fantascop

Палач Глава 1

в выпуске 2019/01/24
8 января 2019 - Дмитрий Мактаз
article13818.jpg

                                                                                             «Пусть всё кажется безнадежным
                                                                                               и впереди только Тьма и Пустота, 
                                                                                              помни: всё не зря! Игра не окончена…» 
                                                                                                                 Верховный Инквизитор Морран 

                                                                                     «Дар Всевышнего заключается не в Вере в него,
                                                                                      а в его Любви, которая есть всё Сущее в этом мире.
                                                                                      Любовь определяет и направляет все наши устремления».
                                                                                                                   Кардинал ордена Аскезы Торез

 

Холодное лезвие клинка, древнего, как сама Вселенная, коснулось горла старика, одетого в длинную черную рясу. Монах-инквизитор стоял на коленях, склонив голову перед убийцей. Клинок палача на мгновение замер, как змея перед броском. Монах сглотнул слюну с привкусом крови и мысленно вознес молитву Всевышнему. С чувством досады на самого себя старик приготовился встретить смерть тела. 

Рядом стояли еще два человека со связанными руками и опущенными головами. Пленников заставили опуститься на колени, за спиной у каждого стоял охранник.


Всё они ожидали очереди на конвейере смерти, запущенным этим утром повстанцами Халлы. Избитые и изувеченные люди не ждали пощады и смирились с неизбежным. Выть и рыдать они перестали минут десять назад, но теперь от них невыносимо смердело страхом и мочой. Это отвлекало и раздражало старика больше, чем мольбы и проклятия.

Монах был скован по рукам и ногам силовыми кандалами. Старик попытался отодвинуться подальше от товарищей по несчастью. Это движение не осталось незамеченным и вызвало веселое оживление в разномастной толпе повстанцев, окруживших площадь. 

Зрители заинтересовались происходящим. Местные люмпены всегда были готовы принять участие в беспорядках. Среди примкнувшим к повстанцами Халлы были революционеры-идеалисты, дезертиры, беглые каторжане с плантаций халласа и бандиты с большой дороги.

Головорезы вальяжно расположились на площади вдоль низкого каменного заборчика, опоясывающего прямоугольник площади по периметру. Этим утром повстанцы уже насладились кровавыми зрелищами и сейчас безучастно взирали на происходящее, обмениваясь плоскими шутками, способными вызвать улыбку разве что у туповатого подростка с плантаций.

Центральную площадь маленькой деревушки сегодня превратилась в гладиаторскую арену. Хотя нет, на арене даже у жертвы есть шанс уцелеть, а здесь повстанцы устроили просто бойню. Одно слово — дикари. 

- Гляди, монашек-кровосос хочет уползти от нас! – крикнул кто-то.

- Да не, ему не по нраву, что от его друзей не пахнет благовониями! - отозвался другой шутник.

- Не ссы, Ваше святейшество, без башки все пахнут одинаково! - поддержал третий.

Монах стоял молча, согнувшись в три погибели. По его горлу нетерпеливо ерзало лезвие клинка, оставляя на бледной коже неглубокие порезы. Бедняга мог видеть лишь клочок земли и ноги палача – в сапогах, заляпанных грязью и кровью. Старик брезгливо поморщился. Монах считал, что облик человека, подобно зеркалу, отражает его духовную суть. Человек, который небрежно относится к своему внешнему виду, вызывал у инквизитора отвращение.

- Ты смотри, он и вправду нос воротит, - прозвучал низкий и гулкий голос, подобный звуку органа в храме.

Монах почувствовал, как люди, находящиеся на площади, напряглись, словно сквозь них пропустили слабый разряд электрического тока. Острое лезвие, царапающее кожу, исчезло. Палач отошёл от жертвы и застыл, как по команде «смирно». 

От неожиданности старик едва не упал лицом на землю. Последняя попытка войти в транс и нащупать ретранслятор душ провалилась. Это вызывало ещё большее раздражение. Силовое поле наручников среагировало на движение и удержало монаха в той же позе: скованные за спиной руки притянуты к щиколоткам, тело выгнуто дугой.

Судорожные движения скованного человека обычно вызывали взрыв хохота у скучающей публики. Наверное, именно для этого повстанцы и использовали силовые кандалы. На этот раз дёргание жертвы осталось без внимания. 

«Не иначе, начальство. О, Всевышний Каденна, неужели появился офицер?» 

- Добро и Вера! - звонко, по-молодецки, прозвучало знакомое приветствие.

- Добро и Вера! - эхом отозвались повстанцы, вскочив с мест.

- Я смотрю, у вас тут весело, парни! Вы не против, если я составлю вам компанию? 


Повстанцы не в лад закричали что-то одобрительное, но внезапно замолчали.
На площади появилось новое действующее лицо. Молодой человек прошёл по залитой кровью брусчатке, подошел вплотную к монаху, стоявшему на коленях, и присел на корточки:

- Нет смысла спрашивать, но все же: тебе совсем не страшно вот так глупо умереть, кровосос? Ты так уверен в гарантированном воскрешении в новом теле?

Монах приподнял голову и впился взглядом в говорившего. На инквизитора  смотрел молодой человек с холодными голубыми глазами. В них не было ни жалости, ни простого любопытства, - лишь холодный расчет и уверенность в себе. Монах встречал таких молодчиков, якобы знающих себе цену, и знал: пройдет немного времени и в этих глазах появится тоска. 

Сейчас перед инквизитором сидел молодой парень, внешне похожий на одного из обитателей цивилизованных планет Конгрегации Хоны. Невозможно было определить модификацию тела главаря или его социальный статус. Высокий, узкоплечий парень, хорошо сложенный, с ухоженными руками.

У главаря были слишком правильные и пропорциональные черты лица. Похоже, тело все же сделано на заказ. Черная прядь волос спадала на высокий лоб, волосы перехвачены красной лентой; большие, глубоко посаженные зеленые глаза, прямой нос, идеально очерченный рот, чуть припухлые губы и ровные белоснежные зубы. Волевой подбородок  довершал облик молодого вожака. Он был одет в опрятную и практичную одежду с претензией на шик.

Все это выделяло его среди  разношерстного воинства, похоже, появившегося на свет естественным путем, что считалось дикостью и признаком деградации в цивилизованных мирах. Вожак этого сброда явно не скрывал искусственности своего тела, а, напротив, выставлял ее напоказ. Так же, как и десантный виброклинок, небрежно болтавшийся на поясном ремне. Монах заметил, что предохранитель был отключен. Хотя, чтобы выделиться среди головорезов, вооруженных трофейными винтовками и древним холодным оружием, хватило бы и одного виброклинка.

- Великий Зоран, как я понимаю? - просипел монах, разглядывая собеседника.

- Во-первых, это очевидно. Во-вторых, я не разрешал тебе задавать вопросы, - отозвался Зоран. - Хочешь подольше пожить? Тебе придётся позабавить меня. Я уверен, у тебя получится.

- Прошу извинить меня за несоблюдение этикета, но я несколько скован в движениях.
Вожак выпрямился и довольно хмыкнул:

- Я знал, что не ошибся в тебе, кровосос. Можешь воздать хвалу Всевышнему.

- Воздам.

- Снимите с него эту дрянь, - Зоран ткнул пальцем в силовые наручники.

Кто-то подошел сзади, и через секунду пленник почувствовал, что с него сняли кандалы. Чьи-то руки подхватили его, не давая упасть, и рывком поставили на ноги. 


Товарищи монаха по несчастью заскулили о пощаде, окрыленные призрачной надеждой на спасение. Зоран бросил на них раздраженный взгляд, скривил рот, как от зубной боли, и повернулся к пленникам спиной. Раздались характерные щелчки импульсного пистолета, оборвав жизнь и последние надежды приговоренных. Их голоса затихли - на этот раз навсегда. 

Зоран повернулся к монаху, которого поддерживали огромные ручища телохранителя, больше похожего на дикого медведя, чем на человека:

- Продолжим позже, - бросил он.

К главарю подбежал офицер.

- Мы здесь закончили. Уводи людей на базу. На связь не выходить.
Офицер - усатый мужчина с загорелым лицом и выпученными глазами, в одежде, похожей на военную форму, но без знаков различия, - кивнул и приложил сжатый кулак к груди.

- Добро и Вера! - бодро воскликнул он и бросился выполнять приказ.
Зоран покинул площадь широкими шагами. Телохранитель сжал плечо монаха и, выставив старика перед собой, как слепец поводыря, повел следом. Рядом с Зораном возник высокий тощий человечек со смешными, чуть дергаными движениями, в сером плаще-хамелеоне - традиционном наряде гильдии наёмных убийц. Он держал в руке импульсный пистолет.

Такие бойцы крайне редко пользовались оружием. Они сами были оружием. Монах был знаком с членами этой гильдии и знал цену модифицированным воинам, умеющих входить в режим скоростного боя. Не каждый богатей в Конгрегации мог себе позволить постоянно иметь рядом серого наемника. Дорогое удовольствие в звездном секторе, а для этой глуши так и вовсе запредельная роскошь.

Старика в монашеской рясе забросили в нутро неизвестной машины и оставили под присмотром здоровяка-телохранителя. Машина завелась, дернулась, поднялась примерно на метр от земли и бесшумно заскользила в сторону леса, пользующегося у местных дурной славой. Монах проводил взглядом разоренную деревушку, откинулся на спинку кресла и задремал.

Через несколько часов пленника доставили в логово повстанцев. Телохранитель бесцеремонно разбудил дремлющего старика и вытащил из машины. Здоровяк повёл монаха, толкая перед собой. Они подошли к круглому зеленому модулю, чем-то похожему на передвижные цирковые модули-арены, где разыгрывались гладиаторские бои. Этот был значительно меньше циркового. Его окружало силовое поле, которое «пропустило» людей и сомкнулось за их спинами.

В модуле уже находились Зоран и серый человек в плаще-хамелеоне. Они сидели за большим круглым столом, стоявшим в центре комнаты, и о чем-то тихо говорили. Когда появился монах, серый встал и отошёл к дальней стенке, скрытой полумраком. 
Штаб Зорана оказался практически пуст. Сверху струился желтый тёплый свет, освещая центральную часть модуля. Стены полукруглой комнаты терялись в темноте.

На столе стоял черный куб планетарного коммуникатора. С его помощью можно было поддерживать связь с любой точкой на планете через спутники-ретрансляторы.
«Наверное, они используют какой-то корабль на низкой орбите в качестве ретранслятора», - подумал монах.

Он уже видел коммуникаторы с плавающей частотой на десантных кораблях. Но откуда у повстанцев с примитивным оружием могли быть свои спутники? 
Зоран указал монаху на кресло, приглашая присесть.

- Могу я теперь обратиться к великому Зорану? - спросил монах.

Повстанец проигнорировал вопрос, продолжая бесцеремонно разглядывать старика. Люди Зорана целенаправленно убивали святых отцов, и встретить инквизитора на малом континенте было сложно.

Из-под капюшона виднелось худое и вытянутое лицо, слегка вогнутое, словно линза. Лоб с выдвинутыми вперед надбровными дугами нависал над крючковатым носом и тонкими губами, острый подбородок казался непропорционально длинным. На Зорана смотрели внимательные желтые глаза, в которых не было и тени страха или смущения. Из рукавов рясы торчали тонкие морщинистые руки, сжимавшие изящные чётки с натертыми до блеска - от частых прикосновений - бусинами. 

- Обращайся, кровосос, - великодушно разрешил главарь бандитов.

- Зачем вы убиваете людей? Вы же понимаете, Конгрегация скоро об этом узнает.

- Разве? - притворно удивился Зоран. - Мы убиваем людей?

Старик пожал плечами и уставился на чётки. 

- Ты прекрасно знаешь, что мы убиваем лишь прихвостней ордена Инквизиции, а не каких-то там невинных людей из Конгрегации. Так что твой вопрос не имеет ничего общего с реальным положением дел. 

- Это люди. И не каждый из них может позволить себе купить новое тело. И потом, ваше правительство заключило договор о сотрудничестве с орденом Инквизиции, а орден, как ты понимаешь, - неотъемлемая часть Конгрегации Хоны. Или, по-твоему, всё население планеты - наши прихвостни? 

- Ты хочешь устроить со мной диспут, кровосос? 

- Нет, просто хочу понять логику твоих поступков.

- Зачем тебе понимать мою логику? Делаешь вид, что заботишься о своей пастве? Даже сейчас, перед смертью, пусть и временной?
Зоран уселся напротив собеседника.

- Я - посланник Всевышнего и должен быть внимателен к Его детям. Мне не все равно, что здесь происходит.

- А если дети отвергают заботу тех, кто заявляет о своей якобы причастности к Всевышнему, - что тогда?

- Я всего лишь несу Его слово и указываю людям, не осознавших себя, путь к возрождению. Для этого я здесь, на Халле.

- Позволю не согласиться с тобой, инквизитор. По разным причинам. Но основная в том, что ты, как обученный миссионер, не отвечаешь прямо на поставленные вопросы. Ты ловко лавируешь, как змея между камнями. Твои слова двусмыслены и искажают истину. Мне знакома ваша манера разговора, кровосос. Ты же понимаешь, что ты не первый, кто гостит у меня. И каждый из вас говорит одно и то же. О своем долге перед Всевышним, заботе о Его созданиях, спасении духа перед тьмой. И всё это — сплошная ложь! - сжал кулаки Зоран.

 Старик спокойно ответил:

- Хорошо. Ты прав! Мы - посланники церкви Благого Каденны - волей-неволей говорим иногда шаблонами, которые, как я вижу, вызывают у тебя ярость. Мы часто используем притчи и иносказания, но это не значит, что мы лжем. Я постараюсь быть предельно откровенным с тобой. У меня своя миссия на Халле. Мне действительно не понятно, почему ты стал бунтовщиком. Я уверен, ты сам прекрасно знаешь, что орден не позволит тебе долго развлекаться.

Монах подался чуть вперед. Огромная лапища телохранителя легла на его плечо и вдавила в кресло. Старик понял – лучше не двигаться.

- Конечно, среагирует! Этого я и хочу. Хочу, чтобы вы, наконец, вылезли из своих нор и показали, каковы вы на самом деле. Я уже год старательно давлю вас, кровососов, и жду, когда же вы обратите на меня внимание. А вы все никак не почешетесь. 

- Ты хочешь сказать, что убиваешь людей Конгрегации только для того, чтобы мы обратили на тебя внимание? - удивился монах.

- Я сказал другое, но суть ты уловил верно. Я даже уверен, что тебя прислали разобраться со мной. Можешь не утруждать себя ответом. Просто кивни, если я прав.
Капюшон едва заметно дернулся.

- Мои братья с базы ордена Инквизиции попросили меня поговорить с тобой. Не буду этого скрывать.

- Не сомневаюсь. Что конкретно интересует тебя и твоих братьев, кровосос? Раз уж тебе удалось найти меня, может, перейдем к делу, ради которого ты здесь. Я слушаю тебя, - Зоран склонился в насмешливом полупоклоне.

- Хорошо. Чтобы дойти до сути предложения ордена, мне необходимо понять, что тобою движет? Чем мы так тебе не угодили? Если не возражаешь, я задам тебе несколько вопросов. 

- Не возражаю. Задавай.

- Почему ты воюешь против Конгрегации?

- Собственно говоря, в этом вопросе и заключается вся соль, - Зоран подался вперед. - Как ты правильно заметил, я действительно бросил вызов, но не Конгрегации и уж, конечно, не Всевышнему. Я уже говорил тебе об этом, но ты сделал вид, что не услышал меня. Мой вызов брошен вполне конкретным людям, а не Вере! - при этих словах Зоран осенил себя знамением, проведя ребром ладони перед собой сверху вниз, как бы рассекая воздух. Закончил он жест необычно для верующих, прижав сжатый кулак к сердцу. - Итак, буду последовательным. Моя история связана с Узором Судьбы. 

Монах вздрогнул и тоже осенил себя жестом знамения.

«Ересь! Ересь!» 

Зоран усмехнулся: 

- Я знаю, как на вас, кровососов, действует упоминание Узора Судьбы, но, отрицая очевидное, ты не достигнешь понимания. Об этом поговорим позже, а пока я продолжу и расскажу тебе, что мне не нравится в Конгрегации Хоны.

Конгрегация Хоны состоит из двенадцати орденов, несущих людям истинную Веру и искру Всевышнего. Точнее, ордена несут Его благословение и искру апостола Хоны по всему Звездному сектору. Представители каждого ордена, включая различные планетарные структуры и влиятельные организации мирян, входят в Верховную Ассамблею, которая является правительством Конгрегации. В Верховной Ассамблее посланники орденов представляют не только интересы своих братств, но и решают текущие вопросы управления и вырабатывают общую стратегию развития Конгрегации Хоны. 

Количество представителей каждого ордена и организаций в Верховной Ассамблее различно и зависит от богатства и влиятельности. На самом деле, все важные государственные вопросы Конгрегации решаются, конечно, не в Ассамблее, а в консистории. Но и там нет единства мнений. Кардиналы разобщены, каждый отстаивают только свои интересы. Консистория - зеркальное отражение Верховной Ассамблеи, и количество голосов имеет значение при принятии важных решений. 

Самым могущественным и влиятельным орденом внутри Конгрегации Хоны является орден Инквизиции, сосредоточивший в своих руках почти всю власть. Это ни для кого не секрет. Мало кто рискует противостоять ордену, зная, что попадёт в лапы инквизиции. Только консистория в состоянии сдержать аппетиты инквизиторов и не дать им подмять под себя остальные ордена. 

Основная задача инквизиторов — уничтожение ереси. На окраине Конгрегации можно встретить проповедников, миссионеров, но чаще всего – монахов-инквизиторов. Можно подумать, орден печётся о новообращенных и не даёт им оступиться, но это не так. Инквизиция высылает на окраину своих проповедников с одной целью - заполучить планетарные энергетические ресурсы, прикрываясь миссионерской деятельностью.

- В любой независимой звездной системе, с которой орден Инквизиции заключил договор о сотрудничестве, непременно обнаруживаются эти самые ресурсы. Когда Комиссия по ресурсам и полезным ископаемым прибывает на планету для заключения сделки с местным правительством, то обнаруживает, что там вовсю уже трудятся миссионеры ордена Инквизиции. Они строят храмы, обращают местных жителей, а значит, по законодательству Конгрегации Хоны, это уже их территория. 

Торговая гильдия давно находится под крылом ордена Аскезы, и, как ты понимаешь, от такого положения дел они не в восторге. Торговцы и те, кто поддерживает Аскезу, мягко говоря, не дружат инквизиторами и дышат в спину миссионерам.
Зоран замолчал и посмотрел на инквизитора. Монах сидел неподвижно, лениво перебирая чётки.

- А еще, прикрываясь миссионерством, удобно вершить неблаговидные дела. Не только безнаказанно грабить целые планеты, выкачивая ресурсы, но и превращать население в рабов или подопытных кроликов. Например, использовать для опытов в лабораториях по модификации тел и духовных сутей людей. Причём хранители Веры не гнушаются нарушать главную заповедь апостола Хоны: «Дух должен быть чист и свободен»! 

И вот орден добрался до Халлы. Кто-то купленный в правительстве пропихнул в сенате Договор о сотрудничестве с орденом Инквизиции, несмотря на сомнительную репутацию этого самого ордена. Похожий договор предлагали до этого другие церковники, но Халла всегда дорожила своей независимостью. Видимо, инквизиторы смогли убедить сенат, что покровительство ордена принесёт выгоду Халле и им лично. С этого момента участь моей планеты была решена. С чем я, как добропорядочный гражданин, согласиться не мог.

Как ты понимаешь, ресурсов у меня немного, свергнуть правительство я не в силах. Мне остается лишь путь партизанской войны или террора. Не самый лучший вариант, но результат того стоит.

Особенно учитывая тот факт, что Комиссия по ресурсам и полезным ископаемым в любой момент может заявиться сюда и оспорить договор о сотрудничестве. Именно поэтому на любые враждебные действия местного населения орден всегда отвечает суровыми карательными рейдами.

Но странное дело: я тут уже почти год режу ваших администраторов, инженеров, наемных рабочих, местных князьков, возжаждавших прибыли и власти, миссионеров, монахов-инквизиторов, - и что? Я создал армию повстанцев на малом континенте, - а это очень дорого, между прочим, - а на меня обратила внимание только национальная армия Халлы. Потому что, видите ли, ее содержание обходится нашему сраному правительству дешевле, чем попытка договориться со мной. 

И вот, хвала Всевышнему, наконец-то появляешься ты, — уполномоченный представитель ордена. У тебя, как ты говоришь, есть ко мне деловое предложение, которое я готов внимательно выслушать. 

- Просто удивительно! Не каждый знает столько об устройстве Конгрегации, обитая за ее пределами. Однако из всего услышанного я понял, что ты ждешь реакции ордена. Ты дождался её. Я здесь. Чего ты хочешь от нас, Зоран? 

Зоран покачал головой. Он выдержал длинную паузу, не сводя глаз с монаха, барабаня пальцами по поверхности стола, и наконец произнес:

- Я хочу донести до вас слова Всевышнего, сказанные апостолом Хоной, дабы остановить ваши злодеяния, кои вы творите, прикрываясь Его именем и пред ликом Его.

Монах вскочил и, пылая гневом и возмущением, злобно прошипел: 

- Да как ты смеешь, червь, марать имя Всевышнего и святого апостола Его своим поганым языком? Поучать меня, служителя Всевышнего? 
Резкий рывок телохранителя вернул старика обратно в кресло, на этот раз буквально припечатав к спинке, так что с губ инквизитора сорвался стон. Старик яростно сжимал кулаки и сверкал глазами. 

 Эта вспышка гнева оставила Зорана равнодушным. Он закрыл глаза и произнес чуть нараспев: 

- Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, - так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нём, как молодое древо приносит плоды; без меня или вне меня нет ничего во вселенной. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, отпадет, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают.

В воздухе повисла тягостная тишина. Монах потрясенно взглянул на дерзкого юнца. Теперь он понял, что перед ним очень старый человек в молодом теле, свободно цитирующий строки древнего пророчества апостола. Пророчества, о котором не любили вспоминать в ордене Инквизиции, - оплоте чистоты Веры Конгрегации Хоны.

- Да кто ты такой, плевок Сатаны? - воскликнул монах. 

- Ну, кто я такой, полагаю, тебе уже ясно. А вот кто ты такой?

- Морран? 

- Ты всегда был самым догадливым, Тор. Или мне следует обращаться к тебе - паладин Тор? 

Монах склонил голову так, что тень от надвинутого капюшона закрыла половину лица. Губы плотно сжались в тонкую полоску - первый признак трансформации тела. Паладин Тор встретился с тем, кого много лет разыскивала вся Конгрегация, чей волновой код был разослан орденом по всем звездным системам.

Перед ним сидел его бывший наставник и учитель, предатель и отступник — сбежавший верховный инквизитор Морран. В душе монаха жгучая ненависть смешивалась с уважением.

Тор уже собрал комбинацию костяшек на чётках, превратив их в грозное оружие, не уступающее виброклинку. Монах давно настроил правильный ритм дыхания, и лишь ждал подходящего момента для вхождения в боевой режим. Тор изучил реакцию телохранителя и чувствовал каждое его движение. Мысленно инквизитор пытался дотянуться до серого убийцы, затаившегося где-то поблизости. Слова Зорана потрясли его, но уже не могли остановить трансформацию. 

Скользнув в боевой режим, паладин медленно подался вперед, чтобы охранник потянулся следом. Инквизитор вскочил из кресла, крутанулся вокруг него и оказался сбоку от телохранителя, который рефлекторно начал движение вперед. Взмахнув рукой, в которой были зажаты чётки, монах опустил их на шею громилы. Голова охранника еще только начала отделяться от шеи, а убийца уже переместился  в зону полумрака, где, по его расчетам, должен был находиться серый наемник, который до сих пор ничем себя не выдал.

Скорость, реакция и восприятие были обострены до предела, он мог определить местоположение любого человека в радиусе десяти метров по дыханию, запаху или сердцебиению. Но не в этот раз. Серый словно просочился сквозь стену или растворился в воздухе. Голова телохранителя еще не долетела до пола, а инквизитор вновь переместился. Он возник перед Зораном и взмахнул чётками, целясь в горло.

Сильный удар по затылку не позволил монаху завершить движение и отбросил в сторону. Старик упал, успев увидеть, как голова телохранителя глухо стукнулась о металлический пол модуля. Потом наступила тьма.

Похожие статьи:

РассказыРазвязчик

РассказыВедьма. Часть 1

РассказыПалач Глава 2

Рейтинг: +2 Голосов: 2 157 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Blondefob # 8 января 2019 в 21:44 +1
Хорошо,
хорошо,
потом посередке, бац!
"Нет, просто хочу пытаюсь логику твоих поступков";
"указываю духовным сутям, не осознавших себя";
"облекая свои мысли в двусмысленные слова, искажающую истину",
потом снова хорошо.
Пойду дальше читать. Понравилось. +
Дмитрий Мактаз # 8 января 2019 в 22:54 +2
Спасибо! Исправил огрехи.
vanvincle # 9 января 2019 в 15:08 0
Мнение некомпетентное, можно не обращать внимание, но...
Немного по стилистике:
сначала с зашкалом пафоса:"... лезвие клинка, древнего, как сама Вселенная...", "...замер, как змея перед броском...", "...очереди на конвейере смерти...", и тут же:"...Не ссы, Ваше святейшество, без башки все пахнут одинаково...".
По мне, так или - или. Или напыщенный велеречивый слог, или проза жизни.
По изложению.
Что означает:"По его горлу нетерпеливо ерзало лезвие клинка, оставляя на бледной коже неглубокие порезы...."?
Настолько тупое лезвие, что пришлось горло перепиливать? А наточить не пробовали?
Или вот ещё: "Старик попытался отодвинуться подальше от товарищей по несчастью"
Это клинком-то у горла?
Опять же описанная поза. Не думали. что в таком положении тела рубить голову несколько неудобно?
И что за архаичный способ казни? Ладно бы это было показательное и поучительное действо с избранными. Мол, гляди народ, как обсираются ваши вожди, и, заодно, так будет с каждым! Но это же, как написано выше "конвейер смерти"! А даже фашистское зверьё в 20-веке додумалась до более практичных методов для таких случаев.
И вообще, на кой был весь этот цирк, если потом всех перестреляли из импульсных пистолетов?
Кстати, с какого перепугу? Главарь( а, того, чтобы он был "...высокий, узкоплечий парень, хорошо сложенный, с ухоженными руками..." - достаточно, чтобы сделать вывод, что перед нами - главарь?) ни словом, ни жестом не отдал никакой команды!
Кстати, кто стрелял-то? Повстанцы из толпы? Своих не побоялись зацепить? Или свита? Дяденька, которому не нужно оружие, но, почему-то с пистолетом в руках?
Теперь общее замечание.
Есть такой автор Эдуард Веркин.Его "Бог калибра 7,62" заинтриговывает, захватывает с первых строк. Его детские страшилки, вроде "Шаги за спиной" - тоже.
И вот, когда автор состоялся, заслужил кредит доверия у читателя,он может себе позволить неспешное начало, как это сделал Веркин в "Острове Сахалин" или в "Через сто лет"( Кстати, по прочтению, мой кредит доверия к нему только вырос. Выдающиеся повести).
Всё вышеизложенное к тому, что у вас это второе выложенное произведение. По крайней мере - на этом сайте. То есть армия поклонников(и поклонниц) не караулит вас у подъезда, а критики не обливают вас грязью на просторах интернета. И в первой же главе начинать грузить читателя путаницей иерархий в вашей Вселенной:
"....Конгрегация Хоны состоит из двенадцати орденов, несущих людям истинную Веру и искру Всевышнего. Точнее, ордена несут Его благословение и искру апостола Хоны по всему Звездному сектору. Представители каждого ордена, включая различные планетарные структуры и влиятельные организации мирян, входят в Верховную Ассамблею, которая является правительством Конгрегации. В Верховной Ассамблее посланники орденов представляют не только интересы своих братств, но и решают текущие вопросы управления и вырабатывают общую стратегию развития Конгрегации Хоны..." - ну и так далее - по моему, сугубо личному мнению, рискованно. А ну, как он, читатель, плюнет и не станет запоминать, от чего зависит "количество представителей каждого ордена и организаций в Верховной Ассамблее" или, что "... все важные государственные вопросы Конгрегации решаются, конечно, не в Ассамблее, а в консистории"?
Всю эту, безусловно полезную, информацию, как мне кажется, можно было бы выдать порционно, по частям, а не вываливать сразу на голову читателю - авось, разберётся!
Дмитрий Мактаз # 10 января 2019 в 00:02 +2
Отчего же не обращать внимание на компетентное мнение мэтра. Весьма лестно, что на мою историю, обратил внимание такой мастер слова как вы. Это всегда неожиданно, когда опытный собрат по перу (позволю уж себе вольность в эпитетах), не просто высказывает своё мнение, а наставляет и посвящает в тонкости мастерства. Ничего, не скажешь - порадовали вы старика!
Вы абсолютно правы, у меня нет громкого имени в литературном мире, и армия поклонников не караулят меня, даже отряды злобных критиков не преследуют меня повсюду. Уверен, что вы, как состоявшийся писатель, не обделены вниманием и тех и других. Более того, я не являюсь ни Булгаковым, ни Снеговым, а всего лишь неумелый рассказчик своих историй.
Мои рассказы не такие захватывающие, как произведения Эдуарда Веркина, но тем не менее я позволю себя рассчитывать на своего читателя, руководствуясь афоризмом Гейне Генри (кредит доверия на уровне Гёте и Шиллера) "Умный всё замечает..."
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев