1W

Нипеин

в выпуске 2017/11/20
13 сентября 2017 - Игорь Колесников
article11735.jpg

— Я сачкую! Я сачкую! — беспрерывно повторял Нипеин, обняв обеими руками могучую смолистую сосновую ветвь.

Звали его Витька. Ветка, к которой он прирос, находилась на высоте пять-шесть метров. Здесь, в развилке кроны могучей одинокой сосны, была оборудована стартовая площадка нашей нехитрой «каталки», представляющей из себя натянутый длинный стальной трос с надетым на него обрезком металлической трубы, полого спускающийся к подножию другого дерева,. Мы, пацаны, лихо слетали вниз, вцепившись, что было сил, потными от благоговейного страха ручонками в скользкую от этого трубу, и с дикими воплями поднимали тучу пыли, отчаянно тормозя обеими ногами в конце пути. Тридцать метров скорости, адреналина и сумасшедших визгов. Шесть секунд настоящего счастья!

Пришёл май с пыльными бурями и душными изнуряющими денёчками. Укутанные белыми облаками цветов яблони орошали улицы города волнительным сладковатым ароматом. Вот-вот собиралась добавить свою бензоловую ноту и черёмуха, набухшие почки которой находились в состоянии полной боевой готовности.

Вода в реке была ещё слишком холодная, поэтому «каталка» вырвалась в явные лидеры среди нехитрых пацанских развлечений, далеко обогнав дворовый футбол и катание на плотах по вечно наполненному вонючей бурой жижей котловану замершей на неопределённое время стройки.

После уроков мы бегом неслись в лесопарковую зону между забором школы и рестораном «Север», где, побросав портфели в пыль, наперегонки, как проворные муравьи, карабкались на несчастную сосну.

Нипеин тогда увязался за нами впервые. Он не без робости забрался по прибитым к стволу дощечкам на головокружительную высоту, и на этом его решимость иссякла.

— Давай, сачок, езжай! — орал снизу Генка Гудухин.

Генка был новеньким в нашем классе, но сразу заявил о своём авторитете заводилы и хулигана.

— Я говнодав! — громко объявил он в раздевалке перед физкультурой так некстати мешавшемуся рядом Витьке. Все заржали и насмешливо посмотрели на новенького.

— Отойди, а то раздавлю! — невозмутимо закончил Генка и оттолкнул зазевавшегося одноклассника в сторону.

Витька покраснел и под дружный хохот молча перенёс свои вещи в другую кабинку. Был он в то время долговязым нескладным пареньком. Вихрастые светлые, почти белые волосы спадали на лоб и вечно лезли в ясно-голубые глаза. Как все белобрысые, Витька густо и ярко краснел. Впрочем, сам он не считал себя белобрысым.

— Белобрысый — это, когда брови белые.— объяснял он. — А у меня брови не белые.

Действительно, брови у Витьки были тёмные.

Каждый год в ноябре он приглашал меня на день рождения. Жил виновник торжества с матерью и старшим братом в угловой «двушке» на последнем этаже серой унылой пятиэтажки. Мать — стройная не по годам женщина с большими голубыми глазами на не потерявшем былой красоты лице, была занята, по большей части, поисками достойной кандидатуры отчима для своих мальчиков. От этого воспитание сыновей оставляло желать лучшего, а на лице матери отпечаталось вечно усталое и озабоченное выражение.

Несколько верных, из узкого круга, друзей, приходили к Витьке с зажатыми подмышками книгами, иногда одинаковыми, и часто с тщательно закрашенным шариковой ручкой ценником на последней странице обложки. Именинник был искренне рад и этим нехитрым подаркам. Угощение на празднике было скромным, но сытным. Пельмени, варёная картошка с маслом, голубцы, у которых я старательно выковыривал начинку, и неизменный самопечный пирог с повидлом. Никак не вспомню в квартире мусорного ведра. Поначалу было трудно привыкнуть к тамошнему обычаю выкидывать огрызки от яблок, конфетные обёртки и прочий мелкий мусор в раскрытую форточку.

После сытного застолья наступало время весёлых развлечений. Из года в год они не отличались разнообразием, но неизменно приносили много визгов и вызывали появление нескольких выглядывающих из дверей своих квартир недовольных физиономий соседей. Мы играли в жмурки на лестничной клетке подъезда между четвёртым и пятым этажами.

— На. Золотом. Крыльце. Сидели... — глупая считалочка указывала водящего,

которому тщательно завязывали глаза красным колючим мохеровым шарфом и, раскрутив его до головокружения на площадке пятого этажа, бросались врассыпную. Кто повисал на перилах, кто взбирался по чердачной лестнице, кто просто на цыпочках уходил от цепких растопыренных рук. Веселье продолжалось до позднего вечера. Раскрасневшиеся от беготни, с ноющими от беспрерывного хохота животами, мы расходились по домам небольшими группками, смело подставляя холодному ветру торчащие из воротников шеи.

 

Витька тогда так и не прокатился на каталке, несмотря на дружное улюлюканье зрителей и ехидное подначивание Генки. Посидев пять минут в обнимку с сосновым стволом, Витька кое-как сполз на землю, где на трясущихся ногах подошёл к своему портфелю и обессиленно уселся прямо на него.

— Не, пацаны, я сачкую... — обречённо выдохнул паренёк, прекрасно осознавая, что теперь его малодушие надолго станет объектом насмешек для всей школы.

Так оно и вышло. Особенно усердствовал Гудухин. Витька не отличался сообразительностью, поэтому Генка старался ущучить его по любому поводу на глазах у возможно большего числа зрителей.

— Витёк! — начинал он, хитро улыбаясь. — Отгадай загадку. По морю плывёт моряк, на берегу стоит маяк, то потухнет, то погаснет. Видит ли моряк маяк?

— Конечно, видит! — уверенно отвечал Витька.

— Ты уверен? — Генка уже откровенно насмехался, привлекая этим всё большее число зрителей. Публика начинала улыбаться, хотя не все ещё понимали смысл происходящего.

— Конечно! — продолжал упорствовать ничего не подозревающий испытуемый. Но через некоторое время до него доходил смысл подвоха, и он в смущении убегал в пустующую раздевалку, по обыкновению густо краснея.

 

Лето пришло незаметно. Лужи покрылись зеленоватым налётом из сосновой пыльцы, на тополях вот-вот готовы были лопнуть пуховые почки. Начинался сезон поджигания тополиного пуха. Каждый из нас ходил по улице с коробком спичек и зорко выискивал места наибольшего скопления пушистых семян.

Но иногда всё развлечение портил дождь. После него мы обычно сидели рядком на металлическом ограждении детской площадки и лениво переговаривались, дожидаясь высыхания почвы и появления новых вожделенных скоплений пуха.

— Я вчера три мухи убил, даже десять! — гордо заявил Генка. Все лениво заржали. Его беспрестанные приколы уже не имели такого бешеного успеха, как раньше. Вдруг к нашей компании на сверкающем новеньком велосипеде подкатил Витька. Лицо его сияло от счастья, а красная «Кама» притягивала к себе восхищённые взгляды и пахла солидолом.

— Откуда велик? — удивлённо спросил старшеклассник Шушурыгин — здоровенный рыжий детина с лохматой головой и торчащим из ворота майки пучком таких же густых и рыжих волос.

— Мать подарила, в честь окончания учебного года! — Витьку прям распирало от гордости. Наши завистливые взгляды служили для Витькиного самолюбия заслуженной наградой. Редко кто мог похвастаться подобным приобретением.

Светящийся счастьем обладатель велосипеда поставил его на подножку и уселся рядом с нами, готовясь выслушивать слова нашего восхищения.

— Дай прокатиться! — Шушурыгин несколько нарушил планы ожидающего триумфа Вити.

— Не могу... Мать ругать будет, — растерянно залепетал он.

— Чичу затарчу! — угрожающе произнёс старшеклассник. И добавил для убедительности: — Штифты загашу!

— Это как? — простодушно поинтересовался Витька.

— А вот так! — Шушурыгин быстро приставил кончики пальцев к Витькиному лбу и вдруг резко согнул ладонь, обрушив на череп мощный не столько удар, столько толчок мясистой её серединой, тем местом, где начинается запястье. Получилось не больно, но сильно. Бедный Витька опрокинулся назад, сделав ножками в воздухе сальто-мортале.

Мы так дружно заржали, что сами тут же попадали со своих мест на землю. А велик сразу пустили по рукам, по очереди рассекая воздух по асфальтовой дорожке через парк.

 

Лето давно набрало полную силу. Вода в реке прогрелась, и сфера мальчишеских интересов переместилась на её берега. Компания наша поредела, потому что многие уехали в лагеря, но костяк её по-прежнему сохраняли я, Генка и Витька. Мы до гусиной кожи купались в речке, потом глотали синими губами горький дым от костра из тополиных веток, в котором пеклась, а чаще горела, почерневшая картошка. Потом опять катались на скользких вертлявых брёвнах, ловили в банку с хлебными крошками юрких скользких гольянов, вытаскивали мокрых сусликов из их норок, перед этим залив туда несколько вёдер воды.

Три стремительных летних месяца пронеслись, как одна неделя. Вот уже первое сентября, с характерным запахом гладиолусов и хризантем. Мы непривычно чистые, важные и гордые. Конечно, теперь мы настоящие восьмиклассники!

— Я скоро уеду, — сказал Генка, — родаки нашли работу в другом городе. Мы промолчали. С одной стороны, жалко было расставаться со старым другом. Мы уже давно привыкли к его шуткам и приколам, а приступы самолюбия он научился контролировать. Но ничего не поделаешь! Да и не очень щемило сердце от этой новости.

В самом конце октября, в погожий солнечный воскресный денёк, мы в привычном составе отправились погулять на реку.. Мы то и дело отогревали за пазухами озябшие пальцы, ведь взять с собой варежки помешала обыкновенная глупая мальчишеская гордость. Мелкая каменистая протока уже покрылась тонким прозрачным ледком, под которым медленно перекатывались пузырьки воздуха и время от времени шныряли неуловимые гольяны. Сначала мы осторожно ступили на лёд, который прогнулся, покрывшись сеткой мелких трещин, но выдержал наш групповой вес. Потом, потеряв всякий страх, с разбегу вылетали на скользкую гладь и с громкими воплями катились на ногах до самого плоского островка.

Потом это занятие нам наскучило, и мы пошли дальше. За мелким островком маячил остров покрупнее, но и протока была заметно глубже, и течение быстрее. Мороз сковал и эту водную преграду. Мы попробовали прибрежный лёд ногой, покидали на середину камни, которые с гулким звуком падали на гладкую поверхность, а потом, крутясь и подпрыгивая, по инерции долетали до самого острова.

— А слабо перейти на ту строну? — Генка хитро прищурился, его презрительная усмешка показывала несомненное превосходство. Казалось, он-то может осуществить своё предложение с лёгкостью, а вот мы ещё должны доказать ему, что достойны находиться рядом. Только никто не спешил вызваться добровольцем.

— Эх вы, сачки! — Генка сплюнул с видом видавшего виды супермена. — Смотрите, как надо!

— Стой! — заорал я, но было уже поздно. Гудухин стремительно разогнался и с разбега бросился на тот берег. Казалось, он бежит по воде, настолько прозрачный и тонкий ледок был под его ногами. Мы затаили дыхание. Лёд трещал, но Генка уже скользил, растопырив руки для равновесия, и тут же, перепрыгнув через большой серый валун, оказался на недоступном для нас берегу.

— Ну? — кричал он оттуда и яростно размахивал руками. — Давайте сюда, сачки!

Несмотря на явный Генкин триумф, мы не спешили повторить его подвиг. Генка — он какой-то маленький, лёгкий.

— Смотрите, что я нашёл! — крикнул вдруг «островитянин» и, наклонившись, достал из камней настоящий голый и белый череп какого-то животного. Тут уже нестерпимое любопытство пересилило страх. Я как следует разбежался и через несколько секунд оказался рядом. Это был череп собаки, почти целый, только без нижней челюсти, совершенно вычищенный водой и речными обитателями.

Мы с Генкой увлечённо рассматривали диковинку и совершенно забыли про Витьку. А он всё так же неуверенно переминался с ноги на ногу у кромки льда, не решаясь сделать отчаянный шаг. Генка снова как следует разбежался и, размахивая черепом, словно флагом, лихо перескочил на безопасный берег. Я рванул следом, но почти на середине вдруг поскользнулся и грохнулся всем телом. Лёд прогнулся под моим весом, затрещал, но выдержал. Уф! Сердце замерло, как вставший будильник, но снова пошло. Я поднялся на одно колено и сразу вскочил на ноги. Лёд не выдержал, и я разом оказался в ледяной воде. Руки инстинктивно раскинулись в стороны, пытаясь за что-нибудь зацепиться, но никак не могли нащупать точку опоры на гладкой и скользкой поверхности. Дыхание перехватило от ледяных струй, вместо крика из горла вышел лишь сдавленный писк, словно кот поймал мышь. Ноги не могли нащупать дна, и течение вмиг потащило меня под лёд. Я из последних сил цеплялся окоченевшими руками за кромку льда, но хватка моя слабела с каждой секундой.

Генка широко раскрытыми глазами смотрел на меня, но не двигался, застыв, как изваяние, и не выпуская из рук череп. Но Витька уже кинулся ко мне, распластался на льду пузом, протягивал руку. Одежда его сразу напиталась водой, но он будто не заметил. Я ощутил спасительную Витькину ладонь в своей, его лицо оказалось совсем рядом.

— Гена! Тяни меня за ноги! — крикнул Витька, обернувшись.

Но тот продолжал неподвижно стоять на берегу, вцепившись в свой трофей. Лёд уже не трещал, а просто покрылся сетью мелких трещинок. При попытке друга вытащить меня на поверхность, кромка ломалась, увеличивая и без того немаленькую полынью.

— Держись! — хрипел Витька, а лицо его, красное от натуги, покрылось какими-то белыми пятнами. Я цеплялся за жизнь исступлённо, насколько хватало сил в моём окоченевшем организме. Так мы медленно продвигались к берегу, Витька, извиваясь всем телом, как червяк, распластавшись пузом на льду, и я, вцепившись в его руку мёртвой хваткой, ломая кромку льда, словно ледокол «Арктика». В какой-то момент я достал ногами до дна и, оттолкнувшись, что было сил, сумел выползти животом на лёд, но тонкая корочка спасительной тверди не вынесла веса нас двоих, и мы снова окунулись с головой в ледяную купель. Нипеин беспомощно болтал ногами, его потащило стремительным течением, на какой-то миг он вовсе исчез подо льдом, лишь рука его продолжала инстинктивно сжимать мой ладонь. Я уже почти не чувствовал пальцев, но тоже не отпускал свою железную хватку. Мне удалось снова толкнуться ногами и выползти на лёд. Теперь уже я извивался червяком, пытаясь выволочь следом отяжелевшее от намокшей одежды Витькино тело. Скоро у меня это получилось. Лёд каким-то чудом выдержал, и мы из последних сил поползли к близкому уже спасительному берегу.

Генка всё также неподвижно стоял на берегу. Пока мы, трясясь от холода, выжимали свою одежду, он пытался что-то лепетать в своё оправдание, но мы не слушали. Кое-как напялив мокрые куртки, мы бегом рванули к трамвайной остановке, до которой было добрых пара-тройка километров. Когда мы останавливались, чтобы перевести дух, сзади слышалось какое-то нечленораздельное мычание. Генка рыдал навзрыд, не утирая слёзы, а в руке его по-прежнему был зажат тот злополучный череп.

Я отделался незначительной простудой, а вот Витька встретил свой день рождения в больнице с двусторонним воспалением лёгких. После ноябрьских семья Генки наконец урегулировала все проблемы с переездом, и больше я его никогда не видел.

.Нипеин кое-как доучился до конца года и поступил в училище. Дороги наши разошлись, мы практически перестали встречаться.

Через несколько лет я увидел его на похоронах. Витька лежал в гробу, странно непохожий на себя, чужой, ненастоящий. Какая-то шпана подкараулила его у выхода из кафе и стукнула молотком по затылку.

Похожие статьи:

РассказыИстория в море - часть I.

РассказыЗвените бубенчики на моем колпаке

РассказыТьма придет за тобой 8 глава

РассказыИстория в море - часть II.

РассказыБеглец

Рейтинг: +5 Голосов: 5 939 просмотров
Нравится
Комментарии (57)
Дипка # 13 сентября 2017 в 22:58 +5
Начала читать, но много не осилила - уж слишком тяжело идёт текст. Очень длинные предложения. Почему то читаю и ничего не понимаю. Перечитываю и всё равно не понимаю. Как пример, вот это предложение.
Укутанные белыми облаками цветов яблони орошали улицы города волнительным сладковатым ароматом.
Тёркин # 14 сентября 2017 в 02:16 +2
Почему то читаю и ничего не понимаю.
Нам учительница начальных классов в таких случаях говорила: "Смотрю в книгу - вижу фигу".
Белые облака цветов - достаточно яркий образ даже для детского воображения. Или со значением слова "орошение" не знакома? Да, оно тут не самое подходящее, но смысл от этого отнюдь не теряется.
Дипка, я тебя давненько знаю, и на протяжении нескольких лет содержание твоих комментариев остаётся практически неизменным. Так может это не авторы "непонятно" пишут? Для меня до сих пор загадка, как ты в своих текстах разбираешься ) Иногда ведь один к одному, но тут понятно, а там непонятно )
Ворона # 14 сентября 2017 в 05:28 +3
не, ну чего ты, Колючкин, на Дипку наехал?! ну я вот тоже насилу продралась, что это за яблоню речь ведётся. У Игоря просто малость неудашно слова здесь расстановлены, порядок слов чумурудный. Это по идее "яблони, укутанные тем-то, орошали улицы и тэдэ", но в самом деле сходу фиг проскочишь. Сам вот чего задом наперёд написал, про "тут понятно, а там непонятно"? типо наоборот же?
Другое дело, Оль, что, ну да, присутствуют отдельные такие корявины, но особо они вроде не мешают.
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:05 +1
типо наоборот же?
А типо и так непонятно? )
Ворона # 14 сентября 2017 в 14:09 +2
не-а, нипанятна. Мне, как тупаглупаму читателю, нуна какретна: отсюль дотуль иль здеся.
А ты сам любишь лукавничать и намёки закидовать, а кто не допёр - интеллект на недостаточном уровне и духовная глухота. И чо? имею право! а твоё дело авторово уважать мою читателеву непродвинутость и даж дебиловатость. Или пометку ставь: мол, не для средних. А то вишь ты, об нецензурщине и прочих подобных предупреждать требуется, ограничения по возрасту указываются, а об несъедобности для рядовых и элитарности - обломись самостоятельно в процессе.
Тёркин # 14 сентября 2017 в 15:22 +1
И чо? имею право!
Я и не спорю. Сам такой. Меня вот сплошь эрудиты с гениями окружают, давя интеллектом, а потому я на собственной шкуре знаю как бывает погано, когда не понимаешь о чём говорят люди. Потому и делюсь собственным опытом, что иногда лучше промолчать, а то потом вообще поговорить не с кем будет )
Ворона # 14 сентября 2017 в 15:31 +2
делюсь собственным опытом, что иногда лучше промолчать,
- и это Колючий?!?
или я чего не знаю... scratch
Тёркин # 14 сентября 2017 в 17:54 +1
я чего не знаю..
Так всё ж на виду. Чего ты ещё не знаешь? Никогда не скрывал с кем и где живу, дружу, с кем приходится общаться. Мне там токмо перо с чернилами подносить.
Дипка # 14 сентября 2017 в 09:16 +3
Я не понимаю, зачем переходить на мои тексты? Здесь обсуждают текст конкретного автора, а не мой. И вообще неважно, как я пишу, при чём здесь это? Я высказалась о своих впечатлениях как читатель. И предложение, которое я показала как пример, я читала как "укутанные белыми облаками цветов яблони". Не яблони укутанные, а что-то непонятное укутано цветами яблонь. Охотно верю, что рассказ хороший, но я не смогла дочитать и не собираюсь этого делать - это не конкурс, где я обязана была бы дочитать до конца. И свои рассказы никого не заставляю читать и к автору не придиралась. А вот вы именно это и делаете, придираетесь к критическим отзывам. Причём вообще ко всем и хвалите слабых авторов. Это тоже хорошо заметно. Только не пойму смысла, зачем это делать? Авторам вы своими плюсами всё равно никак не поможете. Если действительно хотите помочь, тогда разбирайте тексты тех авторов, которых защищаете постоянно. Я начала читать рассказ, он мне не понравился и я честно высказала это. Показала примером и объяснила, почему не понравился. И ещё не могу понять, как вы можете меня знать давно, на протяжении нескольких лет, если я начала писать в том году и в том году же, летом, стала участвовать в конкурсах на Эксмо? Я пишу всего год, опыта у меня мало ещё, и это естественно, что пишу ещё путано и непонятно. И из всех друзей и критиков я выберу тех, которые будут меня ругать. А таких похвалистов, как вы, мне рядом не хотелось бы видеть. Вы ничем не можете помочь ни мне, ни вот этому автору. И когда мне нравится чей то рассказ, то я так и пишу, что понравилось.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 09:47 +4
Ах, женщины! Ни один инквизитор не сравнится с вами жестокостью и безжалостностью!
Назвать Колючку похвалистом даже я бы не рискнул.)))
Дипка # 14 сентября 2017 в 10:08 +3
Кристобаль, так я этого человека - Тёркина, плохо знаю. Можно сказать - вообще не знаю. Помню только один его рассказ, с конкурса о войне, и он мне не понравился тем, что я тоже читала и не могла понять, о чём речь. Мне не понравилось построение сюжета его рассказа, написано было хорошо. Я тогда так и написала автору. Наверное, он запомнил мои слова и затаил на меня обиду. laugh Больше ничем не могу объяснить его нападки. Единственное, что заметила, что он появляется там, где кого-то ругают и накидывается на критикующего. Но я ведь честно написала, что не стала дочитывать этот рассказ - ну не пошёл он у меня с самого начала. И я ведь написала отзыв по стилю, а не по сюжету.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 10:24 +3
Оль, а теперь внимательно перечитай свой комментарий. Ответ именно в нем и скрыт)
Проще относись к своему творчеству. Чем больше на нервы исходишь, тем больше Колючих будет тебя дразнить))
Дипка # 14 сентября 2017 в 10:30 +3
Так я не нервничаю!
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 10:41 +4
Так и не пиши простыни с объяснениями)
Оно тебе надо? Я редко за написанное отчитываюсь. Важен процесс. А когда из под пера вышло, уже пофигу что потом про прои скажут. Вот, утром стиш написал за пять минут. Сейчас ни одной строчки не припомню. Зачем? Я в день два таких пишу.)

Перепутанной солнечной
пряжей,
Утро залило весь горизонт.
Звон гитарный неловким
пассажем,
Синей глади безоблачный зонт. И душа птицей вольною рвется
Из кольца камнедышащих стен.
Зачерпнуть бы горячего солнца,
Поднести б тебе лето с колен. Чтоб улыбка твоя засияла,
Разгоняя дождливую хмарь.
Чтобы серость навеки пропала,
Чтоб сверкнула зари киноварь. И, запутаный странным явлением,
Моросящий, дурной, проливной,
Мир смотрел на тебя в удивлении,
Любовался б красивой тобой.
Дипка # 14 сентября 2017 в 10:43 +4
Стиш хороший!
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 10:44 +2
)
Станислав Янчишин # 14 сентября 2017 в 10:44 +1
v
DaraFromChaos # 14 сентября 2017 в 11:17 +3
Во первых строках приношу извинения Игорю, который просил в его работах не отписываться.
Смягчающим обстоятельством (надеюсь) послужит тот факт, что о тексте я ничего говорить не собираюсь.

Оль, пара слов для тебя, друже. :)
Согласна с Кристо: писать длинные объяснения и разговаривать на равных - можно и нужно не со всеми. Просто потому, что некоторые этого не заслуживают.


И стиш тебе, для поднятия настроения smile (специально для тебя из фб упёрла)
"Давайте же вспомним, как все начиналось.
История эта длинна.
Тяжелые годы сорок второго –
В стране бушевала война.
И в этой разрухе строилась база,
Которая очень нужна,
Морским кораблям, что сражались с фашизмом,
Большую победу куя".
Дипка # 14 сентября 2017 в 12:00 +4
Хорошо, Дара, я уже поняла. Просто ещё зашла к Пацифику в рассказ "Поезд" и наткнулась там на коммент Тёркина. Смысл был в том, что рассказ плохой. Там тоже есть недоделки, как и в этом рассказе. Но тот я дочитала до конца, а этот не смогла. И не поняла, почему одного автора Тёркин хвалит, а другого разносит в пух и прах? Стих прикольный - начала читать и не поняла (впрочем, такое со мной частенько бывает, некоторые вон, уже заметили), что в нём такого особенного? А потом от души посмеялась. Больше не буду разговаривать кое с кем, вы меня убедили. crazy
Анна Гале # 14 сентября 2017 в 12:24 +2
Оль, а Теркин тут хвалил чьи-то рассказы? Честно говоря, не отслеживала его комменты, а навскидку такого не припомню scratch комменты у него по форме различны, но содержание примерно одинаковое и уже вполне предсказуемое.
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:32 +2
Теркин тут хвалил чьи-то рассказы?
И тебя тоже люблю )
Анна Гале # 14 сентября 2017 в 12:42 +2
Знаю )))
DaraFromChaos # 14 сентября 2017 в 12:51 +3
Девчат, ради справедливости замечу :)
да, хвалил. Мои v

Оль, что касается Поезда (да и всего "творчества" Пацифика в целом), то, на мой взгляд, там даже ругать нечего. Это - не рассказы, а пустое место, заполненное банальщиной, стилистическими ошибками и многобуквием. laugh
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:55 +1
ради справедливости
Спасибо, Дара. Только ты меня понимаешь )
Дипка # 14 сентября 2017 в 13:05 +2
Дара, я согласна, что есть банальности, ошибки и много воды. Если сократить хотя бы тот же Поезд, стало бы лучше. Но автор набивает руку, вырабатывает свой стиль, старается. Я тоже такая же была ещё год назад. Возможно, и этот автор пока учится и ему нужны советы и мнение о рассказе со стороны. Для меня пока его тексты тяжеловаты, Пацифика легче идут, хоть они порой и не о чём. Этот же рассказ очень душевный , глубокий. Но его портят некоторые ошибки.
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:02 +1
Можно сказать - вообще не знаю.
Дипушка ) Да мы ж с тобой за одной партой сидели. Я ж не со зла, а только по большой ностальгической любви к школе ЭФ. Ты ведь со своим "ничё не поняла" уже давно семейный мем. А значит, не только я улыбаюсь, читая твои комментарии. Оно, конечно, и не плохо, но и хорошего в этом для тебя, как для начинающего автора мало.
Дипка # 14 сентября 2017 в 12:15 +4
Тра-ля-ля, ля-ля-ля! music Кто-нибудь - держите мои лапки!
Славик Слесарев # 14 сентября 2017 в 10:16 +2
И ещё не могу понять, как вы можете меня знать давно, на протяжении нескольких лет, если я начала писать в том году и в том году же, летом, стала участвовать в конкурсах на Эксмо?

Выслеживал небось. Такое сплошь и рядом случается. Даже более того, саму идею участвовать в форуме Эксмо, открыть этот сайт вам наверняка подсказал он же. Ну, вспомните, как это было: случайная ссылка на экране, обрывок фразы, клочок бумажки?
Дипка # 14 сентября 2017 в 10:20 +3
shock Тогда Кристобаль его сообщник - это он меня сюда зазывал.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 10:26 +3
Да, мать, я в деле.)
Станислав Янчишин # 14 сентября 2017 в 10:31 +1
Я тоже удивился, взглянув на дату регистрации. Может, он спутал с кем?!
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:22 +1
Я тоже удивился
О, ещё один с бронепоезда ))
Станислав Янчишин # 14 сентября 2017 в 12:31 +1
Почтеннейший, мы на брудершафт, вроде, не пили! joke
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:21 +1
зачем переходить на мои тексты?
Вот это как раз переход не на тексты, а на личность.
придираетесь к критическим отзывам
Что критичного в перманентном: "ничего не поняла"?
И ещё не могу понять, как вы можете меня знать давно
Ну вот, опять "не поняла")) Тебе уже прямым текстом только тут раза три объяснили.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 12:27 +3
*шепотом Оле*
Дразнится. Ждет, когда беситься начнешь)))
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:29 +2
Дразнится.
Тю, за косички дёргаю )
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 12:34 +3
*шепотом Оле*
По ходу он нас подслушивает sad
Дипка # 14 сентября 2017 в 12:40 +4
Вот ещё, делать мне больше нечего, как из-за всяких беситься. v Смешно просто, да и человека жалко - это как же надо людей ненавидеть? Такое чувство,что всё человечество чем-то насолило ему, вот он и отыгрывается на тех, кто под руку попадётся. Просто я давно усвоила, что если любишь людей, то и тебя будут окружать хорошие люди, а когда ненавидишь, то вокруг одни мерзавцы и предатели.
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:42 +1
вокруг одни мерзавцы и предатели.
Не, даже маленькое не вошло ((
Но я же должен был попробовать.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 12:44 +5
*шепотом Оле. Рассерженно*
Щас ремня всыплю! Что я насчет простыни говорил? Достаточно сказать: "Колючка, иди лесом". Можешь и крепче выразиться, я с редактором договорюсь))
Дипка # 14 сентября 2017 в 12:47 +5
Крепче я не умею. Не поверишь, но за всю жизнь ни одного матерного слова не произнесла. Мне как то кажется, что мне не пойдёт ругаться. zst
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:49 +1
мне не пойдёт ругаться.
Тебе "куради райск" подойдёт )) Запомни, запиши и используй когда захочется выругаться.
Дипка # 14 сентября 2017 в 12:53 +4
Ну уже нет, дяденька. Вы тут насоветуете. А вдруг это на каком другом языке, мне неизвестном, ужасное ругательство? От вас только такого можно ждать.
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 12:56 +2
Блин, аж самому интересно стало))
Погуглю)
Тёркин # 14 сентября 2017 в 12:58 +1
Погуглю)
Дяденька плохого не посоветует. "Шьёрт побьери" - только на эстонском )
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 12:54 +3
Да ты святая! О_О
Все мои знакомые девочки матом крыть умеют, а две из них так виртуозно - заслушаться можно. Впрочем, одно исключение есть))
Ворона # 14 сентября 2017 в 14:19 +4
а я зато не пью никада ниразу, вот. joke
Самый страшенный мой знакомый матершинник. вот именно что "заслушаешься", прямо поэт в этом деле - после пятидесяти грамм вотки принимается изъясняться сугубо в стиле "отнюдь" и обращаться ко всем прежним пробл...ям исключительно "сударыня".
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 14:28 +4
А меня только что заверили, что я ошибался насчет "исключения"))
Насчет "заслушаешься" я именно заслушался, точнее зачитался в первый раз от очаровательного создания, которая предварила свою речь следующими словами:
"А теперь, извини, матом". Главное, я до этого ни разу от нее бранного слова не слышал. И вдруг такое откровение. Я цеховик с многолетним стажем, внимал. Другого слова не подберешь. Результат - два восхищенных рассказа, посвященных ей - "Калимантан" и "Монреаль"))
Тёркин # 14 сентября 2017 в 15:15 +2
Я цеховик с многолетним стажем, внимал.
Мне, в порывах праведного гнева, частенько приходилось слышать цитату из незабвенного Шурика: "А можно помедленнее, мы записываем" ) Учителя просто хорошие были, сам за ними записывал )
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 15:31 +3
Вся петрушка в том, что слова-то знакомые. А вот собрать из них букет, да так мастерски! На память не надеюсь, но приблизительно. Высказывание из Джерома:
Они осыпали нас потрясающими ругательствами. Это были отборные произведения искусства. Они рассказывали о нас, наших родственниках, потомках, соседях, кошках и собаках, проводили экскурс в прошлое и мимоходом заглядывали в будущее.
Станислав Янчишин # 14 сентября 2017 в 01:33 +2
Печальная история! sad
Стиль, увы, оставляет желать лучшего...
Жан Кристобаль Рене # 14 сентября 2017 в 06:04 +3
Пипец sad
Тот случай, что разбор делать не хочу. И дерганный стиль и смысловые ляпы присутствуют, но рассказ явно личный, и я, мля, проникся... Ну, вот то, что в начале углядел скину. Потом особо не парился. Просто читал, что в последнее время редко делаю. Значит получился рассказ.

Ветка, к которой
он прирос, находилась на высоте
пять-шесть метров.

Пяти-шести.

Плюс!
Анна Гале # 14 сентября 2017 в 09:44 +3
И от меня плюс - за настроение текста, за эмоции, которые вызывает рассказ.
Станислав Янчишин # 14 сентября 2017 в 12:44 +2
И только автор рассказа молчит... scratch
Дипка # 14 сентября 2017 в 12:49 +3
Так его нету ещё с вечера. Автор, если что, я ваш рассказ дочитала до конца. У вас очень хорошие образы написованы, рассказ очень эмоциональный. Единственное, что очень его портит: нарушен порядок слов в предложениях. Это мешает восприятию и отвлекает от сюжета. А он весьма неплох.
Анна Гале # 14 сентября 2017 в 12:50 +3
Автор потом все сразу зачтет smile
Игорь Колесников # 14 сентября 2017 в 17:52 +3
Спасибо всем-всем-всем!
Не ожидал, что здесь возникнет спор, тем более, к самому рассказу мало относящийся.
Скажу сразу, что я со всеми согласен. Вот такой редкий случай!

Этот рассказ я ценю очень мало, тем удивительнее, что он почему-то вызывает отклик в сердцах читателей. Да, некоторые персонажи имеют реальных прототипов, некоторые сцены списаны с жизни, но большая часть придумана - высосана из пальца, в том числе и главная сцена на реке.

Сам рассказ написан тяп-ляп. Я тогда по-другому не умел. Сейчас умею несколько лучше, поэтому вижу корявости, но считаю, что они не всегда настолько ужасны, что это не позволяет дочитать до конца. Да, порядок слов местами непривычный, фразы не очень хорошо читаемы, но это дело привычки. Часто текст любого автора идёт тяжело, пока не осилишь пару страниц и не привыкнешь к особенностям стиля. Кстати, чаще говорят, что мои тексты идут легко. Поэтому я удивлён. С другой стороны, вижу объективные причины трудностей. Поэтому и соглашаюсь.
Соглашусь и с Кристо насчёт ляпов. Наверное, это так. По крайней мере, ляп про пять-шесть метров на самом деле ляп. Значит, есть и другие.

Спасибо всем за справедливые замечания, за незаслуженные плюсы и оживлённую дискуссию!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев