. Этнографу было любопытно обнаружить, что у нескольких из них в руках находились комочки «белого ореха», от которых они периодически откусывали. Группа Воя подошла к толпе. Среди удерживаемых деревенских жителей Мурк заметил Шелеста. А между раскрашенными воинами и толпой деревенских жителей лежала гора конфискованного провианта, орудия промысла и вся красная одежда жителей Чайки.

— Вой, мы уже утопили два рукохода и двадцать гаек, — сообщил лучнику один Дикий.

— Во имя Огня! — ответил Вой, — я захватил одного туманца.

При этих словах один из воинов обернулся и внимательно посмотрел на этнографа. Мурк поёжился и отвёл глаза в сторону костра, который горел неподалёку.

— Вой, а ведь это совсем не туманец! — справедливо провозгласил Дикий, украшенный перьями чайки и пухом морской овцы. — Я жил рядом с Синей Скалой и могу точно это сказать.

— Смотри и говори, — нахмурился Вой и сжал рукой ручку ножа с осколком острого кремня.

Дикий туманец подошёл к этнографу Мурку и осмотрел его шею, затем проверил запястья и пятки, зачем-то залез под плащ.

— Этот хану никогда в жизни не пас морских овец, — заявил воин. — Это странный чужиё. Его одежда не сшита травой! И у него находится неизвестный предмет.

С этими словами прозорливый воин срезал кожаный карман со скрытой сзади части пояса и передал его Вою. Тот, не найдя способа открыть его, кинул его в костёр. Сразу синим пламенем вспыхнула аптечка, а затем начал плавиться бинокль. Мурк сжал кулаки.

— Это рурский колдун! — крикнул Вой, тыча в этнографа пальцем.

Мурк ударил в грудь одного из воинов, двинул ногой второго и кинулся бежать, на ходу скидывая плащ, но тут кто-то метнул в него дубинку и он упал на землю. Сзади послышался топот босых ног и вот двое воинов заломили ему за спиной руки. Неожиданно поднялся сильный ветер и послышался свист. Хватка Диких ослабла и перевернувшийся Мурк обнаружил, летящий над деревней, винтокрыл. В то же мгновение несколько воинов, окружавших Мурка, упали навзничь, поражённые бесшумными выстрелами. Все деревенские разбежались и попрятались, а Мурк поднялся под напором воздуха и видел, как ветер разгоняет предметы в стороны. Винтокрыл быстро снизился и завис над сгибающимся деревом, в окнах летательного аппарата он заметил несколько солдат госбезопасности, вооружённых гипноружьями. Они выпустили на тросе «паука» и рур схватил его за лапы, подобрав плащ с пыльной земли. Слегка повизгивая, язык паука втащил Мурка в пасть летающего чудовища — именно так показалось бы любому чужиё, наблюдающему за происходящим со стороны. Когда люк закрылся, винтокрыл вылетел из Найффы и вскоре покинул воздушное пространство острова Чайки, уносясь на северо-восток.

Продолжение следует...

Похожие статьи:

РассказыСеть. Часть 2.

СтатьиРасы и персоналии ООЗ-3

РассказыМы и чужиё. 1/6

РассказыСеть. Часть 4.

РассказыМы и чужиё.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 420 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий