1W

Писатель

в выпуске 2013/10/24
25 сентября 2013 -
article940.jpg

Пронзительно зазвенел будильник. Его раздражающий писк эхом пронесся по спальной комнате.

   Я нехотя открыл глаза и резким движением руки хлопнул по панели электронных часов, заставив пластмассового изверга наконец заткнуться. Хотелось плюнуть на все дела, повернуться на бок и крепко заснуть, позволяя сладкой полудрёме унести разум в страну волшебных сновидений. К сожалению, на сегодня было запланировано слишком много работы, чтобы так бесцельно пролёживать в постели. Пришлось вступить в неравную схватку со своей собственной ленью. Стыдно признать, но это был один из немногих случаев, когда мне удалось выйти победителем.

   Не переставая широко зевать, я поковылял в сторону ванной комнаты. Там меня ждал холодный освежающий душ и нудный процесс ежедневной чистки зубов. Неплохо бы ещё, конечно, побриться, но коварная Лень так не вовремя решила взять надо мной реванш. На этот раз я безоговорочно капитулировал, — все силы ушли на то, чтобы поднять задницу с кровати. Ну и ладно, всё равно надумывал отращивать бороду.

   Переодевшись в домашний халат, я отправился  завтракать на кухню. Поставил жариться несколько тостов и включил в розетку электрический чайник, дабы насладиться недавно купленным листовым чаем. Мой любимый напиток, между прочим. Куда приятнее мерзкого кофе, которым любят давиться офисные клерки в своих блеклых рабочих каморках.

   Пока готовилась еда, я не отказал себе в удовольствии выйти на просторный балкон.

   Снаружи, меня во всей красе встречало душное июльское утро. Где-то вдалеке мелодично щебетали птицы, а внизу уже вовсю кипела бурная городская жизнь. Кто-то опаздывал на работу, спеша втиснуться в заполненный народом автобус, кого-то уже успели оштрафовать за неправильную парковку, а кому-то попросту не повезло застрять в утренней пробке. Обыкновенный летний денёк, что уж говорить.

   Вдоволь надышавшись (относительно) свежим воздухом, я вернулся на кухню к своим румяным тостам. Неторопливо намазал на них свой любимый клубничный джем и залил кипятком зелёные чайные листья. Готовка доставляла мне куда больше удовольствия, чем само поглощение пищи. Такой вот своеобразный эстетизм. Эх, знатный бы из меня вышел повар!

   Щёлкнув пультом от телевизора, я с удовольствием приступил к трапезе.

  — …Бывший лидер организации «Альда-Каи», ответственной за террористические акты в Саудовской Аравии был нейтрализован силами… — серьёзно рапортовал ведущий утренних новостей.

   Щёлк.

  — … Ушёл из жизни один из основателей корпорации "Pear" Див Сжобс…

   Щёлк.

   — … Наступил две тысячи триста шестьдесят пятый день нашего телепроекта «Коттедж два»…

   Я раздражённо переключал каналы, пытаясь найти хоть что-то интересное в том потоке дерьма, который тугой струёй лился на меня с экрана. Нет, серьёзно. В последнее время даже новостные программы смотреть стало невозможно. То у них нефтяные вышки взрываются, то террористы бушуют, пытаясь привлечь побольше внимания своими бессмысленными терактами. Мир катится по наклонной, и все это понимают. Только мало кто захочет каждый день лицезреть на это в очередном «экстренном выпуске».

   Доев остатки тоста, я помыл грязную посуду и направился в свой кабинет.

   Ворох бумажной писанины на столе, разбросанные тут и там книги и целая армада стикеров с напоминаниями — вот за что я люблю своё рабочее место. Творческий хаос помогает мне настроиться, включить воображение на полную катушку и писать, писать, писать… Хороший ли из меня писатель? Не знаю, судить об этом не мне, а моим читателям. Для меня важно лишь то, что мои романы неплохо продаются, обеспечивая безбедную жизнь в просторной квартире.

 

   Сегодня я планировал начать новую книгу. Эдакую нуар историю про угрюмого детектива, опустившегося на самое дно из-за смерти любимой жены. Сюжет, конечно, банален донельзя, но даже из такого избитого сеттинга можно слепить неплохую историю. Живые герои, непредсказуемые сюжетные повороты и парочка харизматичных злодеев — вот рецепт успешного детективного произведения. Читатель проглотит, да ещё и добавки попросит.

   «Динь-дон», — раздался неожиданный звонок в дверь.

   Кто бы это мог быть? Надеюсь, что не очередной безумный фанат со своими «важными» творческими замечаниями в мой адрес. Рандеву с журналистами, исправно достающими меня своими бесконечными интервью, у меня тоже не намечалось. Да и вообще, автографы мне наскучило раздавать ещё полгода назад, поэтому я редко открывал дверь незнакомым людям. Мне уже порядком надоело объяснять каждому нарушителю спокойствия, что работа  писателя требует покоя и абсолютной сосредоточенности.

   Я без особого энтузиазма заглянул в дверной глазок.

   В тамбуре стоял пожилой человек в тёмно-синем смокинге. В руке он держал то ли маленький чемоданчик, то ли кожаную барсетку для хранения документов. Такие ребята обычно ходят по квартирам и втюхивают всякое барахло доверчивым жильцам.

 Нужно побыстрее от него избавиться, иначе не успею выполнить дневной план и не смогу сдать рукописи в срок. Не хочется лишний раз разочаровывать издателя.

  — Мне всё равно, что вы там продаёте! – крикнул я. – Убирайтесь, не то вызову полицию!

  — Мишель Дюваль, вам посылка, — монотонно произнёс незнакомец. Он словно и не заметил моих угроз, — на его лице не отражалось ровным счётом никаких эмоций.

   Посыльный в смокинге? Ну-ну, а мусорщики во фраках уже небось ходят.

   Я повесил на дверь цепной замочек и осторожно приоткрыл её.

   По спине, словно сквозняком подуло, а волосы на затылке зашевелились от ужаса.

   Загадочного мужчины и след простыл. То есть, секунду назад он стоял на пороге моей квартиры, а через мгновение испарился, будто его и не было. На полу лежала лишь потёртая барсетка – единственное доказательство того, что «посыльный» мне не привиделся.

   Это шутки такие, да? Кто-то из знакомых решил меня разыграть или это какой-то новомодный флэш-моб?

   Я некоторое время постоял в нерешительности, ожидая, что сейчас в тамбуре посыплется лавина из конфетти, а мужчина в смокинге будет радостно пожимать мне руку, дружелюбно хлопать по плечу и приговаривать: «Смотрите! Вас снимала скрытая камера!»

 Ничего такого, естественно, не произошло.

   Я аккуратно дотянулся до барсетки и ловким движением руки затащил её внутрь. Любопытство всё-таки пересилило необъяснимую тревогу.

   Внутри лежали непонятные бумаги, исписанные вдоль и поперёк корявым  почерком.

   Я взял самый верхний лист из стопки и принялся за чтение.

   «Пронзительно зазвенел будильник. Его раздражающий писк эхом пронесся по спальной комнате. Я нехотя открыл глаза и резким движением руки хлопнул по панели электронных часов, заставив пластмассового изверга наконец заткнуться. Хотелось плюнуть на все дела, повернуться на бок и крепко заснуть, позволяя сладкой полудрёме унести разум в страну волшебных сновидений…»

   Чем дальше я читал, тем сильнее во мне росло желание сжечь проклятые листы вместе с этой уродливой барсеткой. На бумаге были подробно описаны все ключевые события сегодняшнего дня, вплоть до моих собственных мыслей.

   От нереальности происходящего не на шутку закружилась голова. Мне стало по-настоящему дурно. Мозг просто отказывался верить в то, что демонстрировали ему глаза.

 -  Как тебе сценарий? – раздалось позади меня.

   Я выхватил чёрный зонт из подставки и резко повернулся, упираясь спиной к входной двери.

   В коридоре стоял всё тот же пожилой мужчина в тёмно-синем смокинге. На его лице растянулась безумная улыбка, при виде которой бросало в дрожь.

  — Как вы сюда вошли?! – размахивая зонтом, прокричал я. – Не подходите, иначе я применю силу!

  — Ничего ты не применишь, — засмеялся мужчина. – Ты всего лишь актёр в бессмысленной постановке под названием «Писатель». А каждый актёр, как ты знаешь, подчиняется сценарию своего режиссёра.

   Что несёт этот сумасшедший? Не знаю, что за чертовщина здесь происходит, но, похоже, самое время вызывать полицию.

  — Эй, я вовсе не сумасшедший! – будто бы прочитал мои мысли «посыльный». – Просто персонаж, подчиняемый своей роли. Ты должен понимать меня как никто другой! Кто здесь писатель, в конце концов?

  — О чём вы, чёрт побери, говорите?! – воскликнул я.

  — Ну разве не ясно? – разочарованно вздохнул мужчина. – Ты – придуманный автором персонаж! Взгляни на рукописи, которые ты держишь. Неужели ещё не дошло?

   Я вспомнил про загадочные листы и ужаснулся. Неужели… нет, этого просто не может быть!

  — Кто вы такой? – опуская зонт, спросил я.

  — Такой же выдуманный человек, как и ты, – подмигнул мне мужчина. — Автор наделил меня внешностью, уникальным характером, и даже кое-какой формой сознания. Но, в отличие от тебя, я был рождён как вспомогательный персонаж. То есть ты, — он пальцем указал в мою сторону. – главный герой.

  — Что за бред? Зачем всё это вообще нужно? Это какая-то бессмыслица! – начал причитать я.

   Мужчина грустно вздохнул и печально отвёл взгляд.

  — Видимо, нашему создателю попросту стало скучно, — развёл он руками. – Другого объяснения я не нахожу. Наверно, он просто захотел посмотреть на реакцию своего творения.

  — Это невозможно, — не сдавался я. – Если мы и впрямь персонажи, то никак не смогли бы мыслить, чувствовать, осознавать себя! Да и потом, у меня есть знакомые, родственники, девушка, в конце концов! Они что, тоже выдуманные?

  — Их никогда и не было, — спокойно ответил мужчина. – Всё что ты знаешь – подделка. Ненастоящее. Наш мир вообще не существовал ровно до того момента, как в твоей комнате зазвенел будильник.

  — Люди снаружи! – воскликнул я. – Они уж точно живые!

  — Пешеходы на улице всего лишь статичные фигурки. Они оживают только тогда, когда ты смотришь на них. Они не имеют внешних признаков, у них нет собственного характера, они – куклы.

   Вдруг в голове что-то щёлкнуло, будто включился свет в царстве вечной темноты. Я понял, как опровергнуть безумную теорию этого психа в костюме.

  — Если мы на странице книги или в экране монитора, то существуем лишь в виде букв и символов, так? Почему же тогда я вижу реальные вещи перед собой, а не слова, плавающие в пространстве?

 Мужчина в тёмно-синем смокинге безудержно захохотал. Похоже, наш разговор забавлял его всё больше и больше.

  — Это всё заслуга читателя! – он обвёл руками комнату. – Неудержимая сила воображения! Тот, кто читает эти строки, представляет нас так, как задумал автор. Возможно, даже иначе, ведь разные люди могут домыслить нашу внешность по-своему.

  — Нет! – протестую я. – Мы не можем быть выдуманными! Я вижу тебя, слышу, говорю с тобой! Я могу двигаться и совершать действия по собственной воле! Вот!

   Я побежал на кухню и схватил с тарелки спелое яблоко. Выскочив на балкон, метнул его в сторону проходящих людей.

   Фрукт со смачным хрустом разбился об асфальт. Кто-то из пешеходов стал нервно озираться, пытаясь понять, откуда прилетело яблоко. Я поспешил спрятаться, чтобы никто не заподозрил меня в этом маленьком хулиганстве.

  — Они реагируют! – радостно закричал я. — Люди вокруг живые! Что ты на это скажешь, а, ненормальный?

   Пожилой мужчина лишь хлопнул в ладоши и прошептал:

  — Легче один раз показать, чем сотню раз объяснить.

 Потолок квартиры бесследно исчез, открывая моему взору поистине захватывающую картину.

   В светло-голубом небе отчётливо виднелись две белые сферы… человеческие глаза. Зрачки размеренно двигались из стороны в сторону, будто сканируя местность перед собой.

 

        Влево.                                                                                                                                                            Вправо.

        Туда                                                                                                                                                            и обратно

 

 Они читали.

 

   В голове помутилось от ужаса. Я кричал, что было сил, пока мой голос не превратился в приглушённый хрип. Сквозь безумие, одна за другой, в мозг проникали сумасшедшие мысли.

   Если я персонаж романа, то моя жизнь закончится, когда живой человек перестанет читать. Это может случиться в двух случаях: либо ему надоест, либо закончится сюжет рассказа. Тогда мой мир потухнет, и никто больше не оживит его своим воображением.

   Я словно ошпаренный метнулся обратно в коридор, туда, где нагромождённой кучей валялись рукописи. Упав на колени, стал остервенело копаться в них и наконец нашёл последнюю страницу. Глазами, я отыскал финальную строчку в тексте.

  — Думаю, на этом можно заканчивать, — синхронно со мной зачитал мужчина в тёмно-синем смокинге.

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +2 Голосов: 2 997 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Константин Чихунов # 27 сентября 2013 в 04:22 +2
Интересная идея. Говорят, что все придуманное человеком должно где-то существовать. И авторский замысел не должен быть исключением.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев