1W

Нетрудная работа. Часть 4

в выпуске 2014/07/10
19 марта 2014 - Евгений Никоненко
article1587.jpg

— Твою мать! – проворчал Испанец и, соскочив со своего места, пробежавшись прямо по столу своими грязными сапожищами, помчался в кабину. Затем что-то снова громко ударило на этот раз сбоку, недалеко от кухни, отчего все, что было в ящиках, посыпалось на пол, а Степан обеими руками ухватился за столешницу, чтобы не упасть со стула. Он вышел из кухни, и мимо него по коридору пробежал Демьян, оставляя за собой шлейф алкогольных ароматов. Затем снова последовал еще один толчок где-то в задней части корабля, отчего тряска была несущественной, но Степан все же решил держаться поближе к стене, чтобы, в случае чего, сразу опереться на нее.

— Видимо, твоя история все же может что-то изменить, — бросил Степану Испанец, вертясь в своем кресле, когда Степан ввалился в кабину.

— Что случилось? – спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, Степан.

— Кто-то нас упорно пытается отправить на тот свет, — ответил ему Демьян, на мониторах перед которым высвечивалась трехмерная модель корпуса корабля, вдоль обшивки которого очень близко друг к другу высвечивались числа, большинство из которых являлись сотней. «Очевидно, повреждение в процентном эквиваленте», — подумал Степан и не ошибся, потому что в следующий миг довольно сильно ударило с левого борта, и на трехмерной модели в этом же месте пара цифр сменила свое значение на девяносто восемь вместо ста.

— Чтоб их, суки! Отключаю автопилот! – кричал Испанец в своем кресле.

Перед ним, над головой, к удивлению Степана висели два больших монитора, которые не иначе как выдвигались откуда-нибудь снизу или сверху. Хотя сверху было панорамное стекло, и появится там им было неоткуда. На этих мониторах отображался космос, причем так, как будто он был виден через стекло, а в центре этого изображения утопал в солнечных лучах, освещавших его только с одного бока, массивный звездолет, который периодически выпускал из себя красные лучи, летевшие прямо в экран, а затем раздавались те самые глухие удары, от которых сотрясался корпус.

— Давно уже пора! – орал своему другу Демьян. – Скоро все наше поле к чертовой матери изрешетят!

Он явно преувеличивал, так как, судя по цифрам на его мониторе, все было более, чем в порядке.

— На таком-то расстоянии? Не смеши меня! – словно подтверждая догадки Степана, посмеялся в ответ капитан, а затем резко потянул штурвал на себя, отчего Степан попятился назад и едва удержался за третье кресло, чтобы снова, как в столовой, не упасть. Звезды за стеклом поплыли вниз так же, как они поплыли и на мониторах, а звездолет и вовсе исчез с экранов.

Испанец все круче заворачивал свой корабль так, что Степан едва успел влезть в кресло и пристегнуться, а тот звездолет появился прямо по курсу перед ними, только вверх дном. Кровь тут же обильно прилила к голове, так как внутрикорабельная гравитация соответствовала принятым нормативам, поэтому капитан вновь крутанул штурвалом, выровняв свою межпланетную шхуну до нормального положения. Тут же прямо перед ними, за стеклом кабины, прогрохотал взрыв, и вдоль стекла кабины поползло огненное пламя, а саму кабину тряхануло так, что у Степана едва не вылетел зубной протез из челюсти. Следом за этим Демьян разразился отборной руганью.

— Что ж ты, падла, делаешь!? – кричал он. – Ты нас угробить хочешь? Спереди в поле провал в тридцать процентов!

— Да не реви! – все также улыбаясь, как ни в чем не бывало, отвечал ему Испанец, щелкая что-то на своей приборной панели.

Затем он круто дал штурвал вниз, дернул какой-то рычаг, и корабль стал стремительно набирать скорость. Так, что Степана даже стало вдавливать в его кресло. Он и не думал, что это блюдце, которое он считал старым корытом, способно на такие маневры.

Они тем временем приближались снизу к тому звездолету, который продолжал в них палить, но на этот раз Испанец твердо взялся за дело. Он так ловко маневрировал своим кораблем на такой скорости, что ни один заряд так и не смог попасть в них.

— Ты что атаковать его что ли собрался? – спросил друга Демьян.

— Ага, — весело бросил ему Испанец. – Он большой и немного тяжелый. Долбанем по его антенне и по мостику – так мы их ослепим.

— Не такой уж он и тяжелый, — сомневался штурман. – Это же не боевой флагманский крейсер.

— Но все же у него есть антенна и мостик, а это верные цели. Сколько раз нас этот способ выручал, забыл?

Демьян молча покусал губу, очевидно, соглашаясь с доводами друга, а затем откатился прямо к входу и включил там доселе выключенные четыре монитора. На них также высветились части звездного неба, только теперь это были небольшие кусочки, а также часть корпуса корабля и выступающие вперед длинные стволы орудий. Демьян надел на себя массивные очки, скрывающие пол-лица, и из-под них лицо штурмана подсвечивалось желтым, а также взял в руки два рычага, поводил руками, и изображение на мониторах задвигалось в такт движению рук Демьяна.

— Этими штуками непросто управлять, — заметив заинтересованность Степана прокомментировал Испанец.

Они тем временем подлетали вплотную к неприятельскому звездолету, отчего тот был вынужден открыть огонь из боковых орудий. Но и здесь Испанец с легкостью демонстрировал свои прекрасные летные способности, ловко ведя свой корабль вдоль корпуса звездолета, уклоняясь от вражеских залпов, которые на таком расстоянии могли с легкостью пробить защитное поле.

Демьян тоже не скучал. Он активно поливал из подвластных ему турелей огнем напавший на них звездолет. Причем в кабине был слышен только треск кнопок, на которые неистово жал этот коренастый стрелок. Стволы орудий на четырех мониторах перед ним непрестанно изрыгали из своих недр целые очереди мощных энергетических зарядов, способных силой своей пробивать обшивку и впускать внутрь леденящий холод космоса. Нижняя часть лица Демьяна, не скрытая под маской, напряглась, рот растекся в легкой, едва заметной улыбке, а верхняя губа чуть приподнялась, обнажив не очень ровный ряд немного желтых зубов.

Испанец выполнял крутой маневр, и готовился сделать заход для атаки на антенну. Но, как верно замечал Демьян, этот звездолет не был флагманским крейсером, хоть был и сравнительно больше вертящегося вокруг него блюдца Испанца. Звездолет тоже начал маневрирование и делал это быстрее, чем того ожидал галактический скиталец, поэтому маневр Испанца не удался, и он вынужден был подняться выше, чтобы не угодить под обстрел. Звездолет тем временем отошел на приличное расстояние, и из его нутра вырвались два небольших истребителя, которые были даже меньше, чем корабль Испанца, и очень, очень проворные. Они тут же открыли плотный огонь, часть из которого достигала своей цели, и корпус снова стали сотрясать удары от взрывов защитного поля.

— Да что же это такое? – рычал Испанец, только и успевая вертеть своей баранкой.

— Мне совсем не нужно, чтобы ты воевал с ними! Для меня главное, чтобы ты доставил меня до места! – кричал со своего места Степан.

— Какого черта ты вообще затеял этот бой? – поддерживал его со своей позиции Демьян, ни на секунду не отрываясь от своего занятия. На его мониторах беспрерывно мелькали эти самые звездолеты, похожие на назойливых мух, в которых Демьян силился попасть.

— Да с того, что ты меня не отговорил! – огрызнулся своему напарнику Испанец.

— Ни хрена себе ты хитрый! Теперь еще и я виноват?

— Конечно! Если ты такой умный, чего же ты молчал?

— А кто из нас здесь капитан, балабол ты чертов!?

— Капитан всегда опирается на советы своих подчиненных!

— Капитан всегда действует сам, чертов ты клоун!

Вся эта перебранка сопровождалась грохотом разрядов, ударяющих по корпусу все чаще и чаще. Корабль беспрерывно трясло, и в кабине царил такой шум, что этим двоим приходилось активно напрягать свои связки, чтобы донести друг до друга свои мысли. Видя, что изрыгать друг на друга проклятия они могут до бесконечности, Степан решил взять дело в свои руки:

— Хватит ругаться! – на удивление яростным голосом прокричал он. – Лучше придумайте, как нам выбраться из этой передряги! Не ты ли, Испанец, лил мне патоку в уши про свои двигатели? Докажи, что ты можешь от них оторваться!

Оба замолкли. Они сидели спиной к Степану, поэтому он не видел их лица и не мог понять, какая мимика играет на них. Истребители тем временем продолжали бомбить корабль, и взрывы сокрушали корпус повсюду. Видя, что эти двое в каком-то ступоре, Степан еще раз громко крикнул: «Ну!» После чего Испанец, словно пробудившись ото сна, бросил напарнику через плечо:

— Просканируй окрестность.

— Кругом пустота! Что здесь сканировать? – огрызнулся ему Демьян.

— Я говорю – просканируй! Они не дадут нам «прыгнуть»!      

Демьян, что-то бурча под нос, отбросил свои рычаги, снял  с лица массивные очки и отъехал на своем стуле к другой части приборной панели, где были крупные кнопки и массивные тумблеры, а перед ними располагался старомодный еще электроннолучевой монитор, экран которого был меньше, чем сам его корпус.

Демьян щелкнул какой-то рычажок на самом мониторе, и он стал медленно загораться. Причем, чем сильнее он разогревался, тем ярче и четче становилось изображение. Надо сказать, что на самом стекле экрана была прочерчена сетка, делящая всю площадь экрана на равные квадраты. Сквозь всю эту сетку на экране горели зеленым светом точки. Какие-то из них были большие и яркие, какие-то напротив – маленькие и тусклые. Степан не сразу понял, что это и есть сканер. Только безбожно старый, ему уже, наверное, больше ста лет, если не больше. Тогда сколько же лет самому кораблю?

Напарник Испанца тем временем стал оперировать на этом самом доисторическом сканере. Правой рукой он сжимал большой джойстик, помещавшийся в центре этой части приборной панели, с круглым набалдашником, а левой попеременно зажимал большие же кнопки, которые при нажатии вспыхивали то красным, то синим, то зеленым светом. При каждом движении джойстика, изображение на экране тоже приходило в движение, причем с характерным звуком какой-то внутренней бобины или ролика. Демьян наморщил лоб и сосредоточенно смотрел на монитор, а Степан подумал, что штурман на этом корабле должен, очевидно, очень много знать и быть смышленым парнем.

Бомбежка продолжалась. И теперь, после того, как Демьян уже не стрелял из своих турелей, Испанец был вынужден вертеть корабль, как проклятый, стараясь уйти из-под огня истребителей. Они тем временем наседали и отставать никак не собирались.

— В радиусе сотни тысяч километров есть один грузовой крейсер, пара транспортировщиков поменьше и пять малогабаритных кораблей, вроде нашего, — задумчиво произнес Демьян, смотря в монитор.

Поначалу у всех, кто оказывался в космосе впервые, складывалось впечатление, что понятие «пустое пространство» весьма абстрактное. Межпланетное пространство внутри звездных систем больше походило на сеть транспортных дорог, нежели на пустоту вакуума. Между планетами и звездными системами постоянно шныряли туда-сюда пассажирские лайнеры, грузовые крейсеры, небольшие звездолеты наподобие легковых автомобилей, небольшие транспортировщики и вовсе экскурсионные катера. Космос не являлся чем-то загадочным, таинственным и неизведанным. Он больше походил на природное пространство, разделяющее крупные города на всех обитаемых землях. Так и космос разделял заселенные планеты между собой. На путях основных маршрутов следования кораблей можно было встретить целые станции, предоставляющие путешественникам возможность заправиться горючим, пообедать в придорожном ресторане или вовсе переночевать (тоже весьма странное понятие для космического пространства) в одном из отелей, которые, тем не менее, как и их собратья на поверхности планет, кишат клопами и другими кровососущими насекомыми. Поэтому такое заявление, прозвучавшее из уст Демьяна, никого не удивило.

— В принципе, если мы подлетим поближе к крейсеру, они не станут нас атаковать, — высказал предположение Испанец, продолжая выписывать крутые виражи.

— Даже не думай, — ответил ему Степан. – Они будут продолжать стрелять, даже несмотря на близость стороннего крейсера.

— Что же это за парни такие?! – воскликнул со своего места Демьян.

— Лучше вам не знать, — многозначительно пробормотал Степан.

— А еще что-нибудь есть? – прокричал сквозь грохот взрыва, прогремевшего совсем рядом с кабиной, Испанец. – Может быть, в радиусе несколько большем?

Демьян более пристально уставился в монитор и принялся щелкать тумблерами и водить своим джойстиком. Прогремел еще один взрыв, такой сильный, что Степан буквально вгрызся пальцами в подлокотники кресла, а Испанец очень грубо, видимо, по-шахтерски выругался.

— Есть астероидное поле на семь часов от нас в двухстах пятнадцати тысячах, — через минуту произнес Демьян.

— Годится! – крикнул галактический скиталец и направил свой корабль в нужном направлении, и при этом стремительно увеличивая скорость.

Бомбежка немного ослабла, и Степан впервые увидел те два истребителя в двух мониторах над головой Испанца, которые, несомненно, показывали пространство позади двигателей.

Испанец явно не брехал, когда говорил про свои «прокачанные» двигатели. Его старое корыто неслось куда быстрее, чем современные истребители, утопающие в радиоактивном выхлопе корабля, который они стремились догнать. Но, тем не менее, они не отставали, и это немного смущало Степана. Словно читая его мысли, Испанец, крепко держа штурвал, прокричал:

— Не бойся, Степа! В астероидном поле оторвемся!

— Ты что ли сумасшедший?! – высказал свое сомнение в весьма эмоциональном виде Степан. – Мы разобьемся там к чертовой матери!

— Не ссы! Я знаю свою малышку, — с улыбкой произнес капитан и ласково погладил штурвал.

Степан бросил свой взгляд на Демьяна, но тот лишь успокоительно моргнул и одобрительно покивал головой, а после чего, как бы желая удостовериться в крепости ремней безопасности, которые и без того надежно удерживали пассажира в занимаемом им кресле, потянул их от себя. Степан сделал то же самое, только он покрутил в руках замки, в которые вставлялись и которыми удерживались эти самые ремни, а затем крепче сжал пальцами края подлокотников. Астероидное поле тем временем стремительно приближалось впереди.

— А вот теперь повеселимся! – закричал Испанец, а затем дико, как-то даже по-оперному, расхохотался во все горло, а потом, подпустив огромный, болтающийся в вакууме, булыжник настолько близко, что посинели сжатые губы Степана, направил свою посудину резко вниз.      

Маневр происходил на такой большой скорости, что Степан подумал, что его кишки замерли где-то в горле и сжались там от страха. В мониторах заднего вида было видно, как преследующие звездолеты в панике кинулись в разные стороны: один нырнул следом, а другой ушел вверх.

— Посмотрим, как вы умеете летать, сукины дети! – хохоча, кричал в своем кресле Испанец и закладывал один вираж за другим, от которых у Степана глаза вылезали из орбит, а к горлу подступал тошнотворный комок. Он много летал на своем веку, но ему еще не доводилось встречать пилота, который мог так быстро и ловко передвигаться в густом астероидном поле. А это поле просто кишмя кишело камнями от гигантских размеров, до едва заметной «гальки», стучащей по корпусу корабля.

Но, очевидно, в тех истребителях тоже сидели не профаны. Они не отставали от своей жертвы, хотя маневры выполняли не так быстро и не такие опасные, вследствие чего немного отстали, но этот недостаток принялись активно компенсировать яростной пальбой. Очевидно, стрельбой они также стремились хоть чуть-чуть, но расчищать себе дорогу от космических валунов, но последние не так просто поддавались плазменному огню.

— Вот мухи надоедливые! – ругался Испанец, водя штурвал из стороны в сторону.

— Надо, думаю, придумать план получше, — предложил Демьян.

— Наверное, мой друг, ты прав! Что же у рашенов за богатая история, что нас преследуют первоклассные пилоты? – последнюю фразу пилот адресовал Степану, на что тот, улыбнувшись, развел руками.

— Справа есть огромная глыба, — сказал Демьян, глянув на свой сканер.

Ничего ему не ответив, Испанец резко дернул штурвал в нужную сторону, едва не столкнувшись с ближайшим «камушком», величиной с пятиэтажный дом. Он стал набирать скорость, и лицо его, отражавшееся в стекле кабины, приняло еще более напряженный и сосредоточенный вид – этот извечный скиталец явно что-то задумал.

Впереди приближалась та самая глыба, про которую говорил Демьян. Она и в самом деле была огромная, так что Степан заметил, как его челюсть невольно слегка отвисла в удивлении. Справа и слева громыхали взрывы, и иногда каменная крошка, очевидно, отброшенная одним из таких взрывов, ворохом отскакивала на стекло. Глыба стремительно приближалась, а Испанец не торопился что-либо предпринимать. Степан вцепился в подлокотники так, что побелели кончики и костяшки пальцев, он уже открыл было рот, чтобы издать какой-нибудь крик, но тут Испанец дал резко вверх, и они полетели вдоль этой глыбы так близко, что была заметна текстура камня. В мониторах заднего вида Степан видел, с какой натугой их преследователи повторили этот же маневр. Видел он, и как один из истребителей пропахал брюхом камень, едва не разбился, но вовремя скинул скорость и довольно прилично отстал. Второй же шел неотрывно.

Тем временем они достигли верхнего края этого громадного астероида и теперь летели вдоль его поверхности, сплошь изрытой кратерами, пещерами и разного рода возвышенностями. Испанец держал корабль очень низко, совершая опасные маневры, рассчитывая, видимо, на возможную ошибку пилота преследовавшего их истребителя. Демьян в это время, очевидно, догадывающийся о намерениях своего напарника, усиленно сканировал этот астероид. Вскоре он вынес вердикт:

— В этом астероиде есть две пещеры, пронзающие его насквозь. Одна из них короткая и широкая, другая узкая и длинная.

— Узкая – то, что надо! – прорычал со своего места Испанец. – Давай ее координаты!

Степан внезапно понял, что задумал этот сумасшедший капитан, и сердце его буквально ушло в пятки от мысли об этом.

— Надеюсь, ты не думаешь пролететь через нее? – вкрадчиво спросил он.

— А как ты догадался? – бросил ему Испанец.

— Но это же чистое безумие?!

Испанец ничего не ответил, поскольку вскоре показался вход в эту самую пещеру. Испанец включил фонари и резко опустил свой корабль внутрь ее. Истребитель последовал за ними. Очевидно, пилот был так же уверен в своих силах, как и Испанец.

Пещера была узкая и круглая. Со всех сторон из стен выступали вперед малые и большие острейшие скалы. Иногда они пронзали этот туннель насквозь, и оставалось только молиться, чтобы корабль не задел или не врезался в них, да уповать на мастерство пилота, глаза которого горели адским огнем, а очаровательная улыбка превратилась в дьявольски безумную. Преследователь умудрялся не только аккуратно проходить всю эту смертельную полосу препятствий, но и не забывал стрелять в свою цель. Опасный поворот! Степан зажмурил глаза. Пронесло! Туннель дал резко вверх, и Испанец едва успел поднять штурвал! Было слышно, как их корабль ударился задней частью и немного потерял скорость, а следом раздался взрыв и толчок от достигшего своей цели залпа неприятеля.

— Он меня достал! – сквозь зубы проревел капитан корабля и едва успел уклониться в сторону от очередного выступа.

Туннель снова ушел вниз, сначала плавно, а потом резко! Так, что Степан снова зажмурился, но и опять быстрота реакции пилота была на высоте. Вскоре туннель стал сужаться, и теперь уже не только Степан, но и Демьян стали волноваться и даже что-то скороговоркой кричать Испанцу, но тот как обезумел! Туннель продолжал сужаться, пока в свете фонарей не выступила узкая щелочка, а Степан услышал душераздирающий крик и не сразу понял, что кричит это он сам, а Испанец слегка повернул свой корабль, и его овальное блюдце протиснулось в эту щель! Раздался ужасный скрежет металла, но они проскочили, и туннель за этим местом снова стал широким, даже шире, чем был в самом начале. Сзади послышался взрыв, а затем его стало видно и на мониторах заднего вида. Истребитель проскочить не сумел.

— Да, приятель, ты не так крут, как о себе возомнил, — тяжело дыша, выдохнул из себя Испанец и затормозил корабль.

— Ты сумасшедший! Настоящий псих! Чертов псих! – бормотал в лихорадке Степан, когда корабль плавно опустился на дно туннеля, а Испанец потушил фонари. – Но ты просто ас! – добавил Степан вслед. – Сумасшедший ас!

Испанец в ответ только расхохотался и повернулся лицом внутрь салона. Теперь стало видно, как он взмок, и как от напряжения налились кровью его глаза.

— Что мы делаем? – не сразу сообразив, что они стоят, спросил Степан.

— Переждем. Второй от нас отстал, и не знает, где мы. Пусть порыскает вокруг, а потом убирается к чертовой матери! – ответил ему уроженец жаркого Копецкона и потушил в кабине свет.

 

Похожие статьи:

РассказыНетрудная работа. Часть 5

РассказыТише Бэтмен, тише...

Рассказы123 маршрут [18+]

РассказыНетрудная работа. Часть 3

РассказыШ и другие буквы [18+]

Рейтинг: +1 Голосов: 1 721 просмотр
Нравится
Комментарии (1)
Леся Шишкова # 26 июня 2014 в 15:10 0
Даже дух перехватило, когда они влетели в узкий тоннель... Здорово! :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев