fantascop

Немезида

в выпуске 2016/03/07
2 августа 2015 - Михаил Бочкарев
article5414.jpg

К вечеру пошел дождь. Сгустившиеся темно-серые тучи, навалились тяжелым свинцом на усталое осеннее небо, и оно, без того унылое и печальное, стало совсем мрачным. Степан, стоял под козырьком у подъезда своей новой работы и докуривал едкую сигариллу, которую ему подарил один из клиентов, высокопоставленный чиновник, часто мелькавший в выпусках новостей и разных ток-шоу. Новое место работы Степану нравилось. Во-первых, платили хорошо, даже, можно сказать, шикарно, а во-вторых ежедневно он видел и лично общался с людьми, которых общество и таблоиды именуют элитой. Это были политики и звезды шоу-бизнеса, олигархи и крупные промышленники, теневые криминальные авторитеты и киноактеры, в общем, все те, кто живет по другую сторону привычной  для Степана реальности.

Он открыл дверь и пошел к своему посту. Работал он охранником в салоне красоты «Немезида», а устроила его сюда, тетка, которая сама работала горничной в особняке  жены нефтяного олигарха. В общем, блат. Работа была не трудной. С утра Степан получал по электронной почте список клиентов  на текущий день, с фотографиями и некоторыми подробностями, как то: рост, цвет глаз, особенные привычки, и в его обязанности входило не допустить никого другого кроме этих означенных лиц в помещение. Время посещения было строго фиксировано. Точно указывалось, когда придет тот или иной гость и когда уйдет. И самое поразительное было в том, что, почти за  два месяца службы, ни один из клиентов, ни на минуту не опоздал и ни на секунду не задержался, за стальной дверью процедурной, куда, надо сказать, самому Степану вход был строго запрещен. Сотрудников в салоне, помимо Степана,  было только двое: доктор Костальский Игнат Борисович и лаборантка Светлана. Что они делали с клиентами, какими способами добавляли им жизненной энергии и красоты, оставалось загадкой, но чудесные преображения были на лицо. Элитные гости, покидая салон, сияли свежестью, здоровьем и счастьем. Один раз, краем глаза, Степану удалось заглянуть за таинственную дверь, и он увидел комнату, стерильно-белой чистоты, посреди которой стоит нечто вроде саркофага-барокамеры.  Это было похоже на декорации фантастического фильма, где в тайной лаборатории ученые выращивают мутантов и уродов, которые затем, вырываясь на свободу, начинают жрать и истреблять род людской. В какой-то мере, все те, кто посещал салон, и были этими самыми уродами, но конечно не внешне, а внутри-содержательно. Впрочем, об этом Степан почти не думал. Целыми днями он таращился в монитор, где шла непрерывная трансляция со скрытых камер наблюдения, всех подъездов и подходов к салону, улицы и непосредственно входной двери. Но, ни у кого и в мыслях не было покушаться на салон, а потому Степан всегда был расслаблен и доволен своим положением. Костальский и Светлана, покидали салон после десяти вечера, и Степан оставался один. Он работал сутки через сутки, сдавая охраняемый объект своему коллеге Валере, молодому парню, только недавно вернувшемуся из армии. Валера был немногословен и, как казалось Степану, слегка туповат. Но большого ума на такой должности и не требовалось. Зато у него, впрочем, как и у самого Степана, была воловья шея, два аршина в плечах и рост под два метра.

Оставалось полчаса до закрытия. Последний клиент, сегодня это был знаменитый на всю страну певец патриотических памфлетов, в неизменной шапочке-парике, покинул салон, оставив Степану «на чай» двадцатидолларовую бумажку. Степан запер за ним дверь и начал прохаживаться в небольшом пространстве приемной, ожидая просмотра любимого сериала про бандитов и ментов. Наконец и Костальский со Светланой вышли из своей секретной лаборатории. Дверь автоматически заперлась на неприступный электронный замок. Сотрудники зашли в гардеробную, переоделись и покинули салон, вежливо попрощавшись. Он же в свою очередь тоскливо проводил взглядом обворожительную фигурку Светланы и запер дверь, теперь уже до утра. Но тут его взгляд уловил на полу прямоугольный объект. Степан поднял находку и увидел что это персональная карточка Игната Борисовича. Именно с её помощью можно было проникнуть в недоступную комнату преображения. Правда, надо было еще знать код из четырех цифр. Но его-то, как раз Степан знал. Он давно подсмотрел комбинацию, в стеклянном отражении потолочной панели, и автоматически запомнил. Семь четыре девять три. Только из чистого любопытства, и ради проверки собственных шпионских способностей, он подошел к двери, провел карточкой по терминалу и набрал код. Щелкнул замок и дверь отперлась. Степан осторожно вошел в процедурную и осмотрелся. Помимо барокамеры у стены стояло два кресла и маленький столик с журналами. Больше ничего в комнате не было. Это казалось странным и непонятным. Чем же они тут занимаются весь день? – подумал он. Он подошел к саркофагу барокамеры и увидел на крышке сенсорную панель. Степан провел по ней рукой, и крышка медленно начала подниматься. Не испробовать на себе чудодейственный агрегат Степан не мог. Он разделся и залез в барокамеру. Крышка автоматически опустилась.

Когда он очнулся и открыл глаза, его ослепил яркий зеленый свет. Поднявшись, он почувствовал легкое головокружение и тошноту. Степан обхватил голову руками и…

Вырвавшись из комнаты, он бежал по коридору и кричал. Он понял, что сошел с ума. Новое тело было ужасно непривычным и безобразным. Три пары рук, малиновая, грубая кожа и кривые, сильные ноги. Он ощущал себя шестируким приматом, и скоро его догадки подтвердились. Он увидел свое отражение в огромном зеркале, прикрученном к стене. На него смотрело чудовище с полу обезьяньей мордой, длинными заостренными ушами, вывернутым ноздрями наружу носом и шестью руками. Ему хотелось выбраться из этого мерзкого тела вон, но он не знал, как это сделать. В коридоре послышались шаги. Степан обернулся и увидел, что к нему приближаются две такие же шестирукие твари, только, в отличие от него, одетые в странные одежды, вроде древнегреческих туник. Степана схватили и поволокли по коридору. Он не сопротивлялся, а только жалобно рыдал, издавая при этом странные звуки, вроде булькающей на огне каши.

 

- Понимаю, впервые увидеть себя, свое новое тело, после стольких лет прожитых в забытьи, среди людей, это необычное ощущение. Но скоро все придет в норму. Скоро ты вспомнишь себя и успокоишься, - говорил пунцово-оранжевый примат, сидя в изголовье кровати, куда уложили Степана.

- Что вы хотите этим сказать? – дрожа, произнес Степан. Голос его изменился, он говорил как пьяный, неразборчиво и агрессивно.

- Мы в лимбо, на звезде Немезида. Это наш тайный мир. Кстати меня зовут Наахб.  Странно, что ты все забыл окончательно. Разве в обряде посвящения тебе не сделали флэшбэк-укол?

Степан промолчал, испуганно округлив глаза. Выдавать себя он побоялся, осознав, что его, как проникшего в чужую тайну мошенника, могут и убить.

- Я в аварию попал, ударился головой, - соврал он, - ничего не помню.

- Покушение? – сочувственно прорычал Наахб.

- Ага.

- Некоторые люди знают правду о нас. Преследуют. Не понимая, что сами точно так же потом могут оказаться здесь.

- Почему? – удивился Степан.

- Я чувствую, что должен рассказать тебе все с самого начала. Так слушай. Великий дух вселенной един. Это, можно сказать, бог. Он знает и ведает все, и все ему подвластно. И ты, и я и все живое, частицы этого бога, его проекции. Но рождаясь человеком, Великий дух забывает, кто он и живет как бы с чистого листа, это уникальная возможность выбора. Условно говоря, выбора добра или зла. Мы рождаемся на Земле с единственной целью, вспомнить кто мы такие. Но вспомнить - это мало, надо прожить жизнь достойно и в итоге осознать себя Великим духом. Недостойные, а их, как ты понимаешь, большинство, могут и не вернуться в осознание себя Великим духом. Это мы. Ты и я. И все кто здесь находиться. Когда-то давно мы нашли лазейку между мирами на звезде Немезида, и вселились в сознание местных приматов, - он указал на свое тело средней рукой, - и таким образом продляем нахождение в лимбо осознано. Грубо говоря, следуя людским представлениям, мы находимся у врат ада, но не входим в них, ведь возврата из ада нет. Отправляя свои неудачные проекции в ад, Великий дух, навсегда освобождается от своего мрака, и стремиться к Абсолюту и гармонии. А мы, мы продлеваем свою жизнь в мире людей, потому что это в любом случае лучше, чем ад.

- А что такое ад? Черти со сковородками?

- Если бы. Это бесконечная мука и страдание. По любому поводу, почти как на Земле, но уже без шанса освобождения. И главная мука в том, что ты физическое существо, которое по сути ничего не может. И это уже навечно. Уж лучше жить на Земле, одной из самых красивых планет. Тем более с нашим опытом и знаниями. Ведь мы живем многие поколения, перерождаясь и все помня. Там мы всем управляем. Там мы богаты и знамениты, там наш рай. Мы - элита. Конечно, это несравнимо с выходом в осознание, но все же.

- Так что же Великий дух не знает об этом?

- Великий дух знает все. И даже больше. Я уверен, что и мы часть его замысла, ведь он хочет спасти каждую частицу себя.

- А что значит осознать себя Великим духом?

- Это и просто и одновременно очень сложно. Дело в том, что любая проекция, Великого духа, или скажем проще Бога, это и есть сам бог. И ты, и я, и всякий человек, это одно и то же существо, только в разных ипостасях. Знать ты это можешь, а вот осознать это – означает вернуться к себе. Снова стать Великим духом. Но наша карма, слишком тяжела и слишком приземлена, поэтому мы пока здесь. Ну, или там… - Наахб поднялся со стула и подошел к окну. Распахнув штору, он открыл окно и холодный воздух, с примесью запахов болот и осени ворвался в комнату. За окном было темно и темноту эту, освещала огромная Земля, висящая в черном космосе, как луна. Только была она раза в три больше.

- Но как так получается, ведь с земли не видно никакой Немезиды? – удивился Степан.

- Конечно, не видно, ведь мы в лимбо. Целая звезда на краю черной бездны, из которой нет возврата, - он печально вздохнул, - А теперь спи. Завтра ты получишь всю необходимую информацию, для дальнейшего существования на Земле, и отправишься обратно. А мы будем думать, как нам очистить карму всех наших неудачных перерождений и найти способ вернуться к себе. Осознать себя Великим духом.

Наахб ушел, а Степан, встав у окна, долго еще смотрел, как под синеватым светом отраженного от Земли солнца, шестирукие приматы играют в баскетбол на поверхности скрытой от мира живых звезды и думал, что в мире есть тайны о которых лучше вообще не знать ничего.

. . .

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +1 Голосов: 1 614 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Yurij # 3 августа 2015 в 01:15 +1
Как-то уж слишком дилетантски охраняют такую тайну, раз Степану удалось ее узнать.

Немного своих мыслей: думаю, чтобы очистить карму и осознать себя великим духом, нужно прекратить убегать от ада. Для эволюции душе нужно пройти все уготованные ей ступени. Наахб и его подопечные обречены на нескончаемые поиски, потому что не там ищут.
Михаил Бочкарев # 3 августа 2015 в 01:42 +1
Очень может быть что вы правы )))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев