1W

Осень ойкумены. Лаэрт. Глава 2 (окончание).

в выпуске 2020/03/16
5 февраля 2020 - fon gross
article14520.jpg

 

Я провалялся без сознания ровно сутки. Когда очнулся, Иреней рассказал, что пиратов в овраге таки добили. Они не выдержали атаки с двух сторон, да еще и потока камней и стрел… При этом потеряли троих своих убитыми и пятерых ранеными. Все из нашей компании. Ну, раненые парни, сказала наша деревенская знахарка, все выживут и не останутся калеками.

Для захвата корабля дождались темноты, благо осенью темнеет рано, и оставшиеся на корабле пираты еще не начали сильно беспокоиться о своих сотоварищах. Подкрались на трех лодках, в которые сели человек тридцать. Пираты, утомленные бурей спали, как убитые. Спал и вахтенный. Потому вырезали всех без шума и потерь с нашей стороны. Корабельный груз стащили на берег и честно поделили между всеми участниками сражения. Авгей настоял на том, чтобы мне выделили двойную долю. Добыча, правда, оказалась не слишком богатой – пират, видимо, только начал свой промысел и не успел никого ограбить. Сам корабль, по настоянию того же Авгея, трогать не стали. Он так и стоит на якоре в Потаенной бухте.

Дня три еще я провалялся в постели с головной болью и тошнотой. На четвертый день проснулся совершенно здоровым. И сразу мы с Авгеем занялись делом – обошли все три деревни нашего острова и поговорили с их старейшинами. Суть нашего предложения сводилась к следующему: не надо ломать корабль на дрова, надо оставить его, спрятав в бухте от чужих глаз. Потом набрать на него команду, состоящую из жителей нашего острова, желающих испытать удачу. Авгей обучит их бою на море (тех, кто с ним не занимался) и азам управления большим кораблем. Ну, а потом попытаем счастья на морских торговых путях. Все захваченное будет делиться между командой, а часть добычи достанется каждой из трех деревенских общин в качестве платы за помощь, стоянку в бухте и сохранение тайны.

Кто-то возражал, опасаясь, что сделанное нами выплывет наружу и остров подвергнется мести критян. Опять же, нам может не повезти и корабль будет захвачен во время рейда с кем-то из оставшихся в живых членов экипажа. Разговорив их при помощи пытки, они, опять-таки узнают откуда корабль и как он был нами добыт, со всеми вытекающими. Мы заверяли, что живыми сдаваться не собираемся и расписывали богатства, которые свалятся на старейшин. На уговоры ушло дней пять, но у нас все получилось.

От желающих вступить в команду не было отбоя. Пришлось проводить тщательный отбор. В первую очередь приняли моих парней, занимающихся у Авгея. Приняли даже раненых, которые уверенно шли на поправку и к моменту выхода в море должны были быть в полном порядке. Остальных набрали из бывалых мужей, имелись на острове и такие. Этих жизнь помотала. Кто-то побывал матросом на критском, или микенском флоте, кто-то послужил наемником, а кто-то даже попиратствовал в свое время – имелась пара и таких.

Решили, что сорока пяти человек хватит. Брать в команду больше людей – будет тесновато. Тренировки начали сразу, как только определились с командой. На это ушло дней десять. Авгей настаивал на большем сроке, но все рвались в море, сгорая от жажды подвигов и добычи. Торопили и старейшины деревень. Этим тоже не терпелось получить свою долю от предприятия. Тем более для плавания все было готово: припасы на борту, оружие имеется - трофейное, команда в наличии. Чего еще?

Авгей поскрипел зубами, но согласился. И мы вышли в море. В море зимнее, штормовое. Впрочем, в какой-то степени, это было нам на руку: в зимнее время суда караванами не ходили – шторм, все равно, размечет. Ходили одиночки. Особо смелые, или глупые. Авгей говорил, что это одно и то же. Шторма мы пережидали в знакомых бухтах на окрестных островах, благо имелись у нас в команде опытные мужи, которые исходили ближние (и не только) воды вдоль и поперек. Естественно, соблюдали осторожность, чтобы не попасться, как бывшие владельцы нашего корабля. Кстати, назвали его Афобием – бесстрашным.

В спокойную погоду выходили на промысел. Меня наш наставник выдвинул в капитаны. Общим голосованием я был выбран. Почти единогласно. Воздержались трое из тех самых, видавших виды, многоопытных мужей, которые, должно быть, сами хотели возглавить команду. Кормчим выбрали Авгея. Тут воздержавшихся не оказалось.

Первое захваченное нами судно оказалось египетским купцом, везущим пшеницу в Милет. Неразумная его команда попыталась сопротивляться и в азарте боя мы перебили их всех, потеряв при этом одного убитым и троих ранеными. Кроме пшеницы на судне имелось немного серебра, золота и меди. По совету наших старых пиратов отогнали египтянина в азийскую Ликию в город Лимиру. Именно там обосновались, наводящие страх на окрестные моря, знаменитые ликийские пираты. Город оказался хорошо укреплен с суши и моря и имел очень удобную закрытую гавань, так же хорошо укрепленную со стороны моря, так что выкурить пиратов из их логова противнику было очень непросто. Правил Лимирой выборный вождь из пиратской вольницы. Чтобы войти в сообщество нужно было внести пай в городскую казну, что мы и сделали, продав зерно вместе с захваченным судном.

Торг в Лимире, не смотря на зимнее время года, оказался весьма оживлен. Я и мои парни, не видевшие до этого ничего кроме жалких деревушек нашего острова, были поражены каменными домами в несколько этажей, мощными крепостными стенами и башнями, человеческим муравейником, толкущимся на торге. Но Авгей и наши бывалые товарищи чувствовали себя здесь, как рыба в воде. Нашли даже старых друзей и знакомых. Продали нашу добычу выгодно. Ну, тут мы положились на их опыт.

Отдохнули в Лимире три дня. Посидели в тавернах, посетили веселые дома. Впечатлений для меня и моих парней с избытком. Потом сели думать, что делать дальше. Авгей и двое старых пиратов предлагали продолжить охоту, но большинству команды хотелось вернуться домой, похвастаться добычей, вручить гостинцы родне и любимым. Старички укоризненно покачали головами, но махнули рукой, мол, как знаете.

И мы отправились на наш остров. Добрались до него без приключений. Наше прибытие праздновали три дня. Погуляли, отдохнули десять дней и снова двинулись в море. В этот раз нас потрепал внезапный шторм, который даже я не сумел предвидеть. Но наш корабль показал себя молодцом. Он поскрипывал на волнах, но держался бодро.

И боги вознаградили нас за испытания. Вторым захваченным судном оказался финикийский торговец, идущий в Микены с грузом дорогого олова, так нужного для производства бронзы. Имелось там и еще много чего по мелочи. Команда судна сопротивления не оказала и ее высадили на ближайшем острове.

За финикийца мы получили в Лимире столько, что задумались о покупке второго корабля – близилось теплое время года и заканчивалась пора купцов-одиночек. Общим голосованием решили – быть посему. И прикупили хороший быстрый корабль, рассчитанный на команду в полсотни человек. Брать на него чужих людей не хотелось, потому разделились на две части и отправились на родной Кимол. Там желающих к нам присоединиться имелось с избытком. Снова весь остров праздновал три дня. Затем приступили к набору команды на новый корабль. Потом тренировки. На этот раз Авгей настоял на том, чтобы они продолжались не менее месяца.

Кстати, наш наставник отказался возглавить набранную команду. Сказал, что хочет остаться под моей рукой – мол, мне помогает сам Посейдон. Капитаном второго корабля я назначил одного из старых пиратов. Да – назначил! К этому времени меня признали безусловным лидером не только мои парни, с которыми я занимался у Авгея. Признали и зрелые мужи, и даже оба старика-пирата. Удачливость вожака у пиратов почиталась самым главным делом. Возможное родство с Посейдоном - Потрясателем земли тоже сыграла свою роль. Ну и моя отвага, и умение в бою, само собой. В общем, оба корабля подчинялись мне.

Весна и лето тоже оказались для нас весьма удачными. Удачными настолько, что мы приобрели еще два кораблика для нашей флотилии. Мы благополучно избегали встреч с военными судами, захватывали и грабили купцов, укрывались и отдыхали, или дома, или в Лимере. Там стали уже вполне своими и уважаемыми. Обо мне заговорили, что мне весьма льстило. Да что там говорить, я попросту зазнался. Авгей, время от времени, на правах бывшего наставника тыкал носом меня в это мое зазнайство, говоря, что боги такого не любят. В разговорах наших я с ним соглашался, но на следующий день все начиналось по-новой. Команды четырех моих кораблей, кстати, воспринимали такое мое поведение вполне спокойно. Даже Иреней с Полидквком. Иреней, правда, время от времени подшучивал над этим, но вполне добродушно.

В следующую зиму не рисковали. Спрятали корабли в бухте нашего острова, а сами отдыхали. Некоторые даже вновь занялись рыбной ловлей, хоть теперь с их богатством это им и не требовалось. Впрочем, и мы вчетвером: я, Авгей, Иреней и Полидевк раза три-четыре выходили на лодке в море – развеяться. В спокойную погоду, само-собой.

Настала вторая весна нашей новой жизни. Этот сезон тоже начался успешно. К середине лета на нашем счету имелось уже около десятка купцов и набег на небольшое поселение, расположенное на одном из Кикладских островов. Мы приобрели пятый корабль. На него пришлось набирать команду из пиратской вольницы – мужское население нашего острова, годное для этой опасной профессии, было исчерпано. Чужаки уже давно входили в команды и остальных кораблей. Было их там, правда, немного. Самодовольство и гордость мои брызгали через край. Авгей теперь даже не пытался вразумить меня, только иногда поглядывал укоризненно и покачивал головой.

Гнев богов обрушился во второй половине лета. Пираты Лимеры решили совершить большой набег на дельту Нила в Египте. Города и селения ее славились своими изобилием и богатством. Для этого собирался целый флот. Вошли в него и мои пять кораблей. Всего кораблей набралось более сотни.

Вначале наше предприятие развивалось вполне успешно. Мы, как дети радовались богатой добыче. Но скоро египтяне выслали против нас свой боевой флот. Сами по себе корабли его были по большей части сильнее наших, да и организованы они оказались лучше. Хоть по количеству превосходили нас не на много. Египтяне победили в нескольких мелких стычках и стали теснить наш флот. В конце концов, они зажали его в каком-то узком заливе. Состоялось сражение. Проклятые египтяне использовали египетский огонь, который горел даже на воде. Мы были разбиты в пух и прах. Из пяти моих кораблей уцелели только два. К счастью, удалось подобрать большую часть экипажей, потерянных трех кораблей. Перегруженным, но нам удалось вырваться из ловушки и добраться до Кимола.

Как ни странно, но на моем авторитете это поражение никак не сказалось. Даже наоборот – при таком разгроме сохранить два корабля и большую часть людей… Нет, воистину, отец Посейдон любит своего сына! Так говорили мои люди. Но так не думал я. Все произошедшее я воспринял, как наказание, ниспосланное тем же Посейдоном. Я отправился с братом и Полидевком в его святилище на остров Кику и, вознеся там богатые дары и жертвы, молился своему отцу сорок дней. После этого мы вернулись домой.

Теперь я был самой скромностью. Насколько это было возможно с привыкшими к вольной жизни людьми. За последующую зиму чужаки почти все разъехались, кто куда, остались, в основном, свои. Их для двух кораблей тоже было многовато, потому отправил большую часть на отдых – денег им для этого хватало. Сам же с двумя кораблями весной приступил к промыслу. Удача не оставила меня. Дела шли неплохо. И вот последовало предложение поучаствовать в объединенном набеге ликийцев на Корсеон, который возглавил знаменитый пиратский капитан Агенор. Поколебавшись (вспомнился прошлогодний неудачный набег на египетское побережье), я, все же, согласился. Но решил взять с собой только один корабль, отговорившись тем, что второй нуждается в ремонте. Рисковать таким количеством земляков сразу не хотелось.

И вот мы в воротной башне Корсеона. Отбиваемся от его защитников. Ждем своих соратников. И, вроде бы, наконец-то дождались.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 170 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Евгений Вечканов # 6 февраля 2020 в 01:18 +2
Отлично, вернёмся в башню.
Предыстория была очень интересной.
Плюс, как всегда.
Ворона # 6 февраля 2020 в 02:36 +2
да, кто есть ху, откуда и почём hoho
Пираты гнусные - это те, которые другие, а мы - честные охотники за удачей.
И не надо путать! Наша крыша - Посейдон! он же папа.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев