fantascop

Патент

в выпуске 2016/11/28
2 октября 2016 - Макми
article9432.jpg

Я заметил её сразу – сидящую одну, недалеко от эскалатора, на четвёртом этаже огромного торгового центра.  Она была великолепна, и я, преодолевая какое-то странное и полузабытое юношеское смущение, осторожно устроился на том же длинном уютном диванчике, что и она. Мимо нас проходили разные люди, и я готов был биться об заклад, что сотни мужчин в этом сияющем здании до неприличия сильно завидовали мне, полагая, что сидящая на диване красавица – как минимум моя подружка.

    - Нравится? – спросила она, заметив, как я время от времени бросаю любопытный взгляд на её роскошные ноги.

   Моментально краснея, я утвердительно кивнул, и не придумал ничего лучше, как осторожно протянуть ей свою правую руку.

   - Хорн, - представился я.

   Красотка запросто подала мне свою ладонь, которую я легонько пожал, стараясь запомнить это пьянящее чувство.

   - Мелани, - сказала она, и слегка улыбнулась. – Если нравится, смотри. Что поделаешь, если они у меня ТАКИЕ? Хоть как-нибудь на жизнь зарабатывать надо.

   Я вопросительно посмотрел в её глаза, не решаясь уточнить, что она  имела в виду.

   Заметив моё неподдельное смущение, она пояснила:

   - Я запатентовала кое-что, полученное от родителей при рождении.

   - Это как?

   - Очень просто, - ответила она, и полностью повернулась в мою сторону. – Посмотрел на мои ноги – заплатил, посмотрел на мою грудь – заплатил, поцеловал меня в щёку – заплатил, ну, и так далее…

   Заметив мою глупую ухмылку на лице, она продолжает:

    - Ты карту свою банковскую проверь. С твоего счёта на мой по любому пару монеток упало, как раз за то, что ты сейчас на меня пялишься. И не только ты. Проверь, проверь. Мне эту программу почти год  делали лучшие спецы, денег на неё ушло много, зато работает она исправно.

   Я, наверное, в её глазах выгляжу сейчас глупо. Однако она нисколечко не соврала – с моей карты действительно списалось семь конфедератов.

   - Всё в рамках закона, - произносит Мелани. – Я консультировалась в «Цахес и партнёры».

   - Это как? – ошалело спрашиваю я. – Что за хрень?

   - Ладно, Хорн, расслабься, - успокаивает меня женщина. – Больше с твоего счёта сегодня ничего не уйдёт.

   Она спешно нажимает несколько сенсорных кнопок на своём дорогущем коммуникаторе.

   Всё это кажется мне довольно странным, и оттого пугающим.

   - То есть ты хочешь сказать… - начинаю я.

   - Именно, - говорит она. – Так получилось. Когда мне было пятнадцать, на меня стали пялиться все старшеклассники. Когда мне исполнилось семнадцать, мне клялись в вечной любви каждую неделю. Когда наступило моё двадцатилетие, я решила извлекать из своих внешних данных пользу. Но пользу – легальным и приличным путём, и мой старший брат, кстати, кандидат наук и отличный программист, помог мне с этим.

   - Всё это так непонятно… - пробормотал я.

   - Наверное, - сказала она, скорее из вежливости. – Я запатентовала свои волосы, свою улыбку, свой рост, вес, грудь, ноги, бёдра, походку, манеру смеяться, манеру плакать… брат долго колдовал со своими сырыми программами, привлекал двух своих гениальных  друзей, а я вовсю общалась с юристами. В общем, теперь я получаю деньги за сам факт своего существования. Вроде того, как артист или писатель получает авторские отчисления за свои произведения. Только в данном случае произведение – я сама.

  - Неплохо! – восклицаю я. – То есть так же и я, и кто-либо другой…

  - Теоретически – да, - серьёзно говорит она. – А практически… Никто ещё пока до этого не додумался. Закон о рекламе изменили, когда я как раз последние юридические тонкости согласовала. Особо я не распространяюсь о таком экзотическом источнике дохода. О нём знают буквально десять, может, двадцать человек. Всем остальным я рассказываю байку о том, что я успешная модель. Что, собственно говоря, не очень далеко от истины.

   - М-м-м… а зачем ты мне это говоришь? – недоумеваю я. – А если мне тоже захочется вот так же?

   - Попробуй, - предлагает она. – Если сможешь.

   Она придвигается ко мне совсем близко.

   - Я запатентовала себя сегодняшнюю, завтрашнюю, послезавтрашнюю, послепослезавтрашнюю. Эта программа… этот чёртов «Хорст-2» каждый день анализирует данные моего организма, и точно знает, как я буду выглядеть через месяц, два, три, через полгода. Она каждый день… почти каждый… патентует все эти изменения, и я исправно получаю свои денежки. Но… думаешь, мне это так приятно – знать, как я буду выглядеть через пять лет? Видеть в папке «Прогноз» свои будущие морщины на будущем дряблом лице? Сокрушаться по поводу обвисшей груди, или, того хуже, думать: откуда же у меня на шее взялся этот уродливый шрам? А, Хорн? Ты только представь, у тебя всё хорошо, но через десять лет у тебя на шее появится шрам! И тебе чертовски страшно об этом думать! О том, КАК у красивой женщины может появиться такой УРОДЛИВЫЙ шрам?

   Если бы мы были знакомы чуть больше, я бы, конечно же, крепко обнял её.

   - Тогда откажись от этого, - говорю я. – У тебя, наверное, денег уже хватает.

   - А больше я ничего не умею, - просто говорит она. – И к тому же, я подписала пару важных контрактов с серьёзными правительственными организациями.

  Слегка зевнув, она скрестила руки на груди и уставилась в яркую витрину напротив себя.

   - Они меня изучают. Узнали про меня от одного известного юриста, и предложили мне хорошие деньги взамен на то, что всё останется, как есть. Вроде как длительный социальный эксперимент. Почти секретный.

   - Господи! – удивляюсь я. – Зачем тебе ещё деньги?

   Она пристально смотрит куда-то в пол, затем медленно поворачивается ко мне, и тихо говорит:

   - Я об этом тоже часто думаю.

   Странно, но после этой фразы я надолго замолкаю. Мелани вновь погружается в свои мысли, затем глубоко вздыхает, встаёт, и, не попрощавшись, идёт к эскалатору.

   Я мог бы двинуться за ней вслед. Мог бы сказать что-то хорошее и оптимистичное. Мог бы попросить остаться, и даже предложил бы вместе прогуляться в хороший ресторанчик за мой счёт.

   Но я ничего этого не делаю. Я молча смотрю ей вслед, и мне сейчас глубоко наплевать, что с моей карты, возможно, за этот взгляд списывается некоторая сумма денег…

Похожие статьи:

РассказыДевочка с лицом Ника Кейва

РассказыЯ – Справедливость

РассказыВторой шанс

РассказыЭтот мир...

РассказыЧудовищная история

Рейтинг: +2 Голосов: 2 246 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Чертова Елена # 3 октября 2016 в 12:54 +2
хорошая идея)))
Макми # 3 октября 2016 в 13:22 +2
Благодарю Вас!
Ворона # 3 октября 2016 в 15:43 +3
Возможность подобных юридических тонкостей мне никогда не просечь, я даже не могу добром допетрить, как это звёзды страхуют свои запчасти. Но впечатляет.
А попридираться по мелочи - ну, "упало парУ монеток" не бывает, хотя эти "парУ" сейчас сплошняком. Надо "упалА парА монеток", хоть это и скучней, но правильно всё же так.
А тахта плюсик, да.
Макми # 3 октября 2016 в 15:57 +2
Да, про монетки не заметил. Спасибо за конструктивное замечание! А по поводу страховки... Довольно давно я читал, что композитор Шнитке застраховал свои руки на 1000000 долларов.
Славик Слесарев # 3 октября 2016 в 17:18 +2
Авторские отчисления платятся только в случае коммерческого использования. А списание денег без ведома плательщика за услугу, о которой он даже не в курсе - вообще ад. Это просто какой-то запредельный тоталитаризьм!
Чертова Елена # 3 октября 2016 в 17:32 +4
да ладно, такое сплошь и рядом: сотовые операторы подключают втихую бесплатную услугу, потом втихую делают её платной, а потом тебе идут какие-то странные счета...
Макми # 3 октября 2016 в 21:25 +2
Рассказ ведь фантастический...
Ворона # 3 октября 2016 в 21:31 +2
важное уточнение, а то нас всех сносит на приспособить к повседневности hoho
Макми # 3 октября 2016 в 21:51 +1
Это верно.
Славик Слесарев # 3 октября 2016 в 22:25 +2
Нагреть человека будущего, выросшего со смартфоном в руках будет куда сложнее сегодняшних бабушек :)
Макми # 3 октября 2016 в 22:34 +2
Сложно сказать... Ведь появятся новые виды преступлений, о которых мы даже не догадываемся. Впрочем, как и новые виды заработков.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев