fantascop

Остаться в Пустыне. 2/6

на личной

13 декабря 2015 - Редькин Александр

Кости

Хоронить Имбрга пришлось прямо в антипесочном шлеме. Зиндрик вынимал руками горячий сухой песок и откидывал его в сторону. Когда почерневшее от ожогов тело напарника было предано Пустыне, зимбр посмотрел вокруг и, найдя рядом глиняный зернистый столбик, установил его в изголовье, а сверху положил на него хронометр Имбрга. Солнце прошло свою обычную зенитную и смертельную фазу и теперь грело и светило достаточно терпимо. На щёку Зиндрик наклеил единственную уцелевшую пластинку, а в один из карманов жилета положил оставшиеся от напарника вещи: фонарик, аккумулятор к рации, зажигалку и нож с кривым лезвием. За время совместных исследований, окружающих Зимму пустынь, они достаточно крепко сдружились. Зиндрик ещё не знал, как сообщит о его смерти, но для этого ему самому требовалось выжить и выбраться отсюда.

Со стороны Океана дул сильный и пыльный ветер. Погода опять портилась и на смену зениту мгновенно могла прийти пылевая буря. Необходимость найти кронга диктовалась ещё и тем, что его мясо можно было употреблять в пищу. Это немаловажное обстоятельство, а также вероятность бури, вынудили молодого Зиндрика, расстроенного смертью напарника, срочно искать в окрестностях это выносливое копытное животных, которое помогало зимбрам в поисках. Где-то на первых домах, сразу за овощным полем, могла находиться туша, и Зиндрик направился туда, попутно насвистывая «сигнал-сигнал», чтобы привлечь к себе летучих янасов, конечно, если они успели спрятаться.

Между невысокими одноэтажными домами, один из которых послужил зимбрам убежищем, проходила дорожка из брусков спрессованной глины. Видимо, раньше здесь была дорога, хотя она и оказалась сейчас сильно занесена мелким песком. Исследователи попали к домам, расположенным сбоку, но дорога эта, со слов Имбрга, вела к Вратам Зимму, а через них в центр города. Подходя к первому дому, Зиндрик услышал в воздухе лёгкий свист и тут же один из янасов сел ему на плечо. Он повизгивал, бегал на своих шести лапках по плечу исследователя и пытался спрятаться под жилетом. Зимбр отклеил от янаса полоску паутины и дал ему кусочек сухаря. Голодный янас моментально разгрыз сухарик и, затрепетав опять своими перепончатыми крыльями, полетел искать воду и путь в систему коллекторов. Изначально зимбры думали, что город будет засыпан песком, и рассчитывали попасть внутрь храмового комплекса через старую городскую канализацию - в Академии Поиска они успели перед экспедицией изучить архивную информацию о подземных коммуникациях погибшей древней цивилизации. И выводок янасов, замечательно чувствующий воду, был необходим именно для проникновения в систему коллекторов, разветвлённую структуру которой имел город ТА.

«До следующего зенита должно хватить времени на поиск астробиблиотеки», – думал Зиндрик и шагал по брусчатой дороге в сторону ворот. Невдалеке высились развалины зубчатой стены, пыльный ветер подул ещё сильнее и начал сдувать с дороги мелкий песок. Если он не поторопиться, тушу кронга может навсегда занести песком, а вместе с ней и надежду прожить ещё некоторое время и оставить после себя данные об экспедиции. Согласно неписанной традиции, существовавшей в Академии Поиска, каждый зимбр-исследователь должен оставить после своей смерти какое-нибудь культурное наследие, ценную информацию или на крайний случай, найденный им полезный артефакт. Земля Зимму, которая крутилась вокруг, огненного по утрам, и тёплого вечером Солнца, нуждалась в такой информации ввиду своей обширности и слабой изученности. Ведь, что представляло собой государство зимбров? Кусочек огромной суши, ограниченной солёным Океаном, и зажатой в виде системы оазисов между обширными пустынями. На десятки миллионов шагов от жилья зимбров налево и направо тянулся песок, но Академия Поиска столицы Зимму располагала точными сведениями о древних народах, которые в разное историческое время покидали Оазис и глубоко проникали в Большую Пустыню, создавали там империи, воевали, открывали новые знания. Очень долго шествуя по направлениям на Спутник, на Солнце или на Песок они находили там свои ценности и умирали за них. Вокруг Оазиса были разбросаны кости зимбров пополам с костями кронгов и их огромных рогатых противников — ашкронгов.

Три гигамига назад свободные исследователи Зимму открыли Остров и в систему географических координат внедрили новую, шестую по счёту, сторону Мира — Остров. Конечно, зимбры и раньше знали, что в противоположном от Солнца направлении раскинулся солёный Океан, но даже он находился так далеко, что на пути к нему требовалось создавать станции подскока, где летательные корабли могли бы заправиться солезолом и лететь дальше. Всего полтора гигамига назад к Острову, оказавшегося на самом деле небольшим, зимбры проложили два транспортных коридора, так как геологоразведка Академии Поиска нашла там залежи красной руды.

Существование города ТА, а ранее города Паука, историки Зимму предполагали ещё прошлой эпохой, но только сейчас, когда руды стало много, и закончилась аппробация технологии сжатия солезола, к нему была направлена малая экспедиционная группа в составе двух зимбров и подручных животных. Изначально предполагалось, что корабль пилотной группы достигнет самой дальней станции в направлении Острова и, заправившись там горючим, повернёт на Песок, а затем пройдёт над пустыней ещё около миллиона шагов. Но историки ошиблись – фактически город оказался дальше, и когда корабль Имбрга и Зиндрика достиг города, у них осталась только одна канистра солезола, которой, конечно, не хватило бы на обратную дорогу до транспортного коридора.

Ветер дул исключительно угрожающе, но в песчаную бурю пока не превращался. Это давало Зиндрику шанс обыскать окрестности. В условиях плохой видимости исследователю удалось разглядеть один из пяти главных входов в город — Врата Зимму, как они условно назывались, и он направился туда. Проходя мимо сугробов песка, которые замели спутниковую сторону одного из старинных домов,  Зиндрик неожиданно услышал звук колокольчика и улыбнулся. Покойный Имбрг ещё прошлой вылазкой в Пустыню закрепил на широких ушах кронга по маленькому колокольчику. Зиндрик свернул в сторону звона и быстро обнаружил мёртвого кронга — его почти занесло прибывающим песком, только широкие пятнистые уши торчали наружу. Конечно, поедание кронга считалось в Зимму дикостью, но в данных условиях разумовольной нагрузки не несло и Зиндрик, достав свой длинный зубчатый нож, принялся отпиливать ноги от туши кронга. Три банки консервов – это три зенита, а дальше, спасибо Солнцу, можно питаться поджаренным мясом кронга. Светило, поймав несчастное животное, своими раскалёнными лучами, не дало ему забежать внутрь полуразрушенного древнего дома, но сейчас это даже играло Зиндрику на руку, так как не было необходимости убивать животное самому. «Кроме того, — рассуждал молодой исследователь, — в древние времена, все зимбры в случае неурожая питались мясом кронгов. И кочевники перегоняли стада из селения в селение, обменивая вяленое мясо на зерно и металл. Этот опыт выживания древних будет хорош и для меня». Отрезав две задние ноги, Зиндрик связал их вместе, снял с туши расщепитель органики — с его помощью он предполагал переработать оранжевые докку на газ и воду. Прибор был небольшой и, имея встроенный элемент питания, мог работать автономно без подключения к энерготочке. Также среди груза он ещё нашёл механическую лопату, запасную цепь для топора, одежду и разные мелочи. Всё это вместе с ногами он затащил в погреб дома, в котором не успел укрыться от ожогов кронг. Мясо животного он посыпал порошком консерванта, завернул и упаковал, из одежды сменил гидроподкладку и обгорелые части жилета, поправил о камень шипы ботинок. Если не считать копыта кронга, то ориентировочно двадцати зэ мяса ему должно хватить на время основного исследования города и для записи результатов. Из оборудования он имел: цепотопор, расщёпитель, пустую канистру, фонари и рации. Зиндрик решил не тащить всё это на исследование, а пока нацедить воды, и, уже потом, наполнив термос и фляги, начинать вылазки в заброшенный город.

Работа по выкорчёвыванию докку из глубокого и сухого песка оказалась весьма трудоёмкой. Докку имели длинный и глубокий ветвистый корень, с помощью которого этот единственный, живущий в Пустыне, корнеплод получал воду из грунта. Зиндрик выкопал их около сотни и очень устал. Воды получилось на четверть канистры, что, конечно, недостаточно для планируемых растрат энергии организма. Весь получившийся жмых, зимбр смешал с глиной и налепил из образовавшейся массы несколько оранжевых кирпичей, которыми аккуратно начал выкладывать на поле первую огненную букву — специальный символ для обнаружения его с воздуха теоретическим воздушным караваном. В цивилизации Зимму данный символ означал: «Я — один!», крик умирающего в пустыне. После окончания работ, исследователь съел одну консерву и запил её водой из фляги, подогретой на зажигалке. 

Впереди лежал в своих рассыпчатых развалинах древний город. Изначально он назывался городом Паука, так как в нём правила секта жрецов Песчаного Паука, но после появления новой монотеистической религии и восстания вассальных кочевников, город изменил своё название. Прежде всего, из истории Зиндрика интересовало, почему погиб город и как это случилось. С целью предикции катастроф и превентивной безопасности Зимму, необходимо было параллельно с основной целью — непосредственным поиском мудрости, выяснить, что же конкретно произошло с самим городом. Такая задача ставилась ещё на этапе приёма на службу в Академию Поиска. Если исследователь не был готов работать со временем: анализировать прошлое, организовывать настоящее и планировать будущее, то его потенциальная работа имела мало смысла. В противном случае любой зимбр мог взять корабль и, просто путешествуя над Глобальной Пустыней, гордо именоваться исследователем Песка и получать при распределении повышенный объём благ и услуг в дополнение к основным демографическим.

Хронограф показывал, что до вечерних сумерек оставалось достаточно времени. Он взял с собой только механическую лопату и направился к Вратам Зимму, которые находились ближе всего к его складу. Где-то за воротами и чуть дальше над развалинами Зиндрик увидел янаса, кружащегося в воздухе, что означало нахождение влаги. Второй янас, очевидно, не пережил сегодняшнего зенита или же его съели пустынные пауки, которые особенно любили такие места. Пауков Зиндрик, конечно, не боялся, они вырастали всего лишь до размеров головы кронга, не были ядовиты и питались только мелкими животными. Самым же грозным его врагом с этого дня становился Голод.

Первые из пяти врат города представляли собой арочный проём в толстой зернистой стене, который закрывала массивная двустворчатая бронзовая дверь, украшенная с внешней стороны разнообразными рисунками из жизни древних зимбров. Закрытые врата неподвижно висели на, вмурованных в старую стену, петлях, но между дверей имелась щель. Зиндрик просунулся внутрь и оказался на небольшой брусчатой площади, от которой, между развалившихся круглых жилищ, в трёх направлениях расходились дороги. Город оказался практически не засыпанным песком, а это означало, что много копать и перемещаться по коллекторам нет необходимости. Янас летал где-то прямо впереди над строением круглой формы из центра которого, вверх острой стрелой, поднималась тонкая башня со сквозными окошками. Туда и направил свой путь Зиндрик, хотя далеко справа где-то в середине города, он уже видел ступенчатые ярусы храмового комплекса — места поклонения, принятия решений и собраний жрецов, а также символ духовной власти города.

Вода — a priori ценность номер ноль, так считали в Зимму, и Зиндрик, как никогда ранее, был солидарен с этой мыслью. Раскалывая плитки городской дороги, зимбр приближался к астробиблиотеке. По обеим сторонам дороги стояли дома ремесленников, глиняные базарные прилавки, высушенные на перекрёстках колодцы, засыпанные пылью и осколками черепицы. В одном из таких колодцев исследователь заметил семейство пауков и кинул туда обломок кирпича. Обломок весом около пяти зэ повис на паутине, а пауки разбежались. Зиндрик плюнул вниз и пошёл дальше. Раз здесь есть пауки, то живут и другие животные, а среди них могут оказаться съедобные, например, жёлтые хвостоногие ящерицы.

Проходя через базар, за которым уже виднелся вход в астробиблиотеку, исследователь заметил на земле множество переломанных костей и черепов зимбров. Видимо, в древности тут произошёл бой, так как на земле вместе с черепками горшков, обломками стрел, копий и прочим мусором лежали белые, объеденные ветром и Солнцем, скелеты боевых ашкронгов. Длинные рога хищных животных упирались в песок, а их мощные черепа в некоторых местах оказались проломлены. Зиндрик нагнулся и поднял с этой древней земли бронзовый топор, весивший не меньше современного инженерного с цепным усилением, и размахнулся им в воздухе. Ничего не пощадило время — от одежды, базарной посуды, снаряжения воинов остались только прах, камни и куски погнутого металла. Очень осторожно, чтобы не обрушить на себя груду костей, сцепившихся в последнем бою ашкронгов, Зиндрик пролезал между рёбрами и скелетами, попутно осматривая землю. Иногда попадались редкости небольшого размера. Вот несколько, связанных между собой, фигурок янасов — древние каменные чётки, которые когда-то можно было обменять на равное им количество живых янасов. А вот нагрудный диск с изображением Паука — первого языческого символа города, который носили все члены правящей жреческой секты. Исследователь попытался воткнуть в землю свою механическую лопату, но сразу же попал на мраморную плитку. «Раньше здесь плескался фонтан и, следовательно, работал водопровод», — сообразил он и, спрятав диск с нагрудным пауком в рюкзак, двинулся дальше. То, что он несколько ранее, принял за вход в астробиблиотеку, оказалось глухим переулком, в конце которого лежала большая груда костей, а вокруг неё стояли бывшие жилые дома, рассчитанные на одну-две семьи. «Видимо, вокруг базара жили ремесленники», — Зиндрик сделал для себя вывод и зашёл в ближайший дом. В центре круглого помещения, разделённого тонкими перегородками на четыре части, находилось огневище, а над ним закопченная дыра в потолке, сквозь которую ночью, наверняка, можно видеть звёзды. Обычно дыра закрывалась чем-нибудь на ночь, чтобы непрошенные гости в виде насекомых не залетали внутрь. На полу зимбр обнаружил детские скелеты, а на стене небрежные буквы, оставленные углем, и не поддающиеся расшифровке. Зиндрик знал два языка древних зимбров — своих предков, но эти буквы или символы он видел впервые. Исследователь вернулся в переулок.

До астробиблиотеки Зиндрик шёл ещё довольно долго — город располагался ниже уровня Врат Зимму, и со стороны казалось, что он небольшой, но несметное количество мелких строений и улиц, между ними делали его очень запутанным, превращали в лабиринт. Рисуя на куске фольги план исследованной части города, Зиндрик всё равно несколько раз попадал в тупик, возвращался или, проламывая лопатой заборы, переходил на другую улицу. Когда ручной янас подлетел к нему за древесным сухариком, то исследователь уже увидел на небольшой площади стрельчатую башню с окнами, которую уже замечал ранее со стороны ворот, сейчас она терялась между тесных улочек и домов знати. Зиндрик быстро научился ориентироваться в социальной дифференциации построек и уже отличал круглые хижины крестьян и ремесленников от квадратных жилищ средних горожан и двухэтажных домов воинов и жрецов.

Вход в астробиблиотеку располагался аккуратно под стрельчатой башней. На бронзовой решётке висели цепи, стягивающие между собой две створки входных ворот, но это не помешало Зиндрику пробраться внутрь башни. Наверх вела узкая и спиралевидная лестница и, чтобы подняться по ней на второй и третий этаж, зимбру пришлось снять жилет и отставить лопату. Дальше Зиндрик традиционно запустил янаса вперёд и пошёл следом. Через несколько мгновений подъёма он уже слышал жалостный писк — мышь попала в паутину. Едва только зимбр показался на маленькой площадке этажа, как его рука сразу потянулась к ножу. Крупный паук раскинул свои сети прямо поперёк прохода и уже протягивал к янасу челюсти, но резкий выпад ножом навсегда прекратил его попытки. Отлепив янаса от паутины, Зиндрик выпустил его в узкое окно, а сам, прорезав в паутине достаточную дыру, сунулся дальше  на последний этаж. Верхняя площадка имела несколько узких окон, обращённых по сторонам Мира и высокий конусообразный купол с многочисленными круглыми отверстиями. Из вершины конуса на уровень головы спускалась тонкая проволока, на конце которой крепилась квадратная металлическая пластинка. Зиндрик посмотрел вокруг и заметил, что в углу лежит ещё один скелет с нагрудным знаком, в точности с таким, какой он подобрал на базарной площади. Кости рук были сплетены и между них на полу лежал маленький блестящий кубик, подняв который, исследователь интуитивно поставил его на свисающую с потолка пластинку. Серебряный кубик, блестевший отполированными гранями, аккуратно встал в квадратное углубление пластинки и мгновенно отбросил от себя солнечное пятно. В куполе башни сразу стало немного светлее, а удивлённый Зиндрик обнаружил на внутренней поверхности конуса нарисованные изображения. Солнечное пятно указывало то ли на сцену военного парада, то ли на триумф царя, вернувшегося с похода. «Очевидно, что по прохождению Солнца по горизонту солнечные пятна смещались и указывали на текущее время светового дня», — рассудил он и, посмотрев на свой хронометр, убедился в правильности своей догадки — шестьдесят киломигов дня. Было совершенно понятно, что стрельчатая башня являлась часовой, и специальный служитель в ней следил за солнцем и вёл учёт времени. Разглядывая город через узкое окно башни, Зиндрик сделал на фольге зарисовку общего вида с хорошо видимым отсюда верхним ярусом храмового комплекса, а потом, захватив кубик, спустился вниз.

Вокруг старого питьевого фонтана, расположенного во внутреннем дворике астробиблиотеки, лежали груды битых каменных табличек. Видимо, воины кочевников или какие-то другие восставшие, разыскивая сокровища, выбрасывали эти древние книги прямо из окон, поскольку целых среди них Зиндрику попадалось мало. Вопреки гипотезам некоторых учёных из Академии Поиска, язык жителей города оказался исследователю, во-первых, неизвестным, так как ни одного слова из табличек он понять не смог, во-вторых, пиктограмматическим — это становилось ясно из самого текста. Зиндрик засунул в рюкзак три относительно целые таблички и продолжил свой поиск. Весь пол главного зала астробиблиотеки также оказался завален разбитыми книгами, и тут зимбр заметил, что все книги-таблички, которые не обратились в пыль, имели на своих углах отдельные знаки. По этому признаку можно было догадаться, где начинается одна страница и начинается другая, а, следовательно, собрать книги по томам. «Но табличек так много, что для этого потребуется намного больше времени, чем у меня есть воды», — подумалось Зиндрику, переходящему из зала в зал.

Двухэтажное здание астробиблиотеки состояло из множества шестигранных залов, все стены которых имели ниши для книг. На первом этаже Зиндрик попал в большой зал, где опять нашёл скелеты, лежащие вперемешку с книгами. Могучий бронзовый топор вонзился в щель пола, а рядом, на большой, испещрённой пиктограммами, книге всего в две страницы и без отдельных знаков, лежал пыльный череп с выбитыми зубами. Аккуратно сняв его, Зиндрик тщательно вытер с книги пыль, и принялся зарисовывать её крупные знаки в свой фольгированный блокнот. По окончании рисунков, Зиндрик походил ещё немного по залам первого этажа и уже намеревался пойти на второй, как внезапно сзади посыпалась штукатурка, а по книгам пробежала съедобная ящерица — жёлтый хвостоног. Исследователь улыбнулся — значит, пища тут есть, хотя и не очень вкусная и приятная. Добыть ящерицу оказалось нетрудно, тут ему помог метательный кривой нож Имбрга, и вот уже ящерица размером с руку оказалась в рюкзаке. Раздумывая как лучше приготовить хвостонога, Зиндрик услышал снаружи знакомый писк и выбежал в дворик. Янас, сложив свои кожаные крылья, бегал по старому фонтану и пытался копать песок под одной из плиток — вода! Зиндрик улыбнулся во второй раз — это действительно была удача.

Продолжение следует...

Похожие статьи:

РассказыДом на вершине

РассказыСлучай на приходе (миниатюра)

РассказыСемейная традиция

РассказыЯ и мои роботы

РассказыПесок

Рейтинг: 0 Голосов: 0 315 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий