fantascop

Ожерелье цвергов

в выпуске 2015/09/14
26 апреля 2015 - Марита
article4429.jpg

Брисингамен.

Он сказал – добудь мне Брисингамен, сокровище, что дремлет на груди Фрейи, что обнимает лебединую шею богини, прекрасной в слезах своих.

Я улыбнулся, невольный свидетель слабости Всевладыки, я заглянул в душу его – шипастым терновником обиды цвела его душа, колючие ветви-копья преградой встали на моем пути, щетинистой Феху, руной Владычицы Павших.

Фрейя.

Вкрадчивыми кошачьими шагами прошелестела под окнами ее изукрашенная колесница, в алмазно-радужном шлейфе, в ярчайшем сиянии золота и янтаря, она покидала Фолькванг, богатством обильные чертоги, прекраснейшая из ванских чародеек, Фрейя, дитя непостоянства. Розы, шипы и нежность, кроваво-красные брызги лепестков – витою короной на волосах, розы под сердцем, розы в душе ее, малиново-алое счастье, за взгляд, за улыбку, небрежное касание губ первой среди асинь…

Любовь.

– К альвам и ванам, ётунам и митгардцам – она расточительно щедра, богиня всех начинаний, и этот урок бережливости – он лишь пойдет ей на пользу, – Ос-ветер, алмазно-льдистые струи, алмазным отблеском рун на щеке его, алмазы и золото, лед и янтарь – сокровище Брисингов, ожерелье раздора…

Война.

***

– Боги не оставят это безнаказанным, Хедин Хьяррандасон, – хрипит, с кровью выкашливая последние слова, затылком в липкой красно-бордовой луже. Блохою-невидимкой я вскакиваю ему на плечо, в черных зрачках митгардца – сияющий Биврёст, крылатые тени валькирий несутся по стенам, сквозь рваные отблески пламени, сквозь дымный факельный чад, достойному воину – достойная смерть… – Аllmikill níðingr, клятвоотступник, да пожрут тебя змеи!

– Конунг первый преступил через собственную клятву, – меч сына Хьярранда блестит свежепролитою кровью, от костяной рукояти до иззубренного в битвах острия – кроваво-огненная Тюр, руна победы, руна восстановления справедливости, бритвенно-тонкое лезвие с хрустом входит умирающему куда-то под кадык, на полувздохе обрывая шипяще-ядовитое «нидинг». – И вирд судья нам обоим… Хильд!

…Она прекрасна, как сама Фрейя, Хильд, дочь конунга Хогни, Хильд – достойнейший приз, лучшему из лучших.

…Годы несчетных сражений, гарь от сожженных городов, въевшаяся в волосы и кожу, чуткие беспокойные сны, стылый холод стали под изголовьем. Хильд – валькирией его нескончаемых битв, Хильд смеющаяся, Хильд дразнящая, Хильд – желаннейшая из дев, давно обещанною наградой из рук конунга, да пребудет с ним удача во всем.

…Волны, плещущие в дощатое днище драккара, жемчужно-пенными брызгами через борта. Лагуз-рыболовный крючок, руна ванахеймских чародеев, руна партнерства и брака – жемчужною вязью на поясе Хильд. Лагуз-руна, руна-манок, руна-ложь, текучая вода, пустые обещанья. Хильд убирают цветами и золотом, Хильд наряжают в роскошное платье, Хильд – невеста соседского конунга, мог ли рассчитывать на руку ее простой хирдман…

Кряжистый, густобородый, стальная сеть кольчуги на мощных плечах – Хедин-отступник, самоназванный грамр среди соратников по оружию – точно неистовый Тор, бог ярости и безрассудства. Кровь и пламя, угли и зола – сердце его – разворошенный очаг, слова, потерявшие цену, клятвы, лишенные сил. Колкими укусами искр жалю его сквозь кольчугу, пламенно-рыжими всполохами танцую в бревенчатых стенах, конунг вернется на пепелище, черным пеплом потери подернется душа его.

– Хильд, – он берет ее за руку, и дочь Хогни опускает глаза. Прозрачно-белая кожа, пальчики-льдышки, не отогреть у самого жарко натопленного очага. Холодная северная принцесса страны бесчисленных фьордов, погибель воинов и королей...

– Хильд, – говорит он, – ради тебя… – и серо-голубые глаза ее вскипают приливами слез, прозрачно-алмазные капли крупным градом срываются с ресниц, лед и хрусталь, бусинка к бусинке…

Брисингамен.

***

– Не правда ли, оно восхитительно, Локи? – откинула волосы перед зеркалом, любуясь, задержала дыханье. – Корона, достойная королевы, мой Брисингамен, сокровище сердца моего… Чему ты смеешься, Локи?

– Альфригг. Берлинг. Двалин. Грер. Чумазые, безобразные альвы. Она вся в саже, твоя корона, – пускай позлится немного, злость ей даже к лицу.

– Ах ты… Да ты…– рассерженной кошкой скользнула с моих коленей, теплая, нежнокожая, пахнущая медом и весенними травами, Фрейя, диса ванахеймских садов, царапнула по щеке на прощанье когтисто острою печаткой. Альфригг, Берлинг, Двалин…

– Уж кто бы упрекал меня, Локи! – склонилась ко мне, шипит, совсем по-кошачьи, острые белые зубки под вздернутой верхней губой. Ш-шш, змееныш-шш, укуш-шшу…

И отчего мне так нравится ее дразнить?

… Меха ее широкого ложа, пятнистые рысьи шкуры, мягкие, точно медово-янтарная шерсть упряжных котов ее золотой колесницы. Руки ее, кошачье нежные касания – на шее, под плащом, чуть ниже живота, кошачье проворный язычок дисы любви и наслаждения.

Ее глаза. Ее губы. Ее стоны. Щекочуще жаркое дыхание на виске – твой сейдр, Фрейя, твоя ванахеймская магия, Ингуз-руна пылающим кругом между грудей, мужское и женское начало, сплетенные воедино. Ингуз-руна, руна-цепь, руна-необратимость, начало всех завершений и завершение всех начал...

– Локи… м-мм… – теплая, расслабленно-сонная, клубочком свернулась в моих объятьях, хозяйка Бигольд и Тригольд, Фрейя, кошачья богиня. Спать, набираться сил перед долгой охотой – серебряная в лунном сиянии, стынет под окнами твоя колесница, Бигольд мурлычет во сне, Тригольд беспокойно скребет когтями по полу. Ночь, время лазутчиков и воров, ночь-Ос, черные вороньи крылья, ломкие крючья застежек под пальцами, алмазы и жемчуг в ладонях – тускнеющими осколками луны.

«Не правда ли, оно восхитительно, Локи? Сокровище сердца моего, мой Брисингамен…»

***

Расплата.

– Мой меч уже покинул ножны, и не вернётся в них, пока не попробует крови, – Дайнслейф, меч конунга, надежный спутник походов и битв, еще незапятнанно бел, еще стоят друг против друга, фигурками на шашечной доске, люди Хедина и Хогни, прежде единая армия, враждою расколотая пополам. Змеиные жала копий наизготовку, древками в сочной оркнейской траве, щиты – пылающее восходное солнце, кроваво-жаркие блики на кончиках мечей, привыкший побеждать да не узнает пораженья… Конунг снимает шлем, стирает пот со лба и серые полосы пыли.

…Сон. Все как в пророческом сне, семнадцатизимней давности, полупотертом из памяти видении, когда жена еще ходила, тяжелая Хильд, а он был молод, и вирд благоволил ему. В ту ночь он проснулся – и кровь стучала в ушах, и тонко пели мечи, рассекая воздух, и ныло в груди, точно колотая рана, и он был мертв, несчетное количество раз, а жена улыбнулась – спи, тебе привиделось, сказала она – поле, солнце, сраженье, подросшая Хильд – все только сон…

И я улыбаюсь тоже.

– Все только сон, – ветром гуляю среди сомкнутых копий.

– Все только сон, – ребячьи ерошу волосы Хильд.

– Все только сон, – нашептываю на ухо Хедину, – Один проснется, откроет единственный глаз, и все закончится, раз и навсегда… Ну же!

– Что ж, будь по-твоему, Хогни, – Хедин сжимает меч до хруста в суставах, – война так война, пока последний из нас не ляжет на этой земле.

И первым ударяет в щит, призывая к атаке.

***

Валькирия.

Пронзительно белые доспехи слепят раскаленным полуденным солнцем, и кровь на ладонях ее – алее, чем розовые лепестки. Смеясь, натянула поводья, пятками в бок пришпорила скакуна – Хильдисвин, золотая щетина на хребте, копытами роет воздух, хрипит, обнажая клыки-кинжалы, свирепо поводит зрачками по сторонам.

Феху.

– Ты заставляешь ликовать мое сердце, – голос Одина – медовое золото, медом и патокой сочится его душа, вспыхивает алмазно-золотистыми искрами сшибающихся в схватке мечей. Алмазы и золото, мед и солнце, слезами застывшее в янтаре…

Брисингамен.

– И сердце мое ликует в ответ, – в улыбке Фрейи – цветы и весенние бабочки, сияющие всполохи крыльев, над лесом щетинистых копий, над рыжими солнцами щитов, в каждом взмахе меча, в каждой стреле, без промаха разящей…

Ее улыбка и вечность.

_____________________________________________________________________________

 


* Богиня, прекрасная в слезах – один из кеннингов Фрейи, слезы которой, упав на землю, обращались в золото

* Феху – руна, являющаяся символом богатства, традиционное значение ее – «крупный рогатый скот» (в древней Скандинавии домашний скот был одним из основных средств к существованию, а также главной единицей меновой торговли, т.е. выполнял ту же роль, какую в наше время играют деньги). В рунической магии Феху связана с Фрейей, богиней плодородия, владелицей золотого ожерелья Брисингамен и священного кабана Хильдисвин

* Ос – руна, символизирующая ветер, в рунической магии используется для снятия оков, в том числе и психологического характера. Одна из рун бога Одина

* Аllmikill níðingr – «величайший нидинг» в переводе с древнескандинавского, так проклинали предавшего своего благодетеля. Нидинг – это ругательство означало «раб, вероломный, бесчестный человек». Согласно скандинавским верованиям, предатели и клятвопреступники после смерти попадали в чертог, свитый из ядовитых змей, с ядовитыми реками, текущими внутри чертога, и вынуждены были переходить вброд эти реки

* Тюр – руна, по форме напоминающая копье, названа в честь Тюра, бога сражений. В рунической магии – символ восстановления справедливости, а также смерти, принятой в бою

* Лагуз – руна, по форме напоминающая рыболовный крючок. Изменчивая руна воды, приливов и отливов. В рунической магии символизирует партнерство и брак. Тесно связана с ванами – Ньёрдом, Фрейей и Фрейром

* Хирдман – дружинник конунга

* Грамр – предводитель дружины

* Диса – богиня плодородия

* Ингуз – руна, являющаяся символом потомства и плодородия. В рунической магии считается руной ванов, темных, женских мистерий. Связана с Фрейром и Фрейей.

* Бигольд и Тригольд – кошки, возящие золотую колесницу богини Фрейи. Их имена в переводе с древнескандинавского означают «Медовое золото» и «Янтарное золото»

Похожие статьи:

РассказыКаменная сказка, или Сага о последних временах

РассказыVöluspá

РассказыLokka Táttur

РассказыЖертвоприношение в Уппсале

РассказыРжавчина

Рейтинг: +6 Голосов: 6 858 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
DaraFromChaos # 26 апреля 2015 в 19:35 +1
Марита, как всегда, здорово dance
Марита # 26 апреля 2015 в 19:38 +2
Да, Локи рулит! music
DaraFromChaos # 26 апреля 2015 в 20:39 +1
кому что :))))
я больше своих родных - японско-китайских божеств - люблю :)))

но Локи тоже уважаю v
Вячеслав Lexx Тимонин # 27 апреля 2015 в 00:39 +2
Очень красиво. Плюс
Марита # 27 апреля 2015 в 01:01 +2
Вячеслав, стараюсь! smile
Евгений Вечканов # 27 апреля 2015 в 02:25 +2
Мой плюс. Очень красиво, пусть местами и непонятно. Однако же сноски все расставляют по местам.
Марита # 27 апреля 2015 в 10:13 +2
Евгений, да, без сносок тут никак - это все по мифам и легендам скандинавов, Старшей и Младшей Эдде...
AlekseyR # 28 апреля 2015 в 08:17 +2
Ну, что сказать - Коль Хорошо, то Хорошо!
Писать, дерзать, творить ЕЩЕ !!!
Сюжет волнующе Красив,
Его б возвесть в речитатив!
Марита # 28 апреля 2015 в 09:02 +2
AleksEY, спасибо за стих! Есть творить еще, как говорится! v
Павел Пименов # 23 июня 2015 в 08:14 +1
Загадочная вещь. Мне кажется, что стиль немного не скандинавский. Больше на восточное что-то смахивает. Ну, может, я не прав. Слишком мало саг читал.
Марита # 23 июня 2015 в 10:11 +1
Восточная цветистость, да... но скандинавский дух. joke
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев