1W

Пират

в выпуске 2013/11/14
7 октября 2013 - Королевский Дмитрий
article995.jpg

Из рваного бока небольшой десантной капсулы, откуда валил черный густой дым, появилась окровавленная человеческая рука и с силой сжала ощетинившийся острыми стальными зубцами край дыры. Послышался тяжелый надрывный кашель. Человек в разрушенной капсуле швырнул на коричневую каменную землю измазанный в саже лучемет. Потом попытался вылезти сам, но первая попытка не удалась. Он соскользнул по каткой стенке капсулы, пальцы с силой сжали острые края дыры так, что брызнула кровь. Человек застонал. Измазанное, ободранное лицо исказилось от боли, однако он не разжал пальцы, а, собравшись с последними силами, подтянулся и вывалился наружу. Тяжело брякнулся о землю, минуту лежал, собираясь с силами. Как же ему все-таки повезло. Он упал с двухтысячной высоты и остался жив, аварийные подушки, в отличие от катапульты, сделали свое дело. Но не стоит испытывать судьбу, капсула в любой момент могла взлететь на воздух. И все же, куда же он попал, на какую из многочисленных планет солнечной системы «Баркас-5»? Может быть, знают они, чей лазерный луч пробороздил его боевую капсулу, по крайней мере, двое из них, третий крейсер пиратов он таки успел пробуравить своими ракетами, и теперь тот уже валяется где-нибудь на поверхности планеты. Он отполз на безопасное расстояние и остановился, сев на корточки, стал оглядываться. Все планеты этой системы, затерянной в созвездии Лебедя, были мало изучены, можно даже сказать, почти не изучены. Люди знали лишь одно – они были не пригодны для выживания. Слишком необычны здесь были флора и фауна. На какую из этих «чудопланет» ему посчастливилось упасть, десантник не знал. Да если б и знал, что толку, другие все равно его не найдут, радиомаяк был поврежден вместе со всей капсулой одним роковым выстрелом.

Он патрулировал границы системы, принадлежащей Империи, и надо было такому случиться – сбился с курса, главный бортовой компьютер вышел из строя, капсулу занесло на территорию пиратов, которые, конечно же, не заставили себя ждать. Три больших крейсера атаковали с трех сторон, и все-таки напоследок десантник успел утащить за собой одного, что поразил его лазерной пушкой.

Он взял с земли лучемет, с трудом поднялся на ноги, металлический знак на груди с левой стороны, с надписью «Полковник Ханг Моррисон, номер 6788», сверкнул, отражая лучи незнакомого светло-желтого, почти белого, светила. Моррисон медленно побрел вперед, не осознавая, куда тащили его непослушные ватные ноги. Угрюмый взгляд обшаривал незнакомую местность. Серая, засушливая поверхность инопланетной степи, со скудной ярко-желтой растительностью, а там, вдалеке, виднелся лес, такой же желтый, состоящий из огромных деревьев, больше напоминающих саксаул. А что же это? Десантник приостановился, вглядываясь в даль. Дым. Черным столбом из леса в небо поднимался дым. Но кто мог поджечь его? Да никто и не поджигал, лес загорелся в результате падения пиратского крейсера. Отлично! Это просто замечательно! Ханг нисколько не сомневался в своей догадке, да и выбора у него все равно не было. Надо лишь найти сбитое судно неприятеля, и дай Бог, если радиомаяк пиратов будет цел. Тогда ему не составит особого труда перестроить его на другую, нужную волну, и связаться со своими. Ханг почувствовал прилив сил и двинулся в направлении леса.

Он долго брел по равнине, припекаемый чужим неприветливым солнцем, приближаясь к лесу, от которого веяло прохладой и целым букетом приятных, незнакомых запахов. В глазах до сих пор стоял туман, во рту чувствовался привкус гари, а раны на всем теле неприятно ныли. Полковник кое-как двигал некогда сильными, натренированными ногами, будто инвалид, привыкающий к новым протезам.

Спустя еще один час он, наконец, добрался до окраины леса. Обессилев совсем, он рухнул в тень гигантского саксаула и провалился  в глубокий сон, позабыв обо всех мерах предосторожности.

Проснулся Ханг от того, что услышал звериный крик, дерево над ним затрещало, и с него посыпалась редкая желтая листва. Зверь, издавая звуки, напоминающие обезьяньи, бросился прочь, перепрыгивая с дерева на дерево со скоростью торпеды, отчего невозможно было понять, как он выглядит. Моррисон опустил лучемет. Черт! Как же он был неосторожен, уснув на окраине незнакомого леса. Полковник поднялся с земли, осмотрелся. Начинало смеркаться, солнце наполовину торчало из-под ровного горизонта, идти в лес ночью было опасно, поэтому десантник решил дождаться утра. Он насобирал палые ветки, что валялись вокруг, и развел костер с помощью лучемета, переведя оружие на малый режим огня. Потом сел у костра, снял из-за спины с виду неприметный на легком скафандре «мешок десантника», куда входило все необходимое для выживания на незнакомой планете. Извлек из него нечто, походящее на небольшую подушку из плотного, серебристого цвета, материала, с молнией на боку, которую он расстегнул, и подушка на глазах разложилась в большой спальный мешок. Из тонкого, но теплого, а также, несгораемого материала. Моррисон подбросил дров в костер и сел на спальник. Положив с собой рядом лучемет, снова полез в мешок, достал медицинскую аптечку, обработал и забинтовал особо глубокие порезы и ссадины, потом напичкал себя пилюлями сухой воды, пищи и стимуляторами. Наполовину забравшись в спальный мешок, уселся, опираясь спиной о дерево. Спать ночью в инопланетном лесу было большой ошибкой, поэтому десантник твердо решил, что дождется утра не сомкнув глаз, были времена и похуже, и по трое суток не спал.

Ночь прошла на удивление быстро, на горизонте забрезжил  восход, костер почти потух, и только дымил. Моррисон выбрался из спальника и, сложив его в миниатюрную подушечку, убрал в МЕДС (сокращенное название «мешка десантника», получившего это имя у самих десантников), а потом, в последний раз оглядев степь, шагнул в лес. Странные, несуразные деревья словно какие-то чудовища сомкнулись над ним, протягивая корявые ветки-крючья, цепляясь за и без того разорванную одежду, царапая лицо. Но он шел вперед, твердо зная, что придет к пиратскому крейсеру. На втором часу пути по необыкновенно тихим джунглям, где несколько раз слышалось пение птиц, встретился небольшой зверек, напоминающий крысу, но в то же время и зайца. Полковник вышел на небольшую поляну, покрытую множеством больших белых цветов, напоминающих ромашку, однако в три, а то и в пять раз больше. Вокруг цветов, жужжа, кружились какие-то насекомые, полосатые, словно Земные пчелы, но более крупные и больше походящие на  майских жуков. Он остановился, невольно залюбовавшись красотой, которая так напоминала Землю. Моррисон нагнулся, трогая пальцем бледно-желтый, бархатистый бутон-таблетку «ромашки».

« Боже мой, совсем как на Земле!  — подумал Ханг, однако эта мысль ненадолго задержалась  в его мозгу, сменилась другой: — Черт! Это что за номер?! Нет уж, эта гадкая планета не сравнится с Землей!»

  Лепестки «ромашки» плотно сомкнулись вокруг его пальца, зажав, словно краб клещами. В ту же злополучную секунду Моррисон вскрикнул от сильной боли, хотел было отдернуть прокушенный до кости палец, но не тут-то было. Цветок вцепился крепко. Вот уже его светло-зеленые и слабые на вид веточки начинали обвивать его кисть. Два алых луча вылетели из лучемета, пережигая ужасный цветок пополам. Лепестки, сжимавшие палец, разомкнулись, и полковник откинул остаток пережженной «ромашки», еще живой, и готовый снова вцепится в него своими мелкими, но очень острыми зубками, и с силой наступил на скалящуюся мордочку. Раздался слабый хруст, зеленая жидкость брызнула из-под подошвы. В тот же миг вся поляна зашуршала, зашелестела, сотни цветков раскрыли зубастые рты. Полковник не растерялся, врубив лучемет на полную мощь, выжег на поляне, состоящей из цветов-хищников, питающихся плотью и кровью своих жертв, широкую тропу, и спокойно перебежал по ней вглубь леса. Тем временем, хищные «ромашки» зашумели еще больше, и вдруг Моррисон услышал сквозь этот шум и гам тот самый звериный крик, походящий на ор бабуина, от которого он вчера проснулся на окраине леса. Крик приближался, и слышался он, как минимум, с двух сторон. Ханга одолел страх. Он не знал, что ожидать от этих существ. Если уж простые цветы чуть не разорвали его в клочья, то что ожидать от животного, к тому же, лазающего по деревьям.

 Он бежал, не разбирая дороги, падая и спотыкаясь, больно натыкаясь на ветки, но бежал, однако ж, твари, что неслись за ним, быстро настигли его. Он выстрелил в одну из них, но промахнулся, зато пережег ветвь, на которой сидело существо, и этого вполне хватило. Животное с визгом брякнулось о землю, упав с десятиметровой высоты, и больше не встало. Но второе продолжало безумную гонку. Сильный толчок в спину, и Моррисон покатился в яму, внезапно разверзнувшуюся перед ним, ощущая на своей спине цепкую хватку. Остановился десантник у широко раскрытого зева норы. Существо на спине сразу же вцепилось в него еще крепче, Ханг зарычал от бессилия и злости. Вдруг зверь неожиданно зашипел, взвизгнул и спрыгнул с его спины, полковник в непонимании поднял глаза и застыл, увидев огромную саблезубую кошку, появившуюся из норы, как призрак. Теперь десантник разглядел и само существо, что набросилось на него. Оно было небольшое, примерно метр в высоту, покрытое гладкой  желтой шерстью, стояло на двух ногах, как человек, оскалило зубастую пасть. Длинные сильные руки, которые служили этому существу так же, как вспомогательные ноги, зверь выставил вперед, демонстрируя огромные когти. Саблезубая кошка же была в четыре раза больше этого странного существа, напоминающего обезьяну. Она пристально смотрела на него, поводя толстым рыжим хвостом. Полковника, лежавшего рядом, она попросту не замечала. Моррисон незаметно подтянул за ремень лучемет и стал отползать назад. В ту же секунду кошка, дико зарычав, одним гигантским прыжком настигла застывшую, словно статую, «обезьяну». Моррисон почувствовал, что все его тело стало трястись, выдавая постыдный страх, силы покинули его, и ему оставалось только одно — следить широко раскрытыми глазами за борьбой неизвестных инопланетных зверюг. Минуту спустя огромная саблезубая кошка уже лежала на земле и хрипло рычала, из перегрызенной глотки толчками била розовая кровь, маленькая же «обезьяна» стояла рядом. Вид крови заставил полковника выйти из минутного оцепенения, он ловко ухватил лучемет, и твердо надавил кнопку-курок. Лучи с треском прожгли тело «обезьяны», маленькое и желтое, оно упало на опавшую листву, запахло паленым. Ханг вскочил на ноги, надо было как можно быстрей убраться от этого места, мало ли кто еще выберется из норы.

          Моррисон шел еще очень долго, когда, ближе к вечеру, не начал встречать сгоревшую траву и опаленные деревья. Значит, он почти дошел до крейсера. «Не почти, — поправил себя Ханг, — а дошел!»

          Крейсер лежал, спрятанный за обгорелыми стволами деревьев, полковник приблизился. «Ага! Пираты пытались его посадить, и им это почти удалось, — увидав обломанные поручни, догадался десантник. — Вот почему они не разлетелись, ударившись о планету». Моррисон обошел крейсер.

— Значит, я повредил им один из двигателей, — увидев огромные пробоины, оставшиеся после ракет, заключил полковник.

 Дверь-панель крейсера была открыта, и мост-трап лежал на земле. Моррисон насторожился, палец лег на кнопку-курок. Сколько, сколько же пиратов осталось в живых? Он приближался к трапу, держа на прицеле черный проем двери, и заметил следы, которые хорошо отпечатались на покрытой золой земле. Из крейсера выходил один человек, и следы его вели в лес, но они и возвращались.

 — Стоять!!! Руки вверх!!! — услышал он, рефлекторно направив лучемет в сторону голоса.

Стоявший в дверях паренек лет семнадцати, в черной форме с белым черепом и костями на груди (экипировка пирата), наставил на Ханга плазмобластер, однако и сам десантник держал его на прицеле.

— Кто ты такой? — решительно выкрикнул молодой пират. Моррисон решил представиться, смотря в глаза своего врага

           — Полковник Ханг Моррисон, шестой патрульно-десантный батальон его величества Императора! — выпалил он, как на докладе, и добавил с ехидством: — А тебе, я вижу, и представляться не надо, ты пират, враг человечества и всей Империи!

— Я не пират! — взвизгнул парень.

           — На тебе экипировка космического пирата, я разве не прав?

— Одежда еще ничего не значит! Я вынужден был надеть ее…

— Ну, если ты не пират, — уже спокойно и вкрадчиво проговорил Моррисон, — тогда зачем ты наставил на меня, верноподданного империи, свой плазмобластер? Опусти его, если ты действительно не пират.

Парень несколько секунд колебался, глядя на спокойное и серьезное лицо Ханга, который уже опустил свой лучемет.

 — А откуда я знаю, что ты мне поверил, и не убьешь меня в ту же секунду, как я опущу оружие? — более мягко и спокойно спросил парень.

 — Я даю тебе слово, парень! — смотря в его глаза, твердо произнес Моррисон. — Слово десантника!

 — Так ты мне веришь? Веришь, что я не пират?

           — Да.

           — Но почему

           — Я понял, посмотрев на твое оружие, что ты не умеешь им пользоваться! — иронически произнес Ханг. — Видишь вон ту красную лампочку, сбоку бластера, — она должна загораться, когда оружие снимают с предохранителя.

Парень посмотрел на бластер и почти сразу отпустил его.

— Вот так-то лучше! — облегченно вздохнул полковник и шагнул на трап. — Ты, как я вижу, один остался жив? — он вопросительно поднял бровь. — Я прав?

— Да! — без всякого сожаления в голосе ответил парень. — Последнего пирата я похоронил сегодня утром.

— Если ты не пират, то скажи хоть, как тебя зовут?

— Рон! Рон Оттман! А ты? Ты как узнал, что наш крейсер был сбит над этой планетой в бою с какой-то Имперской капсулой? Там же больше никого не было? — взволнованно спрашивал парень.

— Я и был за штурвалом этой самой Имперской капсулы! — заходя внутрь крейсера, ответил Моррисон.

Полковник был уверен, что парень не наврал, и здесь нет засады. Уж очень хотелось ему в это верить. Да и выглядел молодой «пират» совсем не глупо. Надо быть последним идиотом, чтобы здесь, в затерянном, неизведанном мире, продолжать ту затянувшуюся войну между войсками Императора и анархистами Капитана Ворона.

— Но как?! Она же взорвалась!

Рон бросился вслед за Моррисоном, который быстро шел по плохо освещенному коридору к кабине управления. Строение подобных этому судов полковник знал отлично.

— Значит, нет, — небрежно бросил десантник, вдавливая большую красную кнопку сбоку от двери-панели.

Панель ушла вверх. И Ханг прошел в хорошо освещаемую вечерним заходящим солнцем, пронизывающим лучами бронестекла огромных иллюминаторов, комнату. Преследуемый взволнованным парнем Роном Оттманом, облаченным в пиратскую форму, но не являющимся пиратом.

— Что?! Что ты собираешься делать? Ты можешь мне объяснить? — снова обрушился на Ханга шквал вопросов.

Моррисон исподлобья покосился на парня.

— Может, я могу помочь? — застенчиво поинтересовался Рон.

— Не уверен, но ответить можешь! Радиомаяк цел?

— Да, — кивнул Рон, и выкрикнул перепугано. — Ты собираешься связаться со своими?

— Именно, — коротко ответил полковник, и проследовал к пультам управления, штурвалам и мониторам. — Ты им уже воспользовался?

— Нет, зачем, я не умею настраивать его на другие волны, а для остальных пиратов было лучше не знать, что кто-то уцелел на крейсере. Я не хотел возвращаться к ним! — И под испытующим взглядом полковника Рон резко сменил тему: — Но они, твои спасители! Они убьют меня! — Парень схватил Моррисона за плечо.

— Ты будешь со мной, Рон, — обернулся полковник. — Тебя никто не убьет, обещаю!

Рон  в который раз поверил в слова незнакомого ему человека, да и как он мог не поверить единственному мыслящему, себе подобному существу на этой затерянной планете, где в одиночку не выжить, только держась вместе у них появился такой шанс.

Перенастроить радиомаяк на нужную волну Моррисону не составило огромного труда. В кабине совсем стало темно, и лишь этот спасительный прибор мигал, светясь красным светом.

— Ну, вот и все! — вытирая капельки пота со лба, сказал Ханг, откинувшись на спинку кресла. — Сигнал дойдет до них, как минимум, к завтрашнему вечеру. Будем ждать. — Он посмотрел на сидящего рядом  Рона. — Ночь будет длинная, так что, изволь, расскажи, парень, как ты попал к этим выродкам, мне же надо как-то тебя оправдать!

И Рон Оттман, семнадцатилетний парень (как он сам сказал), единственный выживший из всей команды пиратов, потерпевших крушение в бою на своем крейсере, начал свой рассказ, из которого полковник узнал очень многое о его жизни.

Ему было шестнадцать, и он жил на улице, клянча деньги и питаясь отбросами. И вот, в одну из холодных ночей, когда невозможно было уснуть, даже съежившись в мусорном ящике, Рон, как всегда, отправился бродить по ночному городу. Вскоре его острое обоняние учуяло витавший в воздухе запах вкусной пищи. Он пошел вперед, полагаясь на нос, и вскоре услышал веселые пьяные голоса и музыку. Подойдя к углу здания, он выглянул из-за него. Около ночного бара толпилось два десятка парней в черной форме с черепом и костями на груди (тогда он не знал, кому принадлежит эта форма), они пили пиво и ели жареные сосиски и цыплят. Рону жутко хотелось есть, так что он едва не потерялся сознание. Рон, накинув на голову капюшон, вышел из-за угла, направляясь к бару, скрываемый тенью здания. Пьяные летчики, — так сразу окрестил их парень,  заметив на некоторых из них летные куртки, — не заметили, как он подобрался к одной из раскаленных решеток, на которой запекались сосиски, и взял две крайние. Съев их, он решил еще раз попытать счастья.

— Лучше б я тогда остался голодным! — сокрушенно сказал парень. — Пригнувшись, я приблизился к другой решетке, и ощутил, что наступил на что-то мягкое, нагнулся, и стал ощупывать асфальт руками, и наткнулся на нечто колючее. Это была небритая рожа лежащего захмелевшего пирата. Он проснулся, ухватив меня за руку, и заорал хрипло: «Полундра, братцы...». Дальше шли трехэтажные маты. Так я попал к ним, они накормили меня, и предложили работу на своем крейсере, представившись исследователями, мол, будешь оборудование подтаскивать, убирать, разгружать. Однако через неделю я носился по крейсеру, подтаскивая оружие, убирая трупы и разгружая награбленное. Тут-то я и понял, а точнее, вспомнил смысл белой эмблемы у них на груди, но было уже поздно!

— Да-а-а-а! — протянул задумчиво Моррисон. — Невеселая у тебя история!

Рон хотел сказать еще что-то, но странный звериный крик, донесшийся до них из леса, остановил его. Секунду спустя к одному голосу прибавилось еще несколько, жутких, взбешенных.

— Кто это? — смотря на десантника, спросил парень, хватая плазмобластер.

— Кажется, я знаю! — с опозданием ответил Моррисон, вставая с кресла. — Надо закрыть двери!

— Но они не закрываются! — Рон встал тоже. — Они открылись автоматически при ударе о планету, и больше не закрываются, я пробовал!

— Черт! У тебя есть фонарь?   

— Да, но я боялся его зажигать...

Рон протянул Хангу уже включенный фонарь, и десантник сразу же зашагал по коридору. Парень шел следом.

— Стоп! — поднял Моррисон руку. — А ты куда? — посмотрел он на парня.

— Я с тобой!

— Нет! Возвращайся и жди меня, это слишком опасно!

— Я пойду с тобой! — твердо сказал парень, в его, полных решимостью, глазах десантник прочитал обиду.

— Ах, да! — хлопнув себя по лбу ладонью, чуть не выкрикнул Моррисон. — Что я взялся оберегать тебя, как малого дитя, ты ж, как никак, целый год у пиратов на крейсере прослужил! Вот только оружием пользоваться не умеешь!

— Я научусь! — решительно произнес парень.

— Дай-ка мне твой плазмобластер.

Рон протянул Моррисону тяжелое, двуствольное оружие.

— Так, смотри, нажимаешь вот эту кнопку, загорается красная лампочка, потом целишься, и плавным нажатием кнопки-курка посылаешь сгусток плазмы во врага! Все просто, проще не бывает! На, бери свое оружие!

Моррисон вернул парню его плазмобластер и снял с плеча свой десантный лучемет

— Пошли!

Из леса снова донеслись голоса, напоминающие бабуиние, и их стало гораздо больше. Недавно познакомившиеся люди, стоявшие, как говорят, по разные стороны баррикад, шли вместе, нога в ногу, как старые друзья-вояки, прошедшие вместе сотню сражений, дравшиеся спина к спине.

Полковник первым вышел из разрушенного крейсера, осветил трап и то, что было потом, докуда хватило света, бьющего из мощного фонарика.

— Что там? — спросил Рон, выглядывая из-за плеча десантника.

— Пока ничего, — спокойно ответил Ханг и двинулся дальше.

Крики были уже совсем близко, трещали деревья, слышался топот.

— Они бегут сюда? — спросил неуверенно парень.

— Не думаю. Они что-то нашли там, на границе сгоревшего и нетронутого огнем леса.

— Так там же могилы! — взволнованно вскрикнул Рон.

— Могилы? — переспросил Ханг.

— Да, там я хоронил всех умерших пиратов!

— Пошли, надо возвращаться на крейсер, скоро у этих зверюг закончится мясо, и они доберутся до нас!

Времени на баррикадирование открытых дверей было совсем мало, звери наверняка доедали последнего пирата, вырытого из свежей могилы, и, конечно, чувствовали рядом присутствие еще кое-какой пищи. Обломки металлических труб, бронелисты, решетки, — все, что оторвалось, отлетело при взрыве и падении, все шло на заделку дверей. Но вот уже первые твари завыли у стен боевого космического корабля.

— Все! — приваливаясь спиной к стене, выдохнул Моррисон, освещая нагромождения металла и стоящего рядом Рона. — А вот и первые падальщики пожаловали! — пробурчал он, услышав бабуиние вопли. — Все ничего, но вот оружия у нас парень маловато!

— Оружия? — уточнил Рон. — Так у меня его навалом, от пиратов осталось!

— Так что ж ты раньше молчал?! — удивился Моррисон.

— А никто и не спрашивал! — развел руками парнишка.

— Беги, неси все, что можешь! — отдавая ему фонарь, сказал полковник.

Рон быстро вернулся, неся в руках и за спиной два бластера и лучемет, не штурмовой, не десантный, но, впрочем, не уступающий ему в огневой мощи. В тот же миг, сотрясая выстроенную ими баррикаду, ударило что-то тяжелое, желтошерстная когтистая лапа просунулась в щель, и тут же была срезана лучеметом полковника. Животное жутко завопило, и запечатанную дверь стали сотрясать новые удары, лапы и головы обезьяноподобных существ протискивались через возникавшие в нагромождении металла прорехи, однако тут же отлетали или исчезали от точной стрельбы двух человек. Первая волна существ была отбита, все стихло, но ненадолго, через минут десять, не успевшие подладить свое защитное сооружение люди услышали новые возгласы «обезьян». Твари набросились на закрытые двери с новой,  еще большей силой. Люди едва успевали стрелять в просунувшиеся зубастые морды и лапы, что с невероятной силой гнули и вырывали металлические предметы из всей конструкции, и даже умудрялись швырять ими. И вот, настал момент, когда огромный лист бронеметалла упал, открыв огромную дыру, через которую внутрь крейсера хлынуло желтое полчище.

— Мы не удержим их, Ханг! — крикнул парень, отстраняясь к стене, без разбору паля по желтой массе из двух, раскалившихся до красна, стволов.

— Жечь, жечь тварей! — шипел Моррисон. — Жги, парень! Жги! Они теряют силу!

Полковник был прав, и вторая волна тварей потеряла силу, куча дымящихся желтых телец валялась на полу, на мосту-трапе, на земле, а новых «обезьян» не было слышно. Моррисон выглянул наружу.

— Скоро рассвет, — сказал он, залезая обратно и смотря на парня.

Рон стоял, держа в обеих руках опущенные вниз лучемет и плазмобластер, спокойно оглядывая трупики «обезьян»-людоедов, пиратская форма на нем была забрызгана кровью этих существ, лицо и руки перепачканы.

— Почему ты не снимешь эту форму? — неожиданно спросил Ханг.

В тот же миг в проеме наполовину заложенной двери мелькнула тень, полковник обернулся, и в тот же миг получил удар по руке. Лучемет улетел в сторону, он хотел было броситься за ним, но остановился, прямо на него смотрели черные дула лучеметов, три из них принадлежали ворвавшимся пиратам, а четвертый...

— Потому что я пират! — ехидно улыбаясь, ответил Рон. — П-и-р-а-т! — проговорил он по буквам, сбоку его лучемета загорелась красная лампочка. — Вперед! — скомандовал парень, указывая на дверь, и повернулся к черным фигурам с черепом и костями на груди. — Черт! Почему так долго? Я уж думал, вы не прилетите! Не обижайтесь, ребята, но вынужден буду доложить о вас самому Капитану Ворону! Ох, и осерчает наш главнейший, узнав, как халатно относятся его подчиненные к жизни его названного сына.

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

Рейтинг: +2 Голосов: 4 1241 просмотр
Нравится
Комментарии (6)
Григорий Родственников # 29 марта 2014 в 18:37 +2
Я очень люблю рассказы про пиратов, не важно космических или морских laugh
Помню, с огромным удовольствием слушал его на Viboo.
Дим, про космических головорезов больше ничего нет?
Дмитрий # Ожидает модерации 0
Спасибо за отзыв, Григорий, есть рассказ озвученный на "СВиДе" - "Последняя мелодия ветра", но это немного другая тема - космические повстанцы.
Darth Vader # 16 октября 2014 в 00:07 +2
Почему так мало плюсиков? Рассказ хороший очень. Озвучку слышал.
Королевский Дмитрий # 16 октября 2014 в 08:31 +2
Спасибо за отзыв!)
Юрий Симоненко # 23 июля 2018 в 14:35 +1
Давно я не читал подобного трэша. История про космодесантника Империи, аварийно посадившего свой пепелац после неравного боя (во славу Императора) с клятыми пиратами на незнакомую ему планету. На планете этой космодесантник... дышит без скафандра местным воздухом, спит на опушке леса, жжет костры, мочит населяющую лес живность из лучемета... Потом находит поверженный им крейсер врагов Империи, а в крейсере паренька лет семнадцати, которого принимается защищать и оборонять от лютых местных зверей...
Сюжет нелепый. Текст полон канцелярита. Развязка будто придуманная в самый последний момент. Но, несмотря на все вот это вот все, пару раз я таки от души посмеялся. Чего стоит один диалог при встрече космодесантника с пареньком...

— Кто ты такой? — решительно выкрикнул молодой пират. Моррисон решил представиться, смотря в глаза своего врага
— Полковник Ханг Моррисон, шестой патрульно-десантный батальон его величества Императора! — выпалил он, как на докладе, и добавил с ехидством: — А тебе, я вижу, и представляться не надо, ты пират, враг человечества и всей Империи!
— Я не пират! — взвизгнул парень.
— На тебе экипировка космического пирата, я разве не прав?
— Одежда еще ничего не значит! Я вынужден был надеть ее…
— Ну, если ты не пират, — уже спокойно и вкрадчиво проговорил Моррисон, — тогда зачем ты наставил на меня, верноподданного империи, свой плазмобластер? Опусти его, если ты действительно не пират.
Парень несколько секунд колебался, глядя на спокойное и серьезное лицо Ханга, который уже опустил свой лучемет.
— А откуда я знаю, что ты мне поверил, и не убьешь меня в ту же секунду, как я опущу оружие? — более мягко и спокойно спросил парень.
— Я даю тебе слово, парень! — смотря в его глаза, твердо произнес Моррисон. — Слово десантника!
Королевский Дмитрий # 26 июля 2018 в 13:13 0
Извиняйте, когда его писал мне было 16 лет, один из первых моих рассказов.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев