1W

Пленник Похоронной Упряжки Глава 6

в выпуске 2017/05/04
31 марта 2017 - Титов Андрей
article10744.jpg

               

                                       Мы  все  -  игрушки  времени  и  страха!..

                                                               / «Манфред» /

 

 

  Удивительное  сообщение  Гекаты,  невзирая  на  всю  свою  живописную  аффектацию  и   расплывчато-загадочные   дополнения,  подействовало  на  меня   отрезвляюще.

  Правда,   произошло  это  не  сразу.

 

  Лунный  туман  продолжал  наполнять  комнату  густыми,  вьющимися  клубами.  Ежесекундно  меняя  своё  положение,  клубы  то  рассеивались,  то  скапливались  вновь,  благодаря  чему  и  без  того  необычный  облик  моей  возлюбленной  претерпевал странные,  непредсказуемые   изменения.

  То  её  плащ  делался  прозрачным,  как  стекло,  вследствие  чего   фигура  Гекаты  на  фоне  окна  начинала  выделяться  чётким  абрисом  античной  статуи;   то  вдруг  балахон  становился  тяжёл  и  непроницаем,  как  гранитный  щит,  и  тогда  в  его  окаменевших  складках  бесследно  растворялись  опаловые  линии  её  тела.

 

  Тем  не  менее,  мраморная,  божественная  неприступность Гекаты  дрогнула  и  пошла  на  убыль,  когда  любящим  взглядом  я  сумел  различить  в  лучах  её  магической  ауры  знакомые,  близкие  моему  сердцу  черты. 

  Только  так   мне  удалось  сбросить  с  себя  оцепенение,  навеянное  всей   этой  сильно  затянувшейся,  полу-призрачной  сценой.

 

   Я  ободрился  ещё  более,  когда  почувствовал,  что  ко  мне  вернулся  дар  речи.

 

  -  Мне  кажется,  ты  напрасно  волнуешься  за  меня,  Гета,  -  не  вполне  искренне,  зато  уверенно  возразил  я,  всеми  силами  пытаясь  завоевать  статус  хозяина  положения.  -   В  распоряжении  магистрата  есть  несколько  первоклассных,  искуснейших  возниц,  способных  заменить  Олоферна.  Каждый  из  них  почтёт  за  честь  занять  его  место…  Да  и  к  тому  же,  почему  ты  решила,   что  Олоферну  обязательно  потребуется  замена?

 

  Чтобы  немного  успокоить  её,  а  заодно  и  себя,  я  солгал,  сказав,  что  наблюдал  своего  приятеля  в  самом  прекрасном  расположении  духа,  побывав  минувшим  вечером  у  него  в  гостях.

 

  -  Уверяю  тебя,  дела  его  пошли  на  поправку,  -  стараясь  говорить  как  можно  убедительней,  фальшиво  подитожил  я.  -  Доктор  сказал,  что  всё  худшее  позади.  Олоферн,  как  прежде,  бодр,  крепок,  полон  сил  и  никому  не  собирается  уступать  свою  Колесницу  Смерти. 

 

  Импровизированная  хитрость  моя  не  удалась.  По  лицу  Гекаты  я  понял,  что  ей  известно  всё.

 

  - Увы!  Твой  несчастный  друг  ни  на  что  уже  больше  не способен,  -  покачав  головой,  сказала  она.  -  То,  что  ты  слышал  от  него  вчера,  было  последним  словом  разума  в  его  устах.  Бедный  Олоферн  -  участь  его  незавидна!  К  сожалению,  помочь  ему  мы  ничем  не  сможем…  Но  сейчас  всё  оборачивается  против  тебя,  Фронк.  Его  место  уготовано  тебе!

 

  Железная  непреклонность,  звучавшая  в  её  голосе,  не  оставляла  места  сомнению.

 

  Вернувшись  из  «Багровых  нарциссов»,  Геката  не  теряла  времени  даром;  до  прихода  сюда  она  успела   разузнать  всё,  что  нужно…

 

  Ситуация  вокруг  катафалка  действительно  складывалась  непростая.

  В  канцелярию  Церемониймейстера   уже  поступили  тревожные  сообщения  по  поводу  состояния   Олоферна.  Надежд  на  его  выздоровление  не  было  никаких,  из-за  чего  под  угрозу  срыва  ставилась  вся   широкомасштабная  постановка  Траурного  Шествия,  разработанная  и  продуманная  до  мелочей.

  Старшему  Помощнику Церемониймейстера  поручили  в   кратчайшие  сроки  найти  достойную  замену  заболевшему,  и  Бертран  в  отчаянии  хватался  за  голову,  не  зная,  где  искать  выход  из  положения.

  Кто-то  из  его  свиты   указал   на  меня,   напомнив,  что  когда-то  мне  приходилось  работать  могильным  водовозом.  Это  сообщение  заинтересовало  Старшего  Помощника.  Он  затребовал  моё  личное  дело  и,  ознакомившись  с  ним,  узнал,  /к  несчастью  для  меня/,  что  в  юношестве  я  занимался  ездой  на  спортивных  колесницах.

  «Вот  кто  поведёт  у  нас  катафалк с   телом  Вертумния!  -  воскликнул  Бертран,  отправляя  секретаря с  докладом  к  Церемониймейстеру.  -  Передайте  САМОМУ,  что  нужная  замена  найдена  и  никаких  перестановок  не  потребуется!  Траурное  шествие  состоится  в назначенный  срок!!..»

 

  Эта  новость  заставила  меня  испытать  невольный   озноб.

 

  Мне  опять  вспомнился   бедняга-Олоферн  с  его  предостережениями  по  поводу  инфернального  жеребца-мутанта,  которого  могут  поставить  в  упряжку  катафалка. «Ни  ты,  ни  я  даже  приблизительно  не  можем  представить  себе,  что  произойдёт  на  самом  деле… -  говорил  он  тогда,  дрожа  всем  телом,  -  но  я  знаю,  что  в  конечном  итоге  случится  НЕЧТО,  превосходящее  все  наши  представления  о  сверхъестественном  и  ужасном!!»

 

  У  каждого  из  нас  были  свои  представления  о  сверхъестественных  ужасах,  и  я  смутился,  подумав, что,  быть  может,  страхи  Гекаты  отнюдь  не  беспочвенны,  если  исходят  из  того  же  самого  источника?!

 

  В  своём  письме  она  писала,  что  волнуется  за  меня  «сама  не  зная  почему»,  однако,  нужны  были,  на  мой  взгляд,  действительно  серьёзные  и  веские  причины,  чтобы  заставить  её  пробраться  сюда  в  полночный  час,  да  ещё  воспользовавшись  почти  никому  не  известным  подземным  ходом.

 

  Я  терялся  в  догадках,  не  решаясь  задать  вопрос  напрямую.

 

  -  Но  ведь  управление  катафалком  не  входит  в  обязанности  простого  могильщика?!,  -  только  и  нашёлся,  что  сказать  я.  -  Какое  имеет   значение  то,  чем  я   занимался  когда-то?!  Кто  может  заставить  меня? В  конце  концов,  у  меня  есть  право  отказаться…

 

  -  О,  как  ты  заблуждаешься,  мой  милый!  -  с  невыразимым  сожалением  возразила  Геката.  -  Ничего  из  этого  не  выйдет!  У  них  есть   средства  заставить  тебя! Если  ты  попадёшь  им  в  руки,  тебе  придётся  сделать  всё,  что  они  потребуют  -  поверь  мне!..

 

  Я  почувствовал  себя  уязвлённым  до  глубины  души.

 

  Когда-то,  лет  десять  тому  назад,  я  действительно  всерьёз  увлекался  ездой  на  спортивно-боевых  колесницах,  причём  небезуспешно,  чему  наглядным  подтверждением  служил  ряд  слегка  потускневших  кубков  и  наград,  занимавших  в  моём  кабинете  самую  большую  полку.

 Но   мне    в  голову  не  могло  прийти,  что  это  давнее  увлечение,  всегда  вызывавшее  у  меня   чувство  ностальгической  гордости,  впоследствии  может  оказаться  моей  ахиллесовой  пятой!

 

  Мысль  о  том,  что  меня  «могут  заставить»  везти  катафалк,  казалась  нелепой  и  абсурдной.  Почему  -  я?  Почему  всё  так   сходится  именно  на  мне?!..

 

  Не  зная,  что  сказать,  я  молчал,  озадаченно  кусая  губы,  а  Геката  продолжала  говорить,  и  картина  с  её  слов  вырисовывалась  всё  более  странная,  нелицеприятная  и  откровенно  угрожающая…

 

  Наметив  мою  кандидатуру  в   качестве  нового  возницы  катафалка, Бертран  позаботился  принять  в  связи  с   тем  надлежащие меры.  Он  уже   разослал  по  всему  городу  своих  курьеров,  которым  было  дано  указание  в  кратчайшие  сроки  найти  меня   и  к  утру  доставить  в  канцелярию.  Предвидя  отказ,  а  также  всевозможные  отговорки  с  моей  стороны,  Первый  Помощник  разрешил  применить  силу и  даже  надеть  на  меня  наручники,  если  возникнет  необходимость.

  Снабжённые  такими  безжалостными  инструкциями,  курьеры  сбились  с  ног,  разыскивая  меня  повсюду,  и,  по  всей  вероятности,  скоро  они  будут  здесь.

 

  - Если  тебя  доставят в  Канцелярию  Церемониймейстера  -  ты  обречён,  -  упавшим  голосом  добавила  Геката,  и  на  задрожавших  эбеновых  ресницах  её  блеснули крохотные  жемчужные  капли.  Приблизившись  ко  мне  вплотную,  она  взяла  мои  руки  в  свои  и,  взглянув  на  меня  снизу  вверх  увлажнившимися,  теперь   вполне  земными,  любящими  глазами,  сказала:  -  Тогда  даже  я  не  смогу  помочь  тебе,  любимый… Из  Башни  Канцелярии  не  вырваться  никому!

 

  В  моих  ушах  это  прозвучало,  как  гром  среди  ясного  неба!

 

  За  отказ  везти  катафалк  меня,  словно  опасного  преступника,  могли  заковать  в  кандалы?!  Мне  грозили  Башней  Канцелярии, которая  до  сего  дня  не  представляла  для  меня  никакой  опасности  и  даже,  при  всём  своём  архитектурном  несовершенстве,  никогда  не  являлась  предметом  моих  антипатий?!

 

  Потрясение  моё  было  безмерно!

  Над  моей  головой  закручивались  спирали  какой-то  тёмной, неведомой,  зловещей   игры,  в  которую  меня  вовлекали  насильственно,  против  воли,  и  где  мне  отводилась  роль  жертвенной  пешки  или  чего-то  в  этом  же  роде,  но  в  любом  случае,  без  учёта  каких  бы  то  ни  было  интересов  с  моей  стороны.

 

  Последовательно  осмысливая  всё   услышанное  от  Гекаты,  я,  с  определённой  долей  уверенности  смог  уяснить  лишь  одно:  мне,  пожалуй,  действительно  стоило  уйти  сейчас  со  сцены,  где-нибудь  затаиться  на  время  и  переждать,  пока  не  уляжется  вся  эта  тревожная  суматоха,  поднятая  похоронами  Вертумния.

 

  Голова  моя  шла  кругом;  я  чувствовал  себя  совершенно  сбитым  с  толку  и  колебался,  боясь  принять  в  спешке  неверное  решение.

  Инстинкт  самосохранения  боролся  во  мне  с  чувством  ложного  самолюбия.  В  глазах  своей  невесты  не  хотелось  выглядеть  откровенным  трусом,  поддавшемся  панике  при  первом  же  сигнале  тревоги…

 

  -  Хорошо,  допустим,  мне  что-то  и  угрожает,  -  произнёс  я,  пытаясь   напускным  равнодушием   прикрыть  своё  волнение.  -  Я  даже  готов  согласиться  с  тем,  что  всё  это  достаточно  серьёзно,  но  что  же  ты  предлагаешь,  Гета?

 

  -  Бежать,  только  бежать  -   тотчас  же!  -  страстно  воскликнула  Геката.

 

  -  Бежать?!..

  -  Да-да!  Это  -  единственное,  что  может  спасти  нас!  Надо  уходить  отсюда  как  можно  скорее!

 

  -  Бежать…  это  звучит  как-то  нецелесообразно…  Но  как…  и  куда  именно?  -  вяло  бормотал  я,  сознавая,  что  начинаю  смотреться  со  стороны  достаточно  глупо  и  жалко. –  За   пределы  города?  Куда-нибудь  в  деревню?..  Или,  может,  вообще  уехать  в  другие  края?

 

  Сверкающие,  колдовские  глаза  Гекаты  на  миг  озарились  чувством  глубокой  жалости  и  сострадания.

 

  -  О,  милый  мой,  если  б  всё  было  так  просто?!  -  воскликнула  она  и  даже  развела  руками,  как  бы  дивясь  моей  несообразительности.  -  Бертран  предусмотрел  и  это.  Все  дороги  и  тропинки   вкруг  города  перекрыты  гвардейцами  из  личной  охраны  Церемониймейстера.  Им  дан  приказ  тщательно  проверять  и  обыскивать  все  отъезжающие  экипажи  и  фуры.  Беспрепятственно  покинуть город   уже  не  удастся.  Об  этом  даже  не  мечтай!..

 

   Несмотря  на  то,  что  в  комнате  было  прохладно,  а  от  потайного  входа  тянуло  ледяной  сыростью  подземелья,  меня  бросило  в  жар!

  Мне  даже  пришлось  вновь  опуститься  на  стул, чтобы  скрыть  предательскую  дрожь  в  коленях.

 

  Жёсткие  капканы, уготовленные  мне,  открывались  один  за  другим  во  всей  своей  обезоруживающей  беспощадности,  а  ведь  совсем  недавно,  каких-нибудь  пол-часа  тому  назад,  я  пребывал в  полном  неведении  относительно  своего  положения.  Мог  ли  подумать  я,  считая  себя  свободным  и  независимым  человеком,  что  на  меня,  словно  на  дикого  зверя,  подготовлена  и  уже  спущена  такая  организованная  облава!

 

  -  Но  если  все  дороги  перекрыты… -  с  трудом  повторил  я,  чувствуя  нестерпимую  сухость  в  горле,  -  то  где  же…  в  таком  случае,  мне  скрыться?..

 

  -  В  «Багровых  нарциссах»!  Курьеры  Бертрана  не  отважатся  сунуть  туда  нос,  -  с  прежней  железной  непреклонностью  отвечала  Геката.  -  Дедушка  пообещал  предоставить  у  себя  надёжное  убежище. Там  нас  никто  не  найдёт.  Но  надо  поторопиться…  -  голос  Геката  вновь  зазвучал  сбивчиво  и  тревожно.  -  На  пустыре,  за  фруктовыми  садами  есть  спуск  к  реке,  где  нас  ждут.  Потом  нас  переправят  на  другой  берег  Сапфиры,  где  мы  будем  уже  в  безопасности. Собери  всё  самое  необходимое  -  и  скорее  за  мной.  Поспешим,  друг  милый  мой,  уходит  время!..

 

  Я  начал  было  послушно  собирать  вещи,  но  остановился…

 

  В  голове  вдруг  промелькнула  мысль  о  мерзком,   пятнистом  образе,  будоражившем воображение  Гекаты  после  её  поездки  в  «нарциссы»  -  и  в  душу  тотчас  закрались  сомнения.  Не  слишком  ли  я  поспешен  в  своих   сборах?! Может,  здесь  как  раз  не  обошлось  без  влияния  той  самой  навязчивой,  пятнистой  химеры?!  Много  ли  надо  впечатлительной  девушке,  чтоб  за  ширмой  одного  несуразного  кошмара  разглядеть  целую  вереницу  других,  более  живописных  и  красочных,  но  несуществующих?!

  Наверное,  стоило  отнестись  к  её  словам  критически  и  не  быть  таким  уж  легковерным?!  А предупреждение  о  курьерах  Бертрана,  которым  дано  указание  «схватить  меня»  и  «силой  привести»  в  Канцелярию,  не  воспринимать  столь  серьёзно?!

 

  Эти  соображения  немного  успокоили  меня.

 

  - Геката,  а  ты  уверена,  что  твои  страхи  небезосновательны?  -  почти  снисходительно  спросил  я,  но  она  меня   не  слышала.

 

  Неслышно  ступая,  она  подошла  к   окну,  затем,  притаившись  возле  шторы,  внимательно  оглядела  улицу,  после  чего  сделала  мне  знак  приблизиться.

  Стараясь  передвигаться по  комнате  так  же  бесшумно,  я  подошёл  и, встав  рядом  с  ней,   поглядел  в  указанном  направлении…

 

  За  окном  открывался  глубокий  провал  улицы,  очерченный  тёмными  силуэтами  спящих  особняков.  Лиловые  тона  полуночи  покойно  лежали  на  выступах  фасадного  декора.

  Брусчатка  мостовой,  осыпанная  лунным  серебром,  сверху  казалась  чешуёй  какой-то  гигантской  рептилии,  вытянувшей  вдоль  домов  свою  исполинскую  спину.

 

  С  застывшей  улыбкой  Геката  указывала  рукой  на  две  подозрительные  фигуры,  одиноко  маячившие  в  тусклом  пятне  уличного  фонаря.

  Спустя  минуту,  к  ним  присоединились  ещё  двое,  соскочившие,  как  мне  показалось,  на  полном  ходу  с  промчавшейся  мимо  пролётки.  Замкнув  тесный  круг,  эти  четверо  вступили  в  короткую,  беззвучную  беседу,  во  время  которой  их  огромные,  угловатые  тени,  корчась,  размахивая  руками  и  принимая  самые  неестественные  позы,  метались  по  плитам  тротуара.

  Затем,  по  окончании  совещания,  таинственная  четвёрка  разделилась  следующим  образом.  Двое  кошачьим  шагом  направились  к  ярко  освещённому  парадному  подъезду,  а  двое  остальных,  уйдя  в  тень,  устремились  к  чугунной  решётке,  ограждавшей  территорию  парка.  Нетрудно  было  догадаться,  что  эта  пара  намерена  обойти  дом  со  стороны  сада,  куда  выходили  окна  моей  гостиной.

 

  Затем  по  тротуару  прошмыгнуло  ещё  несколько  теней,  таких  же  неясных  и  пронырливых,  явно  связанных  между  собой  установками  одной  и  той  же  цели.  Кто-то  из  них  тоже  юркнул  в  парадный  подъезд,  кто-то  направился  к  чёрному  ходу,  кто-то  занял  наблюдательный  пост  под  окнами.

 

  Случайно  подняв  глаза  наверх,  я  заметил  на  щипцовой  крыше  противоположного  особняка  ещё  одну  юркую  фигуру,  не  слишком  удачно спрятавшуюся  за  печной  трубой.  Опасно  балансируя  на  крутом  скате,  цепляясь  за  воздух,  ложный  трубочист  держал  в  руках  подзорную  трубу,  блестящий  глаз-окуляр  которой  был  прямиком  направлен  в  сторону  моих  окон. 

 

  -  Вот  дом  и  оцеплен,  -  беззвучно  произнесла  Геката,  отходя  от  окна  в  затенённую  часть  комнаты  и  мягко  увлекая  меня  за  собой. –  Курьеры  Бертрана  не  дремлют.  Тебе  не  уйти  даже  через  чердачные  помещения.  Я  пришла  вовремя.  Надеюсь,  теперь  ты  мне  веришь?!

 

  Я  убито  молчал,  чувствуя,  что  самообладание  вновь  покидает  меня.

 

  Неожиданно  подозрительный,  вкрадчивый  шорох,  раздавшийся  на  этот  раз  со  стороны  входных  дверей,  привлёк  наше  общее  внимание.

  Обернувшись,  мы  увидели,  как  медная  зигзагообразная  ручка входной  двери  весьма  оживлённо  совершает  плавные,  вращательные  движения  из  стороны  в  сторону,  временами  замирая,  чтобы  в  паузе  уступить  место  несильному,  но  целенаправленному  толчку  с  наружной  стороны.

 

  Я  мысленно  поблагодарил  себя  за  то,  что,  придя  домой,  сразу  запер  дверь  на  щеколду,  но,  похоже,  прямого  намерения  вторгнуться  в мой  кабинет  пока  не  было.

Скорее  всего,  так  пытались  проверить,  заперта  дверь  или  нет.

 

  Осторожная  процедура  с  вращение  ручки  повторилась  несколько  раз,  после  чего  дверь  была  оставлена  в  покое,  а  по  коридору  чуть  слышно  зашаркали лёгкие,  быстро  удаляющиеся  шаги.

 

  Потом  опять  стало  тихо.

 

  Я посмотрел  на  Гекату.

  Она  надвинула  на  голову  капюшон,  и  лицо  её,  уйдя  в  густую  тень,  вновь  начало  обретать  ту  неподвижную,  мраморную  окаменелость,  столь  смутившую  меня   в самом  начале  нашей   встречи.

 

  -  Через  пять  минут  курьеры  Бертрана  будут  здесь,  -  почти  безучастно  произнесла  она.  -  Они  вломятся  в  комнату  -  и  мы  уже  ничего  не  сможем  сделать!  Нельзя  терять  ни  минуты!

 

  Времени  на  размышление  больше  не  оставалось.

 

  Словно  очнувшись,  кинулся  я  собирать  всё   необходимое.  Руки  не  слушались  меня.  Из-за  спешки  укладываемые  вещи  зачастую  падали  мимо  саквояжа  на  пол,  однако,  пакет  цвета  лунной  пыли   был   уложен  в  потайной   карман  сумки  с  предельной  аккуратностью.

  Я  не  терял  надежды  обсудить  фиабарасов  рисунок  вместе  с  Гекатой  в  спокойной обстановке.  Тем  более,  что   на  её  сообразительность  я  полагался  ничуть  не  меньше,  чем  она  на  мою.

 

  -  Гета,  а  почему  ты  ничего  не  написала  обо  всём  этом  в  своём  письме?  -  успел  спросить  я,  ни  на  миг  не  прерывая  своих  суматошных  сборов. -  Ты  могла  бы  заранее  подготовить  меня  и  тебе  не  пришлось  бы  тратить  затем  столько  времени  на  ненужные  объяснения?!..

 

  -  Увы,  мой  милый,  -  печально  отозвалась  Геката.  -  Не  каждую  новость  можно  доверить  бумаге.  Если  б  я  была   уверена,  что  письмо  попадёт  именно  в  твои  руки…  К  тому  же  многое  я  узнала  после  того,  как  письмо  было  отправлено…

 

  Голос  Гекаты  вновь  плыл  по  комнате  разбегающимися  волнами,  давая  знать  о  своём  передвижении  странными  вибрирующими  всплесками:  то  он  звучал  прямо  у  меня  над  ухом,  то  отдалялся  так,  будто  она  обращалась  ко  мне  из  соседней  комнаты.

 

  Неожиданно  я  вспомнил  то,  о  чём  собирался  спросить  её  в  первую  очередь.

 

  -  Послушай,  Гета,  а  как  тебе  удалось  проникнуть  сюда  таким  способом?  Ты  знаешь,  я  не  любопытен, но  всё  же,  откуда  ты  узнала про  тоннель,  о  котором  я,  проживя  здесь  почти  год,  не  имел  ни  малейшего  представления?...

 

  Заданный  мною  вопрос  беспомощно  повис  в  воздухе.

 

  Обернувшись,  я  увидел,  что  позади  меня  никого  нет.

  Комната  была  пуста,  и  только  косматые  сгустки  лунного  тумана  продолжали  наполнять  её,  струясь  сияющими,  бледно-зелёными  потоками  через  проёмы  незашторенных  окон.

 

  Я  похолодел:  неужели  она  мне  всё-таки  приснилась?!  Неужели  наша  встреча  имела  место  только  в  моём  воображении,  воспламенённом  яркими  картинами  полусна-полуяви?!  А  то,  что  говорила  Геката,  все  её  рассказы,  советы  и  наставления  -  неужели  это  тоже  расценивать  как  отголоски  отлетевших  грёз?..

 

  Полный  растерянности,  я  негромко  окликнул  её,  и  тотчас,  в  том  же  самом  углу,  справа  от  камина  вновь  наметилось  знакомое шевеление.  Чуть  слышно  скрипнули  невидимые  петли,  вновь  взметнулась  вверх  настенные  шелка  с  цветами  Альтаира,  и  нежный  голос  зазвучал  призывно:

 

  -  Сюда,  мой  милый!  Скорее  ко  мне!  Где  же  ты?!

 

  Тёмные  воротца  приоткрылись  чуть  шире,  освобождая  мне спасительный  проход…

 

  За  дверями,  в  конце  коридора  опять  послышались  чьи-то  шаги.

  Теперь  они  стремительно  приближались  и  от  прежней  вкрадчивости  их не  осталось  и  следа.  Было  также  слышно,  что  количество  ног   значительно  возросло,  и,  судя  по  характеру  нараставшего  топота,  идущие  были  настроены  весьма  решительно,  даже  воинственно.

  Я  не  стал  дожидаться,  когда  вновь,  уже  безо  всяких  деликатных  отступлений,  задёргается  дверная  ручка,  а  сама  дверь  прогнётся  под  шквалом  ударов  и  слетит с   петель,  оставив  меня   наедине  с  моими  мучителями.

 

  Подхватив  обеими  руками  тяжёлый  саквояж,  я  со  словами  «и  да  поможет  нам  бог!»    бестрепетно  шагнул  в  указанный  проём…

Похожие статьи:

РассказыПленник похоронной упряжки Глава 2

РассказыПленник Похоронной Упряжки /Пролог/

РассказыПленник Похоронной Упряжки Глава 3

РассказыПленник Похоронной Упряжки Глава 1

РассказыПленник Похоронной Упряжки Глава 4

Рейтинг: +1 Голосов: 1 284 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий