1W

Олимпийская сборная (современная ироничная интерпретация мифа «Олимп»)

в выпуске 2015/03/05
14 октября 2014 - Александр Кеслер
article2592.jpg

«…царит окруженный сонмом светлых богов на

Олимпе великий царь людей и богов Зевс,

охраняя порядок и правду во всем мире».

/ миф «Олимп»/

 

Избавь нас Господь от тех, кто

 думает, что исполняет Его волю!

/Алексей Пехов. Проклятый горн/

 

 

— Какие новости? Вы их нашли?

— Пока нет, но мы продолжаем поиски. Прочесываем сейчас все сектора в том районе с пригодными для жизни условиями.

— Продолжайте. И докладывайте мне обо всех новостях немедленно.

*   *   *

Зевс с тоской и печалью взирал со светлого Олимпа на грешную землю и ее обитателей, погрязших в своих делах и проблемах. Глядя на происходящее внизу, он все больше склонялся к мысли, что порядка и правды там не больше, чем листьев на елке.

«По всему и получается, что куда-то не туда мы их завели, – рассуждал громовержец. – Вот и выходит, что правильно все – нечего на зеркало пенять, коли…» И вдруг спохватился: «Следует же всех собрать и сообщить новость»! Он тут же послал мысленный импульс коллегам с требованием немедленно прибыть на сонм.

Супруга его Гера отложила приготовление обеда для мужа и, бросив взгляд на уже замоченную для стирки тогу Зевса, отправилась в зал заседаний, повинуясь требованию повелителя. Следом за ней брел златокудрый бог Аполлон с банданой на голове, в потертых джинсах, кожанке с семиструнной гитарой, поскольку семиструнная лира несколько устарела, в окружении сестры своей Артемиды и брата по отцовской линии Диониса. На Артемиде из одежды болталась лишь коротенькая кожаная мини юбка (до такой степени мини, что ее вполне можно было принять за набедренную повязку) и куцая майка, прикрывающая пышную грудь с красующейся на ней надписью «Спартак – чемпион». Артемида была ответственной за лесные и полевые угодья, а в последнее время водрузила на свои хрупкие плечи еще и непосильную ношу вдохновителя и ярого поборника здорового образа жизни. Она без колебаний влилась в ряды бродяг и бездельников, стремящихся к жизни в гармонии с природой, которую те искали в, так называемых, биопозитивных экологических зонах, а говоря проще, брошенных деревнях – вдали от шума и суеты городов. Дионис считался специалистом по части виноделия, самогоноварения, покровителем ночных клубов и прочих сомнительных мест проведения досуга. Аполлон бренчал на гитаре и читал рэп, Дионис блаженно улыбался, а Артемида аж пританцовывала от удовольствия.

«Вот она золотая молодежь – наша опора и надежда, – вздохнул Зевс глядя на них. – Отправил, называется детей в люди, чтоб несли просвещение в массы. Одна вырядилась незнамо во что, другой бельмы с утра пораньше залил, а третий не пойми что творит: то ли песни поет, то ли стихи читает. Дожились. Тьфу на вас».

За ними шла богиня Афродита – главный специалист по части любовных утех и сторонница прогрессивных новаторских веяний в этом аспекте жизни, что неоднократно доказывала собственным примером – то бишь постоянными супружескими изменами. На обнаженном предплечье богини красовалась цветная татуировка с надписью «Love» над пышной алой розой в зеленом обрамлении листвы, растущей прямо из пробитого стрелой пурпурного сердца.

Любуясь татухой, Зевс невольно вспомнил мраморную статую Винеры Милосской, хранящуюся в музее Лувра и подумал: «Отбить бы и тебе руки за эту пошлятину, Киприда, чтоб вернуть былое мистическое очарование. Говорят же люди, что именно без них статуя выглядит, как верх совершенства». 

Далее следовал бог Арес – натура вероломная и хитрая, предпочитающая справедливой войне коварную, войну ради самой войны. Замыкали шествие ответственный за водные ресурсы – бог Посейдон и ответственный за теплоснабжение и отопление – хромоногий Гефест. Злые языки на Олимпе поговаривали, что Гефест втихаря разрабатывает, а затем кует новейшее оружие для военно-промышленного комплекса, которое бывший любовник его жены Арес затем успешно толкает на черном рынке разным типам с прогрессирующей манией величия, жаждущим мирового господства. Но поскольку Зевс смотрел на эти проделки сыновей сквозь пальцы, то и все остальные помалкивали в тряпочку.  

Аид – властелин царства мертвых тоже, вняв призыву брата, заглянул на совет, оставив на время без присмотра свои мрачные владения. Прибыли на сонм так же и Морфей с Иридой и Фемидой.

Дождавшись пока прибывшие расселись, Зевс интригующе произнес:

— Итак, коллеги, начнем с главного, – и тут же замолчал, взяв театральную паузу.

Но его попытка потянуть интригу не удалась, поскольку была прервана самым бесцеремонным образом.

— А давайте отредактируем и дополним список праздников, братья и сестры, раз уж все собрались, – воспользовавшись паузой, вставил свои пять копеек Дионис.

— С этим и так перебор, куда там еще дополнять? – гневно зыркнул на него Зевс и недовольно буркнул: – Никакого тебе почтения к старшим.

— Зачем же так категорично, батя? Я, например, согласен с Дионисом, – вступился за брата Аполлон. – Народ завсегда просил хлеба и зрелищ. Так, что следует подумать, чем мы можем еще порадовать наших подданных.

— Хватит! – рявкнул Зевс. – Не для того я вас здесь собрал. И так уже наворотили черти чего. Пора заканчивать с вашими «гениальными» экспериментами. И как ты резонно заметил, не просто думать, а крепенько мозговать над тем, как теперь все это безобразие исправлять.

— А че не так-то, батя? – продолжал ерничать Аполлон. – Все ж путем.

— Только путь этот ведет в царство твоего дяди Аида, – продолжал негодовать Зевс. – Ну, вот все не так, куда не плюнь. Тьфу ты, куда не глянь.

— Че, «нет того веселья»? – не унимался Дионис. – Так не курите натощак, а бухни с похмелья, как поется в песне.

— Ты, как я погляжу, четко следуешь этому принципу, сынок. Только речь сейчас о другом. О том, что все у людей как-то через пень колоду идет нашими стараниями. Нет про меж них мира и согласия, а на земле – ни порядка, ни справедливости.

— Это все Прометей виноват. Нельзя было им огонь давать. Пущай бы себе в пещерах жили и коренья грызли. А теперь попробуй заставить их коренья грызть. Теперь все грамотные стали, прогресс им подавай, – решил поумничать Арес.

— Чья бы корова мычала…  еще дойдем и до твоих художеств, – угрюмо произнес Зевс.

— А че я-то? Я лишь слегка подрегулировал демографическую ситуевину. Меньше народу – больше кислороду.

— Слегка?! Сдается мне, что увлекся ты этим занятием, милок. Сам посуди: израильтяне с арабами воюют, египтяне воюют, ливийцы воюют. И это только то, что на поверхности и сразу же бросается в глаза. Следовало бы тебя за эти проделки отправить в Тартар. Вот объясни мне, нахрена нужно было еще и русских с украинцами лбами сталкивать?

— Да он там, нашел единомышленника и брата по разуму – такого же отмороженного на всю голову, – встрял в разговор с язвительными пояснениями Дионис.

— А пущай не лезут, – буркнул Арес, гневно сверкнув глазами в сторону Диониса.

— Логика ниже всякой критики, – не унимался винодел и гуляка.

— Кто куда не лезет? – раздраженно спросил Зевс, не обращая внимания на реплики Диониса.

Но по потупленным в землю глазам Ареса догадался, что вразумительного ответа на поставленный вопрос добиться не удастся и, обреченно махнув рукой, продолжил:

— Гименей с Афродитой тоже не перестают меня удивлять. Что это за нововведение – гражданские браки, друзья мои? У купидона стрелы закончились?

— Так это такой эксперимент, направленный на снижение процента неудачных брачных союзов, – сознался Гименей.

-  И кого ты этим разводом пытаешься ободрить: меня или себя?

-  Не согласная я, – ощетинилась Афродита. – С любовью на земле полный порядок.

— Ты, дорогуша, только любовь с сексом не путай, пожалуйста, – охладил ее Зевс, а затем спросил, обращаясь ко всем присутствующим: – а  где Гермес? 

— Так он годовой отчет дописывает, – сообщила вестница богов Ирида.

— Это похвально, – одобрил Зевс. – К тебе, голубушка, тоже вопрос имеется. Ты нафига людей одарила мобилками, скайпами и прочей хренью? Тебе кто позволил наши передовые технологии разбазаривать?

— Так, я это… ну, чтобы они могли общаться, новостями обмениваться – в глазах Ириды читались недоумение и растерянность.

— Поторопилась ты, вестница, ой поспешила. Следовало вначале со мной посоветоваться, – назидательно сказал Зевс и добавил: – Раньше-то оно как было, месяцами письма шли, люди томились в ожидании, а потом радовались, получали положительные эмоции. А что сейчас в этих самых соцсетях творится? Какой-то сленг, троллинг, сплошные разводы и надувательство. Одно слово – бардак. Раньше искренность была, а теперь от нее и следа не осталось. Вся в скорость трансформировалась.

— Лучше было, когда гонцы почту доставляли? – с вызовом огрызнулась Ирида.

— Но ты не передергивай. Тут золотая середина нужна. И она уже была найдена. Хорошо еще не додумались подключить людей к вселенской информационной сети.

— Почему же, додумались, я над этим работаю не покладая рук, – похвалился Морфей.

— Ай, молодца! И как успехи? – ехидно поинтересовался Зевс.

— Да, пока никак. Лишь единицы способны ее воспринимать, да и то, только во сне…

И тут в зал заседаний Олимпа влетел растрепанный Гермес, в своих крылатых поношенных сандалях, извиняясь на лету за опоздание.

— Очень кстати, – тут же переключился на него Зевс. – Хотел вот спросить милейший, ты, что это устроил?

-  В каком смысле? – не понял тот, о чем идет речь.

— Что это у тебя за биржи такие? Тебе кто позволил легализовать и узаконить воровство в особо крупных размерах? Одни пашут и создают блага, а другие все это перепродают втридорога и наживаются. Ты у нас ответственный за торговлю или за спекуляцию?

— Это и есть торговля в современных условиях, – парировал прибывший.

— Следовало эти твои пагубные наклонности еще в детстве пресечь, когда только начинал чужие вещи тырить.

-  Вы это о чем?

— Да о том случае, когда ты у меня скипетр, у Посейдона – трезубец, у Аполлона – стрелы и лук, а у Ареса – меч побрил.

— Ну, вы б.., и нашли что вспомнить, – еле сдержался чтоб не выразиться Гермес, а потом ухмыльнулся и добавил. – Это когда было-то? В незапамятные времена.

-  Когда бы не было, а все же было, – гнул свою линию Зевс.

— Ну, во-первых, это шутка была, а во-вторых, я тогда все вернул.

— А все равно следовало тебя – клептомана малолетнего тогда выпороть хорошенько, чтоб впредь неповадно было. Так пожалел. Вот и дождались: пожинаем горькие плоды легкомысленного отношения к воспитанию подрастающего поколения.

— А вам бы хотелось, чтоб на земле до сих пор был натуральный обмен, – огрызнулся Гермес, пропустив брюзжание касательно издержек своего воспитания мимо ушей.

Зевс не стал углубляться в диспут, поскольку намеревался и дальше, шествуя кавалерийской поступью и лихо помахивая шашкой, продолжить раздачу сестрáм по серьгáм, а братьям – по мордáм.

*   *   *

— Вы простите меня за прямолинейность, но вы слишком уж категоричны.

— Я многое могу понять и оправдать. Например то, что потерпев крушение и попав в безвыходное положение, они должны были себя обезопасить, и вынуждены были как-то приспосабливаться к жизни в тех условиях, в которых оказались.

— Они нашли единственно правильное решение в сложившихся обстоятельствах.

— С этим я согласен. Но зачем нужно было вмешиваться в исторические процессы, устраивать там войны, подбрасывать аборигенам наши научные разработки, насаждать им нашу мораль? Ох и наломали они там дров. Как теперь будем все это исправлять? Назад уже не отмотаешь.

— Есть у меня одна идея.

— Интересно какая?

— А пускай они сами то, что там натворили теперь и исправляют.

— Да я, ты, знаешь побаиваюсь оставлять их там без присмотра,

после всего. Как бы этими их стараниями потом все еще хуже не стало.

— Зачем же без присмотра. И присмотрим, и направим в нужное русло. А чтобы впредь сообразительнее и расторопнее были, думаю, не лишним будет их немного припугнуть.

— А получится? Они же себя там Богами возомнили.

— На сей счет не переживайте, еще как получится. Мы хоть и не боги, но, поверьте, сможем найти нужные слова и правильно расставить акценты.

— Тогда, действуй.

*   *   *

— Уважаемая Фемида, вот от кого-кого, а от вас не ожидал. – Продолжал разбор полетов Зевс. – Жестче следует быть. Вы же у нас, голубушка, олицетворение и хранительница законности, защитница правды и враг обмана, так сказать. А что мы имеем по вашему направлению? Сплошное вранье, подкуп, казнокрадство, взяточничество и прочий негатив.

— Снизошли наконец-то, – вздохнула Фемида и тут же пошла в наступление. – Вот только давайте не будем валить с больной головы на здоровую. Лучше вспомните сколько я пороги-то обивала, а сколько раз к вам на прием записывалась. Но вы же вечно заняты, все у вас времени не хватает виновных покарать. А чего только стоит эта ваша сакраментальная фраза: «Успеется, у бога дней много». Ну, так я тоже не семижильная и вдобавок не такая всемогущая, как вы. К тому же, неоднократно сообщала, что нашим подопечным куда сподручнее вершить правосудие не по закону, а по понятиям, подкупать судей, чтоб оправдывали виноватых и наказывали невиновных. Я уже стопку докладных и служебных записок на эту тему написала с конкретными фактами и списками лиц причастных к правовому беспределу. Предложила даже собрать всю эту свору продажных «правозащитников» на каком-то круизном лайнере, да и покончить с ними одним махом.

— А хорошая идея, – одобрительно кивнул Зевс и уточнил: – И что я вам на это ответил?

— Так вы же все на корню и загубили.

-  Это как?

— Наложили на мою докладную резолюцию «Посейдону к исполнению».

— А ты что же, не выполнил? – обратился Зевс к Посейдону.

— Дык, утопить-то этот лайнер дело не сложное. Это я завсегда готов и даже рад, но попробуй собери всю эту свору. Тут ваше умение нужно. Я все это, как полагается, в служебной записке изложил и вам отправил. Может еще не дошла?

-  Бюрократы! – возмутилась Фемида.

«Хуже того, – подумал Зевс. – Тут дело мздоимством попахивает. Ладно, судей ты утопить не удосужился, поскольку я их не собрал. А что тебе мешает сомалийских пиратов уконрапупить? Наверняка ведь имеет свой интерес и мзду с них берет, морской черт». А вслух сказал:

— Ладно, не будем устраивать здесь сцен, затевать дискуссии и превращать сонм в балаган. Сейчас не самое подходящее время и место для обид и упреков, милочка. Тем более, что собрались мы здесь по несколько иному поводу. Согласен, случались и у меня недочеты. За всем-то не поспеть и не уследить. Потому и держу вас при себе, рассчитывая на опору и поддержку в вашем лице. Понимаю и всецело разделяю, коллеги, желание и стремление двигаться по пути прогресса. Сам частенько поддерживал и одобрял подобные начинания. Но всегда ли это хорошо и правильно? Вот в чем вопрос, как говаривал один, ныне покойный, драматург. Оказывается, что, увы, не всегда. Могу констатировать, что мы с вами достигли многого и есть определенные успехи. Например, олимпийские игры. Опять же, неоспорим наш вклад в мировую литературу – это я о мифах древней Греции, – бодро принялся перечислять Зевс список успехов, который тут же внезапно закончился, после чего оратор запнулся и прокашлялся. – Наконец на Олимп перестали таскаться всякие летописцы и борзописцы. Наше присутствие в современном мире не афишируется, о нас больше не судачат, и для людей нас вроде как и не существует. Это тоже плюс, поскольку лишняя огласка нам ни к чему. Касательно остального, то тут далеко не все безоблачно, как я уже упоминал. С сожалением вынужден признать, коллеги, что далеко не все эксперименты оказались удачными. Поэтому нашими «достижениями», как и тем, что творится на этой планете, соотечественники остались, мягко говоря,  недовольны.

— Какие еще соотечественники, батя? Что-то ты заговариваться начал, – снова встрял Дионис. – Может тебе к врачу…

— А ну, цыц у меня, а то схлопочешь сейчас скипетром по сопатке, что самому врач понадобится. Который раз уже сегодня нарываешься, – гаркнул Зевс, да так, что все притихли. – Для того вас всех и собрал, чтоб сообщить новость. Отыскали они нашу экспедицию, не прошло и трех тысяч лет.

— Так можно собирать манатки? Отправляемся домой? – уточнил Аполлон.

— Не торопись. Соотечественники предложили прежде навести здесь порядок. Выделили они нам на все, про все сто лет. При этом дали понять, что если к их возвращению мы ничего не исправим, и не предоставим комиссии отчет с результатами позитивной динамики в ключевых направлениях, которые каждый из вас возглавляет, то не исключена вероятность применения к нам крайних мер, вплоть до аннигиляции. Такой вот назревает неприглядный конец света, друзья мои, для нашей олимпийской команды. А по сему, жду ваших креативных предложений.

И еще, у меня к вам будет одна просьба: забудьте кем вы были здесь раньше, убавьте свой гонор и вспомните, что мы обычные астронавты, исследователи и координаторы, случайно оказавшиеся на этой планете несколько веков назад. Согласен, что так сложились обстоятельства, поскольку наш корабль потерпел крушение, и у нас не оставалось выбора. Но вот взваливать на свои плечи бремя богов нас никто не заставлял. Мы с вами по собственной инициативе взяли на себя эту миссию. И именно мы ответственны за то, что своими благими намерениями наворотили здесь все то, что имеем. Так что, впредь, прежде чем что-то делать, вспоминайте о том, что в скором будущем нам предстоит встреча с соотечественниками, а там, уверяю вас, с небес спустятся «боги» похлеще нас с вами.

В зале воцарилась гнетущая, тягостная тишина, которую прервал Дионис, встав со своего места и направившись к выходу со словами:

— Ну, раз время еще есть, то следует использовать его с толком.

— Ты куда это? – сурово спросил Зевс.

— На землю – погулять и напиться как следует перед смертью, потому как в царстве у дяди Аида нам точно не нальют… 

 

Похожие статьи:

РассказыМиниатюры.

РассказыОтрывок из космической опупеи под кодовым названием "Населена роботами"

РассказыУлыбка Вселенского Супергалактического Архидьявола

РассказыПобочные эффекты

РассказыЗелёнка, будь че!..

Рейтинг: +2 Голосов: 2 723 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий