fantascop

Плечом к плечу, часть 3

в выпуске 2015/01/22
23 августа 2014 - Делла Ликур
article2281.jpg

Черный дым излучал сильную энергию, выходя из недр Ранара. Слишком быстрый и, с позволения сказать, слишком яркий, чтобы быть темной материей, он представлял величайшую загадку XXVIII столетия.

Астерлак направил измерители навстречу пугающей неизвестности, но все они, только коснувшись черного дыма, исчезли без следа, даже с экранов бортового компьютера.

– Невероятно! – Василий Григорьевич застыл истуканом, парализованный зрелищем.

– Не совсем верно, адмирал, – сказал марзолинец и протараторил, на свое обыкновение, краткий экскурс в теорию вероятностей. – Основания для того, чтобы данное возможное событие произошло в действительности, перевешивают все противоречия, так что это вполне вероятно, – последовала пауза. – Только степень возможности этого до сей поры сводилась к минимуму в силу того, что никто и никогда, по нашим данным, с таким не встречался.

Оба тревожно переглянулись.

– Ты мастер петь баллады, конечно, – сказал капитан.

– Да что происходит? – нервно забился Миронов на скамье. – Что это за чертовщина такая? Отвечайте! – требовал он.

– По всем показателям, – говорил марзолинец, переведя взгляд на пленника, – это Черная дыра.

– И нас сейчас засосет! – капитан подскочил с места и ввел программу взлета.

Но к тому времени дым просачивался из каждой щелки и, окружая чужака кольцом, словно тянул его во все стороны одновременно. Не прошло и минуты, как кольцо стало разрастаться плотным непроглядным куполом. И шансов выбраться с каждым разом становилось все меньше.

Корабль бросало в разные стороны, пока захлопывалась ловушка. И в итоге, он неподвижно застыл в воздухе.

– Канал связи эс-1, экстренно! – Василий Григорьевич пустился бегло перебирать пальцами по клавиатуре, задавая множество команд, спешно заменяющихся друг другом.

– Вместо мозгов баклажаны растишь?! – вскрикнул Миронов. – Оператор квантового поля теряет проводимость, встречаясь с горизонтом событий. Ничто, даже фермионы, не пройдут насквозь трехмерной гиперповерхности.

Но капитан словно не обращал на него внимание.

И только марзолинец знал, что он задумал, молча восхищаясь «адмиралом».

– Вызываю Руководство. Код А, – записывал капитан в «черный ящик». – Судно К2751-ДП. Говорит капитан Дорошенко. Планетная система РАК4812 с одной планетой РАК4812б, иначе «Ранар». Код А. Повторяю. Код А. Мы окружены черным дымом. Любой объект, который его касается, пропадает за горизонтом событий. Есть основания полагать, что именно это явление послужило причиной инцидента 29 апреля 2747 года. Дым среагировал в течение 95 минут, мы в ловушке. На борту, за исключением капитана Дорошенко, адмирал флотилии Миронов и санор Марзолина Астер Ратио Лак, – закончил Василий Григорьевич сообщение и от себя лично добавил. – Если мы выберемся живыми, господа Советы, можете меня отшлепать за воровство казенного имущества.

– «Отшлепать»? – вмешался Миронов. – Да за такое тебя сожрут заживо и сырьем!

Капитан в ответ только лишь отшутился.

– И то радует, что не в духовке запекут.

Его помощник, Астерлак, не сдержал легкой улыбки, услышав в который раз старую песню друга. Его суровое лицо на это мгновение приобрело все краски молодости, которых так не хватало любому марзолинцу для того, чтобы быть полноценным Человеком. А ведь когда-то они ими были. И это далекое необузданное проявилось легкой мимолетной вспышкой, быстро заменившейся бортовой рутиной.

Капитан дал жест своему помощнику, и тот мгновенно сбросил «черный ящик» за борт, на сам Ранар.

Ящик предохранялся щитом Алькубьерре, который защитил его от гравитационного притяжения черного дыма. Но на создание специального энергетического поля, размером со спичечную коробку, пришлось потратить более 70% топлива, так что в тот момент многие системы отключились, и корабль перестал сопротивляться.

Василий Григорьевич с нескрываемой радостью повернулся к адмиралу Миронову и сообщил.

– Вы правы, Владимир Платонович, «ничто, даже фермионы, не пройдут насквозь трехмерной гиперповерхности», но нам это и не нужно. Как только нас засосет за горизонт, дым рассеется, активируется фермионный передатчик, и буквально через секунды сигнал достигнет Земли.

Мужество и выдержка капитана вызывала восхищение и зависть у адмирала Миронова, который теперь уже смотрел на все совершенно другими глазами, невольно отмечая, как смел, находчив и честолюбив Дорошенко и что он, как никто другой, достоин офицерства. 

***

Черный дым уплотнялся и сжимался, окутывая чужака своим массивным бесформенным телом. Его эргосферные вихри вращали потоки воздуха с чудовищной скоростью, разрывая внутренне пространство точно миксером. Чудом или Божественным проведением корабль не разорвало на части, не вытянуло в тонкую струнку и не сплющило.

Чудовище поглотило непрошенного гостя и, отрыгнув разрядом молнии, разлетелось остаточными потоками в пространство. 

А внутри была пустота. По крайней мере, ничего другого не следовало ожидать.

Корабль держался из последних сил. После прыжка за точку невозврата у него оставалось менее 4% энергии. Но этого хватило, чтобы разглядеть в этом бесконечном забвении старое кладбище, упокоившее сотни, а то и тысячи кораблей, точно молекулы газа, разряжено плавающих в пространстве и временами наталкивающихся друг на друга.

Один из таких кораблей проплыл мимо переднего борта и, развернувшись полубоком, обнажил имя «Цербер», выведенное золотыми буквами. Этот корабль принадлежал к числу тех, что пропали без вести несколько лет назад…

Дорошенко знал, что так будет, ожидал подобное, не раз представляя, что всю эскадру постигла беспощадная смерть. Но еще ни разу он так остро не чувствовал ответственности за случившееся… сердце бешено отбивало в груди, а потом внезапно остановилось… и тело капитана камнем бы рухнуло на пол, если бы его друг не проявил чудеса своей природы, не подхватив его на полпути.

Астерлак осторожно уложил капитана на ровный пол и прислонился к его груди, прислушиваясь… сердце и впрямь остановилось.

– Один, два, три, четыре, пять, шесть! Один, два, три, четыре, пять, шесть! Давай же!

Он все делал, как положено. Раз за разом, начиная сначала…

Никогда раньше его марзолинский знак не светился так ярко.

Астерлак не опускал рук, боролся за жизнь товарища, слепо убежденный, что способен разорвать тончайшую мембрану, отделяющую «адмирала» от нового глотка жизни…

…Но тут компьютер выдал оглушительное предупреждение о сорока минутах работы в автономном режиме, требуя, как ребенок, подзарядки… Они были обречены!

Похожие статьи:

РассказыВеревочный черт, часть 4 (Ловушка)

РассказыНеизбежное

РассказыВеревочный черт, часть 3 (Тревога)

РассказыЗвездопад

РассказыЮнга с "Белого карлика" - 12

Рейтинг: +1 Голосов: 1 694 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Катя Гракова # 13 января 2015 в 10:32 0
Ничто, даже фермионы, не пройдут насквозь трехмерной гиперповерхности
Корявость. "Ничто не пройдёт" и "насквозь гиперповерхность" (а ещё лучше - "гиперповерхность насквозь").

Делла, если это всё, то плюс я вам ставлю только авансом - за приключения и симпатишного, смелого героя. Патамушта хотелось, чтобы раскрылась тайна чёрного дыма-похитителя и чтобы команда выбралась.
Катя Гракова # 13 января 2015 в 10:33 0
А если это не всё, то зачин неплохой, интересно будет узнать, как выкарабкаются друзья-товарищи.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев