1W

Палач Глава 6

в выпуске 2019/02/11
14 января 2019 - Дмитрий Мактаз
article13837.jpg

                                  ***

Сообщение майора Зейна, что база ордена атакована неизвестным противником, удивило генерала Шеир Уса. Затем по общему каналу связи генерал услышал звуки выстрелов энергопушек. 

Происходящее несколько выбивалось из общей канвы пророчества Моррана. Верховный Инквизитор предсказал возможное уничтожение базы, но в то же время просил помочь тамошним военным. Интересно, и как это можно сделать? Базу громят представители одного из орденов Конгрегации. Судя по всему, это люди Аскезы. Не зря же их крейсер появился в звездной системе Халлы. 

Другие бойцы Аскезы зачем-то гонят гвардейцев Инквизиторов по болотам, как зайцев. Чтобы там ни нашли Гвардейцы на Гиблых болотах, но они явно не собираются отдавать это «что-то» кому бы то ни было. Теперь воины инквизиторов драпают со всех ног к воинской части генерала.

Шеир Ус был уверен, что нападение на базу произойдёт после того, как его люди спасут гвардейцев от погони и официально передадут майору Зейну. Только тогда люди Аскезы получат повод атаковать базу инквизиторов. Как они там будут выяснять отношения и что делить, генералу было не интересно. 

Но сейчас общая картина происходящего не складывалась. Сканеры дальнего обнаружения засекли лишь один десантный челнок, приземлившийся на Халле. Возможно, каким-то образом команде таинственного челнока удалось незамеченными сесть на Гиблых болотах. Это казалось логичным. После уничтожения командного центра Инквизиторов челноку понадобилось бы несколько минут, чтобы долететь до базы ордена. Однако этого не произошло. Вместо этого в Гиблые болота сунулись гвардейцы.

Шеир Усу оставалось терялся в догадках: кто, в таком случае, черт подери, громит базу ордена из тяжелых орудий? Такое вооружение можно перевезти только на десантном челноке. 

Получалось, что злополучный челнок Аскезы всё-таки прилетел к стенам базы. Как раз после взрыва командного центра, но не со стороны Гиблых болот, а откуда-то из другого места. Если это так, то кто в таком случае охотится на инквизиторов на болотах? И что, собственно, с этого можно поиметь?

Операция по захвату столичного гарнизона и ключевых стратегических объектов уже началась. Сейчас генерал хотел разобрался с ситуацией у себя под носом. Интуиция подсказывала, что придется отказаться от скрытой попытки столкнуть врагов лбами, а действовать быстро и прямолинейно. 

Генерал Шеир Ус находился в кабинете с майором Каил Нисом, своим ближайшим помощником - и считывал данные с дисплея. Сейчас его интересовала информация, поступающая со спутника, - о продвижении гвардейцев ордена и их неопознанных преследователей. 

- Господин генерал, мне кажется, нет необходимости идентифицировать, кто есть кто, главное, чтобы они нам не мешали, - решился нарушить молчание майор. 

- Возможно, ты прав, но мы должны полностью понимать ситуацию, учитывая, что отправили десантные группы на помощь воякам ордена, но до сих пор не знаем, против кого?

- Мы уже вмешались во внутрицерковные разборки. Все наши расчеты строились на этом, - осторожно начал майор. 

- Это больше, чем мелкая разборка орденов. Мы оказались в самом центре мощной Развязки Узора. И наша судьба сейчас напрямую связана с судьбой Конгрегации, будь она неладна. Если мы в чем-то ошибемся, то не только нас с тобой, но всю Халлу Конгрегация разнесёт на атомы. У нас нет права на ошибку, Каил.

- Тогда остается только ждать.

- Боюсь, в результате мы ничего полезного не узнаем, - покачал головой Шеир Ус, не отрываю взгляд от мониторов слежения. 

Первая десантная группа, высланная генералом Шеиром Усом, дала четверым гвардейцам десять минут форы.

Десантники воспользовались боевыми наземными машинами. Подойдя на расстояние удара, бойцы Шеир Уса атаковала левый фланг преследователей гвардейцев.

Эта тактика дала неожиданный результат. Группа противника распалась на три звена. Звенья развернулись в сторону десанта, охватывая его с флангов. В воздух взмыло несколько ракет, устремившись к боевым машинам десантников. Миг - и обе машины объяты пламенем. 

В общей сложности понадобилось десять минут для уничтожения группы лучших десантников генерала. За это время гвардейцам удалось оторваться от преследователей. Они поднялись в воздух и выжали из своих электромагнитных ранцев максимум.

Вторая группа заняла более выгодную позицию. Десант навязал бой противнику на дальней дистанции. Враги решили не контратаковать. Они обогнули засаду и вернулись к преследованию. Ракеты штурмового комплекса остановились местных.

В это время военный переворот на Халле подходил к заключительной стадии — захвату Генерального штаба. Операция не предполагала ведения боевых действий рядом с базой Шеир Уса. Контингент части занял стратегические объекты столицы. Применение тяжелого вооружения было бы немедленно зафиксировано компьютерами Генерального штаба.

Сам генерал Шеир Ус должен был вылететь в столицу через двадцать минут. Он молча изучал данные и был мрачен, как грозовая туча. Неизвестный противник уничтожил десантную группу профессионалов, как кадетов во время тренировочного боя. Теперь противник не скрывался, а открыто шёл к стенам гарнизона, как будто это был какой-то лагерь школьников, а не укрепленная крепость.

Требовалось срочно вмешаться в ситуацию. Генерал объявил боевую тревогу. С этой минуты армия Халлы открыто выступила на стороне ордена Инквизиции, что делало ситуацию весьма щекотливой. 

Изначально основным мотивом заговора было желание высших офицеров армии избавиться от ярма ордена Инквизиции. А сейчас генерал был вынужден спасать людей ордена от врагов, которые могли быть потенциальными союзниками нового правительства Халлы. Шеир Усу еще предстоял трудный разговор с друзьями и соратниками. Нужно было объяснить, почему он помог гвардейцам инквизиторов. 
Шеир Ус был уверен, что поступает правильно. Генерал помнил о том, что сказал Морран. И верил ему. Человек, даровавший ему искру любви Всевышнего, не мог лгать.


В воинской части прозвучал сигнал боевой тревоги. Минуту спустя стационарные электроорудия гарнизона изрыгнули порцию закапсулированной энергии, нацелившись на квадрат, где дислоцировался неизвестными противником. Автоматическое извещение о стрельбе в гарнизоне Шеир Уса было немедленно отправлено в Генеральный штаб Халлы. 

Гвардейцы, воодушевленные огневой поддержкой союзников, развернулись и атаковали преследователей, вместо того, чтобы укрыться за стенами гарнизона. Несмотря на артиллерийский обстрел и численное превосходство противника, неизвестные до последнего продолжали преследование. Они стремились дотянуться до гвардейцев Ордена и отобрать или уничтожить у них то, что те подобрали на Гиблых болотах. 

Обе группы сошлись в смертельной схватке под стенами гарнизона, чтобы окончательно уничтожить друг друга через несколько секунд ближнего боя. 
В это время Генеральный штаб Халлы был захвачен заговорщиками. 


                                                ***

- Ну вот и всё, малыш.

 Морран развернулся к монитору и читал входящее сообщение.
Тор недоверчиво посмотрел на верховного инквизитора. Он не хотел расставаться с учителем.

- Учитель, вы открыли мне глаза, даровали прикосновение Благого Кадены, но не объяснили смысла происходящего и вашего участия в разворачивающейся Развязке Узора.

- Не переживай, малыш, - усмехнулся Морран. - У меня нет намерения использовать тебя втёмную. Я рассказал тебе почти все, что нужно знать.

Он подошел монаху и дружески похлопал по плечу потом прошел в дальнюю часть модуля, но почти сразу вернулся. В руках у инквизитора была плоская пластина, похожая на большую монету. Он положил «монету» перед Тором.

Это был стандартный серый жетон, куда записывался личный волновой носителя. Идентификатор оказался старого образца, который использовали до возникновения Конгрегации.

Такие идентификаторы Тор видел всего пару раз. Монах повертел в руках реликвию. Одна сторона исчерчена царапинами, а на другой - надпись, высеченная лазерным стилом: «Добро и Вера», и подпись — Сет. 

Монах посмотрел на учителя, ожидая разъяснений. Тот стоял, глядя на Тора со знакомой усмешкой: 

- Это мой идентификатор. С памятной надписью от старого друга. Хочу ему вернуть. Лично, к сожалению, не получится. Потому и попрошу тебя о маленькой услуге.

- Это все, что вы хотите? Передать ваш жетон кардиналу Сету? Вы так уверены, что я увижусь с ним?

- Конечно, увидишься, не сомневайся, - Морран усмехнулся и подмигнул монаху. 

- А теперь вернемся к делам насущным. Итак, тебя интересует Развязка, суть которой, как тебе кажется, ты правильно уловил. И ты хочешь знать, какую роль в этом сыграешь ты? Ну и самое главное, что я задумал?
Тор кивнул.

- Как ты знаешь, если есть начало чего-то, то есть и конец. И речь сейчас о конце нынешней эпохи. 

Сегодня ты станешь свидетелем и участником важного события – рождения новой эры. Тебе досталась удивительная роль в спектакле мастера Хоны. Поэтому сегодня тебе так важно иметь в своей духовной сути искру любви Благого Каденны. 

Ты сказал, я открыл тебе глаза. Так не закрывай их больше никогда, Тор! -  воскликнул Морран, вскидываю руку вверх, словно поднимая бокал вина за здравие. 

- Основная причина моего ухода, как я уже тебе говорил: несогласие с губительной политикой орденов Конгрегации и кардинала Сета в частности. Всё, что происходит в Конгрегации, не имеет никакого отношения к истинной Вере и великому дару Благого Каденны. Как бы странно не прозвучали мои слова, всё это - лишь часть игры апостола Хоны. Разгул безнравственности и попрание Веры. 

Я не могу молча смотреть на то, как превращается в прах все, ради чего мы жили и, тем более, принимать в этом участие. 

Кардиналы Конгрегации слишком заняты своими мелкими интрижками. Сет рвётся к власти и жаждет взойти на престол Наместника Хоны. Он знает: пока я жив, трона ему не видать. Именно поэтому мой бывший друг так жаждет моей истинной смерти.
Когда он слишком близко подошел к осуществлению своего плана, мне пришлось исчезнуть. Репутация палача послужила мне защитой. Со мной попросту боялись связываться. Поэтому ордена Конгрегации оставили меня в покое и особо не искали, ограничившись объявлением награды за информацию о моем местопребывании. Бросить вызов верховному инквизитору, как ты понимаешь, они бы никогда не решились.

Несмотря на это, моя истинная смерть - лишь вопрос времени. Я уже смирился с этим, но столкнулся с непредвиденным обстоятельством. Если говорить начистоту - меня спасла любовь. 

Морран повернул голову туда, где, в сумраке модуля скрывалась серая фигура его телохранителя. Тор невольно повторил движение учителя и уставился в ту же сторону, пытаясь уловить хоть какое-то движение в темноте.

Из мрака вынырнула серая фигура и встала рядом с Морраном. Тор - паладин, натренированный распознавать местоположение человека по легчайшему движению воздуха, - вздрогнул от неожиданности. Он совершенно ничего не ощутил: ни звука дыхания, ни биения сердца — ничего, кроме едва слышного шелеста.

Длинный плащ и капюшон скрывали очертания фигуры и лицо наемника. Тор был уверен, что экипировка серого бойца из гильдии убийц позволяет ему видеть окружающее в разных спектрах восприятия. Паладин — боевой рыцарь ордена - знал в толк в таких вещах. 

Тор пристально всматривался в серого убийцу. Наконец, паладин не понял – нет, - но догадался. Перед ним – женщина! 

- Это… она?!

Серый скинул капюшон. Длинные рыжие волосы упали на плечи. Девушка была невероятно красива. Классический овал лица, молочно-белая кожа, чувственный рот с ярко-красными губами. Большие миндалевидные глаза с черным вертикальным зрачком равнодушно смотрели на изумленного монаха.

Тор был потрясен. То, что подругой учителя могла стать наемная убийца, - уже казалось чем-то невозможным. Но настоящий шок паладин испытал, когда понял, что перед ним - не просто наемница, а ведьма Айсу - живое воплощение смерти в обитаемой Вселенной.

В духовной сути Тора начал зарождаться страх. Морран понимал чувства ученика, потому и постарался мысленно успокоить его.

Минуту спустя паладин, наконец, смог взять эмоции под контроль. Теперь он спокойно сидел в кресле, ожидая продолжения. 

Морран улыбнулся и, как ни в чем не бывало, вернулся к прерванной беседе:

- Понимаю твои чувства, малыш, но ты сам выразил желание узнать суть происходящего и мою роль в Развязке.

Ведьма Айсу неподвижно стояла, безучастно разглядывая Тора, словно неодушевленный предмет. Ее лицо было равнодушно, а взгляд ничего не выражал. Но Тор помнил, как быстра и опасна может быть эта прекрасная девушка. 

Ведьма Айсу была высока и стройна, в ней было что-то змеиное – так гибко и плавно она двигалась. Ещё при первой встрече Тору почудилось нечто необычное, но тогда он не придал этому значения. 

В распахнутом вороте плаща виднелись чешуйки телесного цвета. Похоже, они покрывали всю кожу ведьмы и, когда она шевелилась, издавали легкий, еле уловимый шелест. Поймав изучающий взгляд паладина, ведьма слегка улыбнулась. Мелькнули острые клыки.

- Можешшь обращатьсся ко мне Чирра, инквизитор, - надменно прошипела высокомерная служительница Айсу.

Тор продолжал пялиться на ведьму, как на смертоносную змею, еще не решив, как себя следует вести.

- Благодарю тебя, Чирра, за оказанную честь, - вежливо поклонился паладин. 

Та лишь еле заметно кивнула головой и отступила назад. Морран, прочитав очередное сообщение на коммуникаторе, обернулся к Тору.

- Я бы с удовольствием поговорил с тобой о любви, но времени для этого совершенно не осталось. Одно скажу: когда в тебе живет божественная искра любви, она способна войти в резонанс с другой божественной искрой. Не нужна процедура чистоты крови, чтобы почувствовать любовь другого человека. Более того, эта процедура была придумана, чтобы имитировать любовь, заменить ее суррогатом.

Если твоя духовная суть не отягощена осознанным злом, Любовь звучит в ней как музыка, усиленная искрой, дарованной божеством. Чтобы это понять, нужно это пережить. 

У тебя будет время обдумать мои слова, и надеюсь, понять меня, но сейчас нужно сконцентрироваться на другом. События развиваются быстрее, чем я ожидал, - Морран снова взглянул на коммуникатор.

Ведьма молча стояла рядом с инквизитором. В её глазах, обращенных на возлюбленного, появилась грусть.

- Я слушаю, учитель,- кивнул Тор.

- Когда я попал на Халлу, у меня не было конкретных планов. Я просто сбежал из змеиного гнезда, которым стала Конгрегация. Не было сил смотреть, как рушатся наши мечты, как забывается наша миссия — нести истинную Веру и любовь Благого Каденны. Люди, с которыми я когда-то шел по пути Веры, превратились в мелочных властолюбцев. Им было наплевать на идеи Конгрегации, они были заняты своими интригами. 

Здесь, на Халле, я встретил Чирру. Она воскресила мою Веру. Я уже говорил: служительницы Айсу близки нам по Вере. В их духовных сутях горит искра любви Всевышнего, переданная им Верховной богиней. Теперь ты и сам это чувствуешь.
Искра Богини Айсу отличается от искры Благого Каденны. Любовь Богини немного иная, но столь же сильна и чиста, как и Любовь нашего Бога. Служительницы, так же, как и мы, способны осознать себя. Несмотря на их необычный внешний вид, они ближе нам по духу, чем имперцы, похожие на нас только внешне.

Любовь вспыхнула во мне внезапно. Конечно, нас сблизила Вера и понимание ее божественной сути, но для настоящей любви этого недостаточно. Я и раньше любил женщин, но никогда моя душа не звучала в унисон с другой. Никогда прежде любовь не была настолько гармоничной. Впервые я столкнулся с тем, что любовь человеческих существ может быть безусловна, как Любовь Всевышнего. И это меня ошеломило. Думаю, это ошеломило нас обоих. Мы понимали друг друга без слов, лишь прикасаясь к божественным искрам наших душ.

Мы чувствовали друг в друге искры наших Богов. Кроме любви, Чирра поделилась со мной знаниями, которые дополнили моё понимание Узора Судьбы и его роль в наших жизнях. Как и Чирра, я почувствовал живое дыхание Узора. После этого я начал понимать игру, задуманную мастером Хоной. 

Благодаря Чирре я смог ощутить, а затем увидеть надвигающуюся Развязку.
Понадобилось время, чтобы понять, где именно разворачивается воронка. Она сформировалась над Халлой, иногда сдвигаясь к Ватару, словно грозовая туча, гонимая ветром.

Колебания воронки могли продолжаться до бесконечности, если бы я не вспомнил о юбилейном заседании Ассамблеи. У меня появился шанс изменить ситуацию, и я начал действовать. 

- В каком смысле действовать, учитель? И о каком шансе вы говорите? - встрепенулся монах. Тор прислушивался к каждому слову Моррана, к вибрациям его крови.

- Малыш, я уже объяснил тебе причину моего исчезновения из Конгрегации, - тяжело вздохнул верховный инквизитор.

- Да, я помню, учитель. 

- Когда-то я дал слово праведному Хоне, обещал быть его мечом, оберегать Конгрегацию от внутренних и внешних врагов. Не в моих привычках избегать ответственности за взятые на себя обязательства. У меня есть все основания считать, что наступает день исполнения пророчества о пришествии наместника Хоны. Я не могу допустить, чтобы этим наместником стал кардинал Сет или кто-то из кардиналов.

- Я понимаю, но… - начал было Тор, но осекся, не закончив фразы.

- Вряд ли ты понимаешь меня. Время твоего понимания придет позже. А сейчас я закончу рассказ.

Не буду теоретизировать, кто или что стоит за Развязкой, остановлюсь лишь на том, что она нацелена в самое сердце Конгрегации — Ватар. Не я один умею анализировать и делать правильные выводы. Приближение Развязки заметили и другие. Все, кто опасается пророчества апостола Хоны, и боится его. Эти люди тоже начали действовать. 

Причина твоего появления на Халле - желание кардинал Сета стать наместником. Сет знает, я не позволю ему захватить власть, даже будучи в изгнании. Ему прекрасно известно, что Конгрегации нужны новые люди, те, кто поможет ей сохранить себя и выйти на новый уровень. Сет уверен, что он справится с ролью наместника, но это не так. Церковному сообществу сейчас нужны такие люди, как ты, Тор.

Монах прекрасно понимал, что кардинал Сет рвётся занять место наместника Хоны и готов ради этого на всё. Но сам Тор не представлял, как можно взойти на престол без благословения апостола или хотя бы одобрения со стороны верховного инквизитора.

 - Я все подготовил к твоему приходу, малыш. Будь добр к людям Халлы, это они помогли в трудную минуту твоему ордену. Мне бы хотелось о многом тебе рассказать, но придёт время, и ты сам всё поймешь. Главное, что в твоей духовной сути горит искра Каденны. Не потеряй этот Дар. 

А сейчас я спрашиваю тебя, паладин Тор: готов ли ты принять ответственность за Веру и Конгрегацию? 

Тор вновь увидел перед собой верховного инквизитора Конгрегации, имевшего исключительное право, дарованное ему апостолом Хоной, - вопрошать и карать. 

- Да, учитель, я готов! - монах опустился на колени, склонив голову. 

- Готов ли ты принять идеи церковного сообщества - Конгрегации Хоны, завещанные нам святым апостолом Хоной, и следовать им?

- Готов, учитель!

- Готов ли ты полностью посвятить себя служению Конгрегации Хоны?

- Готов, учитель!

- Готов ли ты направлять свои помыслы и действия на процветание и сохранения целостности Конгрегации Хоны?

- Готов, учитель!

- Готов ли ты беспощадно карать врагов и предателей Конгрегации Хоны?

- Готов, учитель!

- Готов ли ты претерпевать тяготы и соблазны на пути служения Конгрегации Хоны?

- Готов, учитель.

- Я принимаю твое служение. Я, - первый кардинал ордена Инквизиции и нынешний верховный инквизитор Конгрегации Хоны Морран, - слагаю с себя полномочия и передаю их тебе, паладин Тор, своему ученику и избраннику апостола Хоны. 
Морран возложил руку на голову нового верховного инквизитора, благословляя его. 

Только кардиналы, избранные апостолом Хоной, обладали правом назначения человека на высокий пост внутри церковного сообщества. 

Отныне Тор становился верховным инквизитором Конгрегации Хоны и мог подтвердить свои полномочия перед коллегией кардиналов, пройдя процедуру чистоты крови. Формально Тор был не просто равен кардиналам, но имел право налагать вето на решение главы любого Ордена Конгрегации или всей коллегии кардиналов.

Его личный волновой код преобразился после благословения Моррана. Теперь он имел маркировку, подтверждающую новый сан. Тор не знал, как появляется такая метка в волновом коде. Это было одно из чудес Конгрегации. 

Власть Тора на любой планете Конгрегации Хоны стала практически безгранична. И он совершенно не понимал, что ему теперь делать. 

- Слишком много на тебя свалилось сегодня, Тор. Я понимаю твои чувства, но это только начало пути. Поверь, ты будешь часто вспоминать этот день, как самый спокойный в жизни, - с улыбкой сказал Морран.

- Что я должен делать, учитель? 

- Исполнять свой долг перед Конгрегацией! Коллегия кардиналов изжила себя. Кардиналы предали идею Конгрегации, изменили Вере. Этому нужно положить конец. Ты теперь верховный инквизитор и вправе решать, что с ними делать.

- Их необходимо покарать, учитель? - с грустью спросил бывший паладин. 

- Ты - верховный инквизитор Хоны! Ты - его высший суд. Не жди ни от кого подтверждения или совета, что необходимо, а что нет! Это решаешь ты, и ты несешь ответственность за свои решения! Отныне ты - воплощение справедливости церковного сообщества и только тебе решать, что необходимо для его блага.

- Я понял, учитель.

- Отныне ты не думаешь, а знаешь. Вот отличительная черта верховного инквизитора и палача Хоны. И начать свое служение ты должен здесь и сейчас.

- Я должен решить вашу судьбу, учитель?

Сейчас перед Морраном стоял не ученик, но нынешний верховный инквизитор Конгрегации. Тот, кто имеет право вопрошать и выносить приговор.

- Готовы вы отвечать на мои вопросы, кардинал Морран? 

- Я готов отвечать, верховный инквизитор. 

- Занимая высокий пост верховного инквизитора, вы предали идеалы Конгрегацией Хоны. Почему?

- Я проявил малодушие, верховный инквизитор.

- Поясните. 

- Я видел, как меняются кардиналы церковного сообщества. Видел, как мои друзья и соратники отходят от заповедей апостола Хоны. Видел ослабление истинной Веры в их духовных сутях. Наблюдал, как политика коллегии кардиналов ведет Конгрегацию к гибели. Видел, - и не воспротивился этому. Мне казалось, они опомнятся, усмирят свою гордыню. Я говорил своим братьям о пропасти, в которую мы падаем. Но слов было недостаточно. Вместо того чтобы действовать, как верховный инквизитор, я сбежал.

- Я услышал вас… Несколько лет назад на заседании коллегии двое кардиналов сошли с ума прямо в зале заседания Верховной Ассамблеи. Почему вы не пощадили их? Они тоже были вашими соратниками, как и нынешние кардиналы. 

- На них указал сам апостол Хона, наслав безумие. Я лишь выполнил свой долг верховного инквизитора. 

- Значит ли это, что если бы апостол Хона не подал вам знака, вы бы не тронули нечестивцев? 

- Да, верховный инквизитор, так и есть. Апостол Хона прямо указал мне на мою предвзятость по отношению к друзьям и братьям по Вере. Я должен был немедля приступить к своим обязанностям и вопросить каждого кардинала, но я этого не сделал. Я сбежал, не сложив с себя полномочия верховного инквизитора.

- Я услышал вас… Признаёте ли вы свою вину, кардинал Морран, - перед Конгрегацией и её апостолом Хоной?

- Признаю, верховный инквизитор.

- Я услышал вас… Совершали ли вы иные преступные деяния?

- Нет, верховный инквизитор.

Тор задумался на несколько минут, а затем огласил приговор:

- Моё решение. Обвиняемый, вы нарушили свой долг перед Конгрегацией Хоны и подвергли опасности ее целостность и процветание. Вы бездействовали на посту верховного инквизитора, когда кардиналы - служители Хоны - злоупотребляли своей властью, тем самым нарушая заповеди апостола. Вы не препятствовали преступным замыслам кардиналов, угрожающим целостности Конгрегации. Вы не исполнили свой долг, пойдя на поводу своих чувств и привязанностей.

Я - верховный инквизитор Тор - признаю вас виновным в измене Конгрегации Хоны и приговариваю вас, кардинал Морран, к Забвению. Отныне вы не будете ничего помнить о себе прежнем, в каком бы теле ни находились, и будете проживать жизненные циклы как обычный человек. Вы никогда не сможете осознать себя. Никто не сможет узнать в вас верховного инквизитора Моррана по волновому коду. Он изменится после вступления приговора в силу. Вы не сможете занимать церковные должности в Конгрегации Хоны. Так будет пока Благой Каденна или его апостол Хона не изменят кару или вашу судьбу.

- Я принимаю кару, верховный инквизитор Тор.

Они стояли друг напротив друга - два верховных инквизитора, - бывший и настоящий. Оба понимали, что Забвение - не пустые слова, а самый суровый приговор в Конгрегации, который мог вынести лишь верховный инквизитор. Обратной силы приговор не имел. Это был самый жестокий Дар Хоны своим детям. 

После оглашения приговора автоматически запускался ментальный механизм, разрушающий личность приговоренного, буквально сводя его с ума от боли. Боль была настолько невыносима, что приговоренного сразу казнили.

- Вижу, что я не ошибся в тебе, - поморщился Морран.

- Это мой долг, учитель, – мягко ответил Тор.

Он понимал, что сейчас будет происходить с Морраном, как и то, что должен будет довести дело до конца и убить учителя, чтобы избавить его от мук и безумия. 

- Ты - истинный верховный инквизитор. Ты не дрогнул и вынес приговор, зная, что Чирра может убить тебя, не дав дочитать его до конца. Ты — мой достойный приемник и праведный меч Хоны! Пройди свой путь достойно, - Морран с трудом договорил последнюю фразу и, покачнувшись, стал заваливаться на спину.

Судорога боли прошлась по его телу. Чирра подхватила возлюбленного, бережно опустила на пол, положив его голову себе на колени. Она провела рукой по волосам Моррана и что-то тихо прошептала.

- Подними меня! - прохрипел Морран. Тело уже почти не слушалось его. Бывший инквизитор вцепился в руку служительницы Айсу скрюченными пальцами.

Она помогла ему подняться.

- Чирра поможет тебе выбраться отсюда. Давай. Не тяни, малыш. За…

Отрубленная боевыми чётками голова взлетела в воздух и подхвачена служительницей Айсу. Кровь из перерубленной шеи окатила жрицу, заливая бледное лицо и серое одеяния. Верховный инквизитор Тор стоял перед ней, сжимая в руках оружие.
Ведьма Айсу бережно опустила на пол тело Моррана, скрестила его руки на груди и вложила в них отрубленную голову. Она закрыла глаза покойному и нежно поцеловала в лоб.

Потом служительница Айсу выпрямилась и посмотрела в глаза убийце любимого. 

- Чирра, ты знаешь, что я не мог поступить иначе, - склонил голову Тор.
Он дезактивировал чётки и убрал их в рукав рясы. Ему хотелось отодвинуться как можно дальше от этой страшной женщины, но он поборол страх и, не дрогнув, посмотрел в глаза ведьме Айсу. 

- Ты и не должен был посступить по-другому, инквизитор.

Чирра подошла к коммуникатору, набрала на дисплее какое-то сообщение и прошипела:

- И он не мог посступить по-другому. Он был до конца верен идеям Конгрегации. Он мог сстать масстером Игр, но не захотел и оссталсся ссамим ссобой. Надеюссь, ты поймешь это ссам, инквизитор. Что это значит - быть ссамим ссобой.

- Я тоже любил учителя, Чирра. Но я должен был выполнить свой долг.

- Любовь - сслишком дорогая вещь, инквизитор, и цена за нее вссегда выссока. Ты очень сскоро убедишься в этом ссам. А ссейчас убирайсся отссюда! Сскоро за тобой прилетят люди ордена, - прошипела ведьма Айсу.

- Конечно, Чирра. Прошу, ответь только на один вопрос. Морран сказал, что приходит время других людей. Кого он имел в виду? Людей, таких, как я? 

Какое-то время ведьма всматривалась в лицо инквизитора, словно пыталась прочитать его мысли. Потом сказала: 

- Я отвечу тебе, вопрошающий. Каждая игра развивается по спирали. Игровые сценарии повторяются на самом низком витке. Каждый новый виток требует от участников вссё меньшей ответсственноссти за ссвои решения и понимания игры. Такие ссильные личноссти, как Морран, нужны только в начале больших игр. Они в ссостоянии понять предложенную игру и вдохнуть в нее жизнь. Дальше они сстановятсся сслишком опассны, потому што расстет их уровень оссознания и ответсственноссти. Твой апосстол поймал Моррана, как и других сильных его друзей, в ловушку ответсственноссти.

Иссс такой ловушки можно выйти, лишь будучи оссознанным, или идти на поводу у Мастера игр и сстать его пешшкой. Те, кто оссознает исстинноссть игры, очень опассны и неуправляемы. Они сстановятсся не нужны Масстеру Игр. И тогда приходит время других игроков. Новый виток — новые люди, почти вссегда сслабее предыдущих. Морран не хотел, чтобы ты вступил в игру, как сслепец. Он любил тебя и расcсказал о Масстере Хоне, чтобы ты оссознал ссебя и ссвою роль в чужой игре.

Она стояла, опершись руками о край стола. Ведьма явно наслаждалась замешательством Тора.

Служительница Айсу подавила желание разорвать убийцу Моррана голыми руками и просто смотрела не него полным ненависти взором.

- Не забудь, што Узор Ссудьбы любит бессконечное разнообразие игры. Ты можешь изменить игру, повышая ссвою оссоззнанноссть. Будь наблюдателен, инквизитор, и не бойсся увидеть исстинную картину. Морран дал тебе знания, указал направление, куда ссмотреть. Так не подведи его. Помни о ссвоем учителе, инквизитор! 

Чирра нажала на кнопку. В гладкой стене модуля открылась дверь.

Тор понимал, что Чирра хочет остаться наедине с телом навсегда потерянного возлюбленного. Он никогда не сможет узнать ее при встрече в другом теле, даже если она разыщет его духовную суть во Вселенной. 

Бывший паладин бросил последний взгляд на обезглавленное тело, поклонился ведьме, склонил голову перед останками учителя и вышел.


                                            ***

- Сигнал! Принимаю устойчивый сигнал паладина! - крикнул техник, обернувшись.
Капитан-командор Хаек закрыла глаза и вознесла благодарственную молитву. Паладин появился очень кстати. В этой чертовой системе, на задворках Цивилизации, все словно с ума посходили. 

- Координаты, - коротко бросила она.

По дисплею пробежала колонка цифр.

- Какого чёрта он делает на малом континенте, если мы засекли его сигнал рядом с базой ордена пару часов назад? - вырвалось у Хаек. - Крипс, проверьте подлинность волнового кода.

- Уже, Командор. Это он.

- Рассчитайте новый маршрут для десантного бота и время его посадки в квадрате, где находится паладин, - распорядилась Хаек. Она не знала, чего ожидать на этот раз  и была готова к любым неожиданностям. 

- Десантный бот еще не вошел в атмосферу и может переместиться туда по низкой орбите. Время прибытия - приблизительно сорок минут.

- Всё-то у вас, Крипс, приблизительно, - проворчала себе под нос Хаек. 
Она прекрасно понимала, что вычислить точное время посадки будет возможно лишь через минуту-другую, но наличие под боком боевого крейсера Аскезы нервировало командора.

- Сделано. Виноват, Командор. 

- Как там наши друзья с «Добродетели»? - поинтересовалась капитан у дежурного офицера. 

По ее мнению, сейчас должно было начаться самое интересное. Хаек знала, что техники с Аскезы также приняли сигнал паладина. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: людям Аскезы тоже нужен паладин. Хаек оставалось только ждать, что они предпримут. 

- Тишина, командор. Никакой активности на «Добродетели» не зафиксировано.

- Ну-ну, посмотрим, что задумал капитан Ирмас, - пробормотала Хаек, не сводя глаз с монитора слежения.

Старпом закончил расчеты и скинул их капитан-командору.

- Передайте новую вводную экипажу, пока у нас устойчивый канал связи. Они должны найти паладина в заданном квадрате и оберегать его жизнь любой ценой. Ждать дальнейших распоряжений.

В ее распоряжении было около сорока минут. За это время оперативная обстановка могла кардинально измениться. Сейчас капитан-командор молилась, чтобы с ботом и ее людьми ничего не произошло. Или не случился еще какой-нибудь сюрприз, на которые сегодняшний день оказался очень богат. На планете гвардейцы Хаек могли справиться с любой опасностью. Но сейчас они представляли удобную мишень для орудий крейсера Аскезы. Это нервировало капитан-командора.

Офицеры в рубке не хуже Командора понимали ситуацию и замерли перед мониторами, наблюдая за маневрами десантного бота, уже нырнувшего в атмосферу планету. Тишину нарушил сигнал вызова с Халлы. Хаек вздрогнула.

Она не ожидала хороших новостей со злополучной планеты. Связь с майором пропала полчаса назад, когда начался штурм базы. Что там могло произойти за это время, известно одному Всевышнему. 

На видеосвязь рассчитывать не приходилось, но голосовая связь работала.

- Капитан-командор Хаек, говорит сержант Крег. Наземная база инквизиции на Халле. 

- Гвардеец?

- Так точно, капитан-командор! Гвардия Конгрегации.

- Что с майором Зейном, сержант? Он жив? 

За последние часы Хаек прониклась уважением к майору - «земляной вше». Про таких в Гвардии говорят: «парень со стальными яйцами». 

- Жив, Капитан-командор. Майор контужен, но в целом в порядке. Ему трудно говорить. Он приказал мне связаться с вами. Мы просим помощи в эвакуации раненых.

- Принято. Доложите обстановку.

- Атака отбита. Противник уничтожен. Мы понесли потери. Трое тяжелых. 

- Принято. Известно, кто атаковал базу? 

- Нет, капитан-командор. Группа прибыла на челноке торговцев. С виду обычные наёмники с Окраины. Только для наёмников слишком хорошо обучены и экипированы.

- Какое у них было вооружение?

- Вооружение стандартного армейского образца, включая «Адскую плеть». Идентификационные номера удалены. Можно было еще вычислить по автоматическому дрону, но майор его подстрелил. По обломкам трудно что-то понять.

- Что сделал майор? - опешила Хаек. 

- Майор повел нас в атаку. Обстрел из «Адской плети» вынудил нас приземлиться. Майор отключил броню, прошёл зону поражения плети и поджарил из винтовки армейский дрон. Обнаружил противника, первым запрыгнул во вражеский периметр и уничтожил оператора «Адской плети», - отчитался сержант и вздохнул.

Офицеры, дежурившие на мостике, слышали доклад по открытому каналу связи. Все они были ошеломлены. Военные прекрасно знали, что шансы пройти зону поражения «Адской плети» равны один к десяти, а уж шансы сбить автоматический армейский дрон практически равнялись нулю. За всю военную историю Конгрегации такие случаи можно было пересчитать по пальцам одной руки. История была слишком невероятна, чтобы не оказаться правдой. 

Факт уничтожения бронированного армейского дрона из стрелкового оружия превращал неуемного майора в легенду Гвардии. А Зейн умудрился еще и выжить возле «Адской плети», и уничтожить её оператора. Удача – капризная богиня, - но, похоже, сегодня за спиной майора Зейна стоял сам Всевышний.

Капитан-командор Хаек переварила услышанное и вернулась к разговору:

- Сержант, надо мной висит крейсер Аскезы. Мои люди выполняют приказ. Выслать их к вам не могу. Если вы обратитесь к местным за помощью, я вас пойму. Обстановка может измениться в любой момент, но обещаю, что я лично спущусь к вам, как только смогу.

За разглашение таких сведений (просочись хотя бы намек о случившемся в штаб ордена), капитан-командора ждал трибунал, но «земляные вши» сегодня заслуживали правды.

- Похоже, у вас там жарче, чем у нас, капитан-командор. Желаю удачи! 

- Похоже, - легко согласилась Хаек. - Надеюсь, что вы не растратили весь запас удачи на этой планетенке, и нам что-то перепадет.

- Надеюсь. Да поможет вам Всевышний! 

- Благодарю, сержант. И передайте, пожалуйста, майору Зейну от меня лично: Гвардия, салют! – торжественно, как на параде, произнесла Хаек в коммуникатор.

- Гвардия, салют! - эхом отозвались офицеры на мостике. 

Отныне любой солдат и офицер любого рода войск будет торжественно приветствовать майора: «Гвардия, салют!» Эти слова были данью уважения герою. Заслужить подобную честь удавалось немногим. Гвардия ценила своих героев. 

Сержант отключился. Он сделал все, что мог. Ему не нужны были объяснения капитан-командора: старый солдат понял еще утром, что помощи не будет. Необстрелянный, но чертовски везучий майор, благодаря которому все они сейчас живы, мог позволить себе надеяться на чудо, но Крег знал, что их бросили здесь умирать. Майор Зейн доказал личным примером, что рассчитывать нужно только на себя.

Когда майор Зейн очнется, он будет недоволен, узнав, что сержант Крег без приказа вышел на связь со сторожевиком и попросил помощи. Пройдет немного времени, и майор поймет, что его гвардейцы так выразили признательность своему командиру, поведав о его подвиге братьям на сторожевике.

Единственное, что смущало сержанта Крега, - это висящий на орбите крейсер, который в состоянии уничтожить и сторожевик, и планетарную оборону Халлы.


Капитан-командор Хаек не раз отправляла своих людей на смерть. Она так же, как и сержант Крег, понимала, что контингент орденской базы обречен. Однако упрямый майор наотрез отказался умирать и смог изменить ситуацию. При наличии ретранслятора душ такое упорство было излишним, но у майора не было ретранслятора. Он сражался вместе со своими людьми, как одержимый. Хаек была уверена, что он вряд ли поступил бы иначе, будь у него этот чертов ретранслятор. 

- Предположительное время контакта штурмовой группы с паладином - двадцать минут, - сообщил старпом.

- Данные?

- «Добродетель» молчит. На Халле местные военные совершили государственный переворот. Они сейчас вышли в открытый эфир с обращением к жителям Халлы.

- Нас это не касается.

 Через несколько минут на связь вышел командир штурмовой группы: 

- Командор, мы на месте. Паладин Тор в целости и сохранности под нашей защитой. Он хочет поговорить с вами.

- Давай!

«Еще бы он не хотел поговорить со мной, после той каши, которую тут заварил», - подумала Хаек. 

- Капитан-командор Хаек, говорит Тор. 

«Ну давай, долбаный святоша, раскрывай свои карты, пока нас тут всех не распылили на атомы», - мелькнуло в голове у командора.

- Я слушаю вас, паладин. Но мы здесь не одни и нас могут услышать.

- Мне это известно, капитан-командор. Прошу проверить мой «волновой код». Затем мне нужна связь на всех частотах, включая частоту боевых кораблей Конгрегации. Как я понял, у вас там гости. После этого ваши люди доставят меня, куда я скажу. Задача ясна? - произнес священник.

- Так точно! 

Крипс не стал дожидаться приказа и просканировал волновой код священника. Когда Хаек повернула голову, Крисп уже протягивал ей распечатанный ментальный оттиск Тора. Хаек, как и ее старпому, хватило одного взгляда, чтобы прочесть новый сан священника. Изменения в волновом коде сложно было не заметить. Паладин Тор стал верховным инквизитором Тором.

Капитан-командор была опытным офицером, она быстро справилась с потрясением.
Хаек кивнула старпому, тот занялся регулировкой на панели связи. Меньше чем через минуту бывший паладин Тор смог обратиться к слушателям на всех частотах.

- Можете говорить, Ваше Преосвященство!

- Говорит верховный инквизитор Конгрегации Хоны. Именем Конгрегации приказываю  немедленно прекратить любые враждебные действия против её граждан и служителей. За противоправные действия, совершенные ранее, никто не будет наказан. Граждане и служители Конгрегации обязаны покинуть планету и систему Халлы в кратчайшие сроки.

Голос инквизитора был наполнен невероятной силой и глубиной, проникал в сознание каждого, в самую его духовную суть. Хаек и раньше приходилось слышать «глас истины». Она знала, как он воздействует на любого Верующего. Она была уверена, что даже те, кто не верил во Всевышнего, с трепетом слушали Палача Хоны. 

В Конгрегации и за её пределами не было человека, который бы не слышал о верховном инквизиторе и его борьбе с отступниками. Хаек была уверена, что никто не посмеет ослушаться приказа Тора. Учитывая обещанную верховным инквизитором амнистию, все недоброжелатели ордена покинут Халлу максимально быстро.

- Капитан-командор, свяжите меня, пожалуйста, с крейсером Аскезы, - обратился Тор к Хаек.

- Есть, Ваше Преосвященство!

Она была готова к такому приказу и заранее подключила канал связи с крейсером «Добродетель».

- Капитан Ирмас, крейсер «Добродетель», орден Аскезы.

- Капитан Ирмас, окажите мне услугу. Доставьте меня на Ватар.

- Почту за честь, Ваше Преосвященство.

- Спасибо, капитан. Десантный бот «Перста» доставит меня к вам на борт.

Верховный инквизитор предпочел явиться на Ватар на боевом крейсере. Он намеревался передать кардиналу Сету подарок от бывшего друга Моррана. 
Тор возвращался в Конгрегацию как верховный инквизитор, и желал одного - прекратить интриги и борьбу за власть. Сегодняшний день показал готовность кардиналов развязать гражданскую войну. Конгрегация должна быть единой, ради этого его учитель пожертвовал собой.

Верховный инквизитор Тор сжимал в руке маленькую безделушку - идентификационный жетон Моррана с нацарапанным на нем забытым девизом первых миссионеров: «Добро и Вера!»

Рейтинг: +2 Голосов: 2 33 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий