fantascop

Настоящие приключения Буратино 9

в выпуске 2017/03/20
28 февраля 2017 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article10517.jpg

19 глава. 

Как водится, Добрая Фея закатила банкет, что надо. Жалостливая она, все-таки, женщина была. Поэтому и домашних в животных комнатных превращала, чтобы не спороть горячку. 
Теперь у нее было одно желание, положить конец произволу мэра Дуракова и таких, как он. 
– Ничего, ничего, Карабасик Барабасик с Дурьюмарчиком, в «Чокнутом доме», посидят, как миленькие, присмиреют. А потом мы до всех уничтожителей сказочного Государства доберемся. 
– Дорогая, Бастинду тоже в черный список вносить? - Факундо послюнявил палец, готовясь перевернуть страницу. 
– Нет, дорогой, ее летучие обезьяны нам продукты доставляют по более дешевой цене, чем аисты. 
– Аисты? - переспросил Буратино,- аисты вам продукты доставляли?! 
– А что в этом? Пока не были заняты перевозками детей. 
Буратино потер затылок, не совсем поняв, о чем идет речь и, спохватившись, спросил Арлекино: 
– А не позвать ли нам Черепаху Тортиллу? 
– Пока она доползет досюда, пройдет целый день,- отмахнулась горничная Доброй Феи. 
– Цыц, а то опять в гусыню превращу,- пригрозила старушка фея, потрясая, перед носом горничной, волшебной палочкой. – Определенно, Тортиллу надо пригласить. Факундо, езжай с мальчиками на болото! 
А тем временем мэр Дураков собирал манатки, чувствуя, что уже запахло жаренным. Бульдог Разбегаев обещал взять власть в свои руки, о ест лапы, Дураков махал руками, говоря о необходимости демократических выборов. 
– Какие выборы, мэр?! – прорычал Разбегаев. – я б им показал выборы! 
– Бульдожик, миленький, так выборы в смысле вы-бо-ры,- произнес он по слогам,- улавливаешь? 
– Никак нет. – Разбегаев даже присел. 
– Эх, учить еще вас недотеп надо, ты, что революции захотел? Я в тик, а ты репрессии учинять?! 
– Да я, да нет,- извиняющим голосом уронил Бульдог. 
– Поэтому слушай сюда, мальчик, я на этом деле собаку, извини, съел. 
Он начал в красках рассказывать, что такое выборы и какие подводные камни существуют в этом сложном и увлекательном процессе. Сколько можно заработать… голосов, конечно, голосов и как сделать необходимые телодвижения, чтобы выиграть эти выборы. 
– Ну и ну, Иван,- протянул Разбегаев,- да это все меняет. К черту войну и репрессии. Мы будем действовать иначе. 
– Вот и молодец, а мне пора ехать в резиденцию, что в Темном лесу. Если что пиши, Интернет провели и туда тоже. 
– Интернет? – тупо спросил Разбегаев. Однако Дураков так торопился, что просто похлопал начальника полиции по плечу и сообщил, что это долго объяснять. 
А освобожденный народ гулял, ел, пил и веселился, пока неизвестно откуда в огород Доброй Феи не упал небольшой домик, правда грохоту было, и страху натерпелись многие: коротышки и деревянные человечки. 
– Что это? – спросила глуховатая фрау Меркхель,- снова обвал цен на бирже? 
– Нет, дорогая, - ответил ей муж,- это домик с неба грохнулся. 
– Это более приятная новость, герр Мерхкель. 
Из домика выскочила девочка с маленькой собачкой черного цвета и затрещала, затрещала, разобрать было невозможно без переводчика. 
– Стоп! – крикнула Гаечка, выскочив вперед,- теперь медленно и тоже самое, на нормальном английском. 
Как оказалось девочку зовут Элли, и она прилетела подхваченная ураганом прямо из-за океана. У нее полный домик желтых кирпичей. 
– Говорят, дорожку к волшебнику из страны Оз ремонтируют,- перевела Гаечка,- Страшила, решил кирпичи складировать в старом домике Элли, на котором она прилетела в Волшебную страну. А тут ураган и все перенеслось в нашу Волшебную страну. 
– Ну, ничего, - Добрая Фея закатила рукава,- мы не против басурманских кирпичей. Наконец дорожку к границе с Городом Мечты сделаем. А ну, вперед, за дело! 
В итоге закипела работа, Элли была явно не против, хоть ее черная собачка, так и норовила укусить Буратино за ногу. 
Потом Факундо привез Черепаху Тортиллу, которая обняла Арлекино, Буратино и Знайку, радуясь встрече. 
– Ну что друзья, хорошо действовать сообща? – спросила она, вытирая слезы большим клетчатым платком зеленого цвета. 
– Это просто замечательно! – воскликнул Буратино. 
– Тогда, вам пора возвращаться к Папе Карло и открыть вот этим самым ключиком тайную дверь, где исполняются все добрые желания. 


20 глава 
А что спросите Барабасыч и Дурьюмар? Несколько дней им пришлось провести в Чокнутом доме. Благо туда вовремя прискакал Базилио с чемоданчиком, где имелся неприкосновенный запас на случай… на случай катаклизма такого масштаба, как гуманитарная помощь для психиатрической клиники. По-другому и не назовешь. 
Базилио был немного туповат, поэтому Барабасыч опасался, что он не найдет нужного человека для вручения этой самой гуманитарной помощи. Но Базилио повезло, он столкнулся как раз с нужным человечком – главным врачом Чокнутого дома, профессором Козявкиным. 
Козявкин имел вид невысокого плотного человека с сальным лицом и такими ручками, маленькими, но почему-то всегда потными. Он улыбался и оглядывался по сторонам, точно сам являлся недавним пациентом лечебницы. 
– Вот вы, как раз, мне и нужны,- решил сразу перейти к делу Базилио, чем потом заработал себе сосиску с полки или пирожок, это как вам больше нравится. 
– Я вас слушаю,- Козявкин поправил очки на круглом лице. 
– Дело в том, что произошла досадная ошибка и в стены вашего,- он обвел глазами стены,- попали директор школы города Мечты и учитель химии. Их имена слишком известны, чтобы произносить вслух,- он понизил голос до шепота, склонившись около плеча профессора. – Понимаете меня? 
– Прекрасно понимаю,- заулыбался Козявкин, потирая сальные ручонки.- Только, видите ли, необходимо соблюсти формальность,- его свинячьи глазки скользнули по чемоданчику, ботинкам и, наконец, встретились с круглыми глазищами Базилио. 
– Доктору Карабасу Барабасовичу и его коллеге необходимо, как можно скорее вернуться в город и чтобы не было никаких проблем. 
– Пройдемте в мой кабинет,- растекся в улыбке Козявкин. 
Базилио последовал за ним, ощущая, что вспотел. Потом он подумал, а не заметил ли этого профессор Козявкин и не заподозрит ли он чего неладного. Они же психиатры любой косяк заметят, они же видят людей насквозь,- рассуждал про себя Базилио. Тем не менее, ему было неизвестно, что Козявкин не просто врач. Только в стране Дураков можно было стать главным врачом психиатрической клиники с купленным дипломом. Поэтому Козявкин изучал душевные недуги по Интернету, ставя диагнозы и выписывая лекарства. До последнего времени все проходило незаметно, и главное – пациенты не жаловались. А для Козявкина это имело первостепенную важность. 
В кабинете главного врача просторно. Базилио заметил это, и то, что даже лишнего стула не оказалось, по близости, немного расстроило. Посреди кабинета располагался стол, на нем громоздился гигантский монитор, телефон, факс, бумаги и ваза с ирисками. 
– Угощайтесь,- Козявкин плюхнулся в мягкое кресло. 
– У меня от ирисок пломбы вылетают,- поморщился Базилио, вспоминая поход к бесплатному стоматологу из штата школы, где он работал. 
– Согласен, я сам порой ломаю о них зубы,- захихикал профессор,- ну так ближе к делу, а то у меня сегодня еще много дел. 
Под огромным количеством дел Козявкин подразумевал: обход территории, для сбора средств на лечение пациентов, купание в бассейне и массаж, маникюр и педикюр, обед, чего он никак не мог пропустить и прогулка в саду в окружении двух молоденьких медсестер. Такие встречи он называл с умным видом семинар. 
– Я буду краток,- начал Базилио, положив трясущимися руками чемоданчик на стол,- наша школа решила оказать вашему заведению благотворительную помощь и даже в будущем могли бы выступить спонсором для поддержки ваших исследований, профессор. 
– Это интересно,- Козявкин скорчил серьезную мину, посмотрев на чемоданчик. – Я сейчас посмотрю документы по вашему директору и его коллеге и сообщу, когда мы сможем все уладить. 
Базилио нервничал, стоя у входа в Чокнутый дом, пока Козявкин делал вид, что работает с документами и пытается найти виновного в случившемся происшествии с Барабасычем. 
Козявкин даже вспотел, поглощая сладкие булочки с взбитыми сливками, не слушая страшные сказки хорошенькой медсестры о ужасном звере холестерине. Потом он вздремнул полчаса, собрал карманные деньги пациентов и, войдя в палату, где содержались Карабас Барабас и Дурьюмар, задумался, не продешевил ли. Эта парочка не создавала впечатление здоровых людей. Один с всклокоченной бородой и выпученными глазами, накручивал, и без того истерзанную бороду, на палец, а другой, что был мал ростом и худ, словно жердь, ковырялся в носу и разговаривал сам с собой. 
«Как-то маловато я согласился взять»?- подумал Козявкин и решил, что еще один чемоданчик ему не помешает, тем более жена хотела на третьем этаже их усадьбы поставить рояль, причем белый, а еще, чтобы клавиши были из кости мамонта. Козявкин тогда разозлился, ногами затопал: « Где же я тебе клавиши из кости мамонта достану»? Сошлись на клавишах из слоновой кости, но все это стоило денег, которые Козявкин не любил тратить. 
– Мы признаем свою ошибку, господин Карабас Барабасович,- произнес Козявкин, кланяясь, глядя в мутные глаза директора школы и улыбался.- Сегодня же вы отправляетесь домой. 
Ни радости, ни какого изменения профессор не увидел на их лицах, понимая, что наконец-то научился из нормальных людей делать сумасшедших. 
Записал себе это в блокнот, констатировал, так сказать. А вечером, когда приехало такси, пациенты Чокнутого дома отправились в город Мечты, где их никак ни ожидал теплый прием.
Продолжение следует..

Похожие статьи:

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыКак открыть звезду?

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыНезначительные детали

РассказыЛизетта

Рейтинг: +1 Голосов: 1 230 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий