1W

Найти себя (2 часть)

в выпуске 2017/10/23
24 августа 2017 - Игорь Колесников
article11620.jpg

*   *   *

– Ну чё? Надумал? – опять этот хриплый басок.

– А как она? – этот голос незнаком.

– Отлично! Ты же видел.

Нет, страшно открывать глаза! Не хочу! Мама!

Было холодно. Я лежала на спине, руки и ноги раскинуты в стороны. Голоса звучали где-то справа. Можно, наверное, приоткрыть левый глаз.

Та же комната, то есть, палата. Конечности привязаны к кровати крепкими кожаными ремнями. Сорочка бесстыдно задрана почти до груди, открывая похотливому взору самое сокровенное. От того и холодно. Справа на фоне тёмного зарешеченного окна маячили две фигуры. Один, естественно, рыжий и грузный – меня передёрнуло от отвращения. Второго я видела впервые. Пузатый коротышка, не отрывающий от меня сального взгляда.

– Я же тебе друг, – произнёс коротышка.

– Да таких друзей – за х..., и в музей! Деньги давай!

Пузан вздохнул и полез в карман. Зашелестели бумажки. Я в бессилии сжала кулаки.

– Она что, очнулась? – голос коротышки зазвенел от испуга.

– Да не, она ещё пару часов в отключке должна быть. Щас проверим. – толстые сардельки пальцев грубо растопырили мои тщательно сомкнутые веки. Я дёрнула головой и заморгала. – Ты смотри, точно!

– Нет… я так не могу… – заблеял второй, – сделай, как было.

– Да не ссы ты! По мне, так лучше с живой стервой, чем со спокойным трупом.

– Нет, не надо… Давай тогда деньги назад.

– Ладно, не ной! Есть у меня ампулка. Только подожди пять минут, я так ещё не пробовал.

С этими словами рыжий запустил мне под рубашку свою мясистую руку и начал мять мою грудь.

– Убери лапы, ублюдок! – я завизжала от страха и отвращения, но сделать ничего не могла. Толстая кожа ремней впилась в гораздо более слабую кожу запястий, в результате чего последняя лопнула и сползла блёклым чулком, но я этого почти не заметила.

– Давай, давай! Сопротивляйся! Как мне это нравится! – прорычал рыжий и навалился на меня всей тушей.

Покрасневшая от возбуждения веснушчатая рожа оказалась совсем близко, пахнуло пивным перегаром и чесноком. Что может сделать человек, если он крепко привязан за руки и за ноги? Да ничего! Я брыкалась и дрыгалась всем телом, орала и визжала, звала на помощь, но рыжий лишь довольно хрюкал и скалился золотыми зубами. Мне оставалось только плюнуть в ненавистную харю, но и это не остановило насильника, он нагло усмехнулся, утёрся моей рубашкой и заткнул мне рот вафельным полотенцем. Дышать было почти невозможно из-за чудовищной массы, навалившейся на грудь, боль разрывала меня изнутри, боль терзала кровоточащие руки и ноги, боль и бессильная ярость мучила моё сердце. В какой-то миг нервы не выдержали непосильного напряжения и чувства покинули меня.


 

*   *   *

– Таня, Таня! – взволнованный голос мужа пробился извне сквозь пелену бессознательности. – Проснись!

Дима! Димочка, родной мой! Я бросилась в объятья мужа и зарыдала. Слёзы неудержимым потоком лились на чистую, отглаженную мной рубашку, вместо слов из горла вырывались нечленораздельные отрывистые звуки. Дима в растерянности гладил меня по спине, по волосам, шептал какие-то слова утешения. Он ещё не успел раздеться с работы, видимо, сразу с порога бросился ко мне.

После литра слёз и флакона валерьянки истерика наконец утихомирилась. Я не стала вдаваться в подробности, просто сказала, что снова оказалась в своём кошмаре.

– Нужно что-то делать, – сказал муж, нахмурившись. – Дело пахнет психиатром.

– Да. Точно! У меня же есть телефон… – я начала рыться в контактах. – Вот!

– А не поздно? Всё-таки, вечер пятницы. Рабочий день закончился.

– Попробую. Телефон сотовый. Дима, я больше не могу так, я не выдержу до понедельника!

Ответил приятный мужской баритон. Коротко выслушал мою проблему. Пообещал помочь. Да, они работают в субботу. А можно даже сегодня вечером, в любое удобное для нас время. Договорились, что я подъеду через час.

– Я с тобой! – Дима сразу обрубил все мои возражения. Пришлось попросить соседку сверху тётю Тасю посмотреть за Андрюшкой, пока он спит.

Я кое-как привела себя в порядок, наспех нарисовала лицо, и через час мы уже сидели в небольшом, мало похожем на медицинский, кабинете. Только кушетка за ширмой и белый халат доктора, который представился Александром Николаевичем, выдавали истинное назначение помещения.

– Думаю, знаю, как вам помочь, – обнадёжил Александр Николаевич после того, как выслушал мою исповедь. – Гипноз. Я сейчас погружу вас в состояние гипноза, и мы вместе попробуем докопаться до глубинных причин вашего кошмара. Не забывайте, корень всех проблем каждого зарыт в глубине подсознания самого человека. Не бойтесь, я буду контролировать ваше состояние и в случае чего помогу. И главное, не забывайте, что бы ни произошло, это всего лишь сон. Этого нет на самом деле.

Доктор говорил очень убедительно. По его рекомендации я сняла обувь, цепочку, ослабила воротник и легла на удобную кушетку. Негромкие слова, произнесённые приятным размеренным голосом, успокаивали и расслабляли. Скоро веки мои сами собой сомкнулись, и окружающий мир провалился в свои собственные тартарары.


 

*   *   *

Долгое время ничего не происходило. Я однозначно была там, об этом свидетельствовал знакомый до омерзения запах, но вокруг было подозрительно тихо. Саднили запястья и лодыжки, жгло и ныло внизу живота. Я с опаской приоткрыла один глаз. Безжалостный свет уже не слепил, как прежде, в пустой палате горела лишь одна неяркая лампа у входа. Тело моё укрыто одеялом, но руки и ноги по-прежнему пристёгнуты ремнями к кровати. Я скосила глаза. Запястья оказались тщательно перебинтованы. Спина и конечности затекли от долгого лежания в неудобной позе. Я заворочалась, заёрзала на жёстком ложе, пытаясь восстановить нормальное кровообращение в застойных местах. Скоро стало чуть полегче.

Время шло, гнетущая, зловещая тишина давила на уши, воздух словно застыл, превратился в густую, вязкую массу, пропитанную неубиваемыми специфическими ароматами, которые, впрочем, уже почти перестали ощущаться моим привыкшим к этому обонянием.

Что делать? Я не знала, как вернуться отсюда в реальность, но сон на этот раз не казался кошмаром, и оставалось только ждать каких-нибудь изменений. Через томительно-долгий промежуток времени до моего обострённого слуха начали доноситься какие-то звуки из коридора. Шаги, хлопанье дверей, голоса. И вдруг послышалось бряцанье ключа в замке, и дверь отворилась.

Я на всякий случай притворилась спящей, вся превратившись в слух. Дверь закрылась, бряцнуло ведро, чвакнула мокрая тряпка. «Фу, духота», – буркнул чей-то дребезжащий голос. Стукнула форточка, и в комнату ворвался поток прохладного свежего воздуха.

Я осторожно приоткрыла один глаз. Спиной ко мне орудовала шваброй согбенная фигурка в синем халате. Из-под косынки выбивались седые волосы.

– Женщина! – позвала я полушёпотом.

– Уй! – фигура испуганно подпрыгнула, уронив швабру, и обернулась на зов. – Напугала, дура, чтоб тебя! Очнулась? Слава Богу! А Мишка говорил, что ты теперь навеки полутруп. Сейчас Ивана Дмитриевича позову.

– Подождите! Женщина, миленькая, не надо никого звать, умоляю вас! Скажите мне, где я нахожусь?

– Ишь, ты! Что, совсем ничего не помнишь?

Я помотала головой.

– В психбольнице ты. Тебя уже месяц пытаются в чувство привести, но ты никак не реагируешь, а только буянишь да дерёшься. Вот и пришлось тебя к койке-то привязать. А доктора я позову, обязана. Пусть порадуется, что его лечение пошло на пользу. Глядишь, тебя и в общую палату переведут.

Через несколько минут в комнату торопливо вошёл «кадык» в сопровождении рыжего, который встал за его спиной и нахально мне подмигнул. Меня затрясло.

– Итак, больная, вижу, вы во вполне адекватном состоянии, – начал повизгивать врач, – давайте тогда продолжим наш разговор.

– С удовольствием, доктор, – я была сама любезность и кокетливо улыбалась, – но избавьте меня, пожалуйста, от общества этого рыжего дегенерата.

Санитар помрачнел лицом и сощурил и без того маленькие глаза-щелочки, притесняемые заплывшими жиром щеками.

– Хорошо! – неожиданно быстро согласился доктор. – Думаю, сегодня вы не представляете опасности. Михаил, подожди в коридоре.

– Развяжите мне, пожалуйста, руки, – продолжила я, как только дверь затворилась.

Доктор секунду помедлил, и кадык его совершил за это время несколько возвратно-поступательных движений, как будто с опаской выглядывал из-за воротника, оценивая возможную опасность обстановки. Похоже, кадык решил, что ситуация достаточно спокойная, и врач не спеша расстегнул тугие ремни. Я села в кровати и повертела руками перед собой.

– Что это? – спросила я, показывая глазами на бинты.

– Вы травмировали руки, когда у вас был очередной припадок. Пришлось оказать первую помощь. Давайте я запишу ту информацию, которую вы помните о себе. Вы – уникальный случай раздвоения личности, первый раз за свою практику я встречаю такой яркий пример, достойный увековечивания в учебниках по психиатрии!

– Хорошо, я расскажу про себя, но прежде хочу написать заявление в милицию.

– Какое заявление?

– Об изнасиловании. Меня изнасиловал ваш рыжий санитар, которого вы только что выставили за дверь.

– Вот как? – глазки доктора забегали, а кадык испуганно нырнул под спасительный ворот рубашки. – Видите ли, мы применяли для вас очень сильные психотропные препараты, побочным эффектом которых являются яркие галлюцинации. Пациент довольно часто не может отличить их от реальности, не чувствует грани между вымыслом и явью.

– Ах так! – я почувствовала, как кровь приливает к лицу. Ярость сделала мои мысли чётче, а мышцы – сильнее. Думаю, я без труда могла бы обездвижить доктора, хряпнув его лысиной о спинку кровати, а затем уйти, расстегнув ремни на ногах. Но я помнила, чем закончилась попытка побега в прошлый раз, поэтому усилием воли пришлось подавить приступ начинающейся агрессии. – Кто бы говорил! Вы сами – не что иное, как мой кошмарный сон, а смеете рассуждать о реальности!

– Ну, рассуждать о гранях реальности можно бесконечно, – «кадык» усмехнулся. Не похоже, что он ощущал себя сновидением. – Но давайте разберёмся хотя бы с вашими воспоминаниями, чтобы определить, что из них вымысел. Итак, ещё раз, как вас зовут, место жительства, работа, близкие и знакомые люди.

«Это всего лишь сон», – сказал гипнотизёр Александр Николаевич. Что может случиться плохого, если я расскажу про себя персонажу из моего кошмара? И я старательно перечислила некоторые факты из своей биографии, имена родственников, сослуживцев, адрес, телефон, телефоны друзей и мужа. Доктор старательно записывал всё в историю болезни, время от времени восхищённо цокая языком.

– Какая ясность мысли! – сказал он наконец. – Какие чёткие формулировки, какая бездна информации! Вы меня поистине удивили! Сейчас я займусь проверкой этих сведений, а вы пока отдыхайте. Кстати, через десять минут у нас завтрак, поешьте, в конце концов, по-человечески, а то нам целый месяц приходилось кормить вас внутривенно.

С этими словами доктор вышел, а я действительно почувствовала чудовищный голод. Принесли поднос с какой-то серой овсяной кашей, хлебом и компотом. Ах, это была самая вкусная каша с хлебом, которую я пробовала в своей жизни! Если бы аппетит не портил ещё неотступно наблюдающий за мной и нагло ухмыляющийся рыжий санитар!

– Я хочу в туалет, – сказала я, окончив нехитрую трапезу.

– Сейчас утку принесут, – ответил рыжий и крикнул кому-то в открытую дверь.

– Да я и сама могу сходить.

– Нет, самой нельзя, ты слишком буйная. Вот станешь спокойная, покладистая, тогда – пожалуйста. – на губах санитара заиграла похотливая ухмылка. Принесли утку.

– Так и будешь пялиться? – спросила я рыжего.

– Чего я там не видел? – опять ухмыльнулся санитар. Ярость снова ослепила меня, захлестнула с головой и затмила разум.

– Ах ты, дрянь!  – с этими словами я что было силы швырнула утку в пухлую ухмыляющуюся физиономию. Санитар отбил её рукой, и мой метательный снаряд с грохотом отлетел в стену.

– Отлично! – зашипел рыжий, прижимая ушибленную руку к животу. – Очередное нападение на персонал! Придётся обезвредить буйно помешанную.

В целой руке его появился шприц, он навалился на меня всем телом и ловко воткнул иглу в бедро.

– А сегодня мы тебя привяжем на животе и попробуем зайти с тыла, – это было последнее, что я услышала перед погружением во тьму.

Похожие статьи:

РассказыНайти себя (3 часть)

РассказыНайти себя (4 часть)

РассказыНайти себя (1 часть)

РассказыСубститут

РассказыБаллада о сумасшедших

Рейтинг: +5 Голосов: 5 403 просмотра
Нравится
Комментарии (8)
Евгений Вечканов # 25 августа 2017 в 01:32 +4
Плюс. Интересно.
Игорь Колесников # 25 августа 2017 в 17:37 +2
Спасибо, мой единственный читатель!
Даже не знаю, продолжать ли?..
Жан Кристобаль Рене # 25 августа 2017 в 17:59 +3
Блин...
Прочту, пожалуй, вечерком... Но на мнению чур не забижаться!
Игорь Колесников # 25 августа 2017 в 18:36 +2
Хороший комментарий - появляется, когда жмёшь плюсик.
Жан Кристобаль Рене # 25 августа 2017 в 18:44 +2
Вообще-то я тебя плюсовал. Щас засомневался, нажал - по нулям. Видать минус кто влепил. Вот, сейчас плюсанул последний твой коммент.)
Игорь Колесников # 25 августа 2017 в 18:51 +2
В смысле, за коммент нолик?
Видимо, кто-то обиделся на то, что я не посчитал его в числе читателей.
Жан Кристобаль Рене # 25 августа 2017 в 19:01 +2
Пфф! На твою распальцовку многие забижаются)эт я пофигец)
Игорь Колесников # 25 августа 2017 в 19:14 +1
Молодец!
Главное - быть искренним!
Как ты. Как я.
Нравится - хвалим, не нравится - ругаем.
Какая распальцовка, о чём ты?
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев