fantascop

Охотник за алмазами

в выпуске 2014/02/20
26 декабря 2013 -
article1252.jpg

В зале повисла напряженная тишина. Дон Флинн смотрел на стол усыпанный картами и алмазами. Драгоценные камни переливались разными цветами. Блики света играли на разноцветных кристаллах. Они завораживали глаз, манили к себе.

— Твой ход, Флинн.

Дон молча поднял голову, и посмотрел на говорившего. Малыш Чакки и крепыш Джерри никогда не вызывали у него уважения. Вечно дерганные, раздраженные они  и сейчас явно суетились, стараясь свести игру к какому- нибудь концу.

— Ты  торопишься, Чакки?

Слова Флинна прозвучавшие в наступившей тишине вывели присутствующих из небытия.

— Нет, я не тороплюсь, Дон.

Дон устремил на говорившего пристальный взгляд. Глаза Чакки опустились. Взгляд, который пронзает тебя насквозь трудно вынести. Малыш Чакки, хрупкое существо, неизвестно как выжившее на Европе. Чакки провел здесь уже пять лет. Холодная колония Земли давала о себе знать. Каторжные работы подорвали без того хрупкое тело. Чакки выживал за счет карт. Прирожденный шулер, обладающий таинственным даром предвидения от природы, он сидел сейчас полностью уверенный в своей победе.

Дон бросил на зеленый стол козырной туз.

— Ты проиграл, Чакки.

Слова Флинна оглушили колониста. Крепыш Джерри нервно дернулся, но под пристальными взглядами сидевших в зале, постарался сохранить невозмутимое выражение лица.

— Вы можете хоть сейчас забрать выигрыш и счастливого вам полета, мистер Флинн.

Голос крупье вызвал оживление в зале.

— Да. Завтра я оставлю Европу.

Дон сгреб галактические фунты и алмазы на подставленный поднос.  Они быстро перекочевали в его кожаный мешочек. Он бросил его небрежно в  черную сумку и, сопровождаемый злобным взглядом крепыша Джерри направился к выходу.

— Перестань.

Слова Чакки относились к своему компаньону.

— Ты можешь все испортить.

— Что испортить, Чакки…? Ты сейчас лишил нас своей дурацкой игрой целого состояния и хочешь, чтобы я был спокоен?

— Откуда у него алмазы, Джерри? Если бы ты не проиграл, мы свалили бы с этого гиблого места. Завтра ты снова пойдешь под лед доставать этот чужой корабль, покоящийся на дне океана. Тебе это надо?

На них стали обращать внимание. Посетители покидали игорный зал. Они вышли почти последними. Двери за ними закрылись. Холодная ночь Европы встретила их своей белизной и блеском ослепительно ярких звезд. Юпитер, нависший над спутником, занимал значительную часть неба. Огромный, с блуждающим Красным пятном он вызывал невольное восхищение. Ледяные торосы попадались на каждом шагу. Черные щели расщелин перепоясали ледяную кору. Через некоторые можно было перейти спокойно. Небольшие приходилось перепрыгивать. Огромные, обходили стороной. Джерри споткнулся и рухнул лицом в заснеженный лед.

— Проклятый Флинн! Ты слышал, Чакки – он сказал, что покинет Европу?

— Я не глухой. Вставай.

Джерри поднялся и две одинокие фигуры снова побрели сквозь темноту ночи под светом ярких звезд.

                                                                        ***

Дон Флинн вернулся в гостиничный номер. Отель «Европа» был специально предназначен для космических туристов. Одиноко расположенный на ледяном спутнике он представлял собой великолепную промежуточную базу для путешественников. В номер постучали, принесли поздний ужин. Сидя за маленьким столом перед экраном монитора Дон слушал местные новости.

— Завтра группа заключенных собирается достигнуть дна подводного океана на Европе. Давно обнаруженный на дне неземной корабль до сих пор представляет мрачную загадку. Огромный уровень исходящей со дна радиации уничтожил уже не одного человека.

— А роботы, мистер Стэнли?

— Роботы? Они не справились со своей задачей уже несколько раз.

— А люди, мистер Стэнли?  Вам не жалко этих людей?

— Мне жалко, что мы прозябаем в неведении. Эти люди станут героями, первыми достигшими стокилометровой глубины океана на Европе.

— Живыми мертвецами?

— Что вы предлагаете? Остановить проект?  И дальше жить в неведении?

Флинн выключил экран монитора. Погасил свет в номере. Затем подошел к окну. Лучи звезд проникали сквозь толстое стекло. Заснеженная равнина в торосах простиралась до самого горизонта. Среди этой равнины он увидел две одиноко бредущие спотыкающиеся фигуры. Одна из них упала. Затем через некоторое время упавший поднялся и оба путника в темноте под светом звезд продолжили свой путь.

Едва добравшись до своего уединенного жилого блока, Чакки и Джерри и переступив порог, зажгли свет. По монитору передавали список новостей.

— Ты слышал Джерри.

— Я не глухой.

— Они хотят сделать из нас героев. Почему они не хотят запустить снова роботов? А посылают нас на верную смерть?

— Происходит систематический сбой всей электроники. Машины отказываются работать. У нас еще есть время, Чакки. Мы выберемся.

Затем наступил сон. Он поглотил целиком обоих заключенных, почти без сил рухнувшись на свои койки.

                                                                            ***

Двери лифта закрылись. Затем начался стремительный спуск. Тусклая лампочка едва освещала тесную кабину лифта. Железные лица охранников казались оторванными от этого бренного мира. Высокие, невозмутимые они не оставляли заключенным ни одного шанса на побег. Затем эти  длинные ледяные коридоры, расположенные на промежуточных уровнях. Вход в огромный стальной шар и наступающая темнота. Мощный луч прожектора пробивал темные воды подледного океана Европы. Камеры обзора расположенные с разных сторон открывали таинственный подводный мир. Мрак, пустота. Пронизывающий даже сквозь толстые стены шара холод. Он пробирался внутрь заставляя тяжело дышать. Дыхание начинало срываться. Ритмичное раскачивание на огромном толстом тросе мутило сознание. Затем мощный удар и дикие крики в динамиках.

  — Поднимай! Быстрей!

Джерри увидел зловещую тень промелькнувшую за толстыми стеклами иллюминатора. Затем скрежет когтей по металлу, бешеное вращение шара вокруг своей оси удар головой о  стальной пол и темнота. Она проникла в его сознание, и сквозь нее он услышал голос.

— Полковник, Джерри Ричмонд. За связь с мятежниками вы приговариваетесь к исправительным работам сроком на десять лет на спутнике Юпитера Европе.

Затем снова мрак и темнота. Их вытащили из шара. Очутившись в ледяном коридоре, они едва переводили дыхание.

— Неплохая работа, Дик.

Охранник смотрел на почти перекушенный пятисантиметровый стальной трос.

— Беднягам повезло.

— Что за мразь это была? …

Он открыл глаза. Чакки тряс его за плечо. Остатки кошмарного сна продолжали сжимать глаза.  С трудом разлепив их, он посмотрел на Чакки.

— Пора, Джерри.

Полковник Джерри Ричмонд распрямил плечи, пытаясь окончательно прогнать остатки сна. Надев  скафандры, они вышли из стоявшего в уединении жизненного блока и погрузились в темноту ночи.

Космодром на Европе был расположен в нескольких километрах от колонии. Маленький, уединенный, затерянный среди вечного льда он редко принимал прилетающие планетолеты. Дежурные рейсы с Земли для поддержания жизнеобеспечения колонии совершались всего раз в несколько месяцев. Иногда спутник посещали группы туристов посмотреть на мир скованный вечным льдом. Обнаруженный на дне океана неземной корабль вызвал неожиданный приток туристов. Но недоступная тайна, скрывающаяся под двадцатикилометровым слоем льда и лежащая почти на самом дне подледного океана, быстро остудила пыл желающих. Одинокие забредающие туристы располагались в специально построенном отеле, почти не приносящим прибыль. В нем и расположился Дон Флинн. Непонятный «черный археолог», собирающий алмазы в облачной атмосфере Юпитера и Сатурна он невольно вызвал уважение всех присутствующих колонистов, начиная от почти коренных обитателей спутника до заключенных.  Последняя его  игра всколыхнула этот холодный спящий мир. На какое-то время он стал героем дня. Человек с идеальной фигурой, с глазами, в которых ничего невозможно было прочесть, он олицетворял собой, что-то зловещее и непонятное. Многие пытались просто обходить его стороной. За ним чувствовалась невидимая поддержка. Последнее распоряжение с Земли – не устраивать препятствий Флинну.

Наслаждаясь одиночеством и тишиной ночи, он безмятежно спал в своем номере, когда холодное лезвие острого ножа не уперлось ему в сонную артерию.

Очнувшись от упершийся в шею стали, он различил в своем номере два призрачных силуэта.

— Тихо, Флинн, — раздраженный голос дезертира Чакки прозвучавший в темноте номера  заставил насторожиться.

Дон Флинн молчал.

— Сообщи, что ты отбываешь и просишь вездеход до космопорта. Сопровождающих не надо.

Стальное лезвие сильней уперлось в шею. Теплая струйка крови потекла вниз. Затем давление ножа плавно ослабло. Флинн набрал номер директора отеля.

— Никаких проблем, мистер Флинн. Все, что вам нужно будет через десять  минут во дворе отеля. Вам точно не нужен водитель?

Холодное лезвие сильней уперлось в ноющую шею.

— Нет.

Голос Дона, прозвучавший в ночи, заставил дернуться Чакки. Затем дезертир самодовольно улыбнулся.

 

— Не забудь денежки, Флинн. И да поможет тебе Бог.

Слова коротышки Чакки остались без ответа. Включив небольшой свет, Дон стал собирать все свое нехитрое имущество. Это был единственный небольшой чемодан. Бросив алмазы и галактические фунты на стол, он расслабленно наблюдал за ночными посетителями. Сгребя их в небольшой пакет бандиты стали терпеливо ждать.

— Полковник, Джерри… С кем вы связались. С жалкими отбросами боящимися войны и спасающими свою шкуру.

Огромная фигура Джерри Ричмонда молниеносно нависла над Доном.

— Не тебе судить жалкий археолог, любитель алмазов и карточных игр. Чакки воевал, пока не попал сюда.

  — И это солдат?

Явное издевательства Флинна не вызвало ответной реакции Чакки.

— Ты нам нужен живой. Где ты находишь свои алмазы, приятель?

— Я тебе покажу, Чакки. Ты сможешь купить на них себе целую республику, за которую воевал.

Звонок, раздавшийся в номере, прервал разговор. Дон нажал кнопку связи.

— Все готово, мистер Флинн.

Стальной нож снова уперся в шею.

— Да, я скоро буду. Вездеход останется в космопорту. Деньги за номер на столе.

Спасибо за радушный прием.

— Приятного путешествия, мистер Флинн. Мы всегда будем рады видеть вас в сети наших отелей Галактики.

Затем послышались короткие гудки.

                                                                                 ***

Огромные снежные пики Энцелада проглядывали сквозь стекла иллюминаторов. Бьющие из черных трещин соленые стокилометровые гейзеры приковали взоры Флинна и беглецов к толстым стеклам. Картина завораживала. Первым нарушил молчание Дон.

— Мы должны пройти через его кольцо и войти в атмосферу.

— Вы сумасшедший, Флинн?

Голос Чакки не предвещал ничего хорошего.

— Это уже делал «Кассини» сотни лет назад. Хотя я забыл, с кем имею дело.

Лицо дезертира побледнело.

— Ты сумасшедший миллионер, Флинн!

Могучая фигура Джерри возникла между спорящими.

— Нет, я жесткий реалист, Чакки. Сатурн имеет множество колец. Ты помнишь автостраду?

Эти бесконечные  пробки. Так и эти колечки имеют множество дорог. Одни целиком забиты обломками, другие движутся слишком медленно в плотном потоке. Есть потоки менее нагруженные и скоростные. Если двигаться со скоростью потока, то можно избежать столкновений. Есть и проселочные дороги. Мы двинемся по «проселочной», где меньше всего мчащихся обломков.

— И дальше?

— Дальше «Крестоносец» войдет в слои атмосферы Сатурна и начнется спуск. Затем от него отделяется автоматический управляемый зонд, спускающийся в более низкие и плотные слои атмосферы. Под давлением и благодаря высокой температуре в нижних слоях углерод преобразуется в алмазы, которые и попадают в автоматический зонд. Есть реальные снимки алмазных океанов на Юпитере и Сатурне.

— Почему ты не сделал это на Юпитере, Флинн?

— Бешеная рвдиация уничтожила бы всех. В магнитном поясе Юпитера «Крестоносец» получил энергию для совершения входа в гиперпространство.

— Не темни, Флинн. Мы не камикадзэ.

Наступила темнота. Корабль вошел в верхние слои атмосферы Сатурна и, включив тормозные двигатели, стал медленно опускаться вниз.

— Ты ненормальный, Флинн.

Джерри оттолкнул капитана корабля и бросился к пульту управления.

— Вводи обратный код!- бешено заорал Ричмонд.

— Хорошо. Это ваше окончательное решение?

Глаза обоих беглецов злобно блестели. В руках дезертира блеснул знакомый нож. Дон Флинн подошел к пульту управления и набрал комбинацию клавиш. «Крестоносец» замедлив спуск, и стал разворачиваться в обратную сторону.

Несколько часов длилось напряженное молчание. Первым его нарушил Дон Флинн.

— Странные вы люди. Вот, Джерри… Пытаетесь создать свою республику, выбираетесь с каторги на Европе и, когда денежки в виде алмазов должны были начать вам капать в руки, вы разворачиваете корабль в другую сторону. Чакки… Да, человек бежавший один раз…

Затем Дон многозначительно замолчал.

— Ты прекрасно знаешь – дорога к Земле мне закрыта.

— Так и будешь болтаться в этой системе?

— Скажи, Флинн, только честно… Где ты берешь  алмазы?

Глаза Ричмонда уставились на Флинна прожигая его насквозь. Дон долго молчал, затем подошел к иллюминатору и посмотрел сквозь толстое стекло. Последняя база Земли в Солнечной системе Плутон ослеплял своей белизной. Страна льда и вечного холода оставалась за бортом «Крестоносца».

— Не вздумай посадить корабль.

Чакки угрожающе посмотрел на капитана Флинна.

— Дальше – облако Оорта. Мы войдем в гиперпространство и вынырнем вблизи алмазной планеты, — сказал Дон.

                                                                           ***

Мрак, пустота, светящиеся точки звезд, окружали «Крестоносец» несколько месяцев. Затем они увидели бешено вращающийся пульсар и множество снующих вокруг планет.

Корабль начал спуск. Затем последовал  скрежет выдвигаемых лап- шасси и мертвая зловещая тишина.

Они вышли из корабля. Сказочный мир окружал  людей со всех сторон. Алмазные пики устремлялись ввысь. Россыпи драгоценных камней лежали под ногами. Сердца беглецов бешено колотились. Впереди виднелись какие-то призрачные строения похожие на временную базу.

— Где Флинн?

Голос Ричмонда застал Чакки врасплох. Они посмотрели друг на друга и обернулись назад. Примерно в километре от них « Крестоносец» плавно поднимался в небо. Сделав круг над беглецами, он поднялся еще выше и, превратившись в маленькую точку, исчез. Они бросились к оставленному Флинном ящику. Открыв его, Ричмонд нажал единственную кнопку на панели. Послышался до боли знакомый голос: « Полковник Джерри Ричмонд. Ваше пребывание на Европе становится опасным для Совета.  В целях безопасности суд вынес приговор – отправить Вас на алмазную планету в созвездии Змеи. Исполнитель —  капитан Дон Флинн».

 

Похожие статьи:

РассказыСпиридонов и "тролли". Часть 2

РассказыСпиридонов и "тролли". Часть 1

РассказыПесочный человек

СтатьиИскусственная Луна

Рассказы"Генезис"

Рейтинг: +2 Голосов: 2 1150 просмотров
Нравится
Комментарии (7)
Казиник Сергей # 24 февраля 2014 в 17:15 +3
Рассказ отобран в текущий номер Фантаскопа.
С чем автора и поздравляю)))))
Григорий LifeKILLED Кабанов # 4 апреля 2014 в 01:41 +2
Послушал в Фантаскопе.

Интересно читать описания планет-гигантов и их спутников. Но вот концовка, по-моему, не выстрелила. Хоть там и был интересный поворот, но ИМХО он не так хорошо обставлен, как можно было бы это сделать. А так рассказ понравился.
Григорий LifeKILLED Кабанов # 4 апреля 2014 в 01:56 +2
Ну и ещё стоит сказать про американизм (точнее не-русскизм, т.е. русский автор пишет иностранные имена). Обычно это не влияет на восприятие, но по-моему, здесь он сыграл негативную роль (меньше героями проникаешься). Хотя, может, они просто так издалека и не подробно описаны. Создалось такое впечатление... Хотя я сам в этом деле не большой талант.
0 # 4 апреля 2014 в 21:42 +2
Спасибо за комментарий. Описание планет и их спутников - это, естественно, не главное. Фрагменты, пейзаж за окном. Герой один - Дон Флинн и его действия.
По поводу имен и американизма: просто звучит короче и четче. Такие имена, например, как "Растайлэнь, Тайлень и т.п.", мне ни о чем не говорят. У Стивена Кинга есть немного по поводу имен. Американизм здесь ни при чем. Спасибо.
Катя Гракова # 9 мая 2014 в 08:22 +1
Смущена. Не могу ничего поставить – ни минуса, ни плюса. Воплощению идеи помешало даже не плохое грамматическое и стилистическое исполнение, а количество невыстреливших ружей. В ледяном антураже Европы автором неизвестно для чего упоминается карточная игра, неземной корабль под толщей воды, чудовище там же, а за пределами Европы – полёт к Сатурну и прыжок к алмазной планете. В конце указано, зачем всё это было сделано: ставшего опасным для целого спутника заключённого перевели в более изолированное место. Вот это замах! А просто перевезти его нельзя было? И если уж всё это реально было нужно, то где сами преступления, где то, что доказывало бы, что преступник вдруг стал опасен?
Скорее всего, я просто чего-то не поняла.
Михаил Загирняк # 12 августа 2014 в 21:31 +2
космические пейзажи даны хорошо v
сесть бы в сторонке от этого алмазного расследования и любовался звездами из отеля "Европа"... smile
Михаил Загирняк # 15 ноября 2014 в 22:57 +1
поздравляю с публикацией на СВиД!

http://www.svidbook.ru/books/fantaskop/589-ohotnik-za-almazami-aleksandr-manohin.html
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев