fantascop

Плоть

в выпуске 2016/08/30
article7952.jpg

Что-то случилось, что-то явно не  так. Лиза  приоткрыла  глаза, не в силах вспомнить. Сколько  прошло времени? Пятнадцать минут, час? Дождь. Капли холодные и  скользкие. Лиза  попыталась подняться, ощущая, как совершенно не чувствует  тела, точно осязание  полностью покинуло его. Хотела  позвать на помощь, но вместо слов  изо рта  вылетали звуки, точно что-то сломалось в  речевом  механизме. Машина с включенными фарами. Кто-то сигналит. Настойчиво.

 Лиза   прикрыла  глаза  от яркого света, пригляделась, видя, оттуда  выскакивает мужик  с ружьем.

«Черт»,- она пытается убежать. Ноги не  слушаются, крик превратился  в булькающий  хрип. «Почему  он  пытается  выстрелить»? Лиза  не  понимает, что происходит, пытаясь восстановить память, она  по крупицам  ускользает,  теряется в складках мозга. Опустив глаза, она  видит, как ноги залиты  кровью. «Ребенок, я  потеряла  ребенка»! – хочется кричать и  плакать, но что-то изменилось. Лиза  слышит выстрел. Грохот разрывает барабанные перепонки, толчок в  грудь, но  она  не чувствует  боли. Волна  гнева поднимается, затмевая все. Лиза встает, видя, как мужчина  пытается перезарядить ружье, у него  трясутся  руки. Он пытается  молиться, пальцы  не слушаются и  перед тем, как  встретиться лицом  с  лицом  с жертвой, ставшей  палачом, он пятится назад. Губы  беззвучно шепчут какие-то слова. Лиза  не понимает  его. На  шее пульсирует жилка. Его шея, сладкая плоть, Лиза чувствует, как в горле щекочет, царапает. Невыносимое  желание проникнуть внутрь, насытить себя  чужой  плотью становится невыносимым. Она  понимает, что поступает омерзительно, и  этот  здравомыслящий  голос  называет ее чудовищем, но желание  затмевает разум. Она чувствует теплую кровь, вкус человеческих мышц и страх сочащийся  из пор жертвы. Он захлебывается  криком, падает, тело конвульсивно  дрожит. Лиза, насытившись, поднимает окровавленное  лицо, задумываясь, почему   делает  это.  «Люди  не должны  есть людей, что произошло»?

2

Дни проходят  быстро, слишком  быстро,  и Лиза  понимает, она  точно живет в  двух мирах – прошлое  и  настоящее, переплетение чувств, эмоций, желаний. Она вспомнила об этих пилюлях красного цвета. Никита  сказал, они могут исправить генетический код ребенка, заболевшего синдромом Канцера. Это страшное  заболевание появилось несколько лет назад, ученые связывали  его возникновение  с повышением общего радиационного фона на  планете. Озоновые  дыры, общее ухудшение  экологической  среды, если верить  средствам  массовой  информации. Дети рождались с двумя пальцами  на руках  и ногах, а их сплюснутые головы  точно тыквы на Хеллоуин. Страшное уродство заставляло родителей  отказываться от малышей, похожих на крабов. Кроме внешних факторов ничего не отличало их от нормальных детей, и  они  были вполне нормальными, как  умственно, так  и физически. Несмотря  на два  пальца на  руке, они так же  быстро учились  писать и работать с компьютером. После нескольких лет шока, женщины  перестали отказываться  от подобных детей, но всякий раз, когда  случалось подобное, семья  горевала, что   у ребенка   синдромом Канцера.

3

            Лиза вспомнила, как расстроилась, узнав,  о болезни ребенка и радость, когда  появилась новость  о новом  лекарстве. Теперь можно не бояться, а просто принять пилюлю, где  маленькие нанороботы  все  исправят. Пилюли  стоили дорого и  были  доступны  не каждому, однако люди пытались сделать все, чтобы  достать  их.

–          Никит, ну  как быть,- Лиза не  в силах  была просить снова,- это же  наш малыш, наш сын…

–          Я  все понимаю,  но меня  тревожит массовое производство «Генопуса». – Никита медленно расхаживал  по комнате,- ты  знаешь,  что мне  не составит  большого труда достать  для  тебя препарат вообще  бесплатно.

–          Так  в чем же  дело, Ник?

–          Клинические  испытания  проводились не  должным  образом, ты  же знаешь, когда  пахнет  большими  деньгами, о последствиях задумываются после.

Лиза  ничего не ответила, она  знала, что будет  любить ребенка, есть  у  него синдром Канцера или  нет, но если существует  возможность все исправить, почему  бы  и нет.

Никита  непреклонен, но что не сделаешь для  любимой  женщины. Изучив  несколько результатов, он  пришел  к  выводу,  можно рискнуть, хоть  страхи  не  покидал его. Он  принес «Генопус» и попросил Лизу хорошенько подумать. Стоит ли их будущее такого риска. Со словами «стоит» Лиза выпила  две капсулы, как  и положено в  инструкции. Теперь оставалось ждать.

Беременность проходила  нормально, несмотря  на мутацию  плода, через  две недели после  приема  препарата, супруги Роговы отправились  в  клинику для осмотра.  Лиза  была  «на седьмом  небе» от счастья, когда  ей  сообщили – мутация  обращается  вспять.

–          Получается, это настоящий  прорыв  в генетике,- восхищался  доктор,- поздравляю, через три месяца  вы станете родителями здорового малыша. Сейчас    с уверенностью могу  сказать, синдром Канцера полностью  излечен.

4

Утро разбудило голосами, Лиза открыла глаза, испытывая сильный голод. Он стал иным, и она понимала, что жаждет, но не обычной еды, которая теперь вызывала отвращение, теперь ее  сущность желала плоти.  Через неделю, Лиза  заметила, таких, как она, становится больше. Они понимали друг друга, а язык людей с оружием стал чужим, туманным, точно являлся чуждым  этому миру. Лиза поднялась на ноги, люди двигались  сообща, шли медленно, точно стадо, сбивающееся  вместе  для  поиска пропитания. Теперь  не обязательно произносить слова, она  могла  слышать мысли каждого, как  и другие. Мужчины, женщины, дети, старики, все ступали  к центру города,  в одном ритме и темпе, точно солдаты невидимой  войны. Лиза  заметила, что раны быстро заживают, мужчина, выстреливший  в нее, не причинил вреда телу. Маленькие механизмы  внутри исправили повреждения.

Они жили  в каждом из людей нового вида. Их работой  была починка сломанных генов, однако нанороботы пошли дальше, исправляя гены и клетки, таким  образом, чтобы быть ближе  к совершенству. Когда исправленный  нанороботами  человек обменивался биологической жидкостью с другим человеком, нанороботы  проникали в новый организм, начиная  работу. Из-за  перенаселения человечеству грозили голод и  войны  за ресурсы, ученые  долго думали, что может заменить уникальный  продукт  питания. Оказалось, что лучше  всего человек  может усваивать человеческий  белок. Нанороботы отлично переваривали его, делая своих носителей неуязвимыми.  Расплатой  оказалось полное отстутствие  собственного «Я», замененное коллективным сознанием. Возможно,  с точки зрения человека, не подвергнувшегося  мутации, покажется, начался зомби-апокалипсис. Со стороны  модифицированных людей, все выглядело  иначе, другие  люди, представлявшие  для них угрозу, должны  быть уничтожены, не способные  к  сопротивлению стать пищей. Новые  люди  не могли позволить умереть всем. Людям надо  только почувствовать, что сила  на  их стороне, чтобы  они успокоились, расслабились, перестали  убегать и  бояться, и снова  начать жить обычной  жизнью. Это  была  стратегия  не  новой  нации, а роботов, которые   стали кровью  и  мозгом, библией нового порядка.

5

Никита вместе с несколькими выжившими, прятались в доме, где раньше находился небольшой  магазин. Еды  и воды  все еще  было вдоволь, они забили досками окна  и двери, выжидая,  когда мертвые уйдут. Никто не понимал,  что  люди не  мертвы, сокрушался  Никита, это было так  сложно объяснить, почему  человек, в  которого выстрелили, встает и  движется  снова. Не каждый  понимал,  что происходит  в организме людей, принявших «генопус» или заразившихся.

–          Мама  мне страшно,- девочка сжала руку  женщины, которая  наблюдала  за человеческим  стадом,- а зомби не найдут нас?

–          Нет, дорогая, не  найдут,- утешала  ее  мать.

Пожилой  мужчина, сидевший  в углу, сжимал охотничий  карабин, он  изрядно напился с  утра, но водка  не брала . Он смотрел сквозь щели на улицу, и Никита  видел, как гнев  сменяется бессилием.

–          Слишком  много,- уронил он,- слишком  много их. Как  же  выбраться  отсюда? Скоро закончатся  припасы, кто мог, уехал  на автомобилях, поезда, самолеты, все  в  прошлом…

–          Не надо падать духом, дядь Вася,- молодой  паренек Виталик, похлопал Василия  по плечу,- сейчас  они все уйдут, и мы выберемся  по-тихому.

–          Выберемся, конечно,- согласился Никита, ища  глазами Лизу  в  толпе. - Их  так много, точно большая  часть города  подверглась заражению.  « К черту  подобные исследования, ведь все  делалось ради прибыли. Как могло случиться  подобное»?- задавался  он  вопросом  снова  и снова.

Жена странно чувствовала  себя, она  говорила,  что ребенок  стал беспокойным,  и  она переживает, все ли хорошо. Никита обещал ее отвезти на следующее  утро в клинику, но, проснувшись, обнаружил, что ее нет  дома. Машина  исчезла, как  и жена. Он позвонил  доктору, телефон был вне зоны  доступа, Никита  набрал номер клиники, в ответ молчание. Казалось, длинные гудки и слова «абонент не доступен» стали повсеместными. Он  не  мог дозвониться  родным, друзьям, понимая, происходит что-то нехорошее. Необходимо найти Лизу, попасть в  лабораторию, понять, в  конце концов, что происходит.

6

Трапеза  оказалась обильной. Стадион заполнен  до отказа и ничего не понимающие  люди, умоляющие  пощадить,  еще  больше  распаляли нападающих.

Обагренные  кровью лица, внутренности и оторванные конечности. Лиза  понимала, как возбуждает это, как много счастья  в  превосходстве. Она  почти забыла  себя  ту, что снилась еще вчера, теперь ей двигали   страсть и жажда. Запах плоти будоражил ноздри, она  не видела перед собой  людей,  теперь это было просто мясо, свежее, орущее, бьющееся  в конвульсиях. Она  не чувствовала  вкуса, только осознание, что продукт готов  к употреблению. Они не ели мертвых.  Понимая, эта  пища  не принесет пользы.

–          Не надо, прошу  вас!- кричала  маленькая  девочка,- папа! Папа!!! – отец подбежал, хватая  малышку  на руки, он пытается отбиваться от чудовищ, поднимаясь на верхние  ряды, но преследователи двигаются быстро. Ни жалости,  ни  какого- то сострадания,  у роботов  нет чувств – главное  выживание вида. Отец перелазает через трупы, поскальзываясь в вязкой жиже, не понимая, что уже тоже  заражен. Другие  отпускают его, получив  приказ. Смотрят друг на друга, слыша   голоса  в голове, отступают.

Его сердце бьется сильно, дыхание сбилось, выбравшись со стадиона, все еще сжимая девочку, отец ощущает, как слезы  заливают лицо.

–          Па-а-па, па-ппа,- девочка плачет и  не может  успокоиться, она гладит его лицо, видя, как постарел отец, в глазах  блуждает  безумие, в них появляется что-то страшное.

7

Когда  они насытились, сон охватил стадо, они ложились, где придется, некоторые не спали, улыбались, оскаливая окровавленные рты. Говорили на своем хрипящем  языке, женщины, мужчины предавались животной страсти, впиваясь ногтями в полуобнаженные  тела, кусая друг друга. Стоны, крики, смех, точно адская преисподняя  разверзлась, выпуская демонов.

Люди, скрывающиеся  в домах, пытались прятать  детей. Мужчины  готовили оружие, женщины собирали припасы.

–          Надо уходить,- Василий прошелся  по комнате, поглядывая по сторонам,- детям  здесь не место. Господи, что же творится?!

Никита  не отходил от окна, наблюдая, как спариваются твари. По-другому  он  не мог  их назвать и понимал, что виноват в  своей  уступчивости. Лиза  стояла  перед глазами, а  потом это исчезновение. «Неужели она  стала одной  из них, Господи»,- он закрыл лицо руками: « Дай  мне силы»!

Они  не спали почти всю ночь, дожидаясь рассвета, твари ушли. Никита  не знал, как называть их мертвыми, зомби? Это было что-то новое, чего не могли предугадать  сценаристы  мирового коллапса. Новый вид полулюдей полумашин –  «нано технологии, мать их так»! – злился Никита, понимая,  во всем есть доля  вины  каждого.

Он вышел наружу, воздух с запахом разложения ударил в нос. Всюду убитые, разорванные останки, мусор и грязь. Разбитые окна витрин и люди, точно тараканы, выползающие  из своих убежищ.

–          Нам надо держаться  вместе,- шепнул Василий.

–          Надо дать им отпор,- согласился Виталик,- если всем объединиться, мы  станем настоящей армией.

–          Где же армия? – кисло улыбнулся Никита,- вы понимаете – это зараза, достаточно слюне попасть на лицо, крови, я  не говорю об укусах.

–          А ты откуда  такой  умный?! – недоверчиво спросил мужчина, выходящий  из магазина  напротив,- опять, скажете, правительству все  известно?

–          Давайте  не  будем устраивать разборки,- Никита  поднял премиряюще руки,-  у меня  есть информация,  для  вас пища  к размышлению. Вы  должны знать  о происходящем.

Собирающаяся  толпа гудела, Никита, залез на перевернутый  автомобиль,  что-то изменилось в нем, ушел страх, и появилось желание прекратить все это. Он понимал, это невозможно,  механизм  самоуничтожения  человеческого вида  запущен. И это сделали они в своей  лаборатории. Он рассказал правду  о препарате «генопус», о том, что вначале ученые  хотели помочь победить синдром Канцера. Правительство подгоняло разработчиков препарата, заключив договора  на поставки за рубеж. Поначалу система  работала  и не давала сбоя. Что случилось с  наномашинами, точно  у них появился  свой  особый  план? В него входило все, кроме того, что нужно  людям. Машина  не может видеть грань, за которой совершенство станет проклятием. Перекраивая гены снова  и снова, они добились результата – вид готовый жить в любых условиях, не нуждающийся  в пище и, главное, живая  плоть не  должна заканчиваться никогда.

–          Они ушли, чтобы  мы успокоились, чтобы все стало как раньше. Но как раньше  уже  не будет!

–          Да, что ты  можешь говорить, ублюдок!  Такие,  как ты, превратили мир в ад! – Выкрикнул кто-то из толпы, запустив в Никиту камнем.

Он увернулся, чуть не упав   вниз и, удержавшись, выкрикнул:

–          Думаете, если бы  мы знали о последствиях…- его стащили вниз, не давая сказать ни слова.- Я дал эти  пилюле  своей  жене, я дал их  жене!!! – кричал Никита, толпа  бесновалась. Люди  были готовы  растерзать друг друга. Не веря,  что у  него есть возможность сбежать, Никита  прополз под машиной, пытаясь вылезти. Он  не мог  так  просто уйти, не мог сбежать,  не сказав  правды отчаявшимся  людям. Выбравшись  из толпы, заскочив  в магазин, он окинул взглядом  стены, потолок, в поисках лестницы  на крышу.  Ему  не пришлось долго думать, пожарная лестница  вела на крышу  с задней  стороны  здания. Мужчина  выдохнул, чувствуя, как пот струится по спине, вытащил из-за  пояса пистолет, поднимаясь наверх.

Люди  ругались, кричали, назревала  драка, Никита  выстрелил  в  воздух, заставив всех немного прийти в себя.

–          Ага, сбежал, гад! – крикнула женщина, пытаясь кинуть в  него  пустой  бутылкой.

–          Тихо, люди! – Василий, постарался успокоить толпу, залезая  на машину, - послушайте, он  хочет поговорить, помочь, разве  вы  не видите?!

–          Ладно. Пусть говорит! – крикнул один.

–          Пусть говорит! – поддержало еще несколько.

Никита помолчал, оглядел людей уставших, обозленных, понимая  их  гнев и желая помочь им.

–          Капсулы, что принимали женщины во время  беременности, содержат маленькие  частички нанороботов, это долго объяснять, все делалось для  предотвращения  мутации, чтобы уничтожить синдром Канцера. Я не знаю, что могло выйти  из-под контроля, только из-за  этих препаратов  люди  стали такими. Они не  зомби, не  мертвые, просто нанороботы  сделали  их другими, возможно, это трудно понять. Сейчас главная  задача  выжить, но боюсь,  они вернутся. Сейчас  они  насытили свою плоть, но они вернутся,  и мы должны  быть готовы! Бесполезно  тратить на них  пули, попытайтесь уничтожить мозг, возможно, это поможет.

–          Возможно?! – выкрикнули  из толпы,- так  что нам  делать?!

–          Не разделяться и возводить стену, организовать дозор! Только  так!

Люди  молчали, переговаривались, а Никита, опустившись вниз, сел на край крыши, свесив  ноги вниз. « Чем люди  лучше  тварей»? – задавал себе  вопрос: « Даже   перед лицом  смерти, они готовы  убивать друг друга, сожрать себе  подобных, не  мудрено, что перед угрозой  вымирания, они стали бессильны. Новая нация организованна,  она ждет своего часа, действует слажено и, не думаю, что выстрел в голову сможет остановить кого-то из них»!

8

Лиза вошла  в дом, где  пахло жизнью. Она светилась ярким  светом, ударив  в нос приятным запахом. Знакомым запахом. Она что-то помнила, но  каждый  день стирал  воспоминания, как  она  была человеком.

Никита видел, как она вошла, голая, грязная, похожая  на животное. Лиза, Лизонька, которую он так любил. Лицо изменилось, кончик  носа приподнялся, а ноздри стали шире. Тварь принюхалась. Никита  напрягся, он верил, что Лиза  узнает  его, хотя сам себя обманывал.

–          Ты  забыла  меня? – тихо спросил он, все  еще держа ее «на мушке».

–          Ахр-р-р,- она смотрела  на него, вдыхая сладкий,   манящий аромат плоти, не понимая, что говорит ей человек.  Лиза была  сыта и поэтому  сразу  не набросилась, изучающе разглядывая бывшего мужа. Он что-то говорит, она не понимает язык, жертва  не боится, от нее  не пахнет страхом.

–          Лиза,- снова повторил Никита,- я люблю тебя.

Он встал, протягивая  к ней руки. Он знал,  их невозможно убить. Выстрелив  в  голову, можно только  на время обездвижить. Маленькие трудяги очень быстро латали раны, восстанавливали нейронные  и нервные схемы.

Никита понимал, чем окончится  встреча, а Лиза вошла в их дом, повинуясь какому-то странному  чувству. Она понимала, этот человек что-то хочет  от нее. Нет, не ее смерти и он  не опасен. Как  пища  ее не интересовал, а вот как объект для спаривания, вполне  возможно. Она прыгнула  в его сторону слишком  резко, что Никита  вскрикнул, и ее нос  уловил  резкий  запах пота. Страх. Она повалила  мужчину на пол, усевшись на грудь несчастному. Он не сопротивлялся, покорно ожидая приговора. Лиза  наклонилась, облизав ему лицо, зная, скоро он станет одним  из них. Нет, его  она  есть не хотела, что-то мешало сделать это. Она  видела, как он пытается сдержаться, но слезы заливали лицо. Нет, это не  страх, не отчаяние, а сожаление  и боль.

–          Р-рахр,- заворчала Лиза, прижимаясь к мужу, который  стал для нее трофеем.

« Она  не помнит, она  ничего не помнит»,-  лишь об  этом сейчас жалел Никита: « Может, когда я  стану  таким, как она, мы  сможем  понимать друг друга»?

Твари ушли  из города, давая своему скоту время.  Размножится и зажить снова безмятежной жизнью, чтобы  потом вернуться и снять кровавую жатву  плоти, накормив  свое  племя.

Никита  и Лиза уходили последними, держась за руки, ощущая счастье, понимая,  что теперь их связывает нечто больше, чем любовь. Страх заставил мир встать на колени, а плоть повелевает новым  порядком, не оставив  шанса, подарив  ложную надежду, что монстры больше  не вернутся.

 

 

Похожие статьи:

РассказыБабл - потрясатель веры

РассказыШаги усталого Создателя

РассказыБабл - спаситель галактики

РассказыГрибник

РассказыСуорвозьер

Рейтинг: 0 Голосов: 0 200 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Dr. Hetzer # 30 августа 2016 в 14:40 0
Кю!!!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев