1W

Пилигрим

в выпуске 2017/11/02
5 сентября 2017 - Фомальгаут Мария
article11681.jpg

- А как вам удалось спастись?

Нет, слишком банально.

Вертится на языке фраза, одна-единственная:

- А как вам удалось спастись?

Снова стучу в дверь, уже чувствую – не откроют.

- Входите.

Вхожу. Оглядываюсь в поисках хозяина, не сразу вижу высохшего старика в углу.

- Вы… хозяин?

- Будет сейчас хозяин… чего хотели-то?

Вздрагиваю от его голоса.

- Я это… из газеты…

- Да чего это газета-то нами заинтересовалась, дел других у газеты, что ли, нет?

- Так вот шестьдесят лет назад…

- И-и-ишь, куда загнули…

Говорю как есть:

- Пилигрим.

- Ишь, ты чего вспомнили… ну, и дался вам Пилигрим этот?

Откашливаюсь:

- Сейчас мы ищем тех, кому удалось выжить во время аварии…

 

Айзек Валентайн, банкир.

Гуанг Вук, торговец пряностями…

И так далее.

Большой список.

Полторы тысячи человек.

 

Валентайн недоверчиво смотрит на список, недовольно фыркает, вычеркивает самого себя.

Снова смотрит на список.

Кто-то из них должен быть тем самым…

Кто-то…

Валентайн хмурится, а с чего он взял, что этот кто-то может быть только один, может, их там двое, трое, а то и все десять…

 

Корнелиус Мартин, капитан корабля…

 

Валентайн снова хмурится, а почему, собственно, - один, может, одна…

Начинает дописывать:

 

Агнес Ивенджелин, балерина.

Виртувия Винсенте, актриса.

 

Снова хмурится.

 

…Трагическое событие потрясло мир…

 

- Вечер добрый.

Вхожу в гостиную, вежливо кланяюсь барышне у окна, она смотрит не на меня, куда-то мимо, оборачиваюсь, тут же понимаю, что кланялся горничной, а настоящая хозяйка – вон она, дама в годах…

- Добрый, - кивает дама.

Откашливаюсь:

- Я… имел честь говорить с вашей сестрой по поводу аварии Пилигрима…

Хозяйка вздрагивает, будто от удара:

- Смеетесь?

- Ни в коей мере. Я говорил с вашей сестрой, она очень переживала, что потеряла вас… она…

Дама откашливается:

- Молодой человек, Эльза погибла.

- Но…

- Она погибла. Я могу показать вам её могилу… здесь… на фамильном кладбище…

Эльза.

Фотография миловидной девушки.

Годы жизни.

Год падения «Пилигрима».

 

Корабль.

Океан.

Я на палубе.

Нет, я не пассажир.

И не матрос.

Но я на палубе.

Айсберг.

Там.

В темноте ночи.

Люди его еще не видят, они увидят его слишком поздно.

Я знаю.

Я это знаю.

Невидимый луч из моей руки рассекает темноту, разрезает ледяную глыбу.

Люди не узнают об этом.

В изнеможении падаю на палубу, кто-то подхватывает меня, да что ж вы так неосторожно…

Хочу поблагодарить – замечаю что-то…

Нет, померещилось…

Нет, так и есть, темные пятна на шее человека, пятна смерти.

В отчаянии смотрю на ледяную глыбу бесконечно далеко впереди.

Отступаю вперед, - понедельник, вторник, среда, четверг, сентябрь, октябрь, ноябрь…

…притормаживаю, чуть не пролетаю нужный понедельник.

 

…стучу в нужную дверь.

Открывают.

Спрашиваю:

- Это вы пустили айсберг?

Не сразу понимаю, что вижу за дверью самого себя. Вспоминаю какие-то поговорки, что встреча с самим собой не к добру…

 

…а если конкретного человека не пустить, или крысу там какую убить… - говорю я.

Я мотаю головой:

- Не получится. Только весь корабль.

Не сдаюсь:

- А пробовали уже?

Киваю:

- Пробовали.

 

…гибель «Пилигримма»…

 

Смотрю на часы.

Жду.

Дождь моросит за окнами маленького кафе, люди спешат спрятаться с промозглой улицы, кто-то ловит такси, такси не ловится, выскакивает из сачка.

Жду.

Они должны прийти.

Я назначил им встречу.

Здесь.

В кафе.

Смотрю на визитки.

Джон Квинс.

Клерк в какой-то там конторе.

С надеждой смотрю на хорошо одетого джентльмена, вошедшего в кафе – он проходит мимо, не замечает меня, кидается к компании молодых парней, аа-а-а, сколько лет, сколько зим…

Смотрю на визитку.

Глэдис.

Фамилии не знаю.

Просто Глэдис.

Продавщица в какой-то там галантерее…

 

Стою на палубе.

В темноте ночи.

Рука по привычке сжимает луч, - не вынимаю из-за пазухи.

Сжимается сердце.

Кто-то проходит мимо меня, замирает:

- А вроде качку обещали, нет?

Мотаю головой:

- Да вроде н-нет…

 

…мы отчаянно пытаемся связаться с выжившими…

 

- А как вам удалось спастись?

- Да… знаете… не помню…

Еле сдерживаюсь, чтобы не выругаться, скольких опрашиваю, столько человек не знают, как спаслись.

- Скажите, пожалуйста… - Глэдис подступает ко мне, сжимает мою руку, - а вы не видели Джона…

 

…до сих пор спорят, что было причиной трагедии…

 

- …а вы не видели Глэдис?

Это Джон Квинс.

Киваю:

- Да, я говорил с этой дамой.

- Да? Вы… вы видели её?

- Да, да… думаю, это была она.

- А вы…

- …я сообщу ей про вас. Нет, давайте так сделаем, вечером в пятницу в кафе У Фонаря…

 

- …я же что думал, там же просто всё, не двоичная система, а троичная, да, нет, может быть – и всё, и можно человеческое сознание оцифровывать…

Киваю. Интересный оказался человек…

Глухой удар.

…отступаю назад, минута, две, три, десять, чуть не спотыкаюсь на пятнадцатой минуте.

Рассекаю лучом ледяную глыбищу.

 

Спрашиваю:

- Тебе что, надо, чтобы полмира перемерло?

Отвечаю:

- Ты посмотри, что он сделает-то, если выживет…

- Ну, не факт, говорит-говорит, а может, дальше разговоров и не пойдет…

- А если пойдет?

- Давай проверим…

 

…в изнеможении падаю с кресла, давлюсь собственной кровью, понимаю, что заглянул слишком далеко.

Хлопаю по щекам самого себя, потерявшего сознание.

Оживаю.

- Видел? Да? Видел?

- М-м-м-м…

- Ну, отдохни пока, глотни вот…

Отодвигаю чашку:

- Не-не-не… видел. Да. Первая удачная операция по…

- …ага, хорошо…

 

Луч разрезает ледяную глыбу.

Всплеск воды.

Луна робко пробивается сквозь тучи, тут же кутается в густой туман.

Спускаюсь в один из многочисленных ресторанов, выискиваю свободный столик, не нахожу, кто-то одергивает меня, да садитесь, садитесь, здесь свободно…

Смотрю на миловидную женщину, сдержано улыбаюсь, отчаянно вспоминаю, как вести себя в обществе дамы…

От нечего делать смотрю в будущее дамы, думаю погадать ей по руке…

- …а у вас, прекрасная леди, будет трое детей, а дочка ваша выйдет замуж за банкира… младшенький ваш будет архитектором, а старший…

Ёкает сердце.

Думаю, как незаметно столкнуть даму за борт.

 

- …не получится.

Кажется, слишком незаметно я подкрался, шепнул на ухо – не получится, - я отскакиваю от себя, сжимаю кулаки, готовлюсь обороняться.

- Да я это, я, - говорю себе.

- Чего пришел-то?

- Не получится.

- Что не получится?

- За борт столкнуть… уже пробовал, только хуже выйдет.

- А как надо?

Я удивленно смотрю на себя, ну и рожа у меня, чер-рр-рт…

Мотаю головой:

- Это только весь корабль сничтожить…

 

Сжимаю руку, чтобы не выпустить луч.

…спохватываюсь.

 

…предположительно, неисправность двигателей…

 

Жду.

Смотрю на часы.

Что-то подсказывает мне, что они не придут.

Почему-то…

Джон Квинс.

И Глэдис.

 

Айзек Валентайн, банкир.

Агнес Ивенджелин, балерина.

Виртувия Винсенте, актриса.

Гуанг Вук, торговец пряностями…

 

…это первый столбец.

 

И второй столбец:

 

Устроил экономический кризис.

Родила разработчика пятого измерения.

Своим влиянием на президента международного альянса привела к краху альянса.

Спонсировал разработчиков лекарства от опухолей мозга, чтобы спасти заболевшего сына.

 

…и это только начало.

Понимаю – это только начало.

 

Недовольно смотрю на себя:

- Чего ты имена в алфавитном порядке… фамилии надо…

Я вскидываюсь:

- Да какая к черту разница, тут, главное, всех этих типчиков перебрать…

 

- Что имеем?

- Ну вот, смотри… пятьдесят на пятьдесят.

- А себя проверил?

- Чего-о?

- Себя-то проверил, а?

Меня передергивает.

Проверяю.

…падаю навзничь, плююсь кровью, я говорю себе –

- Куда ж ты так далеко смотришь…

С трудом добираюсь до стола, поправляю список:

- Вот… плюс один в сторону  плохих последствий.

 

Вижу ледяную глыбу далеко впереди.

Сжимаю кулак.

Ничего не делаю.

Тут, главное, ничего не делать.

Мимо проходит будущий изобретатель оцифрованного сознания, говорит что-то про качку.

Я уже знаю, что ничего он не изобретет.

Ничегошеньки-ничего.

Спохватываюсь.

 

Смотрю на самого себя:

- Ну, что такое?

- Стой… мы недалеко вперед смотрели…

- …ничего себе недалеко, тебя чуть кондрашка не хватила!

- Да нет… а дальше-то что будет, не видел, не?

 

Айзек Валентайн, банкир.

ПОСЛЕДСТВИЯ: сначала -, потом +, потом -,-,-,потом +,+,+,+,+

Агнес Ивенджелин, балерина. +-+-+++++

Виртувия Винсенте, актриса. -----++++++

Гуанг Вук, торговец пряностями…

 

Время тянется, закручивается само на себя…

 

…пассажиры «Пилигрима», мечтающие основать новый город, величественный и прекрасный…

 

Спрашиваю.

В лоб.

- Так всё-таки… когда будет хозяин?

Он фыркает мне в лицо:

- Ну, я хозяин, ну что надо-то?

Спускаю с языка фразу:

- Как вам удалось спастись?

Он усмехается:

- А никак.

Мне кажется, я ослышался:

- В смысле… никак?

- Вот так. Никак не спасся… сгорел при посадке, и всё.

- Но как же…

Смотрю на хозяина, да нет здесь никакого хозяина, просвечивает прозрачная тень…

- А… остальные как?

- А тоже никак.

Разочарованно смотрю на свои записи:

- Так значит…

- …значит, зря вы сюда приехали…

- Из-звините за беспокойство.

- Ничего, бывает.

Хочу собрать со стола записи, призрачная рука проходит сквозь планшет, хотя нет, никакого планшета тоже нет, его никто не сделал, планшет этот, некому было его сделать на пустой планете, а которые планшеты были на корабле, тех уже нет, сгорели… буквы на призрачном планшете вздрагивают, думают, то ли им исчезнуть, растаять, то ли остаться в призрачном виде. Наконец, остаются – размытые, мерцающие, пытаюсь их прочитать – не могу.

Легкий порыв ветра заставляет меня вспомнить о том, что я стою посреди пустыни. Хотя нет, посреди какой пустыни – в доме. Хотя нет, в каком доме – посреди пустыни, нет здесь никакого дома, не может здесь быть никакого дома. Тени призрачных замков вздрагивают на ветру, будто вздыхают о чем-то.

Думаю, о чем я буду писать в завтрашней заметке, статьи-то у меня не получилось… ах да, ни о чем я не буду писать, ведь газеты нашей тоже нет… 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 240 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Станислав Янчишин # 5 сентября 2017 в 13:33 +2
Ну, сильно завёрнуто! Я даже слегка обалдел...
Фомальгаут Мария # 5 сентября 2017 в 14:28 +2
Из этого хочется большой детектив..
Люди в будущем видят, что на Титанике плывет некий человек, который в будущем сделает что-то плохое. Войну устроит, или мировой кризис, или еще чего. Убить одного человека – не вариант, надо топить весь корабль, чтобы спасти мир в будущем (почему? Почему так?). Люди из будущего пускают в океан айсберг…
…но тут же узнают, что на этом же корабле плыл человек, который в будущем сдлелает что-то хорошее (лекарство от рака, и.т.д.). Значит, надо расколоть айсберг…
Герой (или герои) перебирают пассажиров, и постоянно меняет своё мнение, потопить корабль или спасти. Запутанный детектив, интриги, расследования… Сложности добавляет то, что кто-то на корабле подозревает, что один из пассажиров – человек из будущего, и тоже пытается расследовать-выяснить, кто это.
Под конец оказывается, что это не просто корабль, а корабль космический, который в межзвездном перелете налетел на ледяную глыбу.
Только пока ничего хорошего из этого не получается.
Станислав Янчишин # 5 сентября 2017 в 15:55 +2
Я примерно так всё и понял. И развернуть это можно - просто шикарно! Так что, желаю бодрости духа и повышенной работоспособности! joke
Анна Гале # 5 сентября 2017 в 17:00 +2
С удовольствием читала. +! Надеюсь, задумка о чем-то большем удастся!
Андрей Галов # 5 сентября 2017 в 22:47 +1
- Как Вам удалось спастись?
- Я, право, не знаю.
- И это все пятьдесят раз?
- я же говорю, - что смерть обнимаю,
А она уходит всякий раз!
scratch
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев