fantascop

Новогодняя история в черно-белых тонах

в выпуске 2013/12/30
1 декабря 2013 - Дикая Яблоня
article1158.jpg

 

В час кончины
Ангел стоит в головах человека,
а Смерть — в ногах его.
(из славянского фольклора
)

 

 

Слышите? По городу мчится машина с красным крестом. О да, ее сирену трудно с чем-либо перепутать. У одних этот звук вызывает безотчетный страх, у других наворачиваются слезы на глаза, третьи — увы, есть и такие — испытывают радость: "Какое счастье, что это случилось не со мной!"
История, начавшаяся воем сирены, — о людях, которые едут в той самой машине. Их двое: невысокая худощавая Зоя — врач, и здоровяк-Алексей, ее муж, а также — по совместительству — водитель. На самом деле в бригаде должно быть трое, но в новогодние праздники столько вызовов, что людей просто не хватает — приходится обходиться без фельдшера.
Когда Зоя объясняет кому-нибудь, кем она работает, рассказ неизменно завершается словами: "… и не путайте с неотложкой!", потому что отличия действительно стоит запомнить. Там, где пожарные разбирают обугленные руины, полиция разнимает пьяную драку, а безмозглый юнец, променявший жизнь на горсть таблеток, делает шаг в окно, нужна помощь Зои. А ей чуть ли ни каждый раз требуется поддержка мужа, вооруженного газовым баллончиком и гаечным ключом. Пациенты скорой нечасто испытывают к врачу благодарность.
Иногда, рассказывая о работе, Зоя делится своей заветной мечтой. Многие люди, услышав, чего именно хочет молодая симпатичная женщина, крутят пальцем у виска. А Зоя загадывает желание уже который Новый Год, но Дед Мороз, Санта, и прочие ответственные волшебные лица либо слишком заняты, либо не принимают ее мечту всерьез...

* * *

"Довольно!" — решила 31 декабря Зоя, отправляясь на работу. — "В этом году надо загадать что-нибудь попроще. Или совсем ничего — чудес нынче и так хватает!"
Чудес в тот день и в самом деле хватало с лихвой, да еще каких. Жертвы изнанки праздника — пьяных аварий, драк, алкогольных отравлений — оставались в живых, хотя, по логике, им не полагалось дождаться скорой вовсе. На разгульной вечеринке мужчина получил сквернейшее ножевое ранение в шею, но доехал до больницы, даже не потеряв сознание. Любитель дешевых фейерверков открыл Зое дверь сам, и это — с ожогами четвертой степени. Болеутоляющие внезапно стали самыми востребованными лекарствами.
— Какая жизнь, такие и чудеса, — мрачно повторял Алексей, а Зоя невольно гадала, что за чудо подсунет им последний вызов уходящего года.
— Не заморачивайся, — как умел, утешил Зою муж. — Вызов наверняка ложный. Приколисты чертовы! Сама подумай: Заокраинная 131/3 — глухая промзона, кому там нужна помощь в такой час?
По указанному адресу не было ни людей, ни даже зданий — только бурый кирпичный забор, от которого веяло теплотой и дружелюбием Берлинской стены. Немногие фонари рассчитались на "первый-десятый-никакой" и светили еле-еле. Ветер немузыкально выл, гоняя поземку по изъеденному временем асфальту.
— Ну? Что я тебе сказал? — хмыкнул Алексей и стал осторожно разворачивать машину — мороз успел основательно подпортить и без того скверную дорогу.
Машина не подчинилась водителю. Она продолжала ехать вперед, все набирая и набирая скорость. Очень скоро карета скорой помощи в буквальном смысле слова обогнала собственную сирену. Кляксы полуживых фонарей слились в тускло-желтый тоннель. Алексей что-то кричал, матерился и отчаянно жал на бесполезные тормоза, а Зоя застыла на своем сиденье, не в силах произнести ни слова. Она смотрела прямо перед собой, туда, где, по утверждениям тысяч и тысяч людей должен был возникнуть пресловутый свет. Но свет был вокруг, а впереди — лишь неумолимо надвигающаяся темнота.

* * *

Тоннель закончился внезапно, вернее — просто исчез, словно кто-то выключил все фонари разом. Машина так же внезапно изволила подчиниться водителю и остановилась. Ее окружала тьма, с которой не справлялись ни фары, ни далекие бледные звезды. Некоторое время Алексей терзал мобильник, потом отшвырнул его и осторожно выглянул наружу. Вылез, прихватив на всякий случай верный гаечный ключ, и помог выйти жене. Их шаги растревожили то, что на первый взгляд показалось Зое грязноватым снегом. Но это оказался не снег: вокруг, на сколько позволяли видеть фары, лежал серый песок, легкий и тонкий — почти как пепел.
— Мы умерли, да? — хрипло спросил Алексей, и неестественно чуткий песок откликнулся на его слова крохотным смерчем. Прежде чем ответить, Зоя несколько раз неглубоко вздохнула. Профессионализм беззвучно рявкнул "Соберись!", отвесив панике заслуженную оплеуху. Врач должен выполнять свою работу, в какую бы черную дыру его не занесло.
— Навскидку — живы, — подчеркнуто-бодрым голосом ответила Зоя. — но, разумеется, надо проверить пульс, зрачки и...
— Хватит болтать! — раздался откуда-то из-за пределов света фар низкий скрипучий ("Женский!" — с удивлением поняла Зоя) голос. — В медсестру наиграетесь дома! Вас вызвали оказывать помощь, вот и оказывайте! Ну? Сколько мне еще ждать?

* * *

Машина намертво завязла в песке.
— Придется обойтись фонариками, — развел руками Алексей и полез в бардачок.
Он шагнул в темноту первым. Зоя держалась чуть позади, ощупывая лучом каждый сантиметр под ногами.
— Эй? Ау? Пациент… ка, вы где? — осторожно окликнула Зоя. — Пожалуйста, не волнуйтесь и не двигайтесь с места! Если можете — продолжайте разговаривать с нами, мы уже идем.
— Черт! — буркнул ее муж, споткнувшись. Оказалось, вокруг был не только песок, камни тоже попадались. Алексей раздраженно пнул ни в чем не повинный булыжник, и тот с удивительной легкостью улетел в темноту.
— Вашу ма-а-ать!.. — снова раздалось скрипучее контральто. Голос послышался с той стороны, куда Алексей отфутболил камень. При этом обладатель (или все-таки — обладательница?) голоса явно удалялся.
— Ах ты, засранец! Еще раз так сделаешь — я за себя не ручаюсь! — теперь контральто было не только скрипучим, но и очень-очень недовольным.
Зоя и Алексей бросились на голос.
— Теплее. Совсем тепло! Холодно, блин! Нет, ну что за тормоза, — сварливо приговаривала невидимая пациентка. Своим брюзжанием она живо напомнила Зое уборщицу бабу Варю, острого языка которой в больнице побаивались все — от главного врача, до последнего медбрата.
— Хватит! — не выдержал в конце концов Алексей. — Либо ты показываешься, либо мы уезж… — он осекся, вздохнул, и сердито закончил:
— Либо лечи себя сама!
— Побереги нервы. Минут пять уже вокруг меня бегаете! — флегматично отозвались ему в ответ.
Зоя устало опустилась на песок.
Вздрогнула и уставилась перед собой — из песка на нее таращился человеческий череп.

* * *

— Саечка за испуг! — уже знакомый скрипучий голос явно шел из черепа. — Эй, горе-футболист! Свети сюда!
Усилием воли Зоя заставила себя взять череп в руки. Осторожно перевернула его и заглянула внутрь. Ей ужасно хотелось найти там хоть что-то, способное добавить к творящемуся безумию немного логики. Лучше всего — скрытый динамик. Или, на худой конец — крошечного инопланетянина.
— Хватит. Крутить. Мою. Голову! — отчеканил голос. — Укачивает уже.
Логика помахала рукой на прощанье. Призраки детских страшилок и суеверий стремительно возвращались из прошлого, обретая формы и краски.
Подошел Алексей, протянул жене свой фонарь и остался стоять рядом, растерянно вертя в руках гаечный ключ.
Несколько мгновений Зоя собиралась с мыслями. Она не спросила: "Кто вы?" — просто не была готова услышать ответ, хотя и знала его. Вопрос "Что с нами случилось?" тоже остался незаданным: какой смысл выяснять подробности? Чтобы еще сильнее расстроить Алексея?
— Где все остальные ваши кости? — взял наконец верх профессионализм.
— Где-то здесь… — ухитрилась на словах пожать плечами Смерть. — Точнее, там. Там, где твой муженек вообразил себя Рональдо.
— Что с вами случилось? — теперь, когда ситуация пусть чуть-чуть, но все же вошла в привычное русло, Зоя почувствовала себя лучше. Алексей осторожно уселся рядом с женой и смотрел на говорящий череп с почти детским любопытством.
— ДТП! — зло фыркнула пострадавшая. — Или покушение на убийство. Всемирный заговор тоже подойдет. Плюс — обострение маразма у одного старого мерзавца. Выбирай, что хочешь.
— А подробнее? — с каждой секундой к Зое возвращалась уверенность. Смерть, черт, или ангел — какая разница? Пациент — он и есть пациент. Этот, по крайней мере, не бросается на врача скорой с ножом или битой бутылкой.
Смерть тяжело вздохнула:
— Знаешь, кто такой Санта-Клаус? Думаю, да. А что делают дети, знаешь? Пишут письма. С желаниями. Всем подряд. Ему, Деду Морозу, Йоло-пукки, прочим… Но больше всего — Санте. А тут, как назло, понимаешь ли, очередной всемирный кризис. Резкое ухудшение жизни и так далее. Нет, чтобы быть нормальными маленькими эгоистами и просить, как обычно, навороченные смартфоны, щенков и отличные оценки нахаляву! — если бы Смерть обладала плотью, вероятно, уже брызгала бы слюной от злости. Но плоти не было, так что вместо слюны из черепа летел песок. Зоя, не удержавшись, чихнула.
— Будь здорова! Так о чем это я? Да, письма Санте. В этом году количество писем с просьбой избавить мир от смерти зашкалило. И что делает этот старый кретин?! Переезжает меня своими санями! Да еще от каждого оленя — по контрольному удару копытом! Вот дурдом-то!
— Минуточку… — задумчиво протянул Алексей. — Во-первых: если тебя задавил лапландец, с какой стати ты вызвала скорую из России? И во-вторых: на кой черт мы вообще должны спасать смерть? Без тебя будет лучше!
Череп дернулся в руках Зои, уставившись на нее пустыми глазницами:
— Он у тебя такой дурак только под Новый Год или все время?
— Вам задали вполне логичные вопросы! — оскорбилась за мужа Зоя. — По крайней мере — первый.
— А кто сказал, что я вызывала скорую именно из России? Обернись!

Два луча метались по песку, пока не выхватили из мрака предмет, похожий на сухую ветку. "Нет," — поняла Зоя, приглядевшись. — "Не ветку, а кисть левой руки." Беспризорная рука тем временем по-паучьи отползла чуть в сторону, и показался старинный мобильник, точь-в-точь — реквизит из "Матрицы".
— Поняли теперь? — хмыкнула Смерть. — Мне отсюда кнопки не видно — набирала наощупь. В первый раз явились итальянцы. Дружно перекрестились, дружно плюнули, нет, чтобы в песок — в меня!!! — и уехали. Что потом набрала — тоже не видала, но приехали аж из Австралии. Дружно заорали, дружно поклялись никогда ничего больше не курить, закурили и смылись. Кстати, — добавила Смерть тоном человека, делающего заметку на память. — Не забыть потом навестить их.
— Допустим, — пожал плечам Алексей. — А зачем нам тебя спасать?
Смерть снова тяжело вздохнула и щелкнула пальцами уцелевшей руки. Сухой колючий звук разнесся над песком.
— Смотрите! — велела Смерть.
Костяной палец указал в черное небо. Зоя и Алексей послушно уставились в темноту.

В опрятной и комфортной больничной палате старая, измученная неизлечимой болезнью женщина ждала, когда боль наконец-то уйдет навсегда. Ждала ее дочь с заплаканными глазами, подписавшая все необходимые бумаги. Ждал врач, недоуменно глядя на пустой шприц.
Препарат не действовал.

*щелчок*

В куда более мрачном и совсем не опрятном месте бестолково метались люди. Рыдал и отчаянно молился священник. Палач, повернувший рубильник, не молился и не плакал — он уже потерял сознание. Комнату заполнял удушливый дым. Осужденный продолжал биться в агонии.
И — не умирал.

*щелчок*

На ослепительно-белом горном снегу сломанной куклой лежал молодой альпинист. Кристаллики льда уже покрыли волосы и ресницы, но взгляд серых глаз оставался осмысленным. И будет оставаться таким, поняла Зоя, даже когда снег погребет человека под километровой толщей.
Вечно.

— Хватит! — услышала она крик Алексея. Картинка исчезла.
— Все ясно? — голос Смерти был тих и печален. — Мир без меня, знаете ли, вовсе не будет миром вечного счастья и процветания. Скорее уж — наоборот. Дети этого понять не могут, но вы...
— Лёша! — строго сказала Зоя, удивляясь собственному хладнокровию. — В теле взрослого человека — двести шесть костей. Мы должны собрать их все. Эээ… у вас ведь человеческий скелет, да? — чуть менее уверенно обратилась она к черепу.
— По образу и подобию, — хмыкнула Смерть.

* * *

Зоя не знала, сколько прошло времени — ее часы встали, муж свой телефон выкинул, а в мобильнике Смерти часов просто не было. Наспех сделанные марлевые повязки мало помогали от вездесущего песка — он все равно проникал в глаза, в нос, да еще набивался под ногти. Маникюр, который в кои-то веки позволила себе Зоя в честь праздника, погиб за пару минут. Алексей непрерывно ругался, а Смерть то и дело отпускала язвительные замечания — до тех пор, пока Зоя решительным жестом не запихала череп в песок по самые глазницы.
На долю Алексея выпала интересная находка — черное одеяние Смерти. Вернее — некогда черное, теперь оно было серым из-за въевшегося песка, очень мятым, кое-где, кажется, даже пожеванным и со следами полозьев на спине. Череп при виде находки злобно зарычал сквозь песок. Зоя, напротив, была очень рада: из недр балахона высыпалось довольно много костей. К другой находке, выдавшей себя блеском металла, Алексей предпочел не прикасаться, зато третью, виновато покосившись на жену, тайком спрятал за пазуху.
— Вроде, готово! — объявила наконец Зоя, когда скелет был собран по всем правилам. — Осталась последняя деталь.
Она вытащила череп из песка и, не реагируя на плевки и проклятья, пристроила его к шейным позвонкам:
— Теперь надо их как-то склеить или...
— Вот уж чего не надо! — сварливо бросила Смерть, поднимаясь на ноги. — Отвернись, охламон! — велела она Алексею. — Не видишь — дама не одета?
Тот фыркнул в ответ, но послушался. Смерть напялила балахон, оглядела себя и снова разразилась проклятьями.
— М-да, химчистка вам точно не помешает, — Зоя сначала рассмеялась и только потом поняла всю невероятность ситуации.
— Ась? Чего? — Смерть старческим жестом приложила руку к тому месту на черепе, где теоретически должно было быть ухо.
— Даже не начинайте! — парировала Зоя. — Молоточки, наковальни, стремечки — все на месте. Полный комплект.
— Да? Ладно, — слегка разочаровано протянула Смерть и в очередной раз щелкнула пальцами. Коса вынырнула из песка и оказалась в ее руке.
— Осталось еще одно дельце, — проворчала Смерть и шагнула к Алексею.

* * *

Зоя вскрикнула и одним прыжком очутилась между Смертью и мужем. Тот побледнел, и, в свою очередь, попытался оттолкнуть жену за спину.
— Уймись,  дурочка, — отмахнулась от Зои Смерть. — Ты, балбес! — строго погрозила она Алексею пальцем. — Верни записную книжку!
Зоя растерянно посмотрела на мужа. Он смешался, пробормотал что-то невнятное, а потом достал из-за пазухи очень старую, потрепанную, утыканную множеством закладок книгу. Прежде чем книга исчезла в складках одеяния Смерти, Зоя успела прочесть несколько надписей на закладках и невольно поежилась: "В кои-то веки пригодилась латынь, и где?!" Ей очень хотелось думать, что большую часть слов она поняла неправильно. По крайней мере — пометку "авиакатастрофа".
— Ноутбук бы, что ли, прикупила, — криво усмехнулся Алексей, пытаясь разрядить обстановку. Смерть фыркнула:
— Ты мне еще бензопилу "Дружба" вместо косы предложи, дубина!
— Вам еще что-нибудь нужно, больная? Нет? Тогда нам пора! Смена, знаете ли, давным-давно закончилась!
Долгие годы потом Зоя вспоминала, как наорала на Смерть, испытывая смешанное чувство гордости и неловкости — прежде она никогда не грубила пациентам. А Смерть словно и не заметила ее злости — только почесала подбородок, а после кивнула:
— Жвачка найдется?
— Мятный "Дирол", — растерялась Зоя, она ожидала чего угодно, только не этого. — Но зачем вам?
— Слыхала выражение "Во рту будто кошки нагадили"? Так вот, один из оленей...
— Можете не продолжать, — Зоя нашарила в кармане початую упаковку и вручила Смерти. Та радостно ухмыльнулась в ответ, вернее — разинула челюсти шире обычного:
— Вот это дело. А вам и правда уже давно пора домой — забирайтесь в машину!
— Но она же… — начал было Алексей.
Зоя сделала страшное лицо и ткнула мужа локтем под ребра.

Они сели в машину. Смерть постояла немного перед кабиной, задумчиво побарабанила пальцами по металлу, что-то прикидывая, и вдруг со всей силы пнула ближайшее колесо.
Сорвавшуюся с места карету скорой помощи можно было бы сравнить с пробкой от шампанского, если бы не одно "но": пробка вылетает из бутылки. Машина же сделала нечто прямо противоположное — она влетела в сияющий тоннель задом наперед.

* * *

Зою привел в чувство гудок — Алексей лежал неподвижно, уткнувшись в руль лицом. Она плохо запомнила, как выбралась из машины и вытащила мужа: в ушах звенело, кровь из рассеченной брови заливала глаза. Но все оказалось не так уж и страшно: Алексей почти сразу пришел в себя и единственной его травмой была шишка на лбу. Зоя отделалась несколькими ссадинами. Машине повезло гораздо меньше: фонарный столб прилег на нее, смяв, словно подушку, на которой, должно быть, собирался поспать долгой зимней ночью.
Поддерживая друг друга, они поспешили прочь от машины и смогли отойти достаточно далеко, прежде чем пробитый бензобак превратил ее в столб пламени, неуместно яркий и почти радостный на фоне темной мрачной улицы.
— Раз, два, три, машиночка — гори, — пробормотал Алексей. — Твою ж мать, что я скажу начальству...
Зоя невольно рассмеялась и погладила мужа по щеке:
— Она была права — ты иногда такой балбес...
— Кто права? — насупился муж. — Твоя мама?
— Мама, Лёш, мама, — кивнула Зоя. — Кто же еще? А сколько сейчас времени? У меня часы остановились.
Алексей пошарил в карманах:
— Черт! Похоже, уронил мобильник в машине! Жалко.
— Балбес и есть, — снова засмеялась Зоя. — С Новым Годом тебя!
— И тебя — с Новым Годом!

Думаете, это конец?
Не угадали.

* * *

Слышите? По городу мчится машина с красным крестом. Но Алексея нет за рулем машины — вскоре после Нового Года он нашел работу водителем маршрутки. Все потому что его помощь больше не нужна жене — ее заветное желание наконец исполнилось, причем безо всякого блата и взяток. Зою перевели со скорой на работу в морге. Там тишина и покой, пациенты всегда на своих местах, и никто из них не бросается на врача с ножом или битой бутылкой.
Чудо?
Вряд ли.
В любом случае, Зоя старается не думать об этом. И о том, что случилось с ней и Алексеем в новогоднюю ночь — тоже. Мужу проще — он все забыл.
Зоя — помнит.

Заканчивается ли на этом история?
Снова — нет.

Когда Зоя в первый раз заметила комок мятной жвачки, прилепленный на каталку с телом, она сурово отчитала медбрата. И в следующий раз. И в следующий. Парни отпирались, клялись, что не виноваты. Коллеги начали подшучивать над Зоей — мол, уж не зомби ли ее разыгрывают? Или, может быть, в морге поселился полтергейст, помешанный на здоровье зубов?
Зоя отмахивалась от шутников и внимательно наблюдала за медбратьями. Жвачка продолжала появляться, всегда на одном и том же месте — в ногах тела. Но в один из дней Зоя обнаружила мятный комок на противоположном конце каталки.
Потом она долго извинялась перед коллегами — никто не ожидал, что едва ли ни самая сдержанная сотрудница больницы станет выражаться такими словами. Больше всех удивилась своей вспышке сама Зоя — не сразу, а когда отзвенело эхо ее вопля: "Вы куда живого человека привезли, дебилы?! В реанимацию его, срочно!!!"
Чудо?
Кто знает...
В любом случае, жвачка продолжает появляться.
Уже троих человек удалось спасти.

Вот теперь — конец.

Похожие статьи:

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПортрет (Часть 1)

Рейтинг: +3 Голосов: 3 633 просмотра
Нравится
Комментарии (4)
Константин Чихунов # 3 декабря 2013 в 20:29 +2
Хороший рассказ. Сюжет интересный и не без юмора. Слог тоже понравился. Спасибо автору!
0 # 4 декабря 2013 в 11:48 +2
Спасибо вам за комментарий. smile Рада, что рассказ понравился.
Irma # 2 апреля 2014 в 22:17 +3
Автор, это снова я) И этот рассказ я тоже вчера прочла. Сейчас снова его нашла и спешу поделиться впечатлением.
Рос-кош-но!
Меня всегда вводит в пиетет талант рассмешить. Слезы вызвать куда проще. А Вы таким задором жарите, что я прям рада и словила чудеснейший настрой) За что Вам спасибо огромное!
И глубоко при этом, и мысль умная, хорошая в основе рассказа, и написано прекрасно - моё Вам ну просто волшебное спасибо за радость жизни и жизнь в послевкусии от прочтения!
0 # 3 апреля 2014 в 17:03 +2
Спасибо Вам за теплый отзыв smile Честно говоря, я не считаю этот рассказ веселым, и тэга "юмор" у него нет. Но, в любом случае, рада, что рассказ понравился =)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев