1W

Палач Глава 3

в выпуске 2019/01/31
9 января 2019 - Дмитрий Мактаз
article13822.jpg

                                             ***

- Все-таки я не ошибся, Тор. Тебя модифицировали в непобедимого паладина. Правда, твоя непобедимость вызывает у меня определенные сомнения, - прозвучал откуда-то издалека голос Зорана.

«Никакой это не Зоран, а беглый верховный инквизитор Морран, объявленный в розыск в Конгрегации. И мой бывший учитель», - подумал поверженный паладин Тор.
Боль багровым шаром пульсировала в области затылка. Хотелось свернуться в клубок и заснуть. Паладин не поддался слабости и начал мысленную диагностику тела.

- Ты недоумеваешь, как тебя смогли одолеть в состоянии боевого транса, - звучал голос Моррана. - В военной академии тебя научили, что невозможно предсказать траекторию движения паладина в скоростном режиме боя. Но есть один нюанс: скоростной режим используют для сокращения расстояния между тобой и противником. И как бы быстро ты ни двигался, ты движешься к определенной точке в пространстве, а не мечешься как заяц. Нет смысла гоняться за тобой по всему модулю, когда известно место твоего появления.

 Если ты сейчас, конечно, понимаешь, о чем я говорю, а не поглощен жалостью к себе.

- Вам бы лекции читать в военной академии, - прошептал паладин. Он смог перевернуться на спину и теперь пытался наладить дыхание и определить, откуда доносился  голос Моррана. 

- А я их и читал раньше. Как раз таким модификатам, как ты. Прости, паладинам. Но это было до того, как ты стал моим учеником.

Наконец-то туман перед глазами рассеялся, и монах увидел бывшего учителя. 
«Как я вообще его принял за какого-то мелкого бунтаря и садиста?» - подумал Тор. Острая боль отступила, теперь он мог нормально дышать. Тор попытался отползти в сторону.

- Я бы тебе не советовал делать резких движений. Твое тело получило серьезные повреждения. Рекомендую начать восстановительный комплекс упражнений. 


Монах подумал и решил прислушаться к словам бывшего учителя. Он закончил диагностику. Любое неосторожное движение могло привести к смерти, судя по трещине в основании черепа. Тор не стал спорить и погрузился в целебный транс.

Морран в это время изучил поступившее сообщение. Потом встал с кресла и подошел к обезглавленному телохранителю. В луже крови лежала голова с открытыми глазами. Молодой человек поднял отрубленную голову и бережно закрыл глаза покойного.

- Спасибо тебе, могучий Урс Абил! Верь, всё не напрасно. Ты знал, на что шел. Мы найдем тебя, где бы ты ни был, друг, - сказал он погибшему.

Морран с трудом перевернул на спину тело обезглавленного гиганта, сложил его руки на груди и вложил в них голову, как большую погребальную свечу. Лицо телохранителя было обращено в сторону убийцы. 

Закончив обряд, Морран посмотрел в сторону стены модуля. Из тени выступил  человек, одетый в серый плащ. Человек неодобрительно покачал головой. 

- Это важно, - бросил ему Морран и уселся в кресло – ждать пробуждения бывшего ученика.


                                        ***

Зал заседаний Верховной Ассамблеи поражал размерами и величественным декором. Он напоминал древний амфитеатр и был похож на огромную перевернутую чашу, накрытую сверху силовым куполом. Верхние ярусы амфитеатра возвышались над плато, нижние же глубоко уходили в скальный массив. В зале заседаний было двенадцать ступеней-рядов, широких и длинных на самом верху и уменьшавшихся с каждым последующим рядом. В первом ряду, перед ареной стояли кресла кардиналов – руководителей орденов, - двенадцать кресел. Ровно по числу кардиналов и орденов, ими возглавляемых. 

Сиденья в верхних рядах были напичканы автоматикой, обеспечивающей максимальный комфорт гостям. В нижних рядах кресел не было, лишь простые деревянные скамьи.
Арена, расположенная на дне амфитеатра, напоминала желтое око с темным зрачком черного трона, смотрящего пустующим сиденьем снизу вверх на присутствующих в зале. Пустая арена непроизвольно приковывала внимание. Казалось, что в любой момент на ней может появиться апостол Хона. 

Когда святой Хона привёл на Ватар кардиналов, он указал им на купол Верховной Ассамблеи.

- В храме Всевышнего вас будет слышать благой Каденна, а в Ассамблее вас буду слышать я. 

Существовала легенда, что святой Хона незримо присутствует в зале заседаний, восседая в кресле. Лишь кардиналы знали, что кресло ждёт другого хозяина.

Глядя на арену, человек ощущал душевный трепет. Были случаи, когда это состояние сменялось истерикой и сводило людей с ума. Поговаривали, что дыхание Хоны доводит до безумия нечестивцев. Если кто-то в зале начинал биться в припадке или терял сознание, он попадал в застенки инквизиции.

Скептики утверждали, что это технические уловки, позволяющие кардиналам держать паству в узде. Однако после случая, когда двое кардиналов сошли с ума на одном из заседаний, в это мало кто верил. А вот в присутствие апостола Хоны в зале Верховной Ассамблеи уверовали все.

Здесь проходили заседания коллегии кардиналов — вершителей судеб Конгрегации Хоны. Они были не такими праздничные и помпезные, как заседания Верховной Ассамблеи, но именно они определяли судьбу сообщества и его политику. 

Обычно кардиналы предпочитали находиться в резиденциях своих орденов и крайне неохотно выбирались на заседание коллегии. Злые языки болтали, что кардиналы боялись лишний раз испытывать на себе дыхание Хоны и потому предпочитали жить не в столице. Доля правды в этом утверждении была. 

Тем не менее, именно Ватар был средоточием власти Конгрегации. На нем находилось представительство каждого ордена; отделения крупных мирских организаций и синдикатов; располагались лучшие университеты и академии церковного сообщества; крупнейшие банки и их филиалы; башни-небоскребы Торговой гильдии; посольства и консульства государств обитаемого космоса; космические терминалы и военные базы. 

Ватар был сердцем Конгрегации. На планете был лишь один материк, окруженный океаном. Высокая гора вздымалась над бескрайними водными просторами, вершина её достигала границ атмосферы.

Верхушка горы была будто срезана руками титанов, образуя колоссальное по размерам плато с идеально ровной поверхностью из серого камня, без малейшего уклона или выщербинки. Сотворить такое мог, поистине, лишь Всевышний.

В центре площади Веры возвышался Храм Всевышнего Каденны. Его острые шпили терялись в белоснежных облаках. Рядом с ним даже высокие башни-небоскребы Торговой гильдии, стоящие на восточном краю, выглядели кукольными домиками. Единственным сооружением на плато Ватара, заглубленным в скальную породу, был амфитеатр Верховной Ассамблеи.


Кардинал Сет - крупный, грузный мужчина с оплывшим лицом и маленькими глазами, - был облачен в мантию цвета артериальной крови. Он восседал на скамье Верховной Ассамблеи в первом ряду и со скучающим видом слушал очередного докладчика, поющего дифирамбы Конгрегации и ее мудрому руководству. Его соседи по скамье - кардиналы Торез и Викор - со смиренным видом смотрели на вертикальную стену, вздымающуюся за ареной.

На гладкую поверхность стены транслировалось изображение докладчика. Иногда картинка менялась, и на стене появлялось лицо кого-то из присутствующих в зале. Предсказать или угадать, когда и кто отобразится на стене зала собраний, было невозможно. Чаще всего картинки менялись как калейдоскоп, но, порою, в течение всей сессии на стене отображался один человек. Это считалось плохим знаком, таких людей инквизиция брала на заметку.

Докладчик «висел» на стене всё время своего пылкого выступления. Было видно, что его лоб покрывает испарина. Он явно торопился закончить речь в надежде, что Око Хоны сфокусирует взгляд на ком-то другом. Скомкав концовку, посвященную юбилею Верховной Ассамблеи, он торопливо прошёл на свое место. 

На несколько долгих секунд его изображение застыло на стене, запечатлев испуганного человека с глазами, полными ужаса. Картинка моргнула и исчезла. В зале прозвучал вздох облегчение.

Сет недобро ухмыльнулся и тут же увидел свою ухмылку на стене, словно в зеркале. Кардинал взял себя в руки и мысленно прочитал молитву о прощении за гордыню. Картинка сменилась, словно Всевышний услышал его.

Сегодняшняя сессия носила праздничный характер и состояла в основном из хвалебных речей и здравиц. Важные вопросы, спорные дела и церковные разбирательства были отложены на завтра. Сегодня был день чествования Конгрегации и ее достижений. 

Сессия Верховной Ассамблеи подходила к концу и все с нетерпением ждали последней речи, чтобы присоединиться к праздничной процессии на площади Веры. По слухам, вечерняя служба в храме Всевышнего обещала быть потрясающе красивой и величественной. Ночной салют и парад космической эскадры станут апогеем празднества и демонстрацией могущества Конгрегации Хоны.

- Никогда мы еще не были так сильны и едины, как сегодня. Вы не находите, кардинал Сет? - неожиданно обратился к кардиналу его сосед - высохший и прямой как палка кардинал Торез.

- Безусловно, кардинал Торез. Хвала Всевышнему! - с деланным энтузиазмом согласился Сет.

«Интересно, этот выживший из ума идиот проверяет меня или он действительно так думает?» - мелькнула мысль у кардинала. Сет мысленно вознес молитву всепрощения. Не стоило дразнить судьбу накануне великих перемен, накликав на себя дыхание Хоны крамольными мыслями. Сет склонил голову перед стариком.

Кардинал Торез окинул собеседника цепким взглядом и вернул поклон уважения соседу, потеряв к нему всякий интерес. Кардинал Викор, сидевший рядом, с интересом слушал краткой разговор. Он понимал, что ничего хорошего он не сулит. Кардиналы орденов Аскезы и Инквизиции представляли две противоборствующие группировки, а это означало неизбежные трения на завтрашней коллегии.

Если большинство кардиналов коллегии разделяло взгляды кардинала Сета и безропотно признавало власть инквизиции, меньшинство стояло горой за праведность аскезы, декларируемую кардиналом Торезом. Несмотря на малочисленность голосов коалиции Тореза, потеснить строптивого праведника на коллегии кардиналов было непросто. Он был твёрд в своих взглядах и обладал большим авторитетом в Конгрегации. В отличие от инквизиции, чья власть держалась на страхе, орден Аскезы поддерживался обычными гражданами и мирскими организаций. Не считаться с этим было невозможно.

Как бы ни были непримиримы позиции двух кардиналов на коллегии, в миру они оба отстаивали целостность Конгрегации и ее интересы. Обрушиваясь друг на друга с критикой и упреками, они никогда не выносили свою неприязнь и противостояние за стены зала заседаний. Возможно, сегодня на празднестве Торез попытался протянуть руку своему врагу, а, возможно, хотел сказать что-то, понятное только им. Над этим задумался хитрый и осторожный кардинал Викор.

Торжественная часть чествования Конгрегации и Верховная Ассамблея подошли к концу. Кардиналы встали со скамей и проследовали на праздничную службу в Храме Всевышнего. Важные встречи, переговоры, интриги откладывались на завтра. До заседания коллегии кардиналов, которое многие ожидали с надеждой и нарастающей тревогой, оставалось меньше суток.


                                             ***

- Получаю телеметрию района со скиммера. Сигнал устойчивый. До места назначения семь миль. Ничего подозрительного не наблюдаю, - доложил командир первой группы.

Две тройки подлетали к месту назначения. Майор выслушал доклад и нервно забарабанил толстыми пальцами по столу. Командная комната, куда его запихнул сержант Крег, напоминала майору склеп. Расстегнув воротник кителя, Зейн поймал себя на мысли, что здесь душно и нечем дышать. Майор страдал клаустрофобией.

- Связь на мой канал.

Зейн поспешил на выход - вдохнуть свежего воздуха. Двое гвардейцев двинулись следом. 

В свое время именно болезнь не позволила ему попасть во флот, о котором майор мечтал после осознания себя в храме благого Каденны. Единственное, чего он смог достичь, так это поступления в представительство военной школы ордена Инквизиции на родной планете Иркалион Кос. 

Мысли о военной карьере стали приходить в голову Зейну во время посещений службы в столичном Храме, где проповедник красочно рассказывал об извечной борьбе Света и Тьмы в душевных сутях людей. 

Проповеди не производили сильного впечатления на осознавшего себя Зейна, но примеры из истории Конгрегации захватывали его воображение. История Конгрегации была полна испытаний, предательств и знаменитых космических битв, в которых выковывалось ее величие. На межзвездных просторах разыгрывались грандиозные игры — трагические, драматические — все участники которых были люди, получивших благословение святого Хоны.

Всесильные враги — коварные имперцы, Вечные — кровожадные убийцы, и исчадия ада ведьмы-мутанты, поклоняющиеся богине хаоса Айсу, - только и ждали удобного момента, чтобы вцепиться в горло церковному сообществу и разорвать его на отдельные княжества, с которых можно будет собирать дань. 

Конгрегация постоянно внушала гражданам ненависть к другим государствам.
Враги, которых Зейн видел в пропагандистских стереофильмах и новостях, выглядели неубедительно. Он понимал, что это просто другие люди. Учеба в родном университете Иркалиона Кос дала ему знания о технологии переноса личности в другие тела, которую давно использует Конгрегация, называя этот процесс таинством возрождения.

Какое же это таинство, если до появления на Иркалион Кос инквизиторов  местные ученые владели знаниями о переносе духовной сути в инкубаторское тело. Поэтому необычный вид «врагов» Зейн списывал на технологическую особенность созданных ими тел и не видел в этом ничего сатанинского или противоестественного. Тем не менее, Конгрегация Хоны регулярно участвовала в стычках и конфликтах с этими людьми, и молодой Зейн возжелал воинской славы.

Пройдя тест чистоты крови в местном отделении инквизиции, он был признан годным для служения Конгрегации. Он не смог пройти медицинское тестирование для  работы в космосе. Диагноз - клаустрофобия - поставил жирный крест на его мечте. Ему предложили выбор: либо стать монахом, либо наземным военным, который годился только на охрану наземных объектов и проведение локальных операций без поддержки флота и гвардии. Таких вояк флотские и гвардейцы презрительно называли «земляными вшами».

Зейн неохотно подписал контракт на службу в наземных войсках. Молодой романтик простился со своей мечтой и стал обычным охранником. Единственным утешением для Зейна была возможность бывать на разных планетах. Жизнь его протекала размеренно. В срок приходили благодарности, повышения по служебной лестнице. 

Но главной проблемой для Зейна стал лишний вес. Получив по контракту новое тело, Зейн немедленно обзавелся пузом.

Дослужившись до чина майора, служака рассчитывал покинуть опостылевшую службу и вернуться на родную планету, где не был уже много лет. Он уже договорился о теплом местечке в местном отделении ордена Инквизиции, - инструктором военной школы. И когда до окончания контракта на забытой Всевышним планете Халле оставалось меньше месяца, всё полетело к чертям, а, возможно, и дальше.

Майор вышел во двор базового комплекса, посреди которого зияла воронка. Зейн с тоской посмотрел в небо, не ожидая от него милости Всевышнего. Майора вполне бы устроили штурмовые звенья гвардейцев и парочка автоматических десантных дронов огневого прикрытия. Небо было безоблачным и равнодушным. Время близилось к полудню. День обещал быть жарким. Где-то за пределами атмосферы Халлы дрейфовал сторожевик капитан-командора Хаек, обещавший помочь, если что.

По милости чертового командора он вынужден с тревогой ждать новостей от своих людей и молиться, чтобы это самое «если что» не наступило. Чутьё майора подсказывало, что появление паладина и нападения на базу с грузовым терминалом - звенья одной цепи.

Совпадение исключалось, поскольку сам по себе факт нападения на орден Инквизиции, означал большую заваруху с очень неприятными последствиями для нападавших. Ни одна группа безумных фанатиков никогда бы не решилась бросить такой наглый вызов инквизиции. 

- Единица на связь! - пробормотал он в усик коммуникатора.

- На связи! - прошелестел в наушнике голос командира группы. 

- Расстояние до объекта?

- Около двух миль. Визуального контакта нет.

- Что наблюдаете?

- Лесистая местность. Впереди большая поляна. Посторонних объектов нет. Сканеры движения молчат.

На дисплей наручного коммуникатора майор Зейна поступала картинка со скиммера. Два звена гвардейцев, летящих на электромагнитных ранцах. Под ними редкий и чахлый лес. Прямо по курсу просматривалась небольшое пятно - какая-то проплешина. Впереди поляна, о которой докладывали гвардейцы первой тройки.

- Спускайтесь. Продолжить движение по земле, - отдал приказ майор.
Первая группа приземлилась и продолжила движение в пешем режиме. 

- Двойка, прекратить движение. Зависнуть.
Каким-то шестым чувством майор почуял, что впереди засада. Вторая группа гвардейцев прекратила полет, остановилась и зависла в воздухе в пяти милях от первой группы. 

- Единица. Внимание. Боевая готовность.

Первое звено гвардейцев медленно продвигалась сквозь редкий лесок, готовое к любым неожиданностям.

Гвардейцев атаковали с двух сторон. Огонь велся из штурмовых винтовок. Опасения Зейна подтвердились — его люди нарвалась на засаду.

Картинка на дисплее майора мигнула и погасла. Судя по всему, скиммер сбили ракетой. Такое могли проделать только из ПШК - переносного штурмового комплекса. Излюбленное оружие профессионалов-наёмников.

- Двадцать две цели. Идут встречным курсом в... - успел сообщить командир группы.
В наушниках майора звучали стрельба и матерщина. Зейн переключился на тактический дисплей, где зелеными маркерами были отмечены гвардейцы. Маркер командира погас.
Двое бойцов из первой группы перегруппировались и попытались оторваться от противника.

«В какое дерьмо меня втравил этот капитан-командор?» - подумал Зейн, наблюдая за зелеными маркерами.

- Вторая группа, уходите по земле к гарнизону местных.

Гвардейцы быстро разобрались в происходящем: произвели залп термозарядов по противнику, затем отключили движки на электромагнитных ранцах и снизились до верхушек деревьев. Ответный залп ПШК пришелся в пустоту.

Гвардейцы поспешно отступали, отстреливаясь и пытаясь оторваться от противника. Сигнал паладина исчез. 


                                            ***

Капитан-командор Хаек наблюдала за боем на Халле, подключившись к каналу передачи скиммера через местный спутник связи. Она успела разглядеть начало атаки и залп ракетной установки с земли, уничтоживший скиммер. Переключившись на канал связи майора Зейна с десантными группами, она без труда разобралась в картине боя.
Чутьё у «земляной вши» отменное. У его парней есть шанс выбраться живыми из  передряги. 

Майор-охранник оказался не так прост, как показалось на первый взгляд. Чтобы так быстро сориентироваться в ситуации, нужно быть опытным воякой с десятком «горячих» операций за плечами. А эта «земляная вошь» просто взял и «прочувствовал» обстановку. Интересный типаж. Да и гвардейцы его оказались парнями не промах. 

Восхищение майором и слаженной работой его бойцов сменилось беспокойством. Волновой сигнал паладина пропал. Компьютерные детекторы «Перста» больше не фиксировали сигнал, словно бы его никогда и не было.

Командор Хаек непонимающе уставилась на дисплей, на котором только что светилась красная точка, обозначая координаты местоположения паладина. Даже если паладин погиб, сигнал волнового кода не мог исчезнуть с монитора слежения. Маркер все равно бы светился на дисплее.

- Крипс, сравни волновой код паладина с тем, что мы получили с Халлы. 

- Но, командор, подделать волновой код невозможно в принципе, - возразил старпом.

- Мне это прекрасно известно, Крипс. Наш бортовой компьютер не принял бы подделку. Я уверена, что-то не так с этим чертовым сигналом. Неправильный он какой-то. 

Командор отвернулась от старпома. Она подключилась к спутнику местных и получала с него увеличенное изображение боя в реальном времени.

Хаек увидела сверху фигурки гвардейцев и их противников. Судя по всему, бойцам Зейна не удалось оторваться от преследователей. Те постепенно зажимали их в клещи. Гвардейцы не сбавляли темп, уверенно двигаясь в сторону местной военной базы.

«Ну, майор, ход за тобой. Рискнешь бросить в драку последний скиммер или позволишь своим людям погибнуть?» - подумала командор. 

- Командор! - прозвучал удивленный голос старпома. - Вы оказались правы. Координаты сигнала паладина - подделка.
Хаек обернулась и удивленно посмотрела на старпома.

- Сигнал, конечно, соответствует волновому коду паладина. В противном случае компьютер его бы не «услышал». Дело не самом сигнале, а в месте его появления. Именно место, в отличие, от сигнала фальшивое, - объяснил Крипс.

- Как такое возможно? - поинтересовалась командор.

- Очень просто, его ретранслировали с одного места планеты в другое. Другими словами, паладин был совсем не там, где мы думали. Ясно, что паладин активировал сигнал самостоятельно, но кто-то смог его перенаправить, а после заглушил.

- Мне казалось, что выкинуть такой фортель невозможно!

- Возможно, перенаправить сигнал, но полностью экранировать его очень сложно. По крайней мере, мне о таком тоже не известно. Рядом с владельцем сохраняется остаточное излучение духовной сути.

- Найди мне это остаточное излучение, Крипс.

«Кажется, я начинаю понимать, что происходит. Теперь ясно, почему уничтожили командный пункт планетарной базы и вывели из строя спутник связи. Чтобы мы здесь на орбите оказались слепыми и беспомощными. Орденский контингент сейчас занят восстановлением охранного периметра базового комплекса. А мне нужно или самой спускаться на планету, либо положиться на Зейна.

Тот, кто затеял операцию, знает о миссии паладина и о корабле прикрытия. И где-то в системе Халлы их ждет корабль. Это понятно, непонятно другое, зачем кому-то понадобилось транслировать фальшивый сигнал? Заманить в засаду тех, кто за ним придёт? Не вижу в этом никакого смысла.

Допустим, «террористы» и те, кто заманил в засаду гвардейцев Зейна, - одна и та же группа. Им нужен паладин, но они не знают, где он находится. Эти ребята перехватывают сигнал и идут по его следу. Скорее всего, группа майора Зейна столкнулась с поисковой партией неизвестных охотников, а не нарвалась на засаду.

Всё это допустимо, но не понятно, где паладин на самом деле? И не является ли создание этого бардака на Халле его заданием? Выявить заговорщиков или спровоцировать их на какие-то действия? Нет, не похоже. Тогда у меня были бы совсем другие инструкции. 

В этой игре есть кто-то ёще. Тот, кто транслирует ложный сигнал паладина. Похоже, миссия паладина как-то связана с этим неизвестным. Иначе к чему эти фокусы с фальшивым сигналом? Посмотреть, кто на него отзовется?

Нет, что-то не сходится в этой головоломке, хоть ты тресни. Паладин предупредил бы меня, если бы устроил такую ловушку сам. Скорее всего, этот «кто-то» переиграл паладина. Доказательств у меня нет, но это единственное логичное предположение. Значит, придётся спуститься вниз и разобраться во всем самой», - размышляла командор. Хаек не торопилась делиться мыслями со старпомом. Слишком многое ей казалось в этой истории притянутым за уши. Капитан-командор решила рискнуть и не ждать ответа из резиденции Ордена и от кардинала Сета.

Хаек расхаживала по рубке, погруженная в раздумья. Потом остановилась перед дежурным офицером:

- Включить сканеры дальнего обнаружения. Пошарьте по системе. Где-то болтается неизвестный корабль в «спящем» режиме. Приготовить десантный бот. Место высадки - наземная база ордена.

«Что-то мне подсказывает, что там будет скоро очень жарко», - подумала Хаек.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 228 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Blondefob # 10 января 2019 в 21:49 +2
Вместе с плюсиком очередная порция блошек:
- сосредоточием власти;
- Высокая гора вздымался;
- Докладчик «висел» стене;
- транслировать фальшивый сигнала.
Дмитрий Мактаз # 11 января 2019 в 01:34 +1
Спасибо!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев