fantascop

Нелёгкая судьба Лохотрона Тринадцатого

в выпуске 2014/01/13
12 ноября 2013 - Григорий Неделько
article1110.jpg

[На самом деле, это не совсем отдельная история, а продолжение рассказа — вот он писался как самостоятельный — "Жизнь и невероятные приключения Мумзеля Барракуды". Который в свою очередь является частью повести-цикла "Жизнь и невероятные приключения". Глядишь, когда-нибудь допишу это произведение (есть ещё пара готовых историй, каждая — рассказ от лица "нового" персонажа).]

 

Если вы думаете, что быть злодеем – жутко интересно и прикольно, то жестоко ошибаетесь. И я знаю, о чём говорю, особенно когда речь идёт о жестокости. В злодействе больше минусов, чем плюсов, тем более тут, на Лохудрии, где все законы, в том числе злодейские, соблюдаются неуклонно, — и попробуйте только не соблюсти! В общем, одна головная боль… Что, сомневаетесь? Ну, насчёт законов придётся поверить на слово, если только ваше везение не даст настолько сильную трещину, что вы попадёте сюда на отдых. А в остальном – давайте разбираться вместе. Остановимся лишь на трёх пунктах: поверьте, их будет достаточно…

Итак, во-первых, все эти невыносимые ритуалы: дьявольский смех – от которого саднит в горле; пытки и казни – сжирающие большую часть свободного времени; необходимость соответствовать стилю – которая вызывает лишь приступы тошноты. И так далее. Всё это уже навязло на зубах, и хочется поскорее сплюнуть, но приходится сглатывать и притворяться Тёмным Владыкой дальше. Например, из последних сил делать вид, что ты безумно рад видеть свой чёрный дворец с чёрными комнатами, в которых стоит чёрная мебель, и это ещё не говоря о чёрных деталях интерьера, вроде игрушек и статуэток, о чёрном постельном белье, о чёрных шторах, чёрных окнах и чёрных стёклах… Смогли бы вы быть безумно рады этому «пёстрому» окружению в течение двадцати четырёх часов каждый день? А ведь времени на отдых от подобного великолепия не предвидится: настоящий Тёмный Властелин должен заниматься государственными делами, а не просиживать штаны (естественно, чёрные). Так недолго и в самом деле умом тронуться, и если такое случится, то, будьте уверены, быстро найдутся те, кто вас сместят и закопают. Поэтому приходится держаться…

Ну как, вам уже весело? Во-от, а это только во-первых.

Но перейдём к следующему пункту. Во-вторых, ваши родственники: эти-то сумасшедшие безо всяких меры и ограничений. Учтите, вам придётся уделять им всё своё свободное время, которого у вас попросту нет, — иначе обидятся, не приведи шкванк! Но мало того, надо будет ещё сносить их сюсюканья («Ты мой монстрик! Дай я тебя подёргаю за щёчку!»). И закидоны – вроде того чтобы без разрешения повесить вашего дворецкого из-за того, что он на минуту позже принёс завтрак.

Ну, и в-третьих – ваши враги. Эти падкие на женщин и обласканные вниманием оных – в отличие от вас! – белозубые мускулистые красавцы. Как я их ненавижу! И в первую очередь, позёра и хама Мумзеля Барракуду сотоварищи! Эти «три богатыря» неизменно используют запрещённые приёмы, которые сочувствующие принимают за проявления недюжинного интеллекта, тогда как в нашем случае, в случае несчастных и забитых жизнью вселенских злодеев, любые хитрости вызывают у людей презрение и ненависть. Скажете, честно? Да к тому же «герои» эти постоянно побеждают – вот что бесит больше всего! Побеждают, невзирая на свой асоциальный статус: они сами промышляют грабежом, разбоем, хулиганством и прочим в том же духе. Но других спасителей не нашлось, так что, извините, имеем тех, какие есть. Ничего не попишешь, дорогой Лохотрон, скажете вы, закон жанра: «герои» побеждают – «антигерои» проигрывают. Так что остаётся лишь соответствовать своему статусу, если хочешь быть хорошим плохим мальчиком. Вот скажете вы так – и будете правы… Э-эх!..

Но «ближе к телу», как говаривал один инопланетный классик. Неприятности начались в тот день, когда я уже не мог более выносить «прелести» судьбы и, решив плюнуть на всё, накупил жёлтой краски, чтобы придать своему мрачному дворцу более жизнерадостный вид.

Брат – родной, по имени Болваниус Ридикьюлус – застал меня за покраской и первым делом раскрыл рот (как будто его кто-то об этом просил):

— Лох, брателло, ты что же делаешь? Этой чумовой краской ты убьёшь всю атмосферу!

Слово «чумовой» у Болваниуса может означать что угодно: и плохой, и быстрый, и классный, и яркий, и ненастоящий, и почему-то трёхмерный.

— А-а, привет, Болван! – приветствовал я родственничка с улыбкой на лице и неописуемым раздражением в подкорке. Я разразился демоническим – или дьявольским, кому как больше нравится – смехом, брат подхватил его, и мы немного поржали в унисон. Затем я откашлялся и спросил – как всегда вежливо, по-нашему, по-злодейски:

— Ты чего припёрся?

— Да вот, решил навестить дорогого родственничка!

— Это меня, что ли?

— Бинго! С первой попытки! А, каково?

— Да не очень как-то.

— Э-э… ты о чём сейчас?

— А, миль пардон, это всё краска, — спохватился я: ни в коем случае нельзя показывать утомлённость, она – первый противник любого межгалактического злодея.

— Ты же под своей металлической маской ничего не должен чувствовать, — сострил Болваниус и хлопнул меня по плечу.

Я чуть не слетел с табуретки, на которой стоял.

— Под чёрной маской, — уточнил я, спрыгивая на пол.

— Вот-вот. Мой любимый цвет. Тако-ой…

— …стильный, — кисло сказал я. Впрочем, братец не заметил иронии:

— Точняк! Погогочем по этому поводу?

И мы ещё немного погоготали.

— А что же остальные? – снова откашлявшись, спросил я. – Папаша Дурошлёпник?

— Заразился вирусом доброты и слёг.

— Бедняга, — ненатурально посочувствовал я. – А мамочка Шляпочка?

— Ветром сдуло.

— Э-эх… Сестрица Тебе-Такой-Не-Уродиццо?

— В очередной раз вышла замуж, и у неё какие-то там проблемы.

— Опять?

— И я так же сказал. А она девка суровая, вся в папашу, — вынула дезинтегратор и как давай садить по мне из него!.. Я спрятался в кустах растений с Чризгелля – сестрёнка притащила их из последнего путешествия, и они разрослись повсюду. Так вот, те голодные были – пожрали все разряды, которые выпустила сестрёнка. Та обиделась, плюнула и ушла. Я было обрадовался, но когда растеньица прикусили меня за жо…

— Короче, день не удался? – перебив словоизлияния братца, подытожил я.

— Да уж. Пришлось делать пересадку.

Пересадку чего, я уточнять не стал. И так уже жалел, что завёл этот разговор.

— Вот потому я и ношу защитный костюм – и всем злодеям советую делать то же самое, — непонятно зачем продолжил я диспут.

— Не всем нравится ходить с такой тяжестью.

— А ходить без задницы?

Болваниус промолчал.

— А дядя? Тётя? Бабуля с дедулей? Ну, и все остальные? – чтобы побыстрее закончить беседу, поинтересовался я.

— Собрались скопом и рванули на другую планету отдыхать. Только, говорят, там обстановка не очень хорошая.

— То есть?

— Да чё-то с будущим.

— А как называется планетка?

— Э-э… Криптон или что-то вроде того.

— Ну понятно. – Я вздохнул и протянул: «М-да-а», — как бы намекая, что пора прощаться и расходиться.

Но у Болвана были другие планы.

— Так я поживу у тебя?

— Сколько?

— Не знаю. Не очень долго. Год или два – как пойдёт.

— Хм.

Братец оглядел комнату ещё раз.

— Нет, всё-таки чёрный мне больше по душе. Он какой-то более…

— …тёмный, — закончил я за него.

— Ага-ага.

— А что ты вдруг решил приехать? – невинно спросил я. – У тебя же дома бизнес, девушка, развлечений пруд пруди…

— Чёрный! – почти выкрикнул Болваниус.

— Ну конечно, — успокаивающим тоном произнёс я.

— Да, понимаешь, что-то вдруг всё обрыдло, и я подумал: а навещу-ка я братца! Давно не виделись, он будет мне рад, и вообще…

Вот про «вообще» он очень точно сказал.

Я кивнул.

— Ну ясно.

Болван перегораживал выход из комнаты. Я попытался обойти брата, споткнулся, налетел на стул, опрокинул его вместе с банкой краски и, упав в липкую жидкость, стихийно перекрасился в жёлтый цвет.

— Чумово, — выдал брат. Посмотрел на меня оценивающе, поцокал языком и добавил, что в чёрном цвете паркет смотрелся выигрышнее.

— А я давно хотел сменить пол, — ответил я. Сбросил костюм, вынул из шкафа новый и надел его. Затем пихнул всё ещё загораживавшего проход братца в бок локтём и прошёл в кухню.

Там всё уже было накрыто. На чёрном столе в чёрных блюдах лежали чёрные… ну, вы поняли. Самое удивительное, что не только грибы и некоторые овощи были этого «чумового» цвета, но и крекеры с грушами тоже. Иногда причина заключалась в шоколаде, иногда – в краске, иногда – в закончившемся сроке хранения, а порой… нет, не хочу продолжать.

— Тэк-с, тэк-с, отобедаем. – Болваниус потёр руки. – Что у нас шкванк послал?

Я не выдержал, пробурчал под нос что-то невразумительное, — нельзя терять самообладания! Нельзя! – сел и стал обедать.

— Что-то… чав-чав… твоего нового дворецкого… чав-чав… не видно – не слышно, ‑ не прерывая трапезы, задал вопрос Болван. – Он где вообще, чав-чав?

— Если у него достаточно мозгов, то где-нибудь далеко отсюда.

— Ха-ха-ха! – демоническо-дьявольски расхохотался братан.

Я поддержал его без особого энтузиазма, желая только одного – остаться одному.

— Эти улитки – просто супер! – восторженно проговорил Болваниус. – Где ты их взял?

— Здесь нет улиток, — чётко проговорил я.

— Да ну? А что же я тогда слямзил? Чёрное, скользкое и противное. Да точно улитка!

— Надежда умирает с последним, — озвучил я очень популярную в среде злодеев поговорку.

— Чав-чав! – согласился братец.

Через какое-то время пытка обедом кончилась. Я встал из-за стола и, под бодрое поикивание братца, увязавшегося за мной, вышел на улицу. Воздух был чуть ли не пряным, освежающим, особенно после часов, проведённых в обществе жёлтой краски. Вот был бы он ещё другого цвета!..

Но я всё равно вдохнул полной грудью.

— А-ах, хорошо, — прокомментировал Болваниус, сделав то же самое. – Такой чумовой свежак на улице. Ты, кстати, правильно сделал, что не помыл руки перед едой, — ни к чему это бяке твоего уровня. Даже жалко немного… — неожиданно перескочил с одной мысли на другую мой дорогой братанчик – и тут уже прикрыл рот рукой.

Мне это отчего-то совсем не понравилось. Может быть, оттого, что за годы, проведённые в обществе моей семейки, я научился предупреждать их поползновения, которые могут осложнить мне жизнь. Здесь речь не идёт ни о какой параноидальности – только о банальной безопасности.

— О чём это ты говоришь? – И я произвёл стрельбу глазами, но не ту, которую используют женщины, а иного толка – вселенско-негодяйского.

— Да… м-м… в общем… У-у-у-у-у, — вдруг протянул Болван, развернулся и направился к замку.

— Чего «У-у-у-у-у»? Ты куда это?

— Пойду посижу, книжку почитаю. Я буду у тебя в кабинете. В сейфе. Он ведь всемнепробиваемый, надеюсь?

— А… — Но договорить я не успел. Полтора десятка аэромобилей показались на горизонте. Все, как и положено, того самого цвета. Но они не имели никакого отношения к нашей семье, зато к мафии – самое непосредственное.

Слава шкванку, мне удалось укрыться в доме до того, как полсотни парней в широкополых чёрных шляпах высунулись из окон, достали автоматы и дали очередь.

Задыхаясь – бегать в тяжелейшем металлическом костюме вроде моего не так уж просто, — я запер дверь, чуть отдышался, а потом рванул наверх, в свою комнату, выкрикивая на ходу ругательства и угрозы в адрес Болваниуса. Казалось бы, чего мне бояться – костюм-то металлический. Всё бы ничего, но пули у мафии бронебойные, а у некоторых её представителей даже плазменные и ядерные!

— Выходи! – орал я, дёргая ручку сейфа.

— Не выйду.

— Выходи!.. Я хочу с тобой… м-м… поговорить.

— Ничего не получится.

— Что значит не получится? Я щас схожу за лазерным резаком…

— Не поможет. Ты забыл? Сейф сделан из дорогущего и редчайшего, ничем не пробиваемого металла.

— Ах, ты!.. – Я попытался успокоиться. – Ну тогда хотя бы пусти меня внутрь.

— Для этого мне придётся открыть дверцу. Так что фигушки.

— Я тебя разорву на тысячи частей, засуну их в тысячу коробочек, которые сожгу в тысяче печей, а прах потом развею по ветру с тысячи высоких башен!

— Вот, наконец узнаю родного братца.

— Откро-ой!!! – И я застучал по дверце изо всех сил.

Между тем снизу раздавались шум, крики, удары по двери и громкие голоса, обещавшие нам медленную и мучительную смерть. Я очень сильно пожалел, что у меня, как и у любого Тёмного Владыки, замечательный слух.

Поозиравшись, я пришёл к выводу, что спрятаться мне негде. Что же делать? Ну же, Лох, думай, думай!..

Судя по звукам, раздававшимся снизу, мафиози достали горелку и выжигали во входной двери дыру. Сколько у меня времени? Две минуты? Три?

И тут мне в голову пришла спасительная идея! Портативный телепорт!

Ухмыляясь, я похлопал себя по карманам – и тотчас разразился самой страшной бранью, на которую был способен.

— Брателло, ты чего? – донёсся из-за дверцы сейфа приглушённый голос.

— Телепорт у тебя, — мрачно произнёс я, не спрашивая – констатируя.

— Да, — всё равно ответил Болваниус.

— Тогда телепортируйся с ним сюда!

— И?

— Что «и»?! И – быстро!

— Это… а я?

— А что ты? При чём здесь ты?

— Ну, телепортируюсь я – а дальше что?

— После того как я откручу тебе голову?

— Угу.

— Я сбегу отсюда на какую-нибудь планетку поспокойнее.

— Повторюсь: а я? Телепорт-то может перекинуть за раз лишь одного человека!

А Болван не такой уж болван.

— А ты перебьёшься как-нибудь!

— Не, не пойдёт… И вообще, я не умею им пользоваться.

— А я тебя не научу!

— Тогда об чём разговор?

Я продолжал закипать. Температура поднялась уже градусов до 80 – 85.

— Как ты вообще умудрился перейти дорогу мафии?

— Да никак. Я только занял немного денег.

— Сколько?

Болваниус ответил.

Я офигел.

— Сколько-сколько?!

— Ну вот.

— И зачем тебе годовой валовой экономический продукт нашей страны?!

— Понимаешь, я малёк-с поиздержался: мой бизнес… э-э… — Болван в нерешительности замолчал.

— Что «твой бизнес»? – прорычал я.

Температура поднялась до 89 градусов.

— Сейчас, в наш век компьютерных технологий, мало кто играет в игровые автоматы, и…

— Короче.

— Я разорился.

— Просто взял и разорился?

— Не просто, конечно, — меня подставил деловой партнёр, этот негодяй Бандюго Поцц!

— На то он и негодяй, тебе ли не знать!

93 градуса.

— Да, но ведь и я негодяй, а это как-то… нечестно!

— Пф-ф… Ладно, дальше.

— Вот, значит… Сначала я занял денег у мафии и не смог их отдать. Меня поставили на счётчик… м-м…

— Дальше! – зверея, потребовал я. 97 градусов.

— Ну, дальше я опять не смог их отдать, — продолжил Болваниус. Мне казалось, что он говорит до невозможности медленно. – Тогда мне пришлось обратиться к… эм-м… другим людям.

100 градусов. Ту-у-у!!!

— КАКИМ?! – не выдержал я.

— К конкурирующей мафии, — просто сказал Болван.

— И занял денег у них?! – хватаясь за голову, предположил я.

Но, к сожалению, ошибся.

— Нет, просто заказал того, кто одалживал мне денег.

— Ты охренел?! Зачем?!?!

— Понимаешь, я не знал, что он из мафии. Его мне посоветовал друг…

— Какой друг? – чуть не плача спросил я.

— Револьверино Крёстный Пап.

— И ты, конечно, не знал, кто Револьверино такой?!

— Конечно, не знал! Откуда? Эй, что это за стуки? Они уже здесь?

— Нет, это я бьюсь головой о стену!

— А, нормально… Но, кхм, у моей истории есть продолжение.

— Да? Какая радость!..

— Дело в том, что вторая компания мафиози тоже разыскивает меня – я ведь так и не заплатил им за исполнение заказа.

— А они его выполнили?

— Ты что, дурак?!

— Извини, Болван… Эй, минутку! Кто из нас тут провинился?

— А, прости, прости… забылся… Нет, разумеется, они его не выполнили – когда узнали, кого именно я заказал. Я им только описал человека, но не назвал его имени. Наверное, какое-то шестое чувство подсказало мне этого не делать.

— Оно называется идиотизм.

— Возможно… И когда они выяснили, кого я имел в виду, то окрысились на меня, решив, что я провоцирую их на что-то очень нехорошее и что я – агент противоборствующей группировки.

— Отлично… О-о, чёрт!..

— Они?

— Нет, они!..

Прямо напротив моего окна висел чёрный автомобиль, но уже другой марки – кажется, «Хрено» или «Ёпрст-мобиль». Я в них не особо разбирался, так как предпочитал путешествовать при помощи портативного телепорта – который, между прочим, сейчас лежал в сейфе, совершенно мне недоступный. Болван, ну какого шиша!..

Я вынул из секретного отделения в стене лучемёт – вот только воспользоваться им не успел: буквально в следующее мгновение раздались залпы и выстрелы. Осколки стекла полетели на пол, куда отправился и я. Если б я не упал, меня бы разорвало на маленькие, чрезвычайно маленькие кусочки. Мини-ракеты позади рвали стену на части; взрывы оглушали. Бронебойные пули пробивали дырки в полу, потолке, мебели и во всём остальном. Плазма плавила подоконник и, стекая с его остатков, приближалась ко мне, прожигая своим горячим жидким телом русло для коротенькой речки.

И тут произошло неожиданное.

Очередная ракета, видимо, свернув не туда, врезалась в сейф. Он отлетел к бывшей стене, перевернулся, упал. Послышался громкий крик Болваниуса, начавшийся как что-то приглушённо-отдалённое и превратившийся в дикий ор прямо у меня над ухом.

— А-а, братец. – Я улыбнулся ему, попутно уворачиваясь от летящих кусков стен и текущей плазмы. – Привет-привет. Что, потерял равновесие в сейфе и случайно нажал на кнопку телепорта?

— Я…

— Дай сюда!

Я заткнул лучемёт за пояс и отобрал у Болвана телепорт. Какое-то время меня грызла совесть: как я могу сбежать, оставив в опасности родного человека? Но потом я припомнил, благодаря кому оказался здесь и сейчас. И незваный приступ совести прошёл. Длился он секунды две.

А по ступенькам дружно поднимались-бежали члены мафии номер 1. Их шаги гулко рикошетили от стен даже в таком гаме.

Телепорт был настроен на перемещение по Лохудрии. Я не глядя переключил его на другую планету, даже не удосужившись посмотреть на какую.

— Ты куда?

— В большие города. Заходи, когда…

— Вот он!

В этот самый момент в комнату стали вваливаться мафиози из первой группировки.

Увидевшие их преступники из группировки второй тут же принялись поспешно перезаряжать оружие.

Первые вскинули автоматы, огнемёты и ракетницы.

— А я? – посмотрев на меня глазами более жалостливыми, чем у рыжего кота, вопросил Болваниус.

А я – нажал на кнопку.

Не знаю, что было дальше: всё скрыл в себе бело-сине-голубой шар, в который я провалился.

Чтобы вскоре появиться на… Я посмотрел на экран и прочитал название планетки, на которую попал: «Земля»!!!

И, естественно, сразу после этого у телепорта сели батарейки.

— Шкванк! – выругался я.

Вообще-то я сказал нечто иное, но, поскольку я рассказываю историю для разновозрастного населения, остановимся на этом варианте.

Я думал, что всё плохо, — но оказалось, всё ещё хуже. Главная проблема состояла в другом: я пока не знал насколько. Пока не знал…

— …Замок одного из главных злодеев Лохудрии Лохотрона Тринадцатого Ридикьюлуса разрушен. Обе конкурирующие мафиозные группировки в полных составах находятся в разных больницах. А главный и единственный свидетель произошедшего, родной брат Лохотрона – Болваниус, весь оборванный и покрытый копотью, бегает по пепелищу и кричит всевышнему о том, что (цитирую) «деньги возвращать очень не хочется – сделай так, чтобы они пролежали там подольше! А Лох, кстати, — иуда и подлый предатель!» (конец цитаты). Вот, вы можете сами наблюдать, как он… уйди от камеры, чтоб тебя!.. В общем, всё. Грудиния Глазка, специально для Самого Первого Каналадауберитевыегоотменя!..

Я сидел в жёстком кресле и смотрел телевизор. Моя квартиродательница, милая старушка в очках и переднике, жарила на кухне яичницу.

Квартирка Ромашки Цветочка – так звали старушку – была маленькой и пустой. Из двух комнат мне досталась та, что поменьше, размером со шкаф в моём бывшем замке. Повезло: хозяйка согласилась пустить меня к себе, хотя люди, к которым я обращался до этого, наотрез мне отказывали. Может, они заподозрили, что я Тёмный Властелин? Но как?! Не по костюму же!.. В общем, хорошо, что на всякий случай я всегда беру с собой валюту разных планет: жизнь злодея непредсказуема, как вы могли заметить. Я плачу Цветочку достаточно много, но зато ей неинтересно, где я бываю по ночам и какими непотребствами занимаюсь.

Наконец мне надоело пялиться в «ящик», я выключил его и глубоко вздохнул. Вот ведь скука здесь, на Земле. И вернуться-то я не могу: надо дождаться, пока мафии, обе, забудут обо мне, а уже после потихоньку пробраться обратно на Лохудрию, неслышно отстроить по-новой замок и…

Но это такая скука и тягомотина!

А что…

Я даже встал с кресла.

А что, если вообще не возвращаться?

Я огляделся: Земля… Планета сине-зелёного цвета, третья от Солнца, населена так называемыми разумными существами. А что, если её завоевать? Тогда у меня появятся новый дом, новая работа, и я буду находиться достаточно далеко от любимых родственников! Да и поработить этих землян не столь сложно, учитывая уровень их развития…

Я раскинул руки в стороны и впервые за долгое время от души то ли дьявольски, то ли демонически расхохотался.

Что я буду делать завтра, спросите вы? Отвечу: в общем-то, то же, что и всегда, — попробую захватить мир!

 

(Февраль 2012 года)

Похожие статьи:

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыЛизетта

Рейтинг: +2 Голосов: 4 1035 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
0 # 30 декабря 2013 в 22:06 +2
Чёрное постельное бельё - это круто. Не надо стира-а-а-ать! dance
Григорий Неделько # 31 декабря 2013 в 01:14 +2
Ага, повезло парню. :))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев