1W

На крыльях Павшего Луча. Глава 1

в выпуске 2016/06/22
5 октября 2015 - Тайлер Дерденов
article6234.jpg

Глава 1. Девочка и ночь

 

«Вуаль Теней – уникальное место, в которое

попадают тени существ, именуемые

таленгами – эти проказливые создания любят

проникать в человеческий мир ночью, играя

с воображением людей.

Научные основы таких явлений не изучены

до сих пор, но уже доказано, что они приводят

к невероятным последствиям в жизни того, кто сумеет

увидеть танец таленгов до конца и не заснуть»

 

Ксантифиус Гротт,

ректор университета в Мерегосте

 

            Люди в лесу напоминали призраков, собравшихся на странную встречу. Казалось, пройдёт минута, и все они исчезнут в царстве зелёных исполинов.

Лейтенант сделал знак рукой - фигуры в тёмных плащах тут же растворились среди деревьев, заняв выгодные позиции.

Но когда на поляне появился Верховный Наместник Холлинг, который окинул недовольным взглядом чащу, совсем не похожую на уютную комнату роскошного замка, незнакомцы выстроились перед ним за пару секунд.

            - Мои люди готовы, - Райлин кивнул. Он отличался от остальных внушительной фигурой и тёмно-красными нашивками на плече. – Может быть, теперь расскажете, для чего мы выступили в эту глухомань, разорви меня бешеный острозуб? Если моим парням не найти серьёзное дело, через пару дней они станут отрезать друг у друга лишние части тела. – Мужчина захохотал, довольный шуткой. Воины поддержали лейтенанта таким оглушительным гоготом, что вспугнули с веток пёстрых птиц.

            Наместник, судя по кислому выражению лица, явно не разделял весёлого настроения. 

            - Нужно найти беглеца, - колючие глаза Холлинга на секунду вспыхнули, словно он говорил о давнем враге. – Разбойника и убийцу. По слухам, этого мерзавца учил в самой Мерцающей Башне один полоумный твинклер. – Солдаты многозначительно переглянулись. Легенды о Башне и возможностях её хозяев, знали наизусть даже слабоумные и душевнобольные из района Семи Мучеников.

            Холлинг слегка улыбнулся, отметив нужный эффект. Император не раз ему повторял, что нет лучшего способа завоевать авторитет у солдатни, чем впечатлить их пафосными словами. Выждав паузу, Наместник продолжил:

- Он скрывается в деревне, расположенной в полумиле отсюда, выдавая себя за целителя или кого-то в этом роде. В последнее время на Арене выступали одни безвольные неудачники, которые годятся лишь на корм полудохлым волкам. Император не доволен, Райлин. Ты понимаешь, что это значит?

            - Наши задницы станут кормом для гнилоедов, - лейтенант мрачно кивнул. – Если не доставим этого ублюдка тёпленьким. Неужели «целитель» настолько крут, что его хотят выпустить на праздничное представление? Я скорее поверю, что у меня из ушей сыплются золотые монеты! – Он усмехнулся, тут же раздался хохот его головорезов. Видимо, они очень ярко представили такую картину.

            - Твоё дело выполнить приказ, - оборвал его Холллинг. – А не сыпать тупыми остротами, как дешёвый клоун в борделе. Если провалишь дело – на Арену вышвырнут тебя. Глумливое лицо Райлина моментально стало серьёзным.

            - Слышали, мордовороты? У нас день, чтобы осмотреться и перекрыть все лесные тропы, ведущие из деревни. И постарайтесь без лишней суеты – для вида пару крестьян можно прирезать, но целитель должен остаться жив, иначе я лично скормлю вас острозубам!

            От былого веселья не осталось и следа. Воины проверяли оружие, лучники осматривали стрелы, со специальным сюрпризом от императорских алхимиков – со стороны казалось, что они готовились к сражению с крупной бандой разбойников, а не к поимке деревенского лекаря.

Через пару минут фигуры бесшумными тенями двинулись в чащу по едва заметным тропам. А солнце уже опускалось над лесом, окрашивая небо багровыми узорами, поэтому деревушка с высокого холма казалась объятой яростным пламенем.

 

Она проснулась, когда за окном ещё плясали тени. Иногда сумеречные таленги, жители призрачной Вуали Теней, забредали в деревню, чтобы наполнить ночь странными танцами, но с восходом солнца всегда исчезали.

            Ничего себе сон! Перед глазами ещё стояли очертания величественной Арены, в голове раздавались крики людей, прыгающих за настоящими золотыми монетами.

            Миа ни разу в жизни не видела золото, но во сне сразу догадалась, увидев жадность в глазах орущих людей. А больше всего ей запомнились птицы. Беленькие, пушистые птички! Казалось – протяни руку и можешь погладить! Сердце сладко замирало от пережитых во сне мгновений. Целое приключение, настоящая сказка.

            Что-то похожее рассказывал Ксано, когда детвора собиралась у его волшебного костра. Может быть, истории ожили, превратившись в живой сон?

            Девочка не знала, но готова была отдать всё на свете, даже набор самых замечательных в мире сушёных цветов, спрятанных под кроватью, чтобы узнать.

            А зачем это дядьки говорили про деревню? Наверное, какой-то секрет, но почему они приснились именно ей? Ин-те-рес-нень-ко, ага!

            Таленги закружились у окна, словно услышав мысли девочки. Одна из теней превратилась в белую птицу, полетела в небо, а остальные замигали глазюками-огоньками и стали с любопытством заглядывать в окно, протягивая удлиняющиеся руки-лапы.

            Миа совсем их не боялась. Существа были забавные и напоминали смутное, сумеречное воспоминание прошедшего сна. Казалось: дунь, они тут же улетят, исчезнут, превратятся в лёгкий, пушистый туман.

            Когда Кыш, самый верный и дружелюбный мышастик на свете, увидит их, непременно бросится вдогонку и начнёт играть, пока не разбудит всех. Пусть лучше спит и видит свои мохнатые, озорные сны. Хотя точно будет обижаться, если узнает, что пропустил ТАКОЕ! Интересно, стоит рассказать Кышу про сон?

            Тем временем остальные таленги выстроились вокруг дома и, пуская в небо серебристые искры, превращались в прекрасных созданий. Кого здесь только не было!

            Прозрачный, неуловимый, будто неожиданная мысль, единорог промчался мимо окна, тряхнув чудесной гривой, и тут же исчез, растворился, рассыпавшись сотнями огоньков. На смену ему появился гигантский Снежный Волк, из пасти которого синими клубами било ослепительное пламя.

            Ух ты! Вот это да-а!

Миа тут же захотела погладить Волка. Интересно, он не станет рычать на неё? А если всё-таки зарычит, можно подарить ему сушёных цветочков. Вот он обрадуется! Наверное, Снежному Волку никто в жизни не дарил потемневшие, но всё равно красивые, хранящие аромат леса синеглазки или алый огнецвет. Девочке сразу стало жаль волка: как же можно вот так прожить, если никто не подарит тебе цветов? Жуть кромешная!

            Наверное, волчище лезет в самую глухую чащу и воет, воет, от тоски. Надо ему обязательно помочь!

            - Здравствуйте, уважаемый Волк! Заходите к нам в гости, только, пожалуйста, не рычите – я подарю вам цветов и заплету симпатичные косички! На шерсти, ага. Вот и хорошо, только не разбудите маму. Она очень заболела в последнее время, ей нужно отдохнуть.

            А таинственный гость улыбнётся, оскалив зубищи, понюхает цветочки и обязательно разрешит погладить удивительную, сказочно-красивую шерсть.

            Девочка засмеялась и помахала существу.

            Волк пристально посмотрел на Миа, сел на землю.

            Он увидел, увидел её, вот здорово! Сердце запрыгало в груди от непередаваемого восторга.

            Она подняла правую руку и коснулась окна, прислонив к нему ладошку. Волк с минуту смотрел на странное двуногое существо, которое совсем не хотело его бояться, затем забавно моргнул, вильнул длинным хвостом прямо как соседский Клыч, и поднял лапу, подражая Миа.

            Картина была настолько уморительной, что девочка засмеялась. Зверь с любопытством посмотрел на неё и…

Вдруг рассыпался сотнями огоньков! Ну, ничего себе! С этими тенями никогда не знаешь, что они придумают в следующий раз. Папа рассказывал: таленги – не простые существа ночи. Они могут читать мысли и даже превращаться в них, если сильно захотят. Иногда тени уносят людей далеко в будущее, а самым терпеливым и внимательным даруют удачу.

            Вот бы мне хоть одного, хоть самого маленького ручного таленга! Миа представила, как будет весело играть с таким чудом, как станет показывать мальчишкам (не запросто так, только за яблоко или за обещание никогда-никогда больше не дразнить её Перебзделкой, рыжей козой или сопливкой!)

            Девочка замерла у окна, не в силах оторвать глаза от невероятного зрелища. На улице творилось что-то невероятное!

            Ночь засияла яркими искрами, вспыхнула, будто праздничный костёр. Огоньки закружились, рисуя странные силуэты, затем стали гоняться за постоянно меняющими форму таленгами.

            И тут перед глазами девочки всё поплыло. Она увидела себя не на кровати, а на бескрайнем песчаном берегу.

            Волны с грохотом обрушивались у самых её ног. Рядом стояла стройная длинноволосая девушка с изящным длинным луком и карлик, держащий чашу, внутри которой билось ручной змейкой фиолетовое пламя.  Чуть поодаль находился высокий парень со странными, синими, как вечернее озеро глазищами. Он улыбнулся, и тут же пропал страх, сковывавший девочку.

            Миа вдруг поняла: она лежит на далёком берегу, а новые друзья хотят её спасти от чего-то Очень Злого! Глаза закрывались, невидимая сила забирала девочку. Она почему-то поняла: если заснёт, уже не сможет вернуться назад! Заблудится, потеряется, исчезнет в этом призрачном царстве!

            Миа прикусила губу. Берег исчез, провалился, но её ещё что-то удерживало. Девочка парила, будто окружённая морскими водорослями, чувствуя их нежные, убаюкивающие прикосновения.       

Только не засыпать, не засыпать!

Она тряхнула головой, прогоняя наваждение. Главное – продержаться до конца. Даже если голодные зубасты начнут хватать за пятки, всё равно не сдаваться!

Закроешь глаза – сказка исчезнет, таленги рассердятся и могут подкинуть какую-нибудь пакость. А выдержишь – наверняка случится что-то особенное. Интересненькое. Любопытное и сладкое, как мамин пирог с мёдом!

Мысль о мамином пироге неожиданно добавила сил. Девочка сжала кулачки и прогнала настырные, липучие, как листья ядовитой бредянки, остатки сна.

 

            Миа почувствовала, как повеяло колючим холодом. Ледяные пальцы старухи-зимы скользнули по детской шее, погладили растрёпанные волосы, она ощутила чьё-то прерывистое дыхание за спиной. Оглянулась.

            Никого! Почему-то от этого стало ещё страшнее. Может быть, самая шустрая тень спряталась за дверью?

Сердце сжалось в груди. Захотелось вскочить, закричать, позвать отца и забыть обо всём. Но девочка не издала ни звука: ей было жутко интересно, чем же всё-таки закончится удивительный танец теней. Она села на кровати, облизнула пересохшие губки, вздохнула. Подождала несколько страшненько долгих, пугливых секунд и снова выглянула в окно.

Тени исчезли! Но куда они могли подеваться? А что если залезли в дом и теперь притаились под кроватью, когда она смотрела в окно? Таленги ждут, пока Миа заснёт, чтобы вылезти, выпрыгнуть из темноты, схватить за пятки и…

Ой, мамочка! Лучше об этом не думать – так ещё… СТРАШНОВАСЬТЕЙ!

Миа подула на окошко и вгляделась в темноту. Это была необычная ночь. Тьма беззвучно хохотала и протягивала к девочке чёрные лапы затаившихся кошмаров.

Серебристые тени вновь появились, они стали резвиться, принимая формы животных и сказочных существ. Сразу стало веселее, ведь девочка больше не чувствовала себя одиноко в этой колючей ночи.

Следующим показался огромный лохматый медведь с белоснежной шерстью. Он поглядел на ребёнка. Миа не выдержала и приветливо помахала рукой.

            - Привет, мишка! – создание подняло мощную лапу и добродушно махнуло в ответ.

            Вдруг очертания деревеньки, в которой девочке были знакомы все закоулки, стали меняться. Подул холодный ветер, по спине, рукам и шее ребёнка побежали колючие мурашки.

            Медведь зарычал, ветер-непоседа подхватил его раскатистый рёв, закружил серебристыми искрами и рассыпал по земле. Всё вокруг тут же стало покрываться невероятным сиянием!

            Мамочка родная! Дыхание перехватило от восторга. Яркие эпизоды-картинки менялись с такой быстротой, что Миа едва успевала за ними, чтобы не пропустить самое интересное.

            Ещё вчера она гонялась с мальчишками в лёгком платьице, а тут такая холодрыга! Неужели хитрющие таленги устроили целое представление? Может, они просто проверяют её? Заманивают, рисуют взаправдашнюю зиму, только бы она поверила и заснула!

            Нетушки!

            Сон тут же отскочил, оставил бестолковые попытки поймать Миа. Это была Большая Победа маленькой девочки.

            - Чего ты хочешь, любопытное дитя? – прорычал медведь, наклонив огромную морду, усыпанную снегом.

            - А разве… можно хотеть чего-то одного? - прошептала Миа, боясь, что странный, немного пугающий гость её не услышит и разозлится.

            - Ты права, - он оскалился в подобие улыбки. – Но придётся выбрать. Ты смогла увидеть ночной танец таленгов до конца и не заснула, такое под силу немногим. Так чего же ты хочешь, маленькая Снежная Принцесса?

            - Вот это да… - мечтательным голосом произнесла Миа. – Ещё никто не называл меня Принцессой! Мельник обычно зовёт меня «рыжей стрекозой», а папа – атаманом с косичками. Но только когда сердится.

            - Ты забавна, мне интересно с тобой. Ещё не научилась лгать и отравлять воздух желчью, как многие люди, - медведь издал рык, похожий на смех. – Не бойся: не обижу тебя.

            - Спасибо, господин Лохматый Медведь! Если честно, я хотела новую куклу и красивое платье – мама уже штопала сарафан, когда я порвала его, играя с мальчишками.

            - Это твоё окончательное решение? – зверь прищурился, выпустив из ноздрей облачко синего тумана.

            - Нет, - Миа наморщила лобик. – Мама очень сильно заболела и уже два дня не встаёт с постели. Вот если бы у меня было три желания, я бы ещё попросила оторвать уши противнючему Влару, который обзывал меня, дёргал за косы и шлёпал по самому обидному месту! А если бы мне дали четыре желания… нет, лучше пять… или десять, ага?

            - Тогда, боюсь, я бы остался здесь до рассвета, - медведь почесал ухо и фыркнул. Твоя просьба не так проста – сумеешь добраться до Монастыря Радуги и увидеть её секрет этой ночью, я помогу тебе.

            - Ой, а если… не успею?

            Но никто не ответил. Мохнатый гость ударил лапой, подняв целый вихрь серебристых искр. Таленги закружились над домиком крылатыми тенями.

            Не отрываясь, Миа смотрела в окно.

            Столько всего произошло за эти минуты! Почему таленги появились именно сегодня, ведь они так редко заглядывают в эти края? Может быть, они хотели забрать её с собой в таинственное царство теней? Как же всё-таки интересненько…

            Но больше всего девочка хотела понять, зачем сказочный медведь назвал её Принцессой. Пошутил? Обманул?

            Вот и пойми этих мохнатых обманщиков!

            Она села на кровать и обхватила пылающие, горячие щёки руками. В голове сказочным вихрем кружились мысли, вспыхивая яркими картинками увиденного.

            Столько всего непонятного произошло – никак не умещается в голове. Миа почесала лоб, встала с кровати.        

            Главное – вылезти из дома как можно тише! Тогда план может сработать. Жаль, нет плаща-невидимки, он бы сейчас очень пригодился.

            Тени за окном встрепенулись. Сердце застучало, как пойманный хищником зверёк.

            - Тс-с, - она приложила пальчик к губам. У самого окна вдруг появился сумеречный фантом и скорчил уморительную рожу, копируя выражение лица Миа.

            Девочка почувствовала, как внутри ожили щекотные мурашки, она едва сдержалась, чтобы не рассмеяться: папу нельзя будить, а то ничего не выйдет, придётся ждать ещё неделю или две.

            Она вышла из комнаты. В глаза тут же бросились пучки трав, развешанные у самого потолка. Миа с папой собирали редкие цветы по всему лесу, маму поили отваром из крестоцвета, но ничего не помогало: она становилась бледнее с каждым днём!

            Надо поскорее выбраться из дома и добежать, добежать изо всех сил до Монастыря Радуги, пока сказочная ночь не окончилась! Кто знает, что случится завтра?

            Ой… ничего себе!

В темноте вязанки трав напоминали больших криволапых паучков. Миа поёжилась, зажмурилась, отгоняя наваждение.

Никаких паучков нет! Я же не испугалась таленгов и Большого Мохнатого Медведя…

Уф, но почему же тогда внутри всё леденеет от каждого шага?

            Вдруг скрипнула жалобным стоном половица. Отец заворочался на кровати. Девочка вздрогнула и прислонилась к стене.

            Ксано всегда говорил – страхи нужно победить внутри себя! Эх, надо будет у него спросить, что это значит! Конечно, внутри, где же ещё. Там сидят страшненькие зубасты и медленно тянутся к самому сердцу когтистыми лапками.

Очень голодные зубасты. Они питаются страхом и холодными мурашками.

            Интересно только… когда эти зубасты налопаются мурашек и растолстеют, будто Мельник Хровиш, как они будут умещаться внутри? От этой мысли девочке стало не по себе.

Зубасты вырастут, а человек лопнет от всех страхов! И тогда от него останется только маленькая вонючая лужа.

            Вот так! Значит, нужно попросить Ксано придумать это самое… уни-вер-шмальное средство от зубастов.

Ради него буду собирать любые травы по лесу! Сделаем хорошее зелье, все в деревне выпьют и перестанут бояться!

            Вот здорово!

            Что-то тёплое, влажное, словно щупальце слизняка, ткнулось в дрожащую руку. По телу пробежал электрический разряд.

            - Ой! – вскрикнула Миа и тут же зажала рот ладошкой.

            В доме стало тихо. Чьи-то лапки настойчиво схватили за руку. Девочка почувствовала, как сердце вырывается из груди.

            - Фр-рря-а? – послышался знакомый голосок.

            Облегчённо выдохнула.

            На плече уже сидел Кыш и возбуждённо моргал сияющими от восторга глазами-бусинками. Ни за что не отпустит маленькую хозяйку одну!

Миа схватила мышастика, чтобы он не начал носиться по дому и осторожно вышла, прикрыв деревянную дверь.

            Всё. Первый этап плана завершён!

 

            - Кыш! Ну что ты натворил, а? У меня чуть сердце через пупок не выскочило! – заворчала она, отойдя от домика на несколько метров.

            - Пи-и-пих, - запищал мохнатый разбойник и потёрся остроносой мордашкой о плечо девочки, словно хотел сказать: «ладно, хватит ругаться. Думаешь, я оставлю тебя одну, когда тут самое интересное начинается?»

            - Эх, безобразник ты, - вздохнула Миа. – Больше никакого сыра и ягод!

            - Пих-пи-ир? – зверёк обижено захлопал большущими ушами, закрыл лапками мордочку.

            - Не обижайся! – девочка погладила друга. Он убрал правую лапку и, забавно моргая, посмотрел на Миа. -  Вот доберёмся до Монастыря, получишь вкусняшку. Но только если будешь хорошо себя вести. – Добавила она с интонацией мамы.

            - Р-рр-р, - ответил Кыш, подражая Клычу, мохнатому псу, который жил у Мельника. – Грр-варф!

            - Хорошо себя вести и не рычать! А то все собаки сбегутся.

            - Р-ррабе-гутся, - согласился мышастик и улыбнулся, показав остренькие зубки.

Вот хитрюга! Миа знала, что Кыш больше всего на свете обожал дразнить деревенских псов, забираясь на крышу и взрываясь бешеным лаем. С таким разбойником можно отогнать даже стаю волков!

            Девочка сделала несколько шагов, не выдержала и оглянулась на домик. Он показался невероятно одиноким и грустным, а пустые окошки напоминали обиженные глаза, с укором смотрящие на Миа.

Сразу захотелось вернуться, поцеловать спящую маму, осторожно погладить отца и нырнуть в тёплую постель, позабыв обо всех тайнах и приключениях.

            Но она тут же вспомнила Большого Медведя и своё обещание.

            Ну уж нет! Доберусь до Монастыря, а там и рассвет скоро.

            Миа погладила крылана и осторожно пошла к Мельнице, за которой уже было недалеко до цели.

            Ночь опутала небо тёмной сетью, в которой мигали и сверкали пойманные искры. Ксано рассказывал о звёздах, но девочка мало что поняла.

            Как могут такие крохотные светлячки вмещать леса и поля, ведь любой уместится на ладошке. Ну и вруны эти взрослые!

            Хотя Ксано вруном не был (всегда выполнял обещания и даже разрешал иногда смешивать эликсиры), Миа никак не могла этому поверить.

           

До Мельницы девочка добралась с такой быстротой, будто за спиной выросли огромные крылья. Она представила себя красивой ночной бабочкой, летящей к мечте.

Ну вот! Проще простого!

А ведь если рассказать мальчишкам – не поверят, скажут: «ох и врунья ты, рыжая!» Ага, сами в штаны наложат, если ночью встретят хотя бы одного таленга.

 Трепачи, только и могут – кидать камнями в собаку, а потом отбегать и дразниться! Вот если бы я взаправду стала Снежной Принцессой, как сказал Большой Медведь, то издала закон: всем дразнючим мальчишкам сыпать в штаны муравьёв. Хи-хи-хи! Пусть знают.

Миа представила такую картину и захрюкала от смеха. Интересно, Ксано понравится такая шуточка? Он хоть и парень, но никогда не дразнится.

С мельничного холма уже виднелся Монастырь Радуги, в котором жил Ксано. Девочка присела на траву, погладила Кыша и несколько минут любовалась изящным, похожим на маленький замок, строением.

Но при чём же тут радуга?

Миа присматривалась, пока не заболели глаза, но так и не заметила ничего. А ведь ещё нужно разгадать секрет, о котором говорил Медведь.

Делать нечего, придётся спускаться. Она посадила Кыша на плечо и, разбежавшись на вершине, скатилась вниз.

Густой мох, растущий выше щиколоток, щекотал кожу. Девочка съехала с холма, чувствуя себя самой счастливой на свете.

Миа шла к монастырю, думая о его тайнах, и воображение рисовало удивительные картины.

Только ночь, окутавшая деревню тёмным покрывалом, понимала девочку.

Похожие статьи:

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПотухший костер

Рейтинг: 0 Голосов: 0 414 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий