1W

Остров птиц

на личной

29 января 2017 - Михаил Остроухов
article10259.jpg

 

                                                              Остров птиц.

 

  Село Тишково находится в устье Волги. Доехать до него можно из Астрахани. По  обеим сторонам большей части дороги заросли тростника выше человеческого роста. В сильное половодье дорогу затапливает, и тогда Тишково отрезано от всего мира. Население Тишково: русские, казахи. В смешанных браках рождаются или похожие на русских, или похожие на казахов, но часто или  смуглые большеглазые дети, или белолицые с раскосыми глазами. Край рыбный: рыбу едят и в ухе, и на второе, и в пирогах. У каждого жителя в сарае мешки сушеной воблы. Некоторые ловят ради чёрной икры осетров в Каспии, до которого плывут по Тишковскому каналу.

  Слава - однокурсник Игоря был родом из Тишково. Там у него жила сестра. На летних  каникулах Слава предложил Игорю съездить в гости к его родне: покупаться в реке, поесть рыбы. Игорь любил путешествовать и поэтому охотно  согласился.

  По рассказам Славы его мать, когда ее бросил муж с тремя детьми, подалась в  устье Волги, надеясь, что там она сможет прокормиться рыбой. Добирались долго, когда пешком, когда на попутках, воровали картошку с чужих огородов, пекли на костре. Восьмилетний Слава был старшим.

  Когда Слава вырос, он стал поэтом: вечно неустроенный в быту он все время переезжал с места на место. Но, в общем, ему везло, он вызывал сочувствие своей неприспособленностью к жизни, и многие встреченные им люди старались ему помочь: если уж не приютить, то хотя бы накормить бездомного человека. Однако Слава, не делая ни для кого исключения, когда напивался, кричал, что все ничтожества, а он великий поэт. Стихи Слава писал, подражая Николаю Рубцову, про малую родину и могилу матери: надрывно-печальные. Читал их при всяком удобном случае: простому народу нравилось. Слава составлял список людей, которые будут сопровождать его на вручение Нобелевской премии по литературе. Он почему-то был уверен, что правительство выделит ему вагон, в котором он поедет в Швецию.

  В поезде Слава выпил водки и ходил по коридору, громко что-то рассказывая, вмешиваясь в разговоры других, цепляясь ко всем подряд девушкам и  молодым женщинам. Сначала  его веселое дурачество даже забавляло, но когда Слава довольно по-хамски стал распускать руки, то чуть не получил в морду, Игорь вовремя увел его в купе. Он пожалел, что согласился путешествовать в  компании со Славой и всю дорогу на автобусе не разговаривал с ним, и только в Тишково, где он был радушно встречен Славиными родственниками,  его раздражение  прошло.

  Сестра Славы Света  высокая, статная с перевязанной, не смотря на жару, шерстяным платком поясницей замесила тесто, затопила, пугающую потусторонним воем в трубе, радостно-болтливую печь: поленья затрещали, засипели, засвистели. В маленькой комнате кричал младенец, когда  Игорь проходил мимо, из неё пахнуло мочой от плохо простиранных пеленок. 

  За дощатый самодельный стол сели Игорь со Славой, муж Светы Султан и его брат Бася. Света разливала уху по тарелкам (кружки жира на поверхности были похожи на клетки под микроскопом), раскладывала куски рыбы с чешуёй отливающей перламутром. Когда готов был пирог, Света вынула его из печи, поставила на стол и разрезала: изнутри вырвался пар. Слава наклонился над пирогом и втянул в себя запах рыбы: очки его моментально запотели.

  Султан с усиками из нескольких волосков разлил по рюмкам привезенную в подарок водку:

― За встречу.

 Все чокнулись, выпили.

― Как доехали? – спросил Бася мускулистый, невероятно сильный казах. Слава рассказывал про него, что однажды в Каспии  во время шторма лодку сорвало с якоря и стало уносить в море. Бася прыгнул в воду и за канат дотащил лодку до берега.

― Доехали хорошо, ― ответил Игорь. В целом так и было: но осадок  у него, конечно, остался неприятный.

― А вы как здесь? – спросил Слава.

― Две недели на чердаке жили, в этом году половодье сильное было, ― сказала Света.

― А еще что?

― Бася отличился, ― усмехнулся Султан, ― на дискотеке в клубе  с Пашкой Киселевым схлестнулся. На другой день, когда Бася из магазина шел, Пашка его с дружками подстерёг. Ну и огребли по полной.  Бася в одной руке сумку с водкой держал, а другой дрался:  ни одной бутылки не разбил.

― Молодец! ― похвалил Слава.

  Султан снова разлил водку:

― Ну, за вас.

  Чокнулись, выпили.

― Как дела в столице? – спросил Бася.

― У меня творческий вечер был, ― похвалился Слава.

― Да уж был! ― усмехнулся Игорь.

  Дело в том, что действительно у Славы был назначен вечер в Центральном доме литератора: он развил кипучую деятельность, позвал всех своих знакомых, знакомые пригласили своих знакомых, собралось много народа: ждали, а Слава не пришел. Потом выяснилось, что он вез сумку коньяка, чтобы отметить  творческий вечер  с друзьями, решил попробовать, что за коньяк и так увлекся дегустацией, что очнулся только на следующее утро на лавке железнодорожной станции маленького подмосковного городка. Как он там оказался сам не знал.  

 Султан снова разлил водку по рюмкам.

― Ну, давайте за хорошую рыбалку, ― предложил Бася.

― Давайте, ― обрадовался Игорь.

 Все чокнулись, выпили.

― Вы закусывайте, закусывайте, ― хлопотала Света.

 Игорь ел вкуснейший пирог:

― А когда на рыбалку? – спросил он.

― Да хоть завтра, ― улыбнулся Бася.

 Султан снова разлил водку.

― Тогда я больше не буду, ― отказался пить Игорь, ― может и тебе не надо, ― обратился он к Славе.

― Не боись, ―  Слава достал еще одну бутылку водки, ― завтра буду, как стёклышко.

 Все чокнулись и выпили без Игоря.

 

  На другое утро Игорь проснулся от духоты. Комната была небольшая: спящих много: все дышали тяжело, с хрипом, свистя носами. Слава спал за столом, положив голову на руки. Печь остыла, и в доме чувствовалась сырость: он еще до конца не просох  после весеннего наводнения.

Игорь пошевелился, Бася открыл глаза:

― Встаем?

― Да.

  Через секунду Бася уже  тормошил Славу за плечо:

― На рыбалку пора.

 Слава пробормотал что-то нечленораздельное, но так и не поднял головы.

― Ладно, ― махнул рукой Бася, ― без него поедем.

― Может, до завтра подождем?

― Завтра тоже самое будет, ― усмехнулся Бася.

 

  Лодка была привязана у мостков.

― У меня все готово: еда, вода, ― сказал Бася, ― обратно на моторе пойдем, а сейчас толкаться будем.

― Это как? – не понял Игорь.

― Садись. Увидишь.

  Бася отвязал лодку,  взял длинный шест, стал на корме и с силой оттолкнулся шестом от дна. Лодка быстро поплыла по течению.

― Один раз у меня мотор сломался, ― сказал Бася, ― я против течения 10 километров толкался, все руки в кровь стер.

― Это ужасно,  – сказал Игорь, подумав, что его тоже ждет перспектива помогать Басе в случае поломки мотора.

― Тут главное шест не упустить, ― наставлял Бася.

  Они проплыли мимо поля купальниц. Над желтыми бутонами летали стрекозы: желто-зеленые, красно-синие, фиолетово-черные, удивляя тропическим буйством красок речного мирка. Кустарник на берегу сменился камышом. Желтая ондатра совершила бессмысленный с точки зрения Игоря маневр: она поплыла к середине реки, таща за собой «усы» расходившихся от неё волн, потом развернулась и скрылась в камышах. Один раз  у другого берега они увидели рыбака. Он стоял в лодке и держал наперевес осетра, похожего  на ручной пулемет из-за усов-сошек. Рыбак бросил осетра в реку и погрозил им кулаком.

― Пашка Киселев, ― засмеялся Бася, ― мы дружим, ― объяснил он почему никак не отреагировал на угрозу.

― А почему он осетра в реку бросил? – спросил Игорь.

― Маленький еще, только полтора метровых брать разрешается, ― пожал плечами Бася.

  Каспий открылся перед ними бескрайним морским простором. В зеленоватой у берега воде синели поросшие водорослями большие камни, к горизонту зелень, пройдя стадию цвета морской волны, переходила в синеву. В море иногда пенились гребни волн, казалось, это ныряют белые дельфины.

  Бася завел мотор, и через 20 минут лодка причалила, шурша днищем по белому песку, к острову.

― Тут заночуем, ― сказал Бася, ― выгружай вещи.

  На небольшой поляне Бася поставил палатку. Игорь принес из лодки две пластиковые канистры с водой и рюкзак с едой. Было жарко. Окружавшие поляну невысокие корявые деревья с маленькими овальными листьями давали мало тени. Цвыркали цикады словно работали маленькими напильничками.  На старом кострище Бася развел костер из хвороста: повесил над костром котелок. Игорь налил в котелок воду.

― А ты был где-нибудь кроме Астрахани? – спросил Игорь.

― Нет.

― А хочешь побывать?

― Здесь красиво! – Бася широко улыбнулся.

― Красиво, ― согласился Игорь.

Он вдохнул полной грудью мягкий наполненный солями воздух, и посмотрел на зелено-бирюзово-синее море: на горизонте белели вершинами облака.  

― А знаешь, что это за остров? – спросил Бася.

― Нет.

― На нем Стенька Разин осматривал челны, перед тем как идти в поход на Персию, сюда же и возвращался.

― Здорово! – восхитился Игорь. Ему было приятно осознавать, что он находится в таком историческом месте.

― Пойду донки проверю, ― сказал Бася, ―  сейчас уху сварим. Я с собой водочки захватил.

― Мне вчера хватило, ― отказался Игорь.

― А я выпью, ― засиял лицом Бася.

  Игорь подбросил в костер больше дров:

― Искупаюсь пока.

 Бася отплыл на лодке проверять донки. А Игорь разделся на берегу, натянул плавки, потом снял с себя часы на браслете из нержавейки, положил их на футболку и зашел по щиколотку в море: волны вымывали песок из-под ступней. Вода была прозрачной. На дне лежала колеблющаяся золотая сеть солнечных лучей отраженных волнами. Игорь зашел в море глубже и нырнул. Он открыл под водою глаза и увидел проплывающую мимо, словно в замедленной съемке серебристую рыбку, но стоило Игорю протянуть к ней руку, рыбка резким движением отклонилась в сторону.

  Игорь вышел на берег, и стоял, наблюдая, как трудится Бася. Тот, перегнувшись через борт, подтягивал к себе лески донки, снимал с крючков рыбу и бросал ее в лодку. Один раз Бася посмотрел на Игоря и улыбнулся ему. В ответ Игорь в знак приветствия поднял  над головой две руки, сцепив пальцы в замок. Он решил вернуться на поляну, подошел к вещам, и к своему удивлению не увидел часов. Игорь не верил своим глазам, десять минут назад он оставил их на футболке: кроме него на берегу никого не было, он плавал рядом и обязательно бы заметил людей, но  часы исчезли. Чудеса! Куда они делись? Игорь нахмурился, в этот момент случилось  другое серьезное происшествие: из-за мыса вылетел катер с надписью на борту «Рыбинспекция». В нем было три человека в форменных фуражках с пластиковыми козырьками и в одинаковых синих рубашках с короткими рукавами.

  Бася заметив рыбинспекцию, завел мотор. Его лодка рванула с места и  понеслась, оставляя за собой хвост пены. Прыгая по волнам, она, казалось, привставала на этом хвосте. Но рыбинспекция все-таки настигла Басю. Игорь видел, как остановившись, катер и лодка какое-то время покачивались борт о борт, потом катер увел лодку на буксире за мыс.

  Ну и дела! Игорь остался на острове один. Можно сказать, новый Робинзон Крузо. Конечно, он  переживал, но был уверенны, что Бася уладит  дела с рыбинспекцией и вернется. В конце концов, Игорь находится в райском месте, продукты у него есть. Рыба, естественно, не помешала бы, но можно сделать кулеш. Больше он был расстроен из-за пропажи часов.  Чертовщина какая-то! Просто Таинственный остров  Жюль Верна. Часы были хорошие, подаренные родителями на пятнадцатилетие – жалко!

 Игорь вернулся к костру: вода в котелке уже закипела.  Игорь достал из рюкзака, лук, морковку, пшенку, почистил и порезал морковку и лук, бросил в котел, помыл пшенку и тоже высыпал в котел, и стал ждать, глядя на море, надеясь, что вот-вот из-за мыса появится Бася. Хорошо бы если бы успел к обеду: Игорь помешал кулеш. Уху они сварят завтра, а рыбу, если рыбинспекция не отобрала всю, можно запечь на углях. Игорь  представлял, как Стенька Разин смотрел с этого острова вдаль. Там за горизонтом  сказочная Персия, где он возьмет в полон персидскую княжну, а затем настолько поверит в свою исключительную судьбу, что замахнется на всё Московское царство, и чтобы показать своей шайке, что  пойдет до конца, устроит пропагандистскую акцию: утопит бедную девушку, оказавшуюся не в том месте и не в то время. Когда Стенька бросил её в набежавшую волну, она, наверно, сразу пошла на дно в своем традиционном украшении из золотых монет.

  Игорь снял котелок с огня, положил себе кулеш в миску, подождал, когда тот остынет и съел. Потом лег в тень и заснул. Проснулся он на закате. Поглядел на море: Баси не было. Ну что ж, придется ночевать на острове одному. Облака на горизонте были похожи на эскадру кораблей с алыми парусами. Игорь лег на одеяло рядом с палаткой и стал смотреть на небо. Так много звезд он никогда еще не видел. Млечный путь казался облепленной светящимися моллюсками спиной доисторического ящера всплывшего на поверхность моря. Игорь подумал, что время для него остановилось: он будет есть кулеш, купаться, но никогда не выберется с этого острова. Конечно, неплохо стать бессмертным, но в его бестолковой жизни было какое-то разнообразие. Вот и угоди человеку!

 Плеск волн, накатывающихся на берег, убаюкивал: Игорь перешел в палатку и заснул.

 Проснулся Игорь от пенья птиц. Их щебет и чириканье создавали жизнеутверждающий гам. Игорь потянулся и пару секунд соображал, где он. Наконец пришла ясность сознания: Игорь вспомнил, что оказался один на острове. Можно сказать, подумал Игорь,  он теперь правитель этого острова. Но затем у него появилась другая невеселая мысль: правитель, который является одновременно и пленником этого острова. Игорь выбрался из палатки и посмотрел на море. Большое облако на горизонте напоминало по форме авианосец, словно его прислали американцы, чтобы диктовать свою волю маленькому, но гордому островному государству. «Ну уж дудки!» - подумал Игорь, - «да здравствует независимость!» 

  Он вынул из рюкзака тельняшку Баси, сломал длинную палку и привязал к ней тельняшку рукавами. А потом вкопал палку в песок на берегу: получился флаг – бело-синяя обвисшая тряпка, но Игорь был доволен: теперь все по взрослому, можно  в ООН вступать.

  Установив флаг, он сел в тень. Странно все-таки, что Бася не приплыл ни вчера, ни сегодня утром.  Что-то случилось, но что? Продуктов хватит на несколько дней, а что дальше Игорь старался не думать. Пока это приключение казалось ему даже забавным, но хотелось какой-то определенности: знать, на сколько дней у него тур.  Он встал и занялся завтраком: вскипятил воду на костре. Затем опять сел на берегу и стал смотреть вдаль, пить чай и есть хлеб. Игорь вспомнил об Одиссее – первом робинзоне в мировой литературе. Нимфа Калипсо не отпускала его со своего острова 7 лет. Наверно, он так же сидел на берегу и мечтал об Итаке, пока вмешательство Афины не помогло ему освободиться из плена. Вообще любопытное представление о мире было у древних греков. Все, что происходило в жизни, они объясняли  столкновением интересов разных богов и богинь, что, безусловно, давало больший простор для интерпретации событий. Еще Игорю нравилось, что боги часто появлялись среди людей. Вот древний грек видит: идет задумавшийся человек, идет и не замечает, что уже с суши перешел на воду, и идет по морю как по земле,  тут же древний грек понимает, что этот человек – Аполлон.

  Позавтракав, Игорь решил изучить остров. Надо же знать свои владения. Хорошо бы найти ручей, было жарко, и Игорь пил много воды. К тому же чувство тревоги не давало ему сидеть на месте. Только теперь он ощутил опасность своего положения. А если Басю арестовали рыбинспекторы за сопротивление на пятнадцать суток? Остается надеяться, что этого не произошло. Он пошёл вглубь острова, чтобы пересечь его и определить, какого тот размера. Какое-то время Игорь продирался сквозь низкорослые корявые деревья, потом ему пришлось одолеть небольшой подъем. Цикады зацвыркали своими маленькими напильничками, словно в определенный час заработал слесарный цех. Но вот Игорь вышел на поляну с редкими пучками сухой травы: тут его ждало открытие. Посреди поляны стояла хижина. Игорь удивился и обрадовался: возможно, он на острове не один. Или, по крайней мере, на остров приплывают и подолгу живут здесь другие люди. Странно только, что хижина находилась вдали от моря, но у каждого свои предпочтения.

  Игорь подошел ближе: стены хижины были сделаны из нетолстых стволов деревьев и кусков фанеры, крышей служил брезент. Игорь заглянул внутрь: постель из сухой травы, на ней одеяло, на дощатом ящике миска, кружка, ложка, две металлические пуговицы. На стене висело треснутое зеркало. В углу стояло ведро с водой. Игорь посмотрел на кострище, угольки еще переливались, значит, хозяин покинул хижину не так давно. Сзади что-то звякнуло, Игорь обернулся: к нему шел худощавый загорелый парень с зачесанными назад черными, как смоль сальными волосами.  Парень был одет в рубашку и джинсы, обрезанные по колено: в руке он держал лопату и кирку.

― Фу, жарко, ― сказал парень.

― Да, сегодня жарко, ― согласился Игорь.

― Я обычно до жары работаю, ― сказал парень.

― А что ты делаешь? – поинтересовался Игорь.

  Парень, молча, прошел мимо Игоря, поставил лопату и кирку к стене хижины, потом зашел в хижину взял кружку с ящика, зачерпнул ей воду из ведра и напился.

― Ты кто? – вышел парень из хижины.

― Рыбак, ― пожал плечами Игорь.

― Какой-то  необычный рыбак, ― парень окинул Игоря подозрительным взглядом.

― Я в Москве учусь, приехал в гости, ― объяснил Игорь.

― А я из Питера, ― сказал парень.

― Я был в Питере, ― зачем-то сказал Игорь.

― А  знаешь, рыбак, что это за остров?

― Да, ― сказал Игорь, ― остров Стеньки Разина.

― Правильно. А знаешь, сколько у Стеньки Разина золота и драгоценностей  после похода в Персию было?

  Игорь пожал плечами.

― Часть своего богатства он  здесь зарыл, ― парень топнул ногой, ―  астраханский воевода Прозоровский хотел его добычу к рукам прибрать, и Разин не знал: пробьется  на Дон или нет.

― Интересно, ― сказал Игорь.

  Парень протянул Игорю руку:

― Артем.

― Игорь, ― пожал руку Артема Игорь, ― Так ты клад ищешь!?

― Да.

― Остров большой, ― заметил Игорь.

― Большой, ― согласился Артем, ― хочешь помочь?

― Честно: нет, ― отказался Игорь.

― Клад пополам.

― Бери его весь, ― улыбнулся Игорь.

― Мне одному еще долго копать.

― Это все равно, что иголку в стоге сена искать, ― пожал плечами Игорь.

― Не совсем. Обычно клад прячут в нескольких метрах от какого-нибудь заметного ориентира, чтобы потом легко его найти. Вспомни, «Остров сокровищ» Стивенсона: «Высокое дерево на плече подзорной трубы острова скелетов.  10 футов на С.-В.-С.»  Фут равен 0,3 метра, значит,  3 метра от дерева.

― А почему так близко прячут? – спросил Игорь.

― Чем дальше, тем больше величина возможной ошибки, ― объяснил Артем, ― чуть правее, чуть левее – горы земли надо перелопатить.

― Ясно.

― Так вот, на этом острове только два заметных ориентира: дуб, от него один сухой ствол остался, там я уже все перекопал, и огромный валун. Хочешь, покажу, ― Артем взял лопату, а кирку протянул Игорю.

― Покажи, ―  Игорь взял кирку.

― Здесь недалеко.

  Он повел Игоря по тропинке через колючий кустарник, так что иногда приходилось защищать голову руками, и скоро они вышли на другую поляну. Посреди нее лежал валун высотой с человеческий рост. На нем были выщерблены - глаза, и одна большая поперечная трещина – рот, поэтому казалось, что валун смеётся над тщетными стараниями людей разбогатеть. 

― Вот, ― сказал Артем, ―  копай в трех метрах от валуна.

― А если клад уже вырыли? ― засомневался Игорь.

― Вместе со Степаном Разиным на Болотной площади в Москве должны были казнить его младшего брата Фрола, но в последний момент тот крикнул: «Знаю государево слово и дело». На что Степан сказал свои последние слова: «Молчи, собака». Казнь Фрола отложили. Так вот, в архиве Приказа тайных дел, я нашел запись допроса Фрола: он рассказал про клад. Конечно, на поиски были посланы стрельцы, но вернулись ни с чем. Фрола казнили.

― Значит, клада не было, ― сказал Игорь.

― Нет, я думаю, стрельцы клад нашли, только об этом не сказали. Но воспользоваться всем кладом они не могли, сразу попали бы под подозрение, они же не дураки, взяли, конечно, кое-что себе, а  остальное перепрятали по тому же принципу, недалеко от ориентира.

― Да, убедительно, ― согласился Игорь.

― Будешь копать, ― Артем посмотрел Игорю в глаза.

  Игорь помедлил несколько секунд и сказал:

― Буду.

Он подумал: Артем так уверен, может, действительно клад есть. 

Игорь поднял кирку и с размаху ударил ей по сухой земле. Потом еще раз размахнулся и снова ударил. Земля была твердая как камень. Труд был адский Игорь бил, бил, бил киркой, потом откидывал вывороченную землю лопатой в сторону. Он весь вспотел и через полчаса на руках уже появились мозоли. Артем сидел рядом на земле, обхватив согнутые в коленях ноги руками.

― Тяжело идет? – с сочувствием спросил он.

― Да, ― Игорь утер пот со лба. 

― Надеюсь, не глубоко закопали, ― улыбнулся Артем.

  Игорь снова взялся за кирку и стал яростно мотыжить землю, через пять минут он остановился, чтобы перевести дыхание. От всех его усилий образовался небольшой окопчик полметра в глубину и метра три в длину.

― Молодец, ― похвалил его Артем, ― так мы в два счета клад найдем.

― Может, поможешь? –  Игорь вопросительно посмотрел на Артема.

― Я возле дуба копал. Значит, ты должен здесь. Справедливо?

― Ладно, ― Игорь поплевал на руки и снова принялся вгрызаться киркой в землю.

  Мог бы он подумать еще час назад, что станет ворочать землю, как экскаватор. Солнце пекло, и он уже порядком устал.

«Настоящая каторга», ― вздохнул Игорь.

― Копай, копай, ― подбодрил его Артем, ― найдем клад, получим кучу денег.

― Зачем они тебе? ― Игорь перестал копать, что бы перевести дыхание.

― Путешествовать, – вздохнул Артём, ― хочу мир посмотреть.

― Да, ― согласился Игорь, ― хорошо быть вольной птицей.

― Ну, передохнул? – надавил на него Артём.

― А я не знаю на что мне такие деньги, ―  Игорь  снова налег на лопату, откидывая в сторону комья земли.

 Артем только усмехнулся:

― Придумаешь.

 Игорь в знак согласия кивнул головой.

― Ну, ты копай, а я пойду обед готовить, ― поднялся Артем на ноги, ― пока дров нарублю, воду вскипячу.

― Обед нужен, ― согласился Игорь.

  Он остался один. Сняв футболку, Игорь снова принялся за работу. Земля поддавалась тяжело, но постепенно он углублялся и уже стоял по пояс в окопе. Сложней всего было пробить верхний слой, дальше почва становилась податливей. Он врубался в землю с упорством одержимого. В голове у него мелькнула мысль, что он заразился вирусом кладоискательства, но Игорь решил, что  отступать уже стыдно, и продолжал трудиться, что называется,  не покладая рук, хотя с руками дело обстояло все хуже, они горели огнем, натертые рукоятками кирки и лопаты.

― Во фигачит, ― неожиданно услышал он незнакомый голос.

― Угу, ― сказал в ответ второй незнакомый голос.

  Игорь даже сразу не понял, откуда эти голоса раздались, и только, разогнувшись, увидел сидящих на валуне двух накаченных коротко стриженых парней в черных джинсах и черных майках с надписями белыми буквами по-английски:  «fuck you»  у одного и «you fucking fuck» у другого. Видимо, они подошли незаметно с противоположной стороны валуна. Парни были очень похожи с низкими лбами: у обоих носы  начинались от линии бровей.

― Хорошо пашешь, ― сказал Игорю первый парень.

― А что вам нужно? – Игорь вылез из окопа, который ограничивал его действия.

― Ты в курсе, что мы здесь смотрящие? – сказал второй парень.

― Нет.

― Теперь будешь.

― А что это значит?

― Значит,  делиться надо.

― Чем?

― Дуру не гони. Мы видим, чем ты здесь занимаешься.

  Игорь не нашелся, что ответить.

― Короче, не хочешь неприятностей, ― первый парень спрыгнул с валуна, за ним последовал второй, ― половину нам.

― Понятно, ― сказал Игорь без энтузиазма.

― Ты что-нибудь против имеешь? ― подступил первый парень вплотную к Игорю.

― Нет, ― Игорь опустил глаза.

― Тогда молоток, ― сказал первый парень.

― Только не вздумай нас обмануть, ― сказал второй парень, ― а то здесь и закопаем, ― кивнул он на окоп.

  Первый парень  хрипло и неприятно рассмеялся, хлопнул Игоря по плечу и зашагал прочь с поляны, второй пошел  за ним.

  У Игоря пропало все желание копать. Казалось бы, маленький остров, но даже здесь братки есть. Ну, и жизнь! Еще клад не найден, а уже половину отнять хотят, впрочем,  вероятно, половиной тут не обойдется. С братками, вообще, лучше не связываться. Надо предупредить Артема, подумал Игорь, человек тоже на что-то надеется. А тут такая засада!

  Игорь почти бежал по тропинке через колючий кустарник, ободрал себе лоб и руку, потому что очень спешил. Он вышел на поляну:  Артем, сняв рубашку, рубил топором, лежавший на земле нетолстый ствол дерева. Заметив, что к нему быстро подходит Игорь, он повернулся к нему:

― Ты уже?

― Послушай, там… ― начал Игорь, но в этот момент  увидел часы на руке Артема и испытал шок: это были его часы с браслетом из нержавейки, пропавшие на берегу. 

― Мои часы!? – Игорь широко раскрыл глаза.

― Это…как его… ― глаза у  Артема  виновато забегали.

― Ах, ты ворюга! –  Игорь был в ярости.

  Он сжал кулаки, и  возможно бы врезал Артёму, как следует, но не успел: часы, звякнув, упали перед ним на землю: а Артём на глазах превратился в сороку с черной как смоль головой. Сорока подпрыгнула и полетела,  махая  крыльями, с белыми перьями на концах, словно была в белых перчатках.

 Эта удивительная метаморфоза поразила Игоря. Разве такое бывает? Чудеса! Что за странный остров!? Какие сюрпризы он ему еще приготовил? Может, здесь атмосфера какая-то особенная:  от неё крыша едет. Неужели он сошел с ума, о господи!? Игоря всего трясло, он вытянул вперед руку: пальцы дрожали. Нервы ни к чёрту, подумал он. Однако,  было от чего нервничать: человек в долю секунды превратился в птицу: взмах волшебной палочки и сорока? Человек превратился в птицу? На острове Пасхи был праздник человека-птицы, вспомнил Игорь, может быть, тут есть какая-то связь?

    Радовало только одно: пропажа часов перестала быть тайной. Игорь подобрал их с земли, потом зашел в хижину, выпил две кружки воды из ведра и подумал: жалко не спросил, где родник, но ничего, сам найду. Он решил продолжить исследование острова и по возможности его пересечь.

   Игорь снова пробирался через заросли невысоких деревьев и думал: он где-то читал, что человек летает во сне, потому что вспоминает, как в прошлой жизни был птицей, но это связано с переселением души после смерти, так сказать транзакция нематериальной сущности, а здесь мгновенное преобразование клеток одного организма в клетки другого. Если б не видел своими глазами, не за что бы ни поверил. Трудно все это понять!

  На противоположном берегу острова была бухта. Игорь вышел на высокий обрыв и с высоты птичьего полета увидел белый теплоход. Как он обрадовался! Вода в бухте была прозрачной до того, что дно моря просматривалось до мелких деталей, и казалось, что теплоход висит в воздухе, а немного правее  на дне подводной лодкой лежала его тень.  Люди, переправившись на лодках, разбрелись по всему берегу: кто  купался, кто загорал, наслаждаясь первобытной беспечностью в отведенное им время. Игорь в приподнятом настроении пошел вдоль обрыва в поисках спуска. Ему повезло: он уплывет на теплоходе. Можно, конечно дожидаться Басю, но это риск. Потом еще эти бандиты.  Хватит приключений! Игорь зашагал быстрее: спуск, спуск, где же спуск?   В конце концов, можно крикнуть и привлечь внимание, но Игорь надеялся  найти в скале щель, по которой можно спуститься к морю.

  Вдруг его кто-то окликнул: - Эй!

  Игорь повернул голову и увидел симпатичную девушку: крашеную блондинку с  мелированными темными прядями роскошных волос. Глаза у девушки были круглыми, Игорь подумал, от удивления, но удивленье, если оно было, конечно, прошло, а глаза так и оставались круглыми. Девушка была в майке и короткой юбке, оставлявшей открытыми ее стройные загорелые гладкие до блеска ноги. Видимо, накупавшись, она решила, перед тем как вернуться на теплоход, совершить небольшую экскурсию по острову. 

― Где ты поднялась? – спросил девушку Игорь.

  В ответ девушка пожала плечами и сказала:

― Пойдем со мной.

  Игорь пошел, думая, что она покажет дорогу, но девушка  повела его почему-то в сторону от обрыва.

― Противная сорока, ― сказала девушка.

― Что сорока? – насторожился Игорь.

― Украла мою сережку, ― объяснила девушка.

― Как украла?

― Видно, расстегнулась. Я заметила, как у сороки в клюве что-то сверкнуло, а потом хватилась: сережки нет.

― Вот воровка, ― посочувствовал Игорь.

― Помоги мне, ― попросила девушка.

― Как?

― Залезь на дерево.

― Зачем?

― Я видела сорока на него села и долго не улетала, там, наверно, гнездо, может быть, в нем серёжка, - девушка вынула их уха  и показала Игорю вторую золотую сережку с рубинчиком цвета клюквы.

― Я последний раз ребёнком по деревьям лазил.

― Пожалуйста, помоги.

― Пока я буду лазить, теплоход уйдет.

― Ты быстро, ―  просила девушка.

  Они остановились перед  дубом с глубокими бороздами на коре, дуб казался ногой огромного слона.

― Ты же спортивный парень, ― сказала девушка.

― Да, я в футбол играю, ― сказал польщенный Игорь.

  Он попытался с земли разглядеть, где гнездо, но крона была слишком густая.

― Мне так нравились эти серёжки, ― вздохнула девушка.

― Я тебя понимаю, ― сказал Игорь, ― недавно сам на твоем месте был, ― он вспомнил про часы.

  Потом подумал, что если  поможет девушке, это будет неплохое начало знакомства, и сказал:

― Ладно, я попробую.

  Плохо было то, что ладони рук у него были натерты киркой и лопатой, но Игорь стерпел боль, когда, подпрыгнув, повис на нижнем суку. Он 14 раз подтягивался на турнике и поэтому смог подняться на первую ступень: взобраться на сук, посмотрев на девушку: лицо ее сияло, он нахмурился: делать ему больше нечего кроме, как по деревьям лазить.  Игорь встал, держась за ствол, на сук, дотянулся рукой до ветки и поднялся еще выше. Дальше лезть стало легче: сучьев стало больше и расстояние между ними меньше.

― Чувствую себя Соловьем-разбойником, ― крикнул он.

― Гнезда нет? – спросила снизу девушка.

  Игорь огляделся:

― Нет.

― Смотри ещё.

― Тут дупло.

― Посмотри в нём.

  Игорь с опаской сунул руку в небольшое отверстие в стволе: ему показалось, что что-то нашёл, но, ощупав, понял, что это жёлудь.

― Ну, как? – крикнула девушка.

― Ничего нет, ― ответил Игорь.

― Жаль, ― разочарованно сказала девушка.

― Я спускаюсь, ― сказал Игорь.

― Да.

  Глупая с самого начала была затея, подумал Игорь. Ну, посидела сорока на этом дереве и полетела дальше. Но женщины такие:  если что-нибудь захотят, не отстанут, им все равно, что ты в лепёшку расшибёшься, кстати, как бы не разбиться. Перед тем, как слезть Игорь бросил взгляд на море: на горизонте в сизой дымке были видны два зеленых острова: там было устье Волги  и путь домой. Надо спешить, а то придется, как Робинзону Крузо лодку делать, подумал он.

  На земле Игорь подтянул джинсы и одернул футболку.

 Девушка ждала его:

― Я так надеялась.

― Пойдем, ― сказал Игорь, ― а то на теплоход опоздаем.

 Неожиданно девушка подошла ближе и поцеловала  Игоря в щёку:

― Спасибо тебе.

― Я же ничего не нашел, ― удивился Игорь.

― Все равно ты старался.

― Конечно, ― согласился Игорь.

― Я же должна тебя отблагодарить.

― Спасибо. Ну, пойдем?

― Без нас все равно не уплывут, ― пожала плечами девушка.

― Про меня они не знают, ― усмехнулся Игорь.

― А ты разве не с теплохода?

― Нет. Я, можно сказать, потерпел кораблекрушение.

― Как потерпел кораблекрушение? ― глаза девушки еще больше округлились.

― Долго рассказывать, я уже целые сутки на острове один, ― про бандитов Игорь решил не  говорить.

― Бедный, ― пожалела его девушка, и тут же в её глазах мелькнуло веселье, ― дай я тебя еще поцелую.

  На этот  раз девушка поцеловала Игоря в губы. Игорь, словно получив разрешение, крепко обнял девушку за талию и, притянув к себе,  не отрывался от её губ до тех пор, пока она сама не освободилась из его объятий:

― Какой ты скорый, ― засмеялась девушка и приложила палец к его губам. 

― Пойдем? –  сказал Игорь.

― Пойдем, ― согласилась девушка.

  Они направились к берегу, но успели пройти всего 10 метров, как девушка вскрикнула:

― Ах! – у неё подвернулась нога, и она упала на землю.

― Ой, как больно, ― пожаловалась девушка.

― Ну, как же ты так!? – расстроился Игорь.

― Ой, ой, болит, ― простонала девушка.

― Наверно, растяжение связок, ― предположил Игорь.

― Я не могу идти, ― сказала девушка.

― Что делать?

― Не знаю. Посижу немного, может, пройдет.

― А теплоход ждать будет?

  Девушка пожала плечами.

― Кто-нибудь скажет, что тебя нет?

― Не знаю.

― Ты что одна путешествуешь?

― С подругой, но она заболела и осталась в гостинице. Она так много потеряла: мы заплывали смотреть, как лотосы цветут. Такая красота! Представляешь: целое поле розовых сердец!

― Все это, конечно, замечательно. Но теплоход может уплыть без нас.

― Сейчас я попробую встать, ― сказала девушка, ― помоги!

  Она попыталась подняться с помощью Игоря, но снова застонала и опустилась на землю:

― Очень больно.

― Тогда сиди здесь, ― сказал Игорь, ― я схожу за помощью.

― Нет, не уходи, ― схватила его за руку девушка, – вдруг ты не вернёшься.

― Как ты могла подумать! – возмутился Игорь.

― Все равно не оставляй меня, я боюсь, ― в глазах у девушки навернулись слёзы.

― Хорошо, ― тогда я тебя понесу, ― предложил Игорь, ― здесь не далеко.

― Спасибо, ― заранее поблагодарила девушка.

  Игорь поднял девушку на руки и понес, она обхватила его за шею:

― Не тяжело?

― Ты легкая, ― улыбнулся Игорь.

 Пот лил с него в три ручья, но Игорь чувствовал себя спасителем. К тому же ему было приятно касаться нежной и прохладной кожи девушки: одной рукой он держал её за обнаженное несказанно волнующее бедро. 

― Ты настоящий друг, ― сказала девушка.

― Подожди хвалить, дай донесу.

― Нет, ты молодец.

― Эх, не успеем…― в сердцах сказал Игорь.

― Представляешь, если без меня уплывут и в Астрахани это обнаружится, какой скандал будет?

― Представляю.

― Ленка – моя подруга там всех на уши поставит.

― Лучше бы этого не было.

― А я потом ей скажу, что ты дикарь вроде Тарзана и меня похитил.

― Придумала тоже, ― усмехнулся Игорь.

― Как будто ты ребенком попал на этот остров, вырос и стал красавцем-мужчиной, и я первая девушка, которую ты увидел и сразу влюбился. Романтично?

― Да.

  Игорь с трудом передвигал ноги. Он очень устал: такой физической нагрузки, как сегодня у него давно не было: ведь он ещё копал.

― Отдохни, ― пожалела его девушка.

― Нет, надо идти, ― Игорь тяжело дышал.

  Помогало только то, что он был хорошо тренирован: ходил в бассейн, играл в футбол на физкультуре. Он не привык сдаваться, всегда упорно шёл  к своей цели, и поэтому нес девушку из последних сил. Но с каждым шагом ему становилось делать это все труднее и труднее. Изнуряла жара: нестерпимо хотелось пить. Наконец, он увидел море и через минуту стоял уже на обрыве. Он очень старался, спешил, как мог, совершил невероятное, сделал сверхусилие, донес девушку: теплохода в бухте не было. Пуская в воздух прозрачный дым, тот уходил к зеленым островам: к большой земле, к привычной жизни.

  Игорь осторожно положил девушку на землю и сказал с горечью:

―  Уплыл.

  И тут стало ясно, почему он не успел на теплоход: девушка вдруг на его глазах превратилась в сойку, точно таким же образом, как Артём в сороку, то есть моментально. Игорь даже задохнулся от неожиданности. Это было настоящее волшебство! Сойка расправила крылья и полетела. Похоже на фокус, но в фокусе девушка хотя бы на время скрывается за занавеской, а здесь сразу стала сойкой. Чёрт возьми! подумал Игорь, ведь девушка, вернее сойка специально тянула время: какой же он лопух!  С ним никогда такого не было, ему захотелось крикнуть:  и Игорь закричал как Тарзан. 

 Эх! Спасение было так близко! Но проклятый остров словно издевался над ним. Но делать нечего: надо вернуться в лагерь и ждать Басю, теперь вся надежда на него. Игорь опять продирался сквозь заросли низкорослых деревьев и кустов, повторяя: «Ужас! Ужас!» Что за насмешка судьбы, думал он, ему понравилась девушка, он собирался за ней поухаживать, и тут счастье в прямом и переносном  смысле упорхнуло из его рук. Всю жизнь искал свою вторую половинку, а когда показалось, что нашел: она оказалась птицей. Кошмар! Да он просто неудачник. Настроение у Игоря было хуже некуда.  Он был зол, ох, как он был зол!

  Игорь пришел на свою стоянку голодный, усталый, сразу приник к канистре: пить. 

― Ты чо копать перестал? – услышал он  за спиной голос.

 Игорь повернулся с канистрой в руках: чуть поодаль, за кострищем стояли братки.

― Соскочить хочешь? – сказал первый парень.

― Нам бабки нужны: мы зону греем, ― сказал второй.

  И так одни неприятности, подумал Игорь, а здесь еще  бандиты   навязались на его голову. С двумя-то ему трудно будет справиться. Но тут его осенило: ведь если Артём превратился в сороку, девушка в сойку, значит, это остров птиц, и эти братки – птицы.

  Игорь поставил канистру и, подняв с земли камень, изо всех сил бросил его в одного братка. Конечно, он рисковал, но, во-первых, ему понравилась сама мысль о птицах, а во-вторых, в случае ошибки, он надеялся убежать. К счастью, его  предположение оказалось верным. Братки, испугавшись камня,  мгновенно  превратились в ворон и с неприятным карканьем, как бы переругиваясь,  полетели прочь.

 

  Бася приплыл под вечер. Сначала рыбинспекция оттащила его лодку на буксире в Тишково, потом у него сломался мотор.

  Вместе с Басей приплыл и Слава, бледный, больной.

― Я так за тебя волновался, ― сказал он.

 

  Прошло 20 лет.  Недавно на фейсбуке кто-то из однокурсников выложил фотографию далеких институтских лет и прокомментировал её:

«Как молоды мы были…»

  Под этим комментарием стоял комментарий Славы:

«Как водки мало пили…»

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 410 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Казиник Сергей # 3 февраля 2017 в 04:53 +2
И что? Никто ничего не скажет на счет рассказика?
Жан Кристобаль Рене # 3 февраля 2017 в 05:17 +3
Не дочитал к сожалению.( Текст просто мечта Липатова. Утрирован до предела. Причастия и деепричастия редки как крокодилы в Заполярье. Такое ощущение, что уважаемый автор просто боится усложнять текст, чтобы не понаделать ошибок. Но от этого но же не станет более читабельным. Когда дело доходит до диалогов - мамадорогая(
- Билл
- Да
- Стен уехал на ранчо
- Зачем?
- Забор подправить.
- Когда?
- Сегодня утром
- Погода портится
- Да
- А он успеет?
- Сегодня?
- Да
- А если нет?
- Промокнет.
- Обидно
- Да.
- Пока
- Пока

Автор, простите, если чем обидел. Ничего личного. Просто мое восприятие текста, возможно очень утрированно, описал. Увы, без плюса(
Казиник Сергей # 3 февраля 2017 в 06:05 +1
Спс Кристо, нужно было еще чье-то мнение))))
Amateur # 3 февраля 2017 в 06:23 +2
дык автор даже не хочет общаться. по предыдущему рассказу тоже молчание. читать еще одну простыню с кучей ошибок больше не тянет, извините
Ворона # 3 февраля 2017 в 08:35 +1
ну суховатый, конешно, текст, ну простыня, но ошибок чтоб уж куча, таки нет, бывают намно-ого кучее.
Просто чересчур сдержанно, до монотонности, без особо западающих изюминок.
Правда вначале там печка такая была.... а, вот, радостно-болтливая, жалко, што ничо не потрындела. Эт и правда надо Диму позвать Липатова, у него б она живо небось заговорила.
А в целом вродь и ничо, читается кагбэ, только вот малость прохладновато в самом деле.
DaraFromChaos # 3 февраля 2017 в 11:26 +1
мнения нужно были...
кхм...
ну не могу я высказывать мнения по расказу, потому что это не рассказ
нормальный такой пост для фейсбучега. не более
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев