fantascop

Передавайте привет Федору

в выпуске 2018/06/25
9 июня 2018 - Диалектик
article12905.jpg

ПЕРЕДАВАЙТЕ ПРИВЕТ ФЕДОРУ

Ни один из персонажей этой книги не имеет прототипов в реальной жизни. Любое сходство имеет случайный характер и не продиктовано ни добрым, ни злым умыслом.

«Убить дракона! Убить дракона… Кто же это такую гадость выдумал, что драконов убивать надо? И не жалко мирную, ласковую зверушку? Люди, вы звери?»

Дракон Федор

«Каждый человек — целая вселенная, говорите? Может и так. Только вот многие из этих вселенных непригодны для обитания, так в них скучно, мрачно, а в некоторых и грязно...»

Дракон Федор

От автора

Посвящается моему сыну, неокрепший ум которого родители безответственно отдали на растерзание компьютерным монстрам и долго потом с болью в сердце и слезами на глазах наблюдали, как тот превращается в зомби, не в силах вырвать сына из цепких, безжалостных лап. Он успел стать Рико, но никогда не будет Читером, не встретит ни дракона Федора, ни контролера Влада, ни Умников: Билли, Стрелка, Шурупа, Буча, Летуна, мистера Ма-Цу-Вэя.

А жаль…

Дай бог, чтобы в жизни своей он встретил людей, похожих на Умников, какие они были до того, как попали в Зону, и чтобы они тоже были бы рады такой встрече.

И не дай бог, чтобы пришлось ему повстречаться со злыми ребятами под черным флагом, как бы они себя ни называли. А если придется, то дай бог, чтобы рядом с ним были товарищи, всегда готовые прийти на помощь.

Рико отправляется в путь

«Как там мама говорит? Утро вечера мудренее? Что-то не похоже», — подумал Рико, доставая из холодильника бутылку с квасом, оставшимся после вчерашней окрошки. Отхлебнул глоток, удовлетворенно рыгнул. Мудрости в голове было не больше, чем вчера вечером. Меньше, значительно меньше. Правильные, мудрые мысли, посетившие голову вчера, поздно ночью, перед тем, как он провалился в захватывающий сон, с драконами, сталкерами, аномалиями и прочими атрибутами Зоны, куда-то исчезли, очевидно, испугавшись виртуальных монстров, и возвращаться не собирались.

Скука и безысходность. Надо было что-то решать. Дальше так жить невозможно. Ни тебе бутылочку пива с пакетиком чипсов купить, ни тебе апгрейд[1] компа сделать, уж не говоря о том, чтобы девушку на свидание пригласить. Родоки денег карманных не дают, стимулируют поиски работы. Да, надо искать работу и начинать зарабатывать.

Как хорошо было еще месяц назад, когда он еще учился в колледже! Вроде и при деле, и делать особенно ничего не нужно. Чтобы сдать экзамены на тройку знаний особых не надо, достаточно минимальной сообразительности. А сообразительность у Рико была, и в немалых количествах. Но специализированная сообразительность. Лучше всего он соображал, как оптимально пройти квест[2], где найти оружие и как обмануть админов[3]. Или как починить компьютер. У него был какой-то нюх на эти дела, касалось ли это поломки железа или что-то в программной начинке было не в порядке. С другой стороны, его этому учили в колледже. Но он, как уже было сказано, не очень-то заморачивался учебой, поэтому приходилось выезжать на сообразительности.

Больше ничего, чем можно заработать, он делать не умел. Не в дворники же подаваться? Рико пытался найти работу по специальности, но на собеседованиях сообразительность не выручала. Тройки в дипломе, никакого опыта работы. Конечно, отказывали не сразу, задавали вопросы с умным видом. А потом, когда он выдавал ответы, которые сам считал чуть ли не блестящими, вежливо улыбались и неизменно отказывали.

Имя Рико звучало таинственно и многообещающе. Под этим псевдонимом Серега совершил множество подвигов в виртуальных мирах, чем заслужил немалое виртуальное уважение своих виртуальных друзей. А других у него просто не было. Все пацаны, которые хотели с ним дружить, неизменно оказывались или придурками, или предателями, или хулиганьем. Другим, видимо, Рико был неинтересен. Был раньше один, настоящий друган, Игорь. Маленький такой ростом, а за Рико не боялся даже перед большими пацанами заступаться. И умный был, разговаривал как взрослый. Отец с ним часто и с видимым удовольствием общался, когда Игорь приходил к Рико в гости. Был, да сплыл. Родители Игоря, когда он и Рико еще вместе учились в школе, в одном классе, переехали куда-то в деревню, там и Интернета даже не было, и на этом дружба закончилось. Был друг, и нету друга. Так что посоветоваться было не с кем.

«Из каждой локации[4] есть хотя бы один выход, — подумал Рико, — кто-то из древних вроде так говорил. А из игры тем более. Я сейчас вроде пытаюсь устроиться на работу, а меня не берут. Если меня не пускают даже на первую локацию, что мешает попробовать что-нибудь другое? Например, S.T.A.L.K.E.R.[5] А что, хорошая идея. Чернобыльская Зона ведь существует реально и никуда не делась. Почему бы не поехать туда и не поискать артефакты[6]? Если артефактов там нет, посмотрю на монстров. Если и монстров нет, так, прогуляюсь».

Идиотская идея, пришедшая в голову, внезапно обрела черты реальности. А почему бы и нет? Если не сейчас, то когда? Пенсии дожидаться? Денег нет? Да ладно, на попутках можно добраться. От голода он не умрет, в крайнем случае можно побираться. Не замерзнет, на дворе лето в самом разгаре. Да и спальник у Рико имелся. На границе с Украиной задержат? Так ведь не расстреляют же. То ли остатки детского идеализма, то ли внезапно проснувшийся авантюрный дух кого-то из отдаленных предков Рико сделали свое дело. Решение было принято.

Рико уложил в отцовский рюкзак, валявшийся на балконе, спальник, дождевик из прозрачной пленки, нож, компас, кружку, сотик с зарядником (благо в честь окончания колледжа ему подарили смартфон и оплатили на 3 месяца вперед тариф с безлимитным Интернетом), спички, фонарик, чистые носки, запасные штаны и толстовку. Сходил на кухню, налил в пластиковую бутылку воды, отрезал ломоть хлеба, колбасы, положил еду в полиэтиленовый пакет, загрузил все это в рюкзак. Затем быстро накарябал прощальную записку (ушел в поход, скоро не ждите), оделся, обулся и, пользуясь тем, что родителей дома не было, вышел из квартиры. Выйдя из подъезда, постоял, вспоминая, все ли он взял, что нужно. Вспомнил, что частенько, когда они всей семьей собирались на прогулку в лес, отец спрашивал, не забыл ли он то-то и то-то, а когда Рико начинал объяснять, что это то-то и то-то не понадобится, мол, ненадолго уходим, возражал: «Откуда ты знаешь? Может, мы вообще не вернемся. Вот зайдем в лес, вдохнем чистого воздуха и решим больше не возвращаться, пойдем, куда глаза глядят, на свободу, на мир посмотреть». А однажды добавил: «Здорово было бы, правда!»

«Ну вот, папа. Ты так и не решился, а я смог», — подумал Рико.

Рико встречает Боцмана

Прошло несколько дней, и Рико почувствовал себя бывалым путешественником. Все оказалось не так сложно, как можно было бы представить. Несколько раз его подвозили дальнобойщики, остальное время шел пешком. С навигацией проблем не было благодаря смартфону[7] с GPS. Найти пропитание тоже оказалось несложно. В полях можно было накопать картошки, хотя и мелковатой. Зато она быстро пеклась в золе костра. Встречались кукурузные поля. Яблоки можно было даже не воровать, просто срывать с веток, свисающих с оград дачных участков и деревенских заборов. Один раз даже шашлыков удалось отведать. Рико прибился к веселой компании старичков, лет 40-50, выехавшей на природу, целый час развлекал ее рассказами о чудесах Чернобыльской Зоны, а в награду вволю наелся сочного жареного и такого вкусного после растительной диеты мяса. Наевшись, Рико решил, что продолжать представление смысла нет. Он отошел в сторонку и присел в тенек, отдохнуть. И тут к нему подсел крепкий мужичок в полосатой, на манер тельняшки, майке.

— Слышь, пацан, тут все ржали как ненормальные над твоими рассказами. А ты вот послушай, что я тебе расскажу, — заговорщически начал он. — Вот я, например. Я и близко к Чернобыльской Зоне не был, не то что в ней самой. И в игрушку эту, в Сталкер твой, не играл. И книг про сталкеров не читал. Я человек серьезный, мне такой фигней заниматься некогда. А тут просыпаюсь как-то под утро, сон страшный приснился. И вот там вся эта мура, о которой ты сейчас рассказывал. Не совсем так, а похоже. Ну я особо переживать не стал, на другой бок повернулся, и все. А утром вспомнил, что кошмар снился, но забыл, о чем. Дня два прошло, у кореша в гостях был, так он мне хвастается. Смотри, мол, какую хренотень[8] я купил. Японская. Носишь ее при себе, ну в кармане, например, и чувствуешь себя, как в 20 лет. Не устаешь, энергии хоть отбавляй. Поля она там какие-то вырабатывает. Прям чудеса. А я на эту штуку смотрю, смотрю, и взгляд оторвать не могу, как приклеился. Знакомая штука, видел я такую, не знаю только где. И вспомнился мне тот сон, кошмар тот, во всех подробностях. Ну хоть роман пиши, все помню. И эту штуковину вспомнил, артефакт этот. Батарейкой называется. И вот с тех пор мысли меня всякие странные посещают. Типа бросить все и в Зону Чернобыльскую уехать. Говорить-то никому не говорю, засмеют, а мысли эти так и крутятся, крутятся… Вот такая вот история, пацан.

Ладно, пойду я. Так ты вправду в Зону идешь? Да? Адмиралу привет передавай. Скажи, Боцман весточку шлет, все у него пучком. Да шучу я, шучу, не бери в голову. Думаешь, ты один такой, шутник? — и отправился восвояси, водку допивать и шашлык доедать.

Рико встречает Федора

По всем расчетам граница Зоны была где-то близко. Рико брел по проселочной дороге, вьющейся на расстоянии метров в сто от леса по правую сторону. Было жарко, солнце палило немилосердно. Вода в бутылке готовилась закипеть, хоть чай заваривай.

Вдруг впереди, справа от дороги, раздались выстрелы. Рико храбро укрылся в придорожной канаве. «Да, игра будет на сложности хардкор[9]. Тут только один раз убивают, респавна[10] нет, — пришла в голову пугающая мысль. — Надо в лес валить, там легче спрятаться». Под прикрытием чахлых кустиков, которые тянулись до самого леса, Рико осторожно, где на четвереньках, где согнувшись, добрался до небольшого пригорка, от которого до леса было рукой подать. «С другой стороны, вроде не в меня палят. Надо посмотреть, что там за война». Рико заполз на пригорок со стороны, противоположной звукам выстрелов, и осторожно выглянул.

Зрелище, представшее перед его глазами, поразило будущего сталкера до глубины поджилок. В тени одинокого дерева, росшего поодаль от леса, на изумрудной, будто нарисованной травке, лежал дракон. Обыкновенный дракон, ничего особенного. Броня из чешуи, рога на башке, шипы вдоль позвоночника, аккуратно сложенные по боками крылья, на конце мускулистого хвоста шипастый шар, похожий на булаву Ильи Муромца. Размером только не вышел, мелковат показался. За хвост его подергать, однако, желания не было никакого. Дракон, видимо, спал. Прямо как кот, развалился, раскинулся, блаженствует в тени.

«Ну, красава. А что до размера, то, может, подрастет еще», — подумал Рико, и тут вдруг осознал, что он не в 5D-кинотеатре[11], все в реале[12] происходит.

Опять раздались выстрелы, на этот раз совсем близко. Били из автоматов, из леса, и били по дракону. Слышно было, как пули постукивали о драконову броню и со свистом рикошетили куда попало. На опушке появилось несколько человек, одетых в камуфляж, владельцы автоматов. Плотность огня увеличилась, автоматы захлебывались от злости.

Дракон соизволил проснуться, потянулся, выгнув спину и зажмуриваясь от удовольствия. По всему было видно, что он не очень-то испугался. Лениво направился в сторону стрекочущих по нему кузнечиков, затем поднялся на задние лапы, растопырил крылья и открыл пасть, из которой вился легкий дымок.

«Ну, сейчас из огнемета вдарит», — подумал Рико. Но этого не произошло. Из леса, из-за спин автоматчиков вылетела струйка дыма и стремительно метнулась к дракону. Ударилась о драконово брюхо, раздался взрыв. Дракона подбросило в воздух, он нелепо растопырил лапы, сложил крылья и с глухим стуком упал на землю. Смертельные конвульсии длились недолго, дракон издал последний рык агонии и затих. Охотники на драконов начали осторожно приближаться. Вот они уже рядом, а дракон как-то оседает и вширь раздается, расплывается, вот уже только лужица черная осталась, да и та скоро испарилась. А на месте дракона появилась какая-то штуковина, Рико не мог разглядеть, что именно.

– Ну, Бык, молодец, красиво завалил чудика. А артефактик странный какой-то, никогда такого не встречал. Похоже на ручку от смывного бачка, раньше такие делали, ручка на цепочке… Бери, твой по праву. Носи с собой, может, проявит себя, догадаешься, что он может, — начальственным голосом произнес кто-то из них, видно, главарь.

Один из охотников подошел к артефакту, нагнулся и подобрал его. Группа охотников на драконов развернулась к лесу и лениво, вразвалочку, удалилась.

 

— Слышь, чувак, у тебя ничего нет горло промочить? Упарился маленько, пока перед этими клоунами комедию ломал, — услышал Рико дружелюбный голос. Дракон, лениво развалившись неподалеку на травке и изящно подперев голову правой лапой, смотрел в сторону куста, за которым Рико очень надежно, как ему казалось, прятался.

— Да ты подходи, не бойся, я не кусаюсь, — продолжал прикалываться дракон. — Похоже, ты новенький. Что-то раньше я тебя здесь не встречал. Да и амуниция у тебя совсем не воинственная. Думаю, палить в меня не будешь. Тем более без толку это все. Шум только лишний. У меня от этих сталкеров даже голова разболелась. Устроили пальбу почем зря. Доведут они меня, отберу все ихние пукалки. Что тогда делать будут, как от нас, монстров, будут обороняться? Подходи, потолкуем, расскажешь, что на Большой земле творится.

Рико поднялся и на негнущихся ногах направился к дракону. Подошел, снял рюкзак, достал бутылку с водой и опасливо протянул дракону. Тот взял бутылку, крутанул и ловко вылил закрутившуюся спиралью струю в свою пасть, из которой шел легкий дымок[13].

— Ну вот, маленько охладил привода[14], теперь не заклинят. Спасибо. И тебе немного осталось, небось тоже в горле пересохло, — и вернул бутылку Рико.

Рико машинально глотнул воды, закрутил пробку и положил бутылку на место. Клоуны, драконы. «Точно, цирк какой-то», — подумал он.

— А тут только что одного дракона завалили, — промямлил Рико.

— Так это я был, — гордо произнес дракон. — Как тебе понравилась душераздирающая сцена? Круто я умирал?

— Да уж круче некуда. Прямо жалко животину стало, до слез, — похвалил Рико дракона.

— То-то… Ну, давай знакомиться. Меня Федор зовут, можно Федя.

— А по отчеству не Горыныч, случайно? — сделал Рико слабую попытку сострить.

— Ну ты даешь. У Горыныча три головы, а у меня одна. Что, разницу не усекаешь? Он мне даже не родственник, — в голосе Федора появились нотки негодования.

— Да понятно. Просто Федор Горыныч хорошо звучало бы. Вы в голову не берите, я это так, сострил, — пошел на попятную Рико.

— Ты мне не выкай. Я тебе нотаций читать не собираюсь, — обиделся дракон Федор.

— Меня Рико звать, — представился Рико.

— Это что ж, в каких краях такие имена дают? — удивился дракон Федор.

— Вообще-то это не имя, а прозвище. Псевдоним в Интернете. Сам выбирал. А имя японское, я мультики японские уважаю.

— Да ну? Однако забавное совпадение, я сейчас как раз из Японии возвращаюсь. Летал на разведку в Зону Фукусимы, вроде как по обмену опытом, с ихними монстрами потолковать. Слыхал, в Японии авария на АЭС случилась?

— Да вроде слыхал. А что, у них там тоже Зона, радиация, монстры и артефакты, как в Чернобыле? — вежливо поинтересовался Рико.

— Ну как сказать, вроде того — уклончиво ответил Федор. — Зона есть, радиации полно. Только монстры там дикие еще, молодые, говорить еще даже толком не умеют. Вот послушай ты, например: катана-матана, сокура-мокура, то яма, то канава.[15] Понял что-нибудь?

— Да слова вроде знакомые, а смысл не понял, — признался Рико.

— Ну вот и я не понимаю. А ведь японский специально учил, перед вылетом целый месяц корпел. Так что подробностей не спрашивай, — начал оправдываться дракон Федор. — Ну что, Рико-Тико-Тави[16], куда путь держишь? Что нового на Большой земле?

— Да что там нового, ничего. Что-то у меня там не сложилось, заскучал я. Вот решил на эту вашу Зону Чернобыльскую поглазеть. Я так понимаю, ты, Федор, из Зоны? Типа местный монстр, — деликатно осведомился Рико.

— И да, и нет. Да, я из Зоны. А вот насчет монстра можно поспорить. Может это ты монстр, а не я. Вот сталкеры эти, например — ну настоящие монстры. Как что живое увидят, так сразу палить из автоматов. Ну прямо как дети. Надеюсь, ты не собираешься стать сталкером? Очень я их не уважаю. Хотя, если подумать, наверно, именно это ты и собираешься сделать. Ну конечно, ты думаешь, стану сталкером, артефактов насобираю, продам, разбогатею. Даже готов геройствовать и сражаться с монстрами. Хочешь крутым стать, чтобы девки на тебя вешались. Учиться, работать, делом полезным заниматься тебе в облом. Хочешь сразу все и сейчас. Скучно, чувак, — дракон Федора изобразил легкое разочарование.

— Да не знаю я, что собираюсь делать, — начал оправдываться Рико. — Так ведь артефакты ведь существуют? Ты же только что один артефакт клоунам этим, автоматчикам, оставил.

— Ну это да, оставил, — Федор злорадно захихикал. — Вспомнят еще, и не раз, что стыдно должно быть нас, драконов, таких мирных и добрых, убивать. Кстати, что это ты пешкодралом[17] топаешь? Небось издалека идешь. Погоди, дай угадаю. Денег нет, машину угнать или совесть не позволяет, или навыков нет. Так?

— Что-то у меня и мыслей таких не было, угнать. Да и на бензин деньги тоже нужны, и искать будут. Да и вообще чужие вещи брать нет привычки, — сознался Рико. — А вот я спросить хочу, Федор, ты вообще кто? Извини, конечно, но меня любопытство просто распирает. Вроде дракон, а разговариваешь как человек. Про Рики-Тики-Тави знаешь, видно книжки читаешь. Тебя убивают, а ты не умираешь. И артефакт этот. Это ты сам его сталкерам подбросил? Или он автоматом[18] генерируется? Конечно, если такого дракона, как ты, встречаешь в компьютерной игре, то это нормально. А в реальной жизни как-то чудно. Такое ощущение, что с искусственно созданным персонажем разговариваю.

— Как это кто? Дракон, вот и весь сказ. Скажешь тоже, персонаж… Что тут еще пояснять? Вот если тебя взять, то ты кто? — дракон Федор изобразил обиду.

— Я человек. Меня папа и мама родили, вырастили, воспитали. Тут все ясно.

— Ну что вырастили и воспитали — ясно. Хотя не совсем. А вот что родили, ты не можешь знать. Это тебе так сказали. Ты сам этого не видел. Может, тебя обманули. Может, ты робот, тебя сделали и загрузили в память всю твою биографию. Может, тебя только сегодня утром изготовили, как докажешь, что не так? Давай посмотрим, что у тебя там внутри, — дракон Федор протянул к животу Рико покрытую чешуей лапу и оттопырил коготь устрашающего вида. У Рико в животе что-то сжалось, булькнуло, спина похолодела.

— Да ладно, шучу, — умиротворяюще пробормотал дракон. — Что я, зверь какой? Ну, в общем, чувак, спасибо, что не дал бедному дракону умереть от жажды, — тут в его тоне появились нотки притворной благодарности. — Так что иди, в Зону пройти нетрудно. Я бы проводил тебя, да что-то жарко, пойду в тенек подремлю. Тем более, если пойдем вместе, можем напороться на каких-нибудь монстров в человеческом обличье. Начнут палить, и тебя ненароком завалят. Тебе это надо? Мне нет.

— Ладно, пойду тогда. Приятно было познакомиться, — блеснул хорошими манерами Рико.

— Мне тоже приятно, что ты не драпанул, когда я тебя окликнул. Рад был словечком перекинуться. Знаешь, что дальше будет? Вот отойдешь ты подальше от этого места, будешь идти по лесной тропинке, в холодке, и придет тебе в голову вполне здравая мысль, что, видимо, перегрелся ты на солнцепеке, вот и привиделся чудной дракон Федор. Или, например, Зона внушила. Я вот тебе сувенир дам. Спрячь понадежнее, и когда такие мысли возникнут, достань, и убедишься, что все так и было. То есть не так было. Запутался. Что дракон Федор реально существует, короче.

Дракон Федор потянулся к своему хвосту и без особых усилий отстегнул одну пластинку своей брони, протянул Рико. Прямо на глазах изумленного Рико на месте нее выросла другая.

— Вот, держи. Это тебе пропуск по Зоне. Действителен для всех в Зоне, кроме людей, конечно. Людям не показывай, вопросов к тебе много будет, да и сувенира моего лишишься, как пить дать. С людьми уж ты сам договаривайся, — инструктировал Федор. — Кстати, это и средство связи тоже. Если в беду какую попадешь, достань и шепни, как в микрофон. Типа Федор, помогай, совсем мне плохо. По пустякам только не беспокой, типа мозоль натер, идти трудно, Федор, прилетай, на ручки возьми. Ну ты понял. Ладно, увидимся еще, — дракон Федор сладко зевнул, поднялся на все четыре лапы. — А ты по дороге иди, с километр пройдешь, сворачивай к лесу, там тропинка имеется, по ней и чеши. Прямо в лагерь сталкеров попадешь. Тебе все равно к кому-нибудь прибиться надо, один в Зоне пропадешь. В другие группировки вступать не советую, они еще более отвязные, чем сталкеры. Вот те, что меня из РПГ завалили, это свободовцы. Так-то я их всех сталкерами называю, ну а уж если конкретней говорить, то тут группировок разных полно. Ну, удачи. И мой тебе совет. Обзаведешься оружием — не пали куда попало, особенно в монстров. Не все такие добродушные, как я. Могут и обидеться, — и поплелся по направлению к лесу, в тенек.

Рико попадает к Умникам

На границе Зоны Рико остановили. Обыскали, спросили, чего надо, и повели в лагерь. Отвели к главарю, доложили, тот оглядел Рико критически и приказал:

– Физподготовка, огневая подготовка, изучить устав сталкеров и правила безопасности при нахождении в Зоне. Через 2 месяца экзамены. Провалишь экзамены — домой отправим. Сдашь — добро пожаловать в нашу команду.

— До экзаменов из лагеря не отпускать, в Зону с собой не брать, поставить на довольствие, выделить место для ночлега и назначить инструктора — это уже адресовалось сталкеру, который сопровождал Рико. — В команду Умников его отведи, пусть воспитывают.

— Яволь, мой Адмирал! — браво отрапортовал сталкер и увел Рико.

— Что, и правда адмирал? — поинтересовался Рико.

— Да нет, это его здесь произвели. А на флоте точно служил, мичман или кто еще, не знаю. На военном флоте. А раньше его Матрасычем звали, когда еще не в авторитете был. Ты к нему с пустяками не лезь, не любит. Будут проблемы, мужики из твоей команды все решат. Если Адмирал обратится к тебе, отвечай по-военному, кратко, четко и внятно.

— Да, меня Вася зовут, — несколько запоздало представился сталкер. — Сейчас отведу тебя к Умникам. Ты их слушайся, они плохому не научат. Кстати, Умниками их тебе называть не стоит, по статусу не положено. Могут и обидеться. А вообще, с ними не пропадешь. Завидую я тебе. У них хавчик особый, пальчики оближешь. Ну, сам увидишь.

Вася подвел Рико к живописной компании, которая расположилась в тени раскидистого вяза, на травке, и лениво о чем-то толковала.

— Вот вам сын полка на воспитание, — торжественно объявил Вася. — Два месяца на подготовку.

— Гляди-ка, командный голос прорезался. А какой молчаливый поначалу был! Кулаком из башки слова приходилось выбивать, — с удовлетворение произнес здоровенный сталкер с черными курчавыми волосами. Вся компания дружно заухмылялась. Вася заметно смутился. Было ясно, что речь шла о каком-то дежурном приколе.

— Да я что, это Адмирал приказал к вам прикомандировать, — Вася просительно сказал, заметно заикаясь.

— Ну понятно, у нас же здесь детский сад. Куда еще, как не к нам, — продолжал подтрунивать здоровяк. — Не забудь на довольствие поставить, а то объест он нас, голодать нам придется. Знаешь, как такие доходяги лопают? Аж за ушами трещит.

— Поставлю, Билли, будь уверен. Прямо сейчас сделаю, — заверил Вася и поспешно удалился.

— Как звать? Цель прибытия? Справка от родителей имеется, что тебе разрешается далеко от дома уходить? Пьешь, куришь? Другие вредные привычки имеются? — Билли начал допрос грозным тоном, нахмурившись. Он сидел, прислонившись к стволу дерева, скрестив руки на груди.

— Рико я, — лаконично ответил Рико, решив пока не отвечать на остальные вопросы.

— Да ладно, Билли, хватит парня пугать, — вмешался светловолосый Аполлон[19], лежавший на травке напротив Билли, подперев голову рукой. Он дружелюбно улыбался, и Рико тут же проникся к нему симпатией.

— Кружка, ложка, тарелка имеются?

— Только кружка.

— Ничего, решим эту проблему, не боись. А спальник?

— Имеется, — гордо ответил Рико.

— Вон наша палатка, — показал светловолосый. — Твое место справа, у входа. Будешь под моим руководством заниматься огневой и физической подготовкой.

— Устав и инструкции будешь сам изучать, не маленький. Я у тебя потом экзамен принимать буду. Так что постарайся, — уже не так грозно произнес Билли и взъерошил свою шевелюру. — Запоминай, как к большим пацанам обращаться. Я Били, это Стрелок, дальше Шуруп, Летун, Буч и Вова, — наставительно произнес Билли. — Ну что, у кого какие вопросы к сыну полка есть?

— Что такое дифракция[20]? — первым задал вопрос Шуруп.

— Вроде болезнь такая есть, — попытался угадать Рико.

— Садись, неуч, два балла. Нет, лучше кол. Не знаешь, так и говори, нечего тут пальцем в небо тыкать. Так и застрять там твой палец может, здесь тебе не школа, это Зона.

— В S.T.A.L.K.E.R играешь? Да? Код бессмертия назови, — это был вопрос Буча. Рико без запинки продиктовал алфавитно-цифровой код.

— Все с тобой ясно, ставлю 5 баллов. Только учти, тут Зона, кода бессмертия нет. Тут только один раз умирают, и навсегда, — наставительно объяснял Буч.

— Что такое Турандот[21]? — подошла очередь Вовы.

— Вроде какое-то животное горное, типа козла или быка.

— Нда, темнота. Ставлю тебе 0. Два балла за полное отсутствие музыкального кругозора, и еще два балла снимаю за то, что не усвоил первого своего урока. Нельзя в Зоне пальцем в небо тыкать, можно и в горного козла случайно попасть. Забодает почем зря.

— Вот тебе вопрос на сообразительность, — тихо сказал Летун. — Что получится, если по рельсам кувалдой стучать?

— Получится Бум! — вывернулся Рико.

— Зачет. Хотя, если точнее, получится не Бум, а БАМ[22].

Тут вся компания обратила взоры на Билли.

— Ну что, Билли, что думаешь? — спросил Стрелок.

— Ну что, или Бум, или Читер[23].

— Читер! — дружно проскандировали остальные.

— Ну вот, Рико, ты теперь уже не Рико. Ты Читер. Приятно познакомиться, — и Билли протянул руку Читеру. — Ладно, теперь можешь идти в палатку, устраиваться. Закончишь, доложишься мне, — подытожил Билли.

Вот так состоялось крещение Рико и он стал Читером.

В лагере сталкеров

Подходил к концу второй месяц пребывания Рико в лагере сталкеров. Жизнь лагеря протекала по большей части размеренно и неторопливо. Время от времени группы сталкеров отправлялись в Зону. Возвращались через несколько дней, приносили с собой артефакты. Иногда много, иногда не очень. Время от времени возвращались не все. Тогда вернувшиеся были невеселы, неразговорчивы, и их какое-то время инстинктивно сторонились.

Раз в неделю, иногда чаще, к блок-посту на входе в лагерь со стороны Зоны приезжали торговцы. Сталкеры обменивали артефакты на продовольствие, оружие, боеприпасы и прочие полезные вещи. Лагерь был летним, жили в просторных армейских палатках. На зиму вся команда переселялась куда-то в другое место, на зимние квартиры. Обычно в одной палатке размещалась одна команда. Они и в Зону ходили вместе, и отдыхали тоже. Постепенно Рико познакомился с будущими товарищами.

 Самого большого из них звали Билли, иногда, за глаза (не дай бог услышит), Беляшом. Это была настоящая ходячая энциклопедия. Казалось, он знал все и обо всех, о знакомых и их знакомых, их родителях и других родственниках, и кто чем раньше, до Зоны, занимался. И еще он хорошо разбирался в автомобилях. Правда, толку от этого особого не было, в Зоне машины были редкостью по причине нехватки горючего. Когда Билли смотрел на тебя, казалось, что он знает о тебе даже то, что тебе самому не известно. Рико всегда немного робел, когда Билли к нему обращался. Хотя такое происходило весьма редко. Поначалу Рико пытался задавать ему какие-то вопросы о Зоне. Тот всегда отвечал уклончиво. Типа смотри учебный материал по курсу молодого сталкера. Или вообще не отвечал, просто пожимал плечами. Билли знал несметное количество песен и в теплой компании (разогрев осуществлялся спиртными напитками) с удовольствием пел, аккомпанируя себе на гитаре. Мог выпить бездонную бочку алкоголя и никогда не пьянел. Он напоминал Рико русского богатыря, Илью Муромца, только Бурушки не хватало, да шевелюра была слишком черная и кудрявая. Когда Читер пытался представить, как Билли подтягивается на перекладине или перепрыгивает через забор, то его воображение намертво заклинивало. Но вряд ли Билли это могло понадобиться. Было такое ощущение, что в любом заборе он в два счета мог пробить калитку и спокойно пройти, не прибегая к акробатическим трюкам. Богатырь, одно слово. И храпел он по ночам соответственно.

Второго по габаритам члена команды звали Стрелок. Иногда Чудо-Юдо. Он был сложен как герой легенд и мифов древней Греции, что выдавало в нем бывшего спортсмена. Всегда доброжелательный и улыбающийся, сразу располагал к себе. Хотелось сделать для него что-нибудь хорошее, типа последний глоток воды отдать или спасти, пожертвовав жизнью. Рико всегда с удовольствием общался со Стрелком. Тот знал, казалось, абсолютно все о лесе и его обитателях. Частенько отлучался из лагеря в одиночку и возвращался с трофеями. То связка жирных и вкусных лесных голубей, то заяц, то еще кто-нибудь из породы бегающих и летающих. Благодаря Стрелку меню Умников было гораздо разнообразнее, чем у других сталкеров. Ну, в общем, Добрыня Никитич.

Третьего богатыря звали Шуруп. На Алешу Поповича он не был похож даже отдаленно. Этот знал огромное количество труднопроизносимых научных терминов и не стеснялся вворачивать их в самые обыденные фразы. Мог в два счета объяснить, в чем разница между дифракцией и рефракцией[24]. Даже Рико, понятия не имевший ни о первом, ни о втором, разницу понял без всяких проблем. Видимо, за это Шурупа звали еще и Физиком. Он всегда лучше всех знал, как подняться куда-нибудь на высоту, на крышу здания или на гору по крутому склону. Никогда не терял ориентировки в пространстве и был непререкаемым авторитетом в организации походной жизни. Рико решил, что тот когда-то увлекался альпинизмом.

На этом богатыри заканчивались. Их ведь никогда больше трех не бывает. Габариты остальных членов команды были обыкновенные.

Летун, невысокий крепыш, обычно молчал. Но даже в таком состоянии вокруг него образовывалась аура доброжелательности и спокойствия. Это был дока по части механики и электрики. Запросто мог соорудить из всякого хлама очень даже полезные вещи. Например, Летун за три дня соорудил ветрогенератор, используя для этого детали сломанного экскаватора, остов которого виднелся неподалеку от лагеря, приладил к нему пару аккумуляторов и обеспечил питанием компьютеры. Один компьютер находился в палатке Адмирала, и три — в компьютерном классе, под который была отведена отдельная палатка. Интернета, правда, не было, как и сотового сигнала. Зона глушила.

Буч (Бучара, если плохо себя вел) играл в команде роль клоуна. Вечно что-то придумывал, всех пытался рассмешить. Правда, иногда от его шуток хотелось завыть. Особенно когда тот начинал заливать что-то уж совсем несообразное. Любил слегка прихвастнуть, но так безобидно, что никто из-за этого не нервничал. Для Рико он так и остался загадкой, черт его знает, что там у него внутри.

Последним по счету (но не по значению!) был мистер Ма-Цу-Вэй. Было в его облике что-то восточное. Небольшого роста, слегка полноватый, с явно обозначенным пивным животиком, он обладал феноменальной памятью и несомненными артистическими склонностями. Помнил все, что когда-либо происходило с командой и, как и Билли, обладал обширными познаниями в области человековедения и геральдики. Бывало, что он схватывался с Билли по какому-нибудь вопросу, типа кто, когда, где, с кем, и чаще всего оказывался прав, чему был искренне рад и этого не скрывал. Отличный повар, это именно он обрабатывал трофеи Стрелка, за что все члены команды были очень благодарны мистеру Ма-Цу-Вэю и безмерно его ценили. Мог очень похоже изобразить любого популярного персонажа, классно имитировал голоса и манеры других сталкеров. У мистера Ма-Цу-Вэя был только один недостаток. Когда его посещало вдохновение и артистический зуд становился нестерпим, он частенько исполнял «Элегию» Массне а капелла. Его исполнение было очень убедительно и экспрессивно. Плохо было то, что такие моменты посещали мистера Ма-Цу-Вэя достаточно часто, и сталкеры заметно нервничали, хотя и не пытались остановить эту пытку. Вообще-то мистером Ма-Цу-Вэем его называли далеко не всегда. Чаще всего после вкусной трапезы, им приготовленной. Вроде чтобы уважение выразить. В остальное время мистера Ма-Цу-Вэя называли просто Вова.

Свежий воздух, физические упражнения и полноценное питание сделали свое дело. Спина распрямилась, плечи расправились. На костях наросло мясо, при стрельбе автомат уже не пытался выпрыгнуть из рук. Рико уже меньше походил на геймера[25], целыми днями и ночами гоняющего мурзиков[26] по экрану компьютера и имеющего развитую мускулатуру только на указательном пальце правой руки, которым он все время жмет левую кнопку мыши. Уставы, правила безопасности и прочие инструкции Рико изучал на своем смартфоне, перекачал видеоролики и тексты в компьютерном классе. Имелись также описания монстров, их повадок и правила выживания при встрече с ними. Были также рекомендации, как их можно завалить.

Артефакты появлялись на месте смерти монстра, но были и другие, обычно в местах аномалий[27]. Аномалиям, способам их обнаружения и нейтрализации[28], была посвящена самая объемная инструкция. Что касается смерти монстров, Рико было понятно, что это всего лишь инсценировка. А вот что касалось гибели сталкеров... Нужно расспросить знающих людей.

Однажды Рико помогал мистеру Ма-Цу-Вэю готовить ужин. Они ощипывали куропаток, которых добыл Стрелок.

— Слышь, Вова. Я что-то не пойму, что со сталкерами погибшими происходит? Я что-то не видел, чтобы кого-нибудь из погибших хоронили, — спросил Рико у Вовы.

— А хоронить нечего. Когда сталкер погибает, то с ним происходит то же, что и с убитым монстром. Вроде вот труп лежит, а стоит отвернуться — глядь, а нет трупа. Только лужица черной жидкости, да и та быстро исчезает, как испаряется. Иной раз сталкер в карусель попадает (ну, аномалия такая, читал?), только шматки мяса и кости летят. А потом тоже пропадают. Ни трупа, ни костей, ничего не остается. И хоронить вроде нечего. Человек погиб, а трупа нет. Зона забирает. Скажу тебе по секрету, тут что-то нечисто. Вот недавно случай был, пришел к нам новичок. А я его сразу узнал. Я еще до сталкеров, когда в другой группировке состоял, с ним в Зону ходил. Так его у меня на глазах псевдособаки[29] загрызли. Подхожу, говорю: «Здорово, Клешня!» Он вроде вздрогнул, а не отозвался. Я и так, и так, ничего не помнит, ни как вместе артефакты добывали, ни как его на куски разорвали. И ведь вижу, что не врет, действительно ничего не помнит, а я все-таки уверен, что это он и был. Родинка у него на шее приметная, совсем как у Клешни была. Вот такие пироги. Кому ни говорю, никто не верит. Мол, совпадение, и все тут, — Вова задумался. — Правда, если тебя кто-то из бандитов подстрелит, на хабар[30] позарится, или сам шею себе свернешь по неосторожности, ну тогда получится настоящий труп. Такое нечасто случается, но бывает.

— Слушай, Вова, а ты слышал про людей, которые память теряют? Человек как человек, а ничего не помнит из своего прошлого. В последнее время прямо как эпидемия, чуть ли не каждый день по новостям передавали.

— Нет, не слышал. Я давно в Зоне, а у нас тут связи с Большой землей нет. Интересный факт, нужно обмозговать. Может тут связь какая и есть, — задумчиво сказал Вова. — Ну ладно, ощипали, дальше я сам. Иди, гуляй.

Экзамены

И вот подошло время экзаменов. На залитой утренним солнцем лужайке собралась изрядная толпа сталкеров — все, кроме тех, что ушли в Зону, и часовых. Такие мероприятия, как экзамены, как и любые другие, проводились нечасто. Хоть какое, а развлечение.

— Сейчас Адмирал подойдет, и начнем, — ввел Билли Читера в курс дела. — А вот и он. Давай, Читер, не подкачай, не опозорь своего инструктора. Стрелка нельзя подводить, обидится, часа три разговаривать с тобой не будет.

Адмирал приближался, сопровождаемый небольшой свитой. На голове морская офицерская фуражка, на поясе кортик. Других атрибутов военно-морского флота на нем не было. Рико, невольно чеканя шаг, поспешил навстречу.

— Мой Адмирал, курсант Читер к сдаче экзаменов по курсу молодого сталкера готов!

— Вольно, сынок!, — ответил Адмирал, распрямляя спину, стараясь казаться выше. Затем обратился к Умникам:

— Ну что, давайте начинать. Сначала физподготовка.

Задание было незатейливым. Десять отжиманий, пять подтягиваний, 10 раз обежать турник по кругу, затем 10 раз в противоположном направлении. Все повторять, пока не будет команды остановиться. Читер пробрался сквозь толпу зрителей, подошел к турнику и начал представление. После каждой серии толпа хором восклицала: «Один, два, три, четыре…» Когда Читер начал при подтягиваниях извиваться червяком, от Адмирала поступила команда:

– Отбой! Доктор, твой выход.

К тяжело дышащему Читеру подошел местный Айболит, заглянул в глаза, взял за запястье и проверил пульс.

— В пределах нормы, — доложил Айболит Адмиралу.

— Хорошо. Теперь давай огневую.

В руки Читера кто-то сунул автомат. Подошел Стрелок и задал вводную:

— Видишь, на заборе три пивные банки висят? Представь, что это головы дракона[31]. Задача: вывести дракона из строя. Головой работай, тут только автоматом не обойдешься.

— А патронов в магазине сколько? — спросил Читер, чувствуя подвох.

— А я почем знаю? — удивился Стрелок. — Дракон приближается, у тебя 10 секунд на все про все.

Читер поднял автомат. До дракона было метров сто. Если магазин полный, то очередью можно все три головы зацепить. А если в магазине один патрон? Ладно, некогда думать, время истекает. Читер прицелился в среднюю голову дракона и нажал на курок.

— Тра-та-та! — произнес автомат и замолчал. Патронов в магазине было три. Из головы дракона полетели мозги, она покачалась и упала на землю.

— Зачет, боец. Без средней головы дракон не боеспособен, у него вся соображалка в ней. Две другие просто болтают и рожи корчат, — одобрительно сказал Адмирал. — Правда, в Зоне трехголовых драконов нет, но ведь ты об этом не знал? Следующее задание. Лечь. Неполная разборка и сборка автомата. На все 50 секунд. Время пошло.

Адмирал вынул из кармана здоровенный хронометр и включил отсчет.

Рико закончил сборку, вскочил с автоматом в руках и отрапортовал:

— Задание выполнено, мой Адмирал.

— 40 секунд. Молодцом, боец. Ну, теперь теоретическая подготовка. Билли, твой выход.

Билли грозно посмотрел на Читера и рявкнул:

— Первая заповедь сталкера?

— Сам погибай, а товарищей выручай! — рявкнул в ответ Читер.

— Вторая заповедь сталкера?

— Веди себя в Зоне так, чтобы товарищу не пришлось тебя выручать.

— Каков походный порядок сталкеров в Зоне?

— Сталкеры идут гуськом, след в след, на расстоянии прямой видимости, порядка 10 метров.

— На тебя напала стая псевдособак. Твои действия?

— Надо пристрелить самую спокойную и трусливую на вид. Остальные — всего лишь фантомы, сразу исчезнут.

— Идешь по тропинке, в кустах сбоку слышится шум. Как определить, монстр там или человек?

— Поднять автомат и предупредить: выходи, стрелять буду. Если из кустов тебя покроют матом, то там человек. В противном случае или монстр, или обитатель леса, — попытался вывернуться Рико.

— Неверно. Никак не узнаешь.

Рико ответил еще на несколько вопросов, касающихся аномалий и монстров, их определения и нейтрализации, и экзамен закончился.

— Поздравляю, сынок. Ты теперь сталкер. Выход в Зону разрешаю без ограничений. Коллективу педагогов объявляю благодарность, — подытожил Адмирал и удалился бодрой походкой. Зрители начали расходиться.

Подошел Летун и буднично сказал:

— Иди на склад, получай полный комплект амуниции. Завтра идем в Зону.

Первый выход в зону

Сталкеры шли в походном порядке, гуськом, след в след. Впереди Стрелок, за ним Шуруп, потом Вова, Билли, Буч, Читер, и замыкал Летун. «Прямо великолепная семерка», — подумал Читер. Он был немного возбужден. Все-таки первый раз в Зоне. Да, повезло, в такой опытной компании идет.

Время от времени от Билли поступала команда: «Привал!» Процессия останавливалась, а Стрелок начинал внимательно обозревать лес по обеим сторонам тропы. Потом, руководствуясь какими-то своими соображениями, принимал решение и осторожно углублялся в лес. Через некоторое время снова появлялся из-за деревьев, призывно махал, и вся команда в походном порядке следовала за ним. Устраивались всегда недалеко от тропы, чтобы было видно, если кто по ней пройдет. Никто никуда, видимо, не торопился. Располагались основательно, отдыхали с удовольствием. Сосновый лес был чистый, без бурелома и гнили. Под ногами ковер сосновых иголок, то тут, то там заросли папоротника и чистотела. Попив, закусив из сухого пайка и немного отдохнув, опять выходили на тропу.

К полудню вышли на опушку. Тропа повернула налево, вдоль леса. Впереди было заросшее высокими сорняками поле, а на другом его краю виднелась группа домиков.

— Это деревня Зверево, — просветил Читера Билли. — Пойдем туда, монстров искать.

Отряд в походном порядке направился через поле в деревню. По пути стали попадаться аномалии.

Буч, спина которого маячила метрах в десяти впереди Читера, на уставном расстоянии, остановился.

– Жарка[32] слева на 10 часов, 20 метров дистанция, — Буч повернулся и проинформировал Читера. — Видишь? Передай по цепочке.

— Вижу. Горячий воздух поднимается. — Читер повернулся и передал координаты Летуну. Тот молча кивнул, но на жарку даже не посмотрел. Двинулись дальше.

— Электра справа на 15 часов, дистанция 100 метров, — снова по цепочке прошла информация, от головы к хвосту.

Читер повернулся направо. Да, ясно видно было голубоватое свечение в указанном месте. Раздалось тихое жужжание. Оно доносилось из нагрудного кармана комбинезона Читера. И тут Читер вспомнил, что когда он смотрел на жарку, то тоже слышал этот звук. Просто внимания не обратил, наверно, от волнения. Все-таки первая увиденная аномалия! Да и гул стоял над полем, кузнечики стрекотали, шмели и жуки жужжали, немудрено не услышать. И тут же вспомнил, что было в этом кармане. Пропуск по Зоне от дракона Федора, вот что там было.

«Ну спасибо, Федор, классный ты мне подарок сделал. Аномалискатель[33] прямо», — с благодарностью вспомнил Читер дракона Федора. Догадка оказалась верной. Когда Читер поворачивался в направлении аномалии, расположенной не очень далеко, то чешуйка дракона издавала тихий жужжащий звук, слышный только хозяину. Чтобы найти все аномалии в окрестностях 100 — 150 метров, нужно было только повернуться кругом. Как зажужжит, так в этом направлении аномалия какая-то притаилась.

Сталкеры перешли через поле, добрались до деревни, поискали аномалии и там. Несколько аномалий обнаружил Читер, к немалому удивлению всей команды. Артефактов нашли всего пару штук, не очень ценных. Обратно пошли другой дорогой, по берегу речки, на которой стояла деревня. Обошли поле, вошли в лес и по такой же узкой тропинке, по какой шли через лес до поля, добрались до лагеря. Обратная дорога была гораздо короче.

«Понял, на полигон меня водили, типа в музей аномалий. Ну а что, логично. Одно дело читать про них, а другое дело в реале посмотреть».

— Ну что, Читер, все. На этом обучение заканчивается. Музея монстров у нас нет. Дальше все будет по-серьезному, — предупредил Билли.

Читер молча кивнул. Понял, не дурак.

Жизнь налаживается

 Жизнь вошла в колею. Поход в зону, отдых в лагере, опять поход. Попадались артефакты, и монстры тоже, немного и не самые опасные. Рико понял, что Умники не стремились разбогатеть. Так, на пропитание зарабатывали. В Зоне сталкеры были немного другими, чем в лагере. Серьезнее, что ли. Кроме Буча, разумеется. На вопросы охотней отвечали. Читер старался этим по возможности пользоваться. Подходил, расспрашивал, стараясь не быть назойливым. На привалах, конечно. На марше разговаривать не по делу строго воспрещалось, а уж если до дела доходило, так и тем более.

Шуруп на привалах открывал толстую общую тетрадь, начинал морщить лоб и писать какие-то формулы. Доставал из своего объемистого рюкзака какие-то приборчики, соединял их кабелями, записывал в тетрадь показания и опять складывал все в рюкзак. Когда Рико поинтересовался, что это он делает, Шуруп задумался и ответил:

— Прогноз погоды проверяю.

— Что-то я не понял. И так видно, какая погода, — затупил Читер.

— Да я про другую погоду говорю. Которую Зона создает. Например, если выброс[34] близится, то можно его заранее предсказать. По крайней мере, иногда получается. Вот я и замеряю все, что приборы позволяют, и фиксирую показания. Потом уточняю метод прогнозирования, — объяснил Шуруп. — Тут в Зоне полно аномалий, но и вся Зона целиком — аномалия. Вот, например, связь. Ни сотовая, ни радиосвязь тут не работают. И если бы Зона глушилку[35] поставила, тогда бы еще ничего. А так – просто нет связи, и все. И помех нет. Есть тут у меня некоторые соображения, как все это устроено, но об этом рано говорить. Теория сырая, проверки требует.

— Так может тебе в группировку ученых надо? Они тоже, наверно, этими вопросами интересуются? — предположил Читер.

— Да я там и был, поначалу. Они в каких-то мелочах копаются, все какие-то частности пытаются объяснить. Заскучал я там у них и свалил. Вот аппаратуру кое-какую позаимствовал, и то хорошо, — с досадой отмахнулся Шуруп. — Ладно, не мешай, мне тут кое-что обмозговать нужно. — Шуруп опять погрузился в свою тетрадь.

Летун, когда выпадала свободная минутка, частенько доставал из рюкзака какие-то детали, прикладывал их друг к другу то так, то эдак. Потом откладывал в сторону, растопыривал пальцы и складывал их в причудливые фигуры, разглядывал со всех сторон. Потом брал блокнот и рисовал в нем какие-то схемы. На вопрос Рико, не вечный ли двигатель он изобретает, ответил:

— Не совсем, но вроде того. Это мне Шуруп задачку подкинул, приборчик ему хитрый нужен. Вот и соображаю, из чего его можно изготовить. Задачка сложная, но занятная.

— А что это ты на пальцах модели строишь? У нас же компы в лагере есть, какой-нибудь инженерный пакет загрузить, и дело, глядишь, пойдет? — спросил Читер, прекрасно осознавая, что в инженерных пакетах Летун должен соображать намного больше него.

— Мысль здравая. Но сначала надо концепцию придумать, а потому уже конструкторское решение. У меня голова визуализацию нестандартных решений получше твоего тупого компа делает. У нас тут оборудования профессионального нет, надо из подручных материалов и деталей смастерить. Никакая инженерная программа не поможет.

Вова не расставался с каким-то толстым манускриптом, внимательно в него всматривался, хмыкал, делал пометки на полях. При этом он негромко мурлыкал что-то на разные голоса. То басом, то на тенор переходил.

— Если бы я не видел, что это не ноты, подумал бы, что ты партитуру оперы Турандот читаешь, — сострил Читер.

— Ага, вижу, изучил вопрос. А то — горный козел. Ты меня рогами этого козла прямо в сердце ранил, до сих пор кровью истекает. Это монография по приготовлению блюд из экологически чистых продуктов, точнее, из диких растений и животных Средней полосы России. Написано толково, но кое в чем я с автором не согласен.

— Так ты до Зоны поваром был? — догадался Читер.

— Скажешь тоже. Только представь себе, готовишь ты, готовишь, вкладываешь в блюда свой талант и вдохновение, а тут приходят какие-то незнакомые дяденьки и тетеньки и в творения твои вилками тыкают и в свои слюнявые рты складывают. Брр… — Вову аж передернуло от отвращения. — Да еще гурманов из себя строят. Привередничают. Это недосолено, это переслащено, это пережарено, это не дожарено. А ничего в искусстве приема пищи не понимают. Каждое блюдо ведь надо по-особому есть. И молча, пережевывать внимательно и радоваться каждому кусочку. А если в ресторан поболтать пришел, опрокинь рюмочку водки, закуси огурчиком или грибочком и давай, чеши языком, чтобы все еще раз убедились, какой ты болван. — Вова замолчал.

— Слушай, Вова, я как-то слово чудное слышал. Мизантроп[36]. Не знаешь, что означает? — съязвил Читер.

— Да пошел ты, Читер… к Турандот. Молод еще, чтобы надо мной прикалываться. Смотри, оставлю на ужин без десерта, — пригрозил Вова. Помолчал немного и добавил: — А вообще-то я спецом по монтажу силовых трансформаторов был. По всей стране ездил, надзирал. Шеф-монтаж называется. Слыхал? А кулинария — это так, хобби. Развлечение. Ну вот, надоела мне вся эта бодяга, в Зону подался. Тут хорошо, экологически чистых продуктов полно, Стрелок добывает. Ну маленько фонят[37] продукты, радиация. Подумаешь. На вкусовых качествах это никак не сказывается.

К Билли Читер даже не подходил. Побаивался. Представилось: «Билли, что делаешь?» Ответ: «Не видишь, дрова рублю». Или: «Не видишь, думаю. Ты что, в голову мне залезть хочешь? Я о своем думаю, не о твоем. Гуляй дальше, не приставай».

А вот Буча старался обходить стороной. Тот общался преимущественно анекдотами. Только спроси что-нибудь, тут же выложит парочку на эту тему. Или о заслугах перед Отечеством начнет рассказывать, медаль ему даже какую-то дали в прошлой жизни. В общем, Рико так понял, что Буч занял глухую круговую оборону, что-то внутри от самого себя и от других прячет. А что именно — кто его знает?

Стрелок всегда общался с Читером с удовольствием. Частенько сам его подзывал. То веточку сломанную покажет — тут лось проходил, рогами сломал. Или шарики какие-то на земле лежат — заячий помет, оказывается. Тут трава примята, человек прошел. Да не просто прошел, а что-то тяжелое нес. «А вот этот желтенький цветочек как называется, знаешь?» — спросит Стрелок. «Нет, не знаю», — чаще всего отвечал Читер на такие вопросы. «Ну темнота, это же зверобой! — удивлялся Стрелок. — Как же так, мы же не в джунглях Амазонки гуляем. Тут все родное, знакомое. Знать надо».

— Слышь, Стрелок, а тебе зверюшек убивать не жалко? — как-то спросил Читер.

— Да жалко, конечно. И людей жалко, и зверушек, — Стрелок задумался. — Тут такое дело. Не такие уж эти зверушки безобидные. Вот, смотри, мышка лесная побежала. Будь она моего размера, а я ее, запросто бы при встрече меня схрумкала, и костей бы даже не выплюнула. Или ворона, склевала бы меня и подумала: какой вкусный червячок попался! Все едят друг друга. Так уж природа устроена. Круговорот протоплазмы. Вот ты помрешь, тебя тоже есть будут, червячки разные, бактерии.

«Где-то я все это уже слышал», — подумал Читер.

Как-то Читер спросил Стрелка:

— А ты на драконов в Зоне не охотился?

— Встречал — как же, встречал, но охотиться… Я охотник бывалый, сразу понял, что такую зверюгу из такой пукалки, — Стрелок показал на автомат Читера — не завалишь. В него из танкового орудия палить надо, тогда шансы есть. Кстати, не так давно свободовцы одного подстрелили. Из РПГ[38]. От автоматных очередей он просто как от комаров отмахивался, говорят. И что самое странное, не в Зоне это было, а в километрах пяти от границы. Там никогда никаких монстров не замечали, не могут они жить за пределами Зоны. Там еще прикол был, мне рассказали. Дракон после себя артефакт оставил. Ручка на цепочке с виду. Ну вот, тот свободовец, который дракона завалил, сильно обрадовался. Ну, думает, наверно, артефакт какой-нибудь волшебной силой обладает, никто такого артефакта не видел. Так вот, пошел он, значит, в кустики, ну, по нужде. А артефакт у него в кармане был. Только сделал свои дела, как чувствует, карман-то раздулся. Что-то постороннее в нем появилось. Оказалось, пакетик полиэтиленовый, а в нем шесть листочков туалетной бумаги. И на каждом написано: «И не жалко бедного, несчастного дракошу? Все люди—звери». И так каждый раз происходит, когда хозяин по большому ходит. Дракон приколистом оказался. Хотя, если подумать, вещь-то полезная.

«Да, похоже на Федора», — подумал про себя Читер, а вслух громко рассмеялся:

— Да вранье, кто-то хохму просто придумал.

— Да нет, мне надежные люди рассказывали, — возразил Стрелок. — Так что с драконами связываться смысла нет, овчинка выделки не стоит.

Читер встречается с контролером Владом

В тот день зачищали старую водокачку. Или, как некоторые сталкеры выражались, собирали урожай. Время от времени на уже проверенных участках появлялись новые аномалии. Вроде как вырастали, как капуста на грядке. Проверили двор, обнесенный покосившимся проволочным забором, затем направились внутрь небольшого здания, стоящего неподалеку от водонапорной башни. Читера оставили снаружи, приглядывать за обстановкой.

Обстановка была что надо. Прохладный сентябрьский воздух, в котором уже улавливался легкий аромат осени, бодрил душу. Лес, со всех сторон окружавший двор водокачки, примерял осенний наряд. Кое-где уже появились желтые, красные, оранжевые заплатки готовившейся опадать листвы. По высокой и строгой голубизне неба куда-то торопились стайки полупрозрачных облачков. Солнце заливало пейзаж прозрачным ласковым светом. Где-то в зарослях неподалеку бодро журчал ручеек. Картину портил только вид самого двора, с облупленной подъездной дорогой, с мусорными баками, стоявшими левее главных ворот, ржавых и настежь открытых.

«Эх, закурить бы! Жаль, что я не курю», — подумал Читер, присев на верхнюю ступеньку крыльца. Он представил, как бы он выглядел со стороны. Молодой, но уже умудренный опытом черноволосый сталкер, вполне себе симпатичный, устало сидит на ступеньках, задумчиво курит и добрым взглядом обозревает окрестности. Он только что сражался со страшными монстрами и сейчас отдыхает, расслабившись после напряжения тяжелой битвы. Все вокруг, деревья, кусты, птицы и звери, смотрят на него с одобрением и любовью. Сама Зона благосклонно взирает на своего гостя откуда-то из неведомых пространств. Водокачка, вместе с ее двором и забором, куда-то исчезла. Читер сидел в тени дерева, на краю лужайки, заросшей изумрудной травой и удивительно незнакомыми цветами, источавшими аромат меда. В лесу, с другой стороны лужайки, прозвучал серебряными колокольчиками звонкий смех, и на поляну выбежала стайка стройных и легких, как ветер, девушек, одетых в необременительно короткие юбочки и разноцветные, как цветы на лужайке, топики. Они принялись рвать цветы и мастерить венки, весело переговариваясь и пересмеиваясь. Украсив коронами свои милые головки, лесные нимфы взялись за руки и пустились водить хоровод. Песня была незнакомая и печальная, но почему-то вместе с ней в душу прокрадывалась тихая радость. Читер смотрел как завороженный. Вдруг одна из девушек заметила Читера, и хоровод остановился. «Рико, милый, наконец-то ты пришел!» — пропела она и легкой походкой направилась к нему. Рико нерешительно поднялся и пошел навстречу. Девушка была очень похожа на принцессу Дину, персонажа любимой ролевой игры[39] Рико. И вот они уже бегут навстречу друг другу, летят на крыльях любви, и сладко замирает сердце, и сладкие слезы счастья наворачиваются на глаза, и вот уже раскрыли друг другу объятия…

Читер очнулся. Он стоял между мусорными баками и забором водокачки. А перед ним… зеленый, уродливый, но невыносимо симпатичный Шрек[40]. Шрек беззлобно ухмылялся.

— Здорово, Шрек! Как дела на болоте? — вырвалось у Рико, и тут же он сообразил, что сморозил глупость. — Извини, приятель, что-то у меня с головой не в порядке. Как это я здесь очутился? Убей, не помню.

— Как, как. Это я тебя сюда привел, Акакий Акакиевич. А насчет Шрека ты в точку попал. Мне мультики про него ужасно нравятся, вот и закосил под него. Как, хорошо получилось?

— Ну вылитый, прям аж ужас берет. Привел, говоришь. Ты, значит, контролер[41]? — догадался Рико.

— Контролер билеты в автобусах проверяет. А я — дистанционный менеджер человеческих душ и тел. Кстати, как тебе мое представление, понравилось? Ты прямо как на крыльях сюда прилетел, я уж испугался, что целоваться и обниматься полезешь.

— В морду за такие дела давать надо, вот как понравилось, — Рико стало не по себе, когда он понял, что контролер нагло наблюдал, как он со щенячьим восторгом летел в объятия Дины.

— Меня Читер зовут, — представился Рико. — А ты не такой страшный черт, как тебя малюют.

— Это ты меня в рабочей форме не видел. Хочешь, покажу?

— Спасибо, не стоит. Так вы, господин менеджер, всем такие сказки показываете? — поинтересовался Читер.

— Да нет. Обычно я козью морду людишками показываю, пугаю. У меня инструкции должностные такие. А что тебя касается, я сразу пропуск по Зоне от дракона Федора почувствовал, еще когда ваша банда во двор только заходила. Он у тебя в нагрудном кармане лежит. Что, значит Федор вернулся из Японии? Да, забыл представиться. Влад. Это сокращенно. А полное имя Властитель душ и тел. Но это так, для официальных отчетов.

— Давно вернулся. Я его месяца три назад встретил.

— Ничего себе. Где же он болтается? Отчет не сдал еще. И в Зоне он не появлялся, его бы сразу засекли и призвали к ответу.

— Да не знаю. Я его не в Зоне встретил, километрах в пяти от границы.

— Ну и чем же ты Федору так приглянулся, что он тебе даже пропуск по Зоне выписал? — поинтересовался Влад.

— Да не знаю я, — отмахнулся Читер, — только точно храбрость здесь не при чем.

— Так что там он про Японию говорил? — еще раз спросил Влад. По-видимому, вопрос Японии был актуальный.

— Да мало чего. Мы больше о других делах разговаривали. На Фукусиме, говорит, радиации полно, а вот монстры пока еще диковатые, ума-разума не набрались. Но у него там проблемы языковые возникли, вот и вернулся раньше срока, — заступился за Федора Читер. Лучше бы не заступался.

— Проблемы языковые? Да он два месяца перед отлетом японский язык учил. Значит, или лодырничал, или вместо японского китайский выучил, перепутал. Разгильдяй редкий, — возмутился Влад. — Ладно, давай по делу, а то скоро твои приятели на дворе появятся. Короче, мне всего один артефакт сегодня надо реализовать, и я свободен. А тебе артефакт пригодится, я тебе что-нибудь получше оставлю. Да и авторитет свой повысишь. Давай, пали прямо в сердце, не жалей. Или в башку.

— Да вроде неудобно как-то, знакомому Властителю душ в башку палить.

— Давай, давай, не переживай, я после смерти там, в лесочке, воскресну, никто и не заметит.

Читер нерешительно поднял автомат. Вроде Влад сам предложил, а все-таки нажать на курок ну никак не получалось. Влад понимающе кивнул и начал превращаться в классического контролера, отвратительного монстра с большой головой и леденящим взглядом. Монстр яростно оскалился и бросился на Читера.

Автомат отработал как будто сам по себе. Прозвучала короткая очередь, контролер осел и опрокинулся навзничь.

«Да, дела. Так я кто теперь, убийца или нет? Вроде и убийца, а вроде и нет. Зона, мутно здесь все. Ладно, буду принимать монстров такими, какие они есть», — философски подумал Читер.

Команда в полном составе высыпала во двор. Читер вышел из-за мусорных баков.

— Я здесь! — крикнул и помахал рукой. Сталкеры подошли.

— Живой? Это хорошо. Чего шумел? — строго спросил Билли.

— Да мы тут с местным контролером отношения выясняли, — небрежно доложил Читер. — Он там, за баками лежит.

— Да быть того не может, — усомнился Буч, и вся компания дружно отправилась посмотреть. Да, сомнений не было. Читер подстрелил контролера. Труп уже начал оседать и расползаться в ширину. Вскоре на месте гибели контролера осталась только лужица черной жидкости, да и та очень быстро испарилась.

— Ну Читер, ты и впрямь читер. Как ты его умудрился зачитерить[42]? — спросил Стрелок.

— Ну как, повезло мне, смешливый попался. Я почувствовал, что он меня цеплять начал, огляделся. А он из-за мусорных баков выглядывает, одним глазом смотрит. Я уже ничего ни руками, ни ногами сделать не могу, заблокировал, гад. Тут мне анекдот про одноглазого[43] вспомнился. Контролер, похоже, анекдотик мысленно подслушал и ну ржать давай. Так и завалился назад, за баки мусорные, по земле катается, ржу-не-могу изображает. А меня отпустило. Я бегом туда, ну и башку продырявил маленько. Прямо в глаз попал. Ну, здорово, одноглазый, говорю. А он молчит, и не смеется больше. Пуля башка попала, совсем мертвый стал, однако[44], — лихо соврал Читер.

На месте, где сдох отвратительный монстр, возникло красное свечение, как светофор зажегся. Никто не заметил, когда именно появился артефакт, подброшенный Владом.

— И что это такое? Что-то в инструкциях такого не встречал, — спросил Читер.

— Детектор лжи, — сказал Шуруп. — Артефакт редкий, больших денег стоит. Такие шарики давно уже не попадались. Повезло тебе, Читер.

Шар переключил цвет на зеленый.

— Работает просто, как светофор. Зеленый — правда, красный — вранье, ну и оттенки разные. Ты все понял? — объяснил Шуруп.

— Понял, все понял, — Читер ответил коротко, покраснел, подобрал детектор лжи и сунул в рюкзак.

Больше вопросов о том, как он завалил контролера, никто не задавал. Группа построилась в походный порядок и отправилась в лагерь.

Читер снова встречает дракона Федора

Вылазки в Зону стали рутиной.  Маршруты планировали заранее, всей группой обсуждали, как проще и безопаснее добраться до цели. А цели чаще всего определял Шуруп. Он один из всей группы, по-видимому, имел четкий план действий по обследованию Зоны. Остальные составляли как-бы группу поддержки. Летун занимался техническим обеспечением его научных изысканий. Билли осуществлял общее руководство, в том числе в кризисных ситуациях. Стрелок занимался разведкой, спецоперациями и охотой. Вова и Буч составляли универсальную группу. Вова также занимался приготовлением трофеев, добытых Стрелком, если обстоятельства позволяли, а Буч защищал команду от плохого настроения. Артефакты собирали без особого энтузиазма, так, что по пути попадется. Все, кроме Читера, были опытными сталкерами, на рожон никогда не лезли, напрасно не рисковали, по монстрам без особой необходимости пальбу не открывали. Так что потерь в команде не было.

Когда команда, в перерывах между вылазками, находилась в лагере, Читер частенько один уходил в лес, погулять. Ходил он обычно не в Зону, а, наоборот, за ее границу. Там было спокойнее, законы Зоны не работали, можно было расслабиться и просто получать удовольствие от прогулки. Однажды, во время одной из таких прогулок, Читер, выйдя на небольшую лесную поляну, засыпанную осенними листьями, услышал знакомое жужжание, доносившееся из нагрудного кармана.

«Что-то сбоит аномалискатель, наверно. Тут аномалий быть не может», — удивился Читер и присел в редкой тени дуба, растущего на опушке поляны и уже начавшего сбрасывать листву, на выступавший из земли могучий завиток корня, достал воду и бутерброды. Драконова чешуйка продолжала жужжать.

— Слушай, чувак, колбаской не угостишь? А то бедный дракон три дня ничего не ел, уж еле хвост волочит, так ослабел, — раздался знакомый голос откуда-то сверху, из кроны дуба. Читер поднял голову и увидел дракона Федора, лениво растянувшегося на огромном суку и хитро поглядывавшего вниз.

— Конечно, угощайся. Слезай со своего насеста, — гостеприимно пригласил Читер.

 Федор оторвался от своего лежбища, расправил крылья и ловко спланировал вниз. Это был Федор, но только увеличенный раза в два. Федор отряхнулся, как собака, вышедшая из воды, и неспешно подошел. Улегся на солнышке на шуршащую листву, неподалеку от Читера, и принял свою коронную позу, подперев голову лапой.

— Да пошутил я. Не ем я колбасы, сам этой химией[45] травись. А вот от глотка воды не откажусь.

Читер протянул Федору бутылку с водой, и тот исполнил номер с закручиванием воды спиралью и охлаждением своих приводов.

— И вообще я не ем вашей пищи человеческой. И людей тоже не ем. Так, травки иногда пощиплю, когда поправиться хочу. Так что драконы и люди не конкуренты, за пищу драться им не надо. Можно в мире и согласии жить. Хотя, есть в нашем сообществе парочка маргиналов[46], которые спят и видят, что людишки начнут своими ядреными бомбами[47] перекидываться. Вот будет лафа, по всей планете можно будет нам расселиться, везде радиации полно будет. Хотя лично я считаю, что радиация здесь совсем не при чем. Не нужна нам радиация, просто совпало так, что Зона на месте аварии образовалась. Нет, связь с аварией есть, а вот что радиация Зоне для существования требуется, это сомнительно.

— Фигушки[48], не дождутся твои маргиналы. А ты, Федор, здорово поправился, раза в два, — отметил Читер.

— Я ж говорил, что командировка в Зону Фукусимы у меня была. По дороге и похудел, от Зоны подпитки-то нет. Пришлось свое мясо в энергию перерабатывать. А теперь отъелся немного, отсюда и размер другой. Да мне не особенно важно, какого я размера. Мы, драконы, худеем пропорционально, не то что вы, люди. Если вас питания лишить, вы в скелеты ходячие превращаетесь, — пояснил Федор. — Ну, как делишки идут? Вижу, в сталкеры тебя произвели. Поздравляю.

— Спасибо. Кстати, пропуск мне твой очень помог, а то бы я давно в лужу черную превратился и испарился бесследно. А так, жив и здоров, и авторитет у сталкеров заработал. Очень даже приятно, когда большие парни на тебя с уважением смотрят. Особо, правда, гордиться нечем, это твоя чешуйка мне помогает. Кстати, я теперь не Рико, а Читер. Переименовали меня.

— Это ты для сталкеров Читер, а со мной не больно почитеришь. Нет уж, назвался Рико, так для меня Рико и останешься, — возразил дракон Федор.

— Так значит, Федор, если тебя в клетку посадить, где радиации нет, то ты и до размеров муравья можешь уменьшиться? — поинтересовался Рико.

— И не стыдно? Дракона в клетку посадить, вот чего удумал. Ты попугая в клетку посадить можешь, а дракона Федора слабо. Во-первых, я туда не пойду, попробуй силком завести, а я посмеюсь. Да я скорее умру, чем в клетке сидеть буду. Я умирать ловко умею, сам же видел, — Федор оскорбленно отвернулся.

— Ну извини, Федор. Это я просто из любопытства такое предположил. А как ты это делаешь? Умираешь, а потом невредимый появляешься? — спросил Рико.

— Да не знаю, просто умею, и все. И вообще, учись принимать драконов такими, какие они есть.

— Ну да, я уже и сам это сообразил, — согласился Рико. — Так ты, Федор, чем вообще занимаешься тут, в Зоне?

— Вас, людишек, изучаю. У меня специализация — человеческая литература, религия и философия, — пояснил Федор. — Ну и всякими другими гуманитарными аспектами интересуюсь. Как-то так. А умирать — это не главное, так, иногда балуюсь. У нас в Зоне полно настоящих специалистов по умиранию.

— Контролеры, например? С Владом я тут не так давно повстречался. Знаешь его? — поинтересовался Рико.

— Ну как же не знать этого ворчуна. Я в Зоне почти всех знаю. Ну и что интересного он тебе рассказал?

— Да все про Фукусиму расспрашивал. Я ему передал, что ты рассказывал, он ну давай ругаться, балбесом тебя обозвал. Мол или лодырничал, или не тот язык учил, перепутал. Где, говорит, этот Федор ошивается, почему до сих пор не отчитался за командировку.

— Да ну его в болото, Шрек бестолковый, вечно он ворчит. Понимал бы что. У меня тут дела важные, отчет подождет.

— Спрашивал, за какие такие заслуги тебе Федор пропуск по Зоне выписал. И я вот тоже думаю, и чем это я тебе так угодил? — спросил Рико.

— Да ничем ты мне не угодил. У меня тут насчет тебя планы кой-какие есть. Мне парнишка требуется молодой, незаматерелый[49].

— И что делать надо? — заинтересовался Рико.

— Потом расскажу, когда время подойдет. Да ты не бойся, гадостей никаких делать не придется, я же не пакостник какой-нибудь.

— А другие драконы в Зоне есть? — спросил Рико.

— Да есть, двое. Ганнибал и Пахан. Один специализируется по человеческим войнам, а другой изучает криминальный мир. Я с ними редко пересекаюсь, у них башка какими-то бреднями забита. Да и злые они. Ты имей в виду, если к тебе дракон обратится и не произнесет ключевого слова «чувак», то это не я. А то я вот еще поправлюсь, и нас уже не отличить. По одному проекту изготовлены.

— Интересно, а как это вы все изучаете? Связи с Большой землей в Зоне ведь нет? — спросил Рико.

— Это для вас нет, а для нас есть. Ты думаешь, зачем все эти артефакты придуманы? Это наши глаза и уши. Любой артефакт, независимо от типа, непрерывно передает в Зону видео- и аудиоинформацию. Так что мы видим и слышим все, что происходит вокруг него. И все ваши коммуникации перехватываем, из Интернета данные качаем, со свалки этой вашей всемирной. Пока что-нибудь стоящее откопаешь, кучу дерьма перелопачивать приходится. Вонь такая стоит, что хоть святых выноси. А свойства волшебные артефактов для приманки, чтобы люди их ценили, в Зону за ними ходили, продавали. Они по всему миру так расходятся.

— Теперь понятно. А не стыдно за людьми подглядывать и подслушивать? — Рико попытался поддеть дракона Федора.

— Ничуть. Да вы сами друг за другом шпионите, везде жучков понаставили и скрытых камер. Даже бедных зверушек не можете в покое оставить. Гоняетесь за ними по всей планете, снимаете на видео, фотозасады устраиваете. Не стыдно? Совести у вас нет, снимаете на видео самые интимные моменты из жизни зверушек, а потом по телику показываете, ну там NatGeoWild и прочее. Извращенцы.

— Так мы их изучаем, чтобы сберечь разнообразие видов, исчезающие популяции, — щегольнул Рико фразой из учебника по экологии.

— Ну вот и мы вас, людей, изучаем, чтобы сохранить вашу популяцию. Что, съел? Тоже мне, спасители разнообразия видов нашлись. Вы всех зверушек на планете уже задрали, согнали в резервации, химией травите, леса вырубаете. Спасители, — голос Федора звучал негодующе, и Рико не нашелся, как ответить.

— А сталкеров в Зоне зачем убиваете? Без этого никак обойтись нельзя?

— Да никого мы не убиваем. Что мы, люди что-ли? Это вы друг друга убиваете. А мы аккуратно телепортируем назад во времени и пространстве, память только маленько подчищаем. Ты представь, если в Зоне будет не опасно, так сюда толпы дикарей хлынут, всю траву вытопчут, воздух своими автомобилями испортят, начнут тут строить офисы, магазины, бензозаправки, кабаки и прочую дрянь. А еще войнушку могут затеять за то, кто Зоной владеть будет. Ваши Гейропейские браться по неразумности начнут на весь свет вопить: Нарушения прав монстров! Даешь монстросексуализм! Проведем монстросекспарад в Зоне! А эти, исключительные, из Соединенных Банд, которые за большой лужей, авианосец сюда пригонят. Мол, Зона наших Бандитских интересов! Проползет этот авианосец по нашей Припяти, всю рыбу передавит, встанет посреди Зоны и будет своими самолетиками бесполезными жужжать день и ночь. Тебе это надо? Нам точно нет.

— Это ты лихо загнул, Федор, про братьев по неразумности, — похвалил дракона Федора Рико. — А вот телепортация эта, она как делается?

— Ну, берем мы, значит, сталкера, заталкиваем в пространственно-временной канал[50], а уж с другой стороны он сам выползает. Шучу, шучу. Не знаю я. Как-то так само собой получается. Тут Зона, у нее свои законы, — уклончиво ответил Федор.

— Я так и подозревал, насчет телепортации. Значит, те люди, которые теперь часто объявляются на Большой земле, те, которые не помнят, кто они, откуда и т. д., из Зоны были телепортированы?

— Да нет, мы к этому непричастны. Это ваши людские разборки. При телепортации память о пребывании в Зоне стирается, а человек попадает в некую точку прошлой жизни, до Зоны. И все он помнит, что с ним происходило до этого момента. А иногда и то, что было после. Как сон, но со всеми подробностями. Только ты смотри, никому не говори. А то если все узнают, что Зона не убивает,  тогда конец нашей спокойной жизни. Набегут толпы авантюристов, и нас, монстров Зоны, просто затопчут.

— Клянусь Монолитом[51], никому не скажу, — заверил Рико. — Только тут проблемка встает. Если человек обратно во времени возвращается, то должны откатиться все события в Зоне, которые произошли с его участием, так ведь?

— Да ничего не должны. Ничего не откатится. Тут Зона, тут свои законы. Долго объяснять. Ну ладно, Рико. Полечу. Тут мне вызов на пейджер[52] пришел, по делу срочному лететь надо. Ты вот что, приходи сюда завтра, часиков в три. Потолкуем. Я к тому времени дела эти свои закончу, наверно. А если меня не будет, послезавтра приходи, в то же время.

— Приду. Ну, желаю удачи! — попрощался Рико.

— Давай, пока, не болей. – Дракон Федор расправил крылья, разбежался, поднялся в воздух и, заложив крутой вираж, скрылся за верхушками деревьев.

Федор начинает вербовку Читера

На следующий день Читер отправился на рандеву[53], назначенное Федором. Тот был на месте, но какой-то не такой, как обычно. Топтался взад-вперед по поляне, мотал головой озабоченно, фыркал презрительно. «Видно, делишки его не очень хорошо закончились, если закончились вообще», — подумал Читер.

— А, пришел! — дракон посмотрел на Читера отсутствующим взглядом, потом потряс головой, вроде как мысли тяжелые вытряхивал.

— Ну пошли, потолкуем, — дракон Федор вернулся на полянку, покинув территорию своих печальных мыслей. — Ну ладно, бог с ним, не сложилось тут у меня кое-что, видать, звезды не так сошлись[54]. Ну и ладно, все равно пока ничего изменить нельзя. Потом разберемся.

Читер присел на уже знакомый корень, дракон устроился напротив, лежа на брюхе, сложив голову на передние лапы. Лежал, задумчиво моргал и помалкивал.

— Ну чего мы тут расселись, пора поди принцессу спасать идти. Где тут у тебя, Федор, меч-кладенец закопан? — попытался развеселить Читер Федора.

Федор покосился на шутника и произнес:

— А ты-то откуда про принцессу знаешь? Я тебе вроде не говорил… Но ты прав. Меча-кладенца у меня нет, зато имеется меч, выкованной из метаматерии[55] Вселенной, усиленный по кромкам веществом из центра черной дыры[56]. Мы, преданные слуги нашей несравненной, чистейшей, любимейшей госпожи, принцессы Клариссы, охраняем место ее заточения. В самом центре Зоны стоит ее прозрачный саркофаг, сделанный из несокрушимого хрусталя, добытого на проклятых рудниках адской планеты Тартар. Окружен тот саркофаг невидимым непробиваемым мезонным[57] полем, и никакая сила не может защиту эту сокрушить. Лежит принцесса в саркофаге на невидимом мягчайшем гравитационном ложе, в белоснежных одеждах, сотканных ткачихами-девственницами в высокогорных мастерских, и закрыты ее ясные очи, завяли и осыпались розы румянца ее щек, лишь слегка вздымается грудь от сонного дыхания. Густым водопадом струятся черные локоны, только их не тронула беда. И невозможно без слез глядеть на эту брошенную в небытие красоту, и сжимается и кровоточит от боли сердце.

Подлым обманом похитил принцессу мерзкий карлик Подловор и заточил ее здесь, на затерянной на краю Вселенной планете. Бросил в подземелье безутешных родителей, наших добрейших и справедливейших правителей, и провозгласил себя Императором Вселенной. Горе пришло на все планеты Галактики.

Только принц Храбромудр может принцессу освободить. Спрятали мы душу Храбромудра от злобного Подловора и вселили ее в тебя, Рико. И возьмешь ты сейчас меч, тебе предназначенный, и полетим мы туда, где ждет тебя во сне Кларисса. Разрушишь ты мечом из метаматерии защитное мезонное поле, подойдешь к принцессе и нежно в лоб поцелуешь, и проснется она, и улыбнется, и скажет: «Здравствуй, Храбромудр! Как долго я тебя ждала!».

Ну потом, сам знаешь, Храбромудр. Полетите вы с принцессой и вместе с нами, преданными слугами, в белом звездолете с тонированными стеклами и развевающейся рыжей гривой нейтринных[58] защитных полей, разгромите по дороге армаду эскадры черных звездолетов Подловара, затем ворветесь во дворец, из которого императорствует Подловар, схватите этого мерзкого карлика и освободите из подземелья царя и царицу, папу и маму Клариссы. Подловара можно, например, в попугая превратить и в клетку посадить. И чтобы он все время кричал: «Да здравствует Император!» Всеобщее ликование всей Галактики, свадьба героя и принцессы. Тут обычно полет фантазии у авторов прерывается, — уже ехидно проговорил Федор.

— Ну чего ты, Федор, прямо разошелся. И так уже я этой фигни и насмотрелся, и начитался, — Рико зевнул. — Чуть не усыпил ты меня своей Клариссой.

— Да не знаю, что-то вдохновение меня подкараулило. Я как что-нибудь подобное читать начинаю, фэнтези эти, так у меня аж в животе крутить начинает, и тошнота. А ничего не поделаешь, надо читать. Положение обязывает. Я ж в том числе по литературе специализируюсь. Я ключевые слова как встречу, ну там Императоры, Федерации, монстры, рыцари, маги, принцессы, пики, стрелы, волшебные амулеты, единороги, драконы, или там прыжок через гиперпространство, протонная пушка, параллельные миры, роботы с искусственным интеллектом, так сразу мне плохо становится. И скучно. Ну, думаю, писатели мои драгоценные, неужели вы в таких вот мирах жить хотели бы? И что интересно. Все эти сказочные персонажи со сказочным этим оборудованием такой фигней занимаются. Воюют, убивают, покоряют, взрывают все подряд, к власти рвутся, соперников травят. И в награду получают несметные сокровища, власть над Вселенной, любовь красоток, кучу бабла, наркотики и т.д. Бабуинские мечты на новом техническом уровне. Да ну их нафиг. Действительно, что это на меня нашло, не знаю.

— А сам ведь дракон? И монстры твои, артефакты, аномалии? Опять же пространственно-временная телепортация… — подловил Федора Рико.

— Так я про это книжек не пишу, фильмов не снимаю. И вообще, мы мирные монстры. Это людишки про Зону всякие ужасы придумывают, ну как встретил что-то необычное, так и всякие кошмары представляются, так уж вы, люди, устроены, — возразил Федор.

— Так ты мне все-таки про Зону расскажи поподробнее, что тут у вас и к чему. И куда ты там меня определить хотел, что за планы у тебя насчет меня.

— Ну ты уже понял, что Зона — это не место высадки коварных инопланетян, мечтающих захватить вашу планету и повергнуть человечество в рабство. Скажу тебе для начала, что я далеко не все о Зоне знаю, — уже спокойно произнес Федор. — Не жди, что я тебе все про Зону расскажу и объясню. Я тоже мало понимаю, как и ты. Главное — это классифицировать, обозначить области твоего незнания и понять, что многие вещи, которые ты не знаешь, и никто не знает. Обычно люди принимают на веру недоказанные гипотезы, формируют у себя некую картину мира, и спокойно живут в своем придуманном и во многом виртуальном мире. Ты что-нибудь понял из этого?

— Что-то не очень понятно, к чему ты клонишь, — уклончиво ответил Рико.

— Вот ты знаешь, что такое триангуляция дифракции гравитационных полей в пространстве Римана[59]? — спросил дракон Федор.

— Нет, не знаю.

— И я тоже не знаю, — признался Федор. — Так что мы простым языком будем разговаривать, без всяких этих триангуляций. О сложных вещах надо как можно проще рассуждать, иначе запутаешься. Ладно, начинай. Ты спрашиваешь, я отвечаю.

— Что такое Зона?

— Зона — это среда обитания нас, монстров Зоны.

— А откуда она взялась? Раньше, до аварии, ее же не было? И вас, монстров Зоны, тоже не было?

— Так-то оно так, так и вашей среды обитания тоже раньше не было. Ведь как там ваши ученые объясняют: мол, пылевое облако сгустилось, образовалась планета, при образовании разогрелась, потом остыла, потом образовалась атмосфера, океаны, зародилась жизнь, вы, люди, появились, начали познавать и преобразовывать природу и сейчас усиленно работаете над тем, чтобы эту свою среду обитания разрушить и привести в состояние, в котором уже не сможете существовать. А некоторые люди считают, что вашу среду обитания создал Бог. Вот и Зоны тоже не было, а потом образовалась. А как именно образовалась, можно только гадать. Вот я могу такую гипотезу выдать, для примера. Произошла авария на АЭС и создались необычные условия, ну, например, трещина в пространственно-временном континууме[60] образовалась и из параллельного измерения[61] на Землю вывалилась какая-то часть того, параллельного мира. А трещина потом закрылась, и вот у нас Зона, попавшая сюда, на Землю, из параллельного мира. А может Бог, видя, как человек, созданный им по своему образу и подобию, куда-то не туда бредет и создал Зону и нас, монстров, чтобы мы спасли Человечество. А может, Зона всегда была частью планеты, только в латентном[62] состоянии, как зародыш. Станция атомная бабахнула и создались благоприятные условия для роста и развития Зоны. В общем, полный простор для фантазии. А узнать, как все было, нет никакой возможности. Ясно только, что Зона сейчас — это часть планеты Земля, хотя внутри нее свои законы, сильно отличающиеся от остальной планеты. И мы, монстры, такие же земляне, как и вы, то есть не было нас, а потом появились. То есть мы не какие-нибудь захватчики-инопланетяне, которые высадились на Землю и хотят коварством захватить ее, а вас, людишек, или на мясо переработать, или в рабов превратить. Это плохая гипотеза, на уровне домохозяек.

— Так кто тут, в Зоне, босс, кто всем управляет?

— А не знаю. У вас, людей, кто босс, который всем управляет? Знаешь?

— Да нет, такого босса нет.

— А ты почем знаешь? А вот некоторые считают, что Земля — это живое существо, а жизнь на ее поверхности — вроде плесени, паразитирует. А некоторые считают, что человечество в целом является единым существом, а люди — это как клетки, из которых оно состоит. Ну или Бог может быть боссом. Тут дело темное.

— Так значит, нет такого, чтобы можно было найти главного в Зоне, замочить его, и тогда Зона будет расколдована, монстры в зверюшек разных превратятся, и все будет по-прежнему, как до аварии? Или там внутри Зоны найти какой-нибудь рубильник, ну, в переносном смысле, отключить его, и вся Зона назад уйдет, в свой параллельный мир, и будет людям счастье.

— А какое больно счастье вам будет? Ну, исчезнет Зона, не будет у вас артефактов, не будет такого классного места для искателей приключений, бандитов и прочего. Мы же всего небольшое пятнышко на поверхности Земли занимаем, что вам, жалко что-ли? Мы ведь, монстры, не собираемся, и не можем Зону расширить. И мы не размножаемся, у нас перенаселенности быть не может.

— Что, совсем не размножаетесь? А как насчет смерти, умираете?

— Совсем не размножаемся. А насчет смерти не знаю, мы все молодые еще, никто не умирал. Да и не стареем мы. Мы совсем по-другому устроены, чем люди.

— А аномалии эти, что это такое?

— Ну, скажем, что это такие сущности Зоны, с разными свойствам. Типа как у вас, растения там разные, овощи, фрукты. Они растения, а мы, монстры, животные. Как-то так. Тут ведь что получилось, Зона как бы на кусочек вашей среды наложилась. Ваши растения, животные, остались, правда мутируют от радиации. А поверх артефакты наши и мы, монстры Зоны.

— А вы аномалиями управляете?

— Мы можем на них влиять, менять слегка. Ну как у куста веточки постричь, чтобы он симпатично смотрелся. Некоторые можем уничтожить даже. Или перенести на другое место, как вы, например, деревья пересаживаете. А в основном их свойства Зоной определяются, ее структурой.

— А артефакты? Как вы их делаете?

— Да никак. Считай, что это плоды, или там ягоды, которые на кустиках растут.

— Да, дела… — Рико призадумался. — Ладно, а вот ты, Федор, что про себя можешь рассказать? Папа-мама у тебя есть, кто тебя учил и воспитывал?

— Помню, был я помоложе, мало чего знал, мало чего умел. Постепенно набирался. Папы-мамы не помню.

— А откуда знания-то брал?

— Тут такое дело. У всех нас, монстров, связь между собой есть и есть еще связь с чем-то вроде главного сервера Зоны, на котором куча всяких данных хранится. Оттуда и знания мы получаем, ну кроме тех, которые непосредственно из внешней среды получаем. Вот я с тобой разговариваю, знания о тебе получаю непосредственно. А вся информация, получаемая непосредственно, у меня внутри анализируется, перерабатывается и посылается на главный сервер, главный компьютер. Причем компьютер нами не управляет, мы как бы по своей воле действуем, мы не роботы. Хотя программы поведенческие, и характер, и способности заложены изначально. Как и у вас, людей.

— Это какие же программы в нас заложены? — спросил Рико.

— Программы выживания, например. Инстинкты. Программы отображения окружающего мира, управления функциями собственного тела, программы размножения, доминирования. Свободной воли у вас, людей, не так уж и много, в основном по программам живете. Причем программ этих, и врожденных, и приобретенных, великое множество, и они по-разному сочетаются, и по времени, и по силе воздействия. Поэтому люди разные, ведут себя по-разному. В определенных пределах, конечно. Общего у разных людей гораздо больше, чем различий.

— Ладно, а тогда скажи, в чем смысл твоего существования, цель жизни твоей какая?

— Смысл — это когда ты понимаешь, что если сделать то-то и то-то, то получится некий результат, на достижение которого направлена какая-то из внутренних программ. Вот возьмем, например, тебя. Какой смысл твоей жизни? Знаешь?

— Ну может добиться положения, хорошо зарабатывать, жить в достатке, ездить по миру, жениться на любимой девушке, нарожать детей, вывести в люди и затем умереть с чувством исполненного долга?

— Все правильно. А какие программы нацелены на достижение всех этих целей? Программа выживания (жить в достатке), программа доминирования (положение в обществе, уважение или зависть окружающих), программа размножения, программа защиты потомства, закрепления своих генов в следующих поколениях. И даже программа смерти есть. Она самая несовершенная и садистская. Она в тебя заложена и все время работает. А умираешь ты, если не от инфаркта или под трамвай не попадешь, долго и мучительно. Конструктору, который тебя создал, было наплевать, как ты будешь умирать. Ты сделал в жизни то, что тебе было положено, а дальше как сам знаешь. А у меня главная программа—набираться знаний из внешнего мира, мне это доставляет огромное удовольствие и никогда не надоедает. Так уж я спроектирован. Вот возьму я и скажу: не буду, это меня внутренняя программа заставляет, у меня свобода воли есть! И что делать тогда буду? Мне же другие занятия не интересны. Пойду и от скуки под поезд брошусь, или в запой на всю оставшуюся жизнь. Да, еще защищать свою среду обитания всеми силами у меня программа имеется.

— Да, получается, сидят два запрограммированных робота в тени дуба и о смысле жизни разговаривают, — глубокомысленно произнес Рико. — Хорошо, если у тебя главная программа — собирать сведения из внешнего мира, то получается, что ты шпион, и вся эта Зона — засланная на Землю команда разведчиков. Тех самых злобных инопланетян, которые хотят захватить Землю. Чем докажешь, что не так? — Читер обличающе засверкал глазами на дракона Федора.

— Да никак не докажу. Могу только сказать, что очистить от вас планету никакой проблемы не представляет, скоро сами самоочиститесь. Тут больше похоже на экологов галактических. А может, сама Земля нашу Зону создала в качестве реагирования на критическую ситуацию. — А насчет роботов… Я тебе больше скажу. Может, нас с тобой и нет вообще.

— Это как? Что-то не понял.

— Объясняю. На примере, по аналогии. Ты ведь знаешь, что такое голограмма?

— Ну да, это когда изображение предмета в воздухе висит, как оригинал выглядит в точности.

— Типа того. Голограмма — это полная световая копия объекта. То есть ее хоть в микроскоп, хоть в бинокль рассматривай — не отличишь от оригинала. А руку протянешь потрогать — там нет ничего. На какой-то носитель записывается информация об объекте, это и будет голограмма. Затем вставляем голограмму в специальный проектор, включаем в розетку, и бац! — появляется голографическое изображение. Идем дальше. Делаем не фотографию, а снимаем видео, по той же технологии, и записываем на носитель информации. Затем вставляем носитель информации в проектор, включаем в розетку и… У нас получилось настоящий призрак, как живой. А рукой потрогаешь, нет там ничего. Вы, люди, это уже умеете делать, единственно, скорость передачи данных между хранилищем данных и проектором нужна очень большая, данных много для создания голографического кино требуется. Фантазируем дальше. Из чего состоят объекты? Из атомов, всяких частиц элементарных. А все эти элементарные частицы, считают некоторые ваши яйцеголовые ученые, являются ничем иным, как флуктуациями пространственно-временного континуума. Если параметры этих флуктуаций на носитель данных записать, ну, специальный приборчик сделать, а потом вставить в опять-же специальный проектор и включить в розетку, то появится точная копия объекта. Тебя, например, или меня. И от настоящего не отличить, хоть режь, хоть химический или спектральный анализ делай. Тут, конечно, загвоздка есть. Все эти приборчики надо изобрести, изготовить, и объем данных будет просто немерянным. Но, допустим эти проблемы решили, и вот включаем проектор, и еще один Рико появляется. Причем он живой, у него память как у настоящего, и все остальное. Только вот если выключить проектор, то он и исчезнет. А может, и не исчезнет. Может, и так, и так можно сделать, типа переключатель режимов проектора. А теперь берем и включаем проектор не здесь, под нашим дубом, а у тебя дома. И вот уже один Рико с драконом Федором беседует, а один с родителями объясняется, где пропадал. А теперь следующий шаг. Записываем жизнеграмму (это я сейчас придумал словечко) с Рико непрерывно, и тогда его можно будет оживить по состоянию на любой момент времени. Резервное копирование и восстановление на заданный момент времени. Ты программист, понимаешь меня.

— Это ты, Федор, на телепортацию намекаешь? — догадался Рико.

— Ну да, верно. Тут еще со временем загвоздка, но не будем сейчас углубляться.

— А что, логично получается. Вот в тебя стреляют, взрывают бедного дракона, ты конвульсии изображаешь, комедию ломаешь. А потом — бац, проектор выключили, перенацелили в укромное место и там тебя включают, и ты опять живой дракон Федор. А выключенная копия растекается в черную лужу, испаряется, и все, все чисто, трупа нет, — искры понимания блеснули в глазах Рико. — А как насчет души, Федор? Душа у тебя есть?

— Это у тебя, наверно, нет, раз такие вопросы задаешь, — Федор ответил оскорбленно.

— Так как же душа в новое тело попадает?

— А ты думаешь, душа в теле сидит? Может, она где-то снаружи, ну как в облаке компьютерном. Просто переключаешь на эту душу новое тело, и дело с концом. Ну что-нибудь в этом роде. А может и нет души никакой. Но ты понимаешь, все это только гипотезы, игра слов. Как оно все на самом деле обстоит, это большой вопрос.

— Да, получается, сидят две голограммы в тени дуба и беседуют о том, как устроен мир, — глубокомысленно произнес Рико. — Так, может, этот проектор в центре Зоны находится, может, Монолит знаменитый, ну, Исполнитель желаний, и есть система управления проекторами? Подходит к нему сталкер, желание загадывает, а Монолит — раз, загрузил программку какую-то, что-то там колдует с этими проекторами, и вот уже желание сталкера исполнилось, — продолжал фантазировать Рико с энтузиазмом.

— Может, и так, а может, и нет. Но мысль такая, что вот сидим мы, разговариваем, и вдруг проектор выключают, и нет уже ни меня, ни тебя. Захотят, в другом месте могут и не включить. И то ли мы есть, то ли нас нет. Так, виртуальные персонажи, компьютер выключили — и все, game over[63]. А может, вся Зона, целиком, и есть такая голограмма. А может, вся планета. Как тут можно разобраться?

— А если проектор найти? — предложил Рико.

— А проектор этот может и не здесь быть. Ну, в параллельном мире каком-нибудь, а лучик, которым голограмма передается, тоже из того измерения, в нашем мире его никак засечь нельзя. Тут фантазия может очень сильно разыграться. Представь, что где-нибудь в тридевятом параллельном мире перед сверхмощным компьютером, работающим на кварках, ну или на шкварках, из которых кварки состоят, восседает программист от бога, а точнее Бог-программист, ну дядька толстый, в хламиду одетый, с седыми волосами и бородкой, с добрыми глазами, а может кальмар десятирукий отвратительного сине-зеленого цвета с фиолетовыми глазами. Это неважно, как он выглядит. И начинает новый виртуальный мир творить, ну, или скучно ему, развлечься хочет, или хочет переплюнуть своего конкурента, крутую игрушку компьютерную для геймеров сделать.

Запрограммировал землю и небо, включил проектор, посмотрел на результат, и сказал Бог, что это хорошо. Сотворил свет, и сказал, что это тоже хорошо. Ну и далее, по технологии. Закончил первый вариант. Занялся другими делами, прошло время. Дай, думаю, посмотрю, как там мои мурзики, что поделывают. Посмотрел и в ужас пришел. Ну, думает, что-то я в этой эволюции не предусмотрел. Нужно исправлять. Ломать все и с нуля начинать жалко. Вот он и отправляет на землю персонажа с подробными инструкциями. Ну там поддержку чудесами предусмотрел, в конце по сценарию вознесение на небо, чтобы людишек впечатлить, чтобы они за ум взялись. Смотрит, вроде получше стало, думает, дай подожду, что получится.

Проходит время, заглядывает в свой зоопарк, а там вообще беспредел. Всю природу людишки потоптали, от Бога отреклись, во-вот начнут сами себя и все окружающее уничтожать. Жалко Богу работу свою, и сотворил он Зону и населил ее нами, монстрами, чтобы мы людей на путь истинный наставили и спасли бы и их, и планету.

А может, и не так. Может, ихние местные компьютерные хулиганы компьютер Творца хакнули[64], ну и что-то там крякнулось[65], и тоже Зона образовалась. А Творец не в курсе, например, в командировку уехал или заболел. Когда появится, неизвестно.

— Да, Федор, фантазия у тебя летает гораздо круче, чем ты сам на своих крыльях можешь, — в голосе Рико слышалось неподдельное уважение.

— Да тут что получилось, неспроста такие мысли мне в голову приходят. Помнишь, я тебе про Фукусиму рассказывал, как я летал туда с инспекцией? — спросил Федор.

— Помню. И что? Ты сказал, что там тоже Зона, только молодая.

— И это чистая правда. Только Зона ихняя — точная копия нашей. Ну, понятно, на другой пейзаж она наложена, а вот монстры ихние — точная копия наших, только лет на тридцать моложе и на сто глупее. И себя самого, молодого, я там видел. Вот почему я в Зоне не появляюсь, отчет не предоставляю. Надо как-то все это обмозговать, а то не дай бог паника в Зоне начнется. Подумают, что мы не справились, новая Зона уже заработала, а нас просто выключат. А кому хочется, чтобы его выключили?

— Ну ладно, хватит разговоров на сегодня. У меня уже язык отваливается, — устало сказал дракон Федор.

— Так я тебе зачем все-таки нужен? Что делать-то надо? — напоследок поинтересовался Рико. У него в голове легкий туман сгустился от напряженной работы мозга.

— Да пока ничего. Думать. Я ведь просто контакты с людьми хочу наладить, чтобы они на нас ядреных бомб сбрасывать не надумали или чего еще. Надо нам как-то объединиться, или наладить мирное существование. Не знаю. Ты не первый такой, с кем я начинал разговаривать по этим вопросам. Только вот беда, как попадется толковый парнишка, так его в Зоне или убивают, или он в аномалию попадает, ну а там сам знаешь что, назад на Большую землю. Прям как будто кто-то мне помешать хочет. Так что ты себя береги. Ладно, пока, увидимся как-нибудь позднее, — произнес дракон Федор, задумался опять о своих проблемах и погрустнел.

— А почему я? Нужно к лидерам человечества обратиться.

— Да, конечно. В ООН на генеральную ассамблею прилететь и обратиться. Это если по дороге от ПВО увернуться удастся. Меня тут же в клетку посадят и на кусочки резать начнут, искать громкоговоритель, который звуки человеческого голоса издает. Или к главарю Соединенных Банд, он типа сразу скажет: давай, Федор, договор на поставку артефактов заключим, мы тебе настоящими долларами платить будем. Но только ты в Россию ничего не продавай, а то санкции объявим. Или к украинскому президенту этому, мол, наша украинская Зона и все такое прочее... Так он с меня последнюю шкуру сдерет и как крокодиловую продаст, опять за эти доллары.

— А почему к украинскому, а не к русскому? Считаешь Зону украинской?

— А ты здесь украинскую речь слыхал? То-то. А территория украинская. Мутно у вас все, у людей… Насчет российского президента, ну чтобы к нему обратиться, я еще не придумал, как сострить. Нет, мне люди простые и адекватные в союзники нужны. С этими клоунами, которые изображают, что они чем-то управляют, я дела никакого иметь не хочу. Обманут, ограбят, а потом нас же, монстров Зоны, и виновными объявят, — устало заключил дракон Федор.

— Ну, ладно, будь здоров, Федор, пойду я, — попрощался Рико. На этом и разошлись.

Читера забанили

Сталкеры заняли глухую оборону. Они рассредоточились вдоль гребня пологого пригорка, расположенного на краю просеки. Сзади, выше по склону, начинался лес. Минное поле. Нет, минный лес, если быть точным. Прохода через лес, среди залежей аномалий, не было. Это было давно всем известно, и туда никто не рисковал соваться. Путь к отступлению был отрезан.

С пригорка хорошо просматривалась просека, и влево, и вправо. Посреди нее извилистым ручейком протекала тропинка, по которой сталкеры всего несколько минут назад мирно шествовали в походном порядке, ничего не подозревая о засаде. И вот теперь они здесь, а слева и справа к ним подбираются короткими перебежками, прячась за кустами, вооруженные ребята неприятной наружности.

Слава богу, до укрытия добрались без потерь. Все были живы, только Билли немного зацепило предплечье.

— Да ерунда, царапина, — бодро проинформировал Билли, перевязывая рану. — Здорово нас обложили, мы тут надолго застряли. А будь эти злые пацаны поопытнее, могли всех нас прямо на тропинке положить. Это что ж такое творится, ни с того ни с сего палить по людям начинают. Как на войне прямо, увидел врага, убей, чего там разбираться, что за человек. Он может сама доброта, а враг. Да, сроду в Зоне такого не было. Интересно, кто такие эти злюки?

Ответ последовал незамедлительно. Один из злых парней, делая перебежку между кустами, залетел в карусель, взмыл в воздух и начал крутиться пропеллером. Протяжный и мучительный крик огласил окрестности. Полетели в разные стороны куски мяса, кости, и опять воцарилась тишина.

— Ясно, значит Бандиты[66], — сделал Стрелок очевидный вывод. — Что-то они осмелели, раньше обычно только на одиночек нападали. А тут на наш доблестный отряд покусились, расхрабрились что-то. Чего им от нас надо, хабара у нас нет, раз еще в Зону идем. — Он осторожно выглянул из укрытия, вскинул карабин, коротко гавкнул выстрел. Издалека раздался обиженный вопль, перешедший в виртуозный мат-перемат. — Ну что, камрады, что делать будем? Валим уродов и уходим в лагерь?

— Погоди, Стрелок, может, сами уйдут. Должны же понимать, что отсюда нас выковырнуть у них шансов нет. Стреляем только по конечностям. Подождем, может это Зона балуется, мозги им набекрень надела. Глядишь, отпустит, придут они в себя, уползут по своим норам.

— Глядите, а это что за фигня? — удивленно произнес Буч, показывая пальцем. В километре от них, со стороны Зоны, с боковой тропинки на просеку зловещей гусеницей выползала колонна. Над колонной развевался черный флаг. — Да у нас тут пиратов отродясь не было, — добавил Буч. — Шуруп, глянь в бинокль, там черепа с костями на флаге нет? А то это, может, Джек Воробей[67] со своей командой пожаловал?

— Нет, это не Джек. Гораздо хуже. Это исламисты до Зоны добрались, филиал халифата[68] своего в Зоне создать хотят. Я тут слыхал, что в Зоне какой-то француз арабской наружности вербовкой занимается. Думал, вранье, а получается правда. Ну все, ребята, береги патроны. Они нас отсюда живыми не выпустят. Видно, война в Зоне начинается, — грустно констатировал Вова.

«Да, влипли серьезно, — подумал Читер и отполз подальше от товарищей, на правый фланг, чтобы уединиться. — Ничего, я же Читер. Сейчас проблему решим». Он достал из кармана пропуск по Зоне и тихонько ввел голосовой чит-код: «Федор, выручай, совсем нас тут обложили джихадисты[69], скоро начнут нам горла резать тупыми ножиками». Драконова чешуйка три раза блеснула зеленым огоньком, мол, понял, сигнал принят. Читер вернулся назад, на свое место, и приступил к охоте на конечности бандитов.

Обложившие сталкеров бандиты притихли и не пытались штурмовать пригорок. Тоже увидели, что подкрепление идет, и ждали. Гусеница подползала все ближе, и все росла и росла в длину. «Успеет Федор или нет? Лучше бы успел, что-то мне внутренний голос подсказывает», — подумал Читер. Гусеница распадалась на составные части, бойцы перестраивались в цепи и неспешно продвигались вперед.

— Аллах всемогущий, что же ты с детьми своими сделал? Что же они злые такие? — Буч обратился к небесам. А с небес прямо на сталкеров пикировал огромный дракон. — Что, и драконы в мусульманство обратились? Ну, теперь точно хана, — огорчился Буч.

Дракон Федор вышел из пике и бреющем пролетел над просекой. «Так, диспозиция ясна. Ну, клоуны, сейчас будем поглядеть, как вы бегать умеете», — сказал бы Федор, если бы Читер мог его услышать. Стрельба, которую по нему открыли джихадисты, не производила на Федора никакого впечатления. С брюха и боков дракона проливался свинцовый дождь из пуль, рикошетивших от его сверкающей разноцветными искорками брони.

— Я же говорил, его из танкового орудия только завалить можно, — спокойно заметил Стрелок. — Кто-нибудь понимает, что происходит? Он за кем прилетел, за нами или за ними?

Читер понимал, но промолчал. Федор еще больше поправился и был теперь размером со слона. Ну, если без крыльев брать, разумеется.

Все завороженно следили за эволюциями дракона. Тот заложил вираж, развернулся и полетел к краю просеки, свободному от джихадистов. Развернулся и начал заходить на посадку, но не сел, а на бреющем понесся вдоль просеки, едва не задевая кусты брюхом. Вот уже он близко к пригорку, где окопались сталкеры, открывает страшную пасть, из которой идет легкий дымок, и включает свой огнемет. Огнемет пролетел вдоль просеки, развернулся, пошел на второй заход, но, видимо передумал и взмыл высоко в небо.

Нужды во втором заходе особой не было. Ряды противника были расстроены, им овладела паника и он обратился в беспорядочное бегство. Победа была безусловной и окончательной. Просека опустела, джихадистская зараза позорно покинула поле боя и скрылась в лесу на противоположной стороне просеки. Со стороны минного поля раздался одинокий крик, блеснула молния. Кто-то с перепугу побежал не на ту сторону просеки. И это была, по-видимому, единственная жертва сражения. Обгорелых трупов на просеке не наблюдалось. Видимо, противник отделался только ожогами. Атака была скорее психическая, не на уничтожение. Горела трава, дымились кусты, но большого пожара не было и не предвиделось.

Читер вскочил на ноги, торжествующе поднял правую руку, зажатую в кулак, и бросился вниз по склону с криком:

— Да здравствуют воздушно-космические силы Зоны!

— Стой, Читер, назад! — кричали сзади, а он все бежал и бежал, и махал Федору, и кричал ему что-то. Железным кулаком ударило Читеру в живот, затем в грудь. Дыхание перехватило, Читер остановился, посмотрел вверх, затем неуклюже повернулся назад и упал навзничь. И уже бежали к нему на помощь товарищи, и пикировал с высокого неба дракон Федор, и было поздно, слишком поздно, уже давно было поздно, и не успеть, и не защитить товарища, не закрыть своим телом от злой пули, и ничего этого уже не видел Читер. Он смотрел в высокое чистое небо.

«Как же я не видел прежде этого высокого неба? Все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его, но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И славу Богу!»[70] — вспомнил Читер и представил, как героически он сейчас должен выглядеть со стороны. Молодой, но уже умудренный опытом черноволосый сталкер, вполне себе симпатичный, лежит в густой траве с пробитой грудью и добрым взглядом смотрит в чистое небо. Он пал в смертельной схватке со злыми монстрами, но он успел сделать мир чуточку добрее.

Огромный зонт раскрылся над головой Читера и закрыл и солнце, и небо. Дракон Федор аккуратно приземлился и сложил крылья. Он успел первым. Сталкеры остановились поодаль и бессильно наблюдали. Что они могли сделать? Ничего, ровным счетом.

— Ну что, чувак, больно? Не очень? Развалился тут, лежишь, мечтаешь, ну прям Андрей Болконский под Аустерлицем, — дракон Федор, по всей видимости, не собирался рыдать и оплакивать героя. — Да, с такими ранами ты здесь, в Зоне, долго не протянешь. Помрешь скоро. Да, жаль. Ну что поделаешь, Рико, прощайся с Читером. Читер сейчас совсем мертвый станет. Ты высоты не боишься? Впрочем, неважно.

Дракон Федор поднял Рико на руки-лапы, разбежался на задних ногах вниз по склону, расправил крылья и взмыл в воздух.

— Кто-нибудь понимает, что происходит? — поинтересовался Стрелок. Ему никто не ответил. Дракон разжал лапы, и тело Читера устремилось к земле. Но долететь до земли ему было не суждено. Какая-то неведомая сила подхватила тело на лету, закрутила, и вот уже полетели в разные стороны куски одежды, мяса, кости, все то, что раньше составляло Читера.

— Карусель, — тускло произнес Билли. — Прощай, Читер. Забанила[71] тебя Зона, будь она неладна.

Стрелок, словно вспомнив что-то, деловито направился к лесу. Обошел обгоревшие кусты, огляделся и уверенно направился вверх по склону, следуя отчетливому следу, оставленному на земле каким-то ползучим гадом. А вот и гад. Повернулся и смотрит на Стрелка ненавидящим взглядом. Это был бандит, которого Стрелок в самом начале подстрелил в ногу.

— Здорово, одноногий. Что, тяжело от драконов на одной ноге убегать? — весело поздоровался Стрелок. — Ты зачем, гаденыш, Читера нашего подстрелил?

— Какой я тебе одноногий. Кто-то из ваших меня в ногу подстрелил. Что, пристрелишь меня? — бандит злобно сверкнул глазами.

Стрелок поднял карабин и выстрелил бандиту в другую ногу.

— Извини, это я был. Это я тебе тогда ногу прострелил. Ты прав, ты теперь и вправду не одноногий, ты временно безногий. Аптечка имеется? Не дожидаясь ответа, Стрелок вытащил из внутреннего кармана упаковку с бинтом и бросил на землю, рядом с корчившимся от боли бандитом.

— Ну прощай, безногий. Сталкеры раненых не добивают. В плен тоже не берут, сам выбирайся, как можешь, — ласково попрощался Стрелок.

 

— Ну и? — загадочно спросил Билли у Стрелка, когда тот вернулся. Сталкеры слышали выстрел и вопль бандита и теперь вопросительно смотрели на Стрелка.

— Да я анекдот про одноногого вспомнил. Рассказал тому ублюдку. Понравилось, аж по земле от восторга катался.

— Ну ты юморист, Стрелок, — сказал Вова. — А знаете, что-то мне подсказывает, что Читера не зря мы Читером окрестили. Что-то здесь дело не чисто.

— Все может быть, это же Зона, — глубокомысленно подтвердил Билли.

 

 

Рико уложил в отцовский рюкзак, валявшийся на балконе, спальник, нож, компас, кружку, сотик (благо в честь окончания колледжа ему подарили смартфон и оплатили на 3 месяца вперед тариф с безлимитным Интернетом), спички, фонарик, чистые носки, запасные штаны и толстовку. Сходил на кухню, налил в пластиковую бутылку воды, отрезал хлеба, ломоть колбасы, положил еду в полиэтиленовый пакет, загрузил все это в рюкзак. Надо родителям записку написать, мол в турпоход иду, не волнуйтесь, скоро вернусь.

Рико взглянул на часы. Было 10 утра. Да у меня же собеседование в 11 часов! Срочно гладить рубашку, одеваться и бегом, а то опоздаю. Рико метнулся к гардеробу за рубашкой и чуть не упал, споткнувшись об отцовский рюкзак.

«Поверить не могу. Я что, вправду в Чернобыльскую Зону собрался? Да, психотерапевту показаться надо». Рико вывалил содержимое рюкзака на диван и стал раскладывать амуницию по местам. На диване осталась какая-то странная штука. Плоская, ромбовидной формы, она загадочно переливалась всеми цветами радуги.

И тут он вспомнил сон, который приснился ночью. Дракон Федор, Адмирал, Билли, Стрелок, Шуруп, Буч, Летун, мистер Ма-ЦУ-Вэй, аномалии, артефакты… «Надо же, хоть роман пиши, все помню. Это не с этого ли перепугу я в Зону собрался?» — пришла в голову догадка.

«Наверно, папина штуковина, какая-нибудь блесна новомодная завалялась», — подумал Рико. Разбираться было некогда. Бросил штуковину в ящик стола, в котором хранил инструменты, запчасти и всякий хлам, и заторопился гладить рубашку.

Когда Рико добрался до компьютерной фирмы, где ему было назначено собеседование, он помнил только прикольного дракона Федора, да и то смутно.

Эпилог

— Сергей, тебя босс вызывает, — появилось на экране компьютера Рико сообщение от секретарши Владимира Анатольевич. Рико снял наушники, поднялся и направился к кабинету босса.

— Слышь, Серега, ты там поосторожнее. Ходят слухи, что босс детектор лжи купил — предупредил его Витек, сидящий в соседней, огороженной прозрачным пластиком кабине. — Вроде настоящий артефакт, из Зоны. Работает как светофор. Если по делу говоришь, то зеленый свет. А начнешь боссу лапшу на уши вешать, красный. Ну и оттенки там, в зависимости от процента содержания вранья.

— Ну да, конечно, артефакт. Может, у него и аномалия в кабинете появилась? А вместо босса монстр восседает, типа контролера, и клыки скалит, — отшутился Сергей.

Босс сегодня был явно в хорошем настроении. Пригласил присесть, улыбнулся доброжелательно.

— Как дела с проектом, Сергей Алексеевич? Закончим в срок?

— Да, Владимир Анатольевич, успеем, — Сергей был почти уверен, что так оно и будет. Босс покосился на книжную полку, висящую слева на стене. На нижней полке стоял полупрозрачный шар на черной подставке. Он светился бледно-розовым цветом.

— А я так понимаю, что можем и не успеть. Надо тебе кого-то еще в помощь дать, — босс был сама доброжелательность.

— Мне тут сказали, что у это у вас тут артефакт, из Зоны Чернобыльской, — поинтересовался Сергей, показав на светофор.

Босс радостно рассмеялся:

— Ну да, ну да. А вместо Владимира Анатольевича контролер сидит, прикинулся твоим начальником. Шучу, шучу. Японская штуковина, принцип работы нам неизвестен. Купил из-под полы, с рук, без гарантии. Но работает как часы!

— А мы вот сейчас проверим, из какой такой Японии! — Сергей поднялся, подошел к шару и произнес, как в микрофон:

– Привет, кто там на связи. Дракону Федору привет от Рико передавайте. У меня все нормально. Пусть ждет, у меня отпуск скоро, приеду непременно.

Нижняя челюсть Владимира Анатольевича слегка отвисла. Шар засветился ярким зеленым светом.

 

[1] Модернизация, усовершенствование. Позволяет играть в новые игры и выйти на новый уровень зомбирования

[2] Приключенческая компьютерная игра. Виртуальная среда для зомбирования неокрепших умов (ЗНУ). 

[3] Системный администратор – царь, бог и полицейский виртуальной среды.

[4] Местность, в которой проходит какой-то этап ЗНУ. Сходство в звучании слов «локация» и «ситуация» имеет случайных характер.

[5] Серия игр, разработанная украинской компанией GSC Game World для особо изощренного ЗНУ.

[6] Образования, встречающиеся в виртуальных мирах S.T.A.L.K.E.R. и являющиеся объектами вожделения для неокрепших умов, попадающих в эти миры.

[7] Устройство для идентификации и определения местоположения владельца.

[8] Штуковина.

[9] Уровень сложности выживания в виртуальном мире, созданном для ЗНУ.

[10] Повторное рождение игрока в виртуальном мире, созданном для ЗНУ.

[11] Особо циничный способ не дать уснуть зрителям при просмотре скучного фильма. Оплачивается самим зрителем.

[12] То есть вне среды, созданной для ЗНУ.

[13] Не нужна ему вода. Просто, будучи опытным психологом-практиком, дракон делает это, чтобы облегчить первый контакт.

[14] Привод (он же силовой привод) – совокупность устройств, предназначенных для приведения в действие машин и механизмов. Дракон, очевидно, решил намекнуть на свои познания в области механики.

[15] Белиберда, звучащая с японским акцентом.

[16] Аллюзия на Рикки-Тикки-Тави, виртуального персонажа книг и мультфильмов, придуманного Р.Киплингом и предназначенного для укрепления неокрепших умов.

[17] Унизительный для членов потребительского общества способ передвижения между городами.

[18] Автоматически.

[19] В переносном смысле. Но похож, похож…

[20] Физическое явление. Если сказать просто, то это когда фонариком из-за угла светить можно.

[21] Это когда девушка нравится, а тебе за это голову рубят.

[22] Здесь аллюзия на русофобский анекдот, придуманный специальным отделом ЦРУ.

[23] Мошенник в виртуальном мире, предназначенном для ЗНУ.

[24] Если бы не рефракция, то аномалию Жарка невозможно было бы обнаружить.

[25] Субъект ЗНУ.

[26] Мурзилка (сокр.)

[27] Образования неизвестной природы, рождающие артефакты. Известно, что хороших аномалий не бывает.

[28] Иногда аномалия успешно обнаруживает и нейтрализует сталкера.

[29] Четвероногий хвостатый монстр Зоны. Кусается по-настоящему.

[30] Добыча сталкера.

[31] Мирная, добрая зверушка.

[32] Жарка – одна из аномалий термической природы. Впрочем, это и так ясно, по звучанию.

[33] Новый термин, Читер придумал. Молодец!

[34] Сбой системы в Зоне. Пока не произойдет перезагрузка, может случиться все, что угодно.

[35] Пожарная сирена в радиодиапазоне.

[36] Человек, оценивающий других людей по их поступкам, а не по речам.

[37] Радиоактивны.

[38] Ручной противодраконовый гранатомет.

[39] Это когда геймер не просто палит из всех стволов, а какого-нибудь персонажа изображает.

[40] Американский тролль, из штата Флорида. Милая и добрая зверушка.

[41] Что тут сказать, контролер дальше сам все объясняет.

[42] Это Стрелок практикуется в искусстве словообразования.

[43] Судя по тексту далее, идет речь об анекдоте, который начинается так: «Здорово, одноглазый!»

[44] Адаптированная цитата из фильма «Джентльмены удачи». С оригиналом можно ознакомиться, просмотрев фильм еще раз.

[45] Везет драконам!

[46] Это существо, взгляды которого не совпадают с вашими, то есть неправильные.

[47] Изощренный способ самоуничтожения человечества.

[48] Один из выразительных элементов языка жестов.

[49] Который еще не достиг того возраста, когда кажется, что все ты уже знаешь и тебя на мякине не проведешь.

[50] Пространственный канал, по которому течет река времени.

[51] Монолит, иди Исполнитель Желаний – пси-установка, находящаяся в самом центре Зоны. Скорее всего, это вранье.

[52] У дракона Федора пейджер где-то внутри спрятан, на обычный пейджер совсем не похож. Работает бесплатно.

[53] Это когда тебе стрелку забивают, дракон например.

[54] Шутит. Звезды не ходят.

[55] Материя, из которой состояла Вселенная до Большого взрыва, которого, как уже все понятно, никогда и не было.

[56] Мусорная урна для звездных скоплений.

[57] Непонятно, значит высокого качества.

[58] Непонятно, значит высокого качества.

[59] Полная чушь, наукоподобное сочетание слов.

[60] Это Федор для красного словца вставил.

[61] Из загробного измерения, если проще сказать. Параллельный мир – загробный мир. По крайней мере, раньше так считали.

[62] В скрытом. Что, нельзя было просто сказать? А еще знаток литературы.

[63] Кирдык.

[64] Взломали.

[65] Сломалось.

[66] Существует поверье, что в карусели кричат только бандиты, остальные молчат. Так же наивно, как поверье, что праведники попадают в рай, а остальные в другое место.

[67] Кинематографическое воплощение духа Соединенных Банд Америки.

[68] Соединенные Банды Арабов.

[69] Борцы за Соединенные Банды Арабов.

[70] Цитата из романа Л. Н. Толстого «Война и мир».

[71] Запретить доступ к виртуальному миру. Например, за читерство.

Похожие статьи:

РассказыРуководство по рыбалке

РассказыКуклa

РассказыЯ выживу!

РассказыИскусственное растение

РассказыОщущение П

Рейтинг: +3 Голосов: 3 102 просмотра
Нравится
Комментарии (8)
Станислав Янчишин # 9 июня 2018 в 22:33 +1
Да, это плюс! Очень большой плюссссссс joke +
Диалектик # 9 июня 2018 в 22:41 +2
Спасибо!
Ворона # 10 июня 2018 в 19:02 +2
ничо так, душевная сталкерятина.
Ачипятки попадаются, не так штоб густо, но есть.
Диалектик # 10 июня 2018 в 19:10 +3
Привет пернатому собрату! Спасибо на добром слове. Ачипятки эти — как блохи, маскируются искусно. Вроде все, исправил, нету больше — глядь, еще одна побежала. А вообще, на всем живом паразиты живут, так что пускай.
Станислав Янчишин # 10 июня 2018 в 19:41 +2
Наша Воронушка - пернатая сосестра! joke Очень умная и добрая!!
Диалектик # 10 июня 2018 в 19:45 +3
Ну, значит, не обидится на мою ачипятку, надеюсь.
Ворона # 10 июня 2018 в 21:08 +4
канеш ниабидюсь. Темболе што сама сослепу новичковый ник восприняла как Ди-электрик, а сглупу, что эт тоись Двойной Электрик получаицо. Ну и стал быть квиты, мона мну и дальше именовать хоть сокузино, хошь чем хочите. laugh лишьбо не "браться" (эт где заместо "гейропейские братья по неразумности", если я пральна допумкала)
Счаз тока повредничию манешко. joke
Вполне симпатишно писано, мну такой стиль катит. Затейливость антуража тоже кагбэ фпарятки, только занимательности чутка вродьбэ недодано. Такая ощющень, что афтыру лень было докрутить чёнить событийно-экшонового, что там ещё могло произойтиться, и он резко всё это дело закруглил после Федюниного несколько мозговыносительного и пожалуй шта действительно достаточно туманосгустительного рассуждалова.
Походу ради этих всех сложногромоздких выкладок всё и затевалось.. Пришёл, освоился, драконьих умствований понаслушалсо - хорош, достаташно. И забанили Читера тоже, надо сказать, месьма бездарно и примитивно.
Получается же недожато.
Или бы перед вербовкой замутить чота хыть слегонца из разряда приключалова, присущего данным обстоятельствам - зря штоль задавались-выстраивались, - ну иль хотябо растащить хфилосопские откровения по кускам, не в один присест нахлобучивать - было бы, наверн, краше. И разбавляния хочется более существенного, пусть их там хоть ветерок обдует и бабочки на Федин гребень посядут для заради отвлекалова от прокручивания скрежетающих мозговых шестерёнок, штоп не задымились. Во избежание пересола, тыкскыть. А то примитифкам типо миня тяжковато. "Чуть не усыпил ты меня" - золоты твое слова, тока не Клариссой, а проблемами мироустройства.
Ну какта вот.
Што касаимо блошикоф - стоит хотябо определиться в отношеньи именов, штоп по ходу не переназывать Билли в Били или там Подловора в Подловара. Ну эта в рабочем порядке, нипринцыпиально.
Диалектик # 10 июня 2018 в 21:42 +3
А что, все правильно. У меня написана небольшая заметка, там я описал процесс написания этой книжки.
Вот небольшой отрывок: «Хилое и уродливое деревце просило воды и солнца, и я не устоял. Заселил сюжет персонажами, взяв за прототипы знакомых мне людей – друзей и одноклассников, и книга зажила своей собственной жизнью. Две недели прошли, как в лихорадке — без перерывов, бессонные ночи, в голове непрерывно появляются мысли, сцены, диалоги, и исчезают, если не успеваешь их записать. На их место приходят новые. И все время такая мысль появляется: что-то тут не так. Наверно, временное помешательство».
В общем, записал то, что успел. А завершил все, потому что голова стала перегреваться, даже заговариваться стал. Потом возвращался, чтобы немного причесать, поправить стиль. А развивать не стал, вместо этого начал продолжение писать. Оказалось, что это только начало, первая часть чего-то большего.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев