fantascop

Побег из Рая

в выпуске 2013/09/09
19 августа 2013 -
article811.jpg

 

 

  Жизнь у Ирины Петровны промелькнула мимо  как-то незаметно. Вроде бы вчера ещё бегала с девчонками в школу, а сегодня проснулась, посмотрела, а уже и дети выросли. Тик-так, тик-так, отмеряли её время внутренние часы, раскрашивая с каждым прожитым днём ранее свежее лицо морщинами, а волосы появившейся сединой.

   Всё отмеренное ей время  Ирина постаралась прожить правильно. Не греша и не переступая Божьи законы, о которых в далёком детстве поведала Ирине её добрая бабушка. Затаив дыхание маленькая Ира слушала долгими часами подвижную и работящую старушку. Бабушка умело перемешивала рассказы о чудесах святых с поучительными историями из Нового Завета, полными сплошных откровений в отношении норм морали и правил поведения. Ещё с тех пор Ирина решила для себя, что будет жить согласно освящённым светом правилам, так, как учила её благонравная старушка.

  Всю последующую жизнь Ирина подавляла в себе любые проявления гнева, вела себя скромно  и достойно, попеременно подставляя под удары судьбы одну щеку взамен другой. Будучи совсем ещё юной, она без памяти влюбилась в Ваню, местную грозу ночного города, недавно вышедшего на свободу после очередной отсидки. Внешность её Ваня имел, прямо скажем, довольно неприятную и угрожающую. Все подруги Ирины, а вместе с ними и бабушка, которая в одиночку вырастила внучку, немедленно озвучили своё мнение. Они в один голос говорили, что для такой красавицы, умницы и трудяги нужна иная половина пары, ни в чём не напоминающая её нынешнего избранника. « Сердцу не прикажешь»,- уверенно отвечала всем невеста и готовилась к свадьбе. В первые годы супружества, которые, возможно, были самым светлым временем её жизни, супруг поспешил  одарить  жену двумя сыновьями.

  Для Ивана, мужа Ирины, жена оказалась настоящим подарком от всей христианской культуры. Он, ни на день не останавливаясь, продолжал пить  «горькую» в то время  как супруга,  молча и безропотно, поднимала на ноги его сыновей. Иван постоянно пропадал из дома и, притом, на весьма продолжительные сроки. Куда? Ирина дважды торжественно, пряча в глазах слёзы, объявляла детям, что отец вынужден выехать в длительную  командировку на Север. Когда дети подросли и начали немного побольше смыслить в окружавшем их мире, правда сама нашла к ним путь. Но они, нисколько не стесняясь и с детской гордостью, отвечали тем, кто задавал неудобные вопросы: «Папка в тюрьме, скоро выйдет, тогда и заживём».

  Ваня и в самом деле иногда на короткое время покидал стены исправительных учреждений. Оказавшись на воле, он в первый же вечер неизменно  избивал свою супругу.  После нескольких  стопок мужа начинали одолевать муки ревности. Плача и пытаясь спрятаться от любимого, Ирина со всей искренностью, на которую была способна, божилась и клялась, что ей каяться не в чем.  Что она ждала супруга верно, но Ванечка всё равно не слушал женщину, пытаясь догнать её со всем тем, что попадало под руку, не исключая подвернувшегося не к месту  ножа или  топора.

  «Это мой крест», — тяжело вздыхала Ирина и продолжала ещё упорней трудиться. Днём она не разгибала больной спины на железной дороге, а вечером, найдя очередное интересное предложение в местной газете, делала мелкий ремонт в одной из квартир своего района. Помочь ей было некому, но женщина старалась не впадать в грех и не жаловалась на судьбу. Как христианка и  хорошая мать она видела впереди свою главную цель – поставить на ноги, пусть и в одиночку,  детей. Дети скоро выросли. С самых малых лет Ирина пыталась обучить детей тому, чему учила её в далёком детстве добрая бабушка. Но они плохо слушали мать, видно, время пришло другое. Старший, Коленька, пошёл весь в отца. С раннего детства, впитав в себя гены старшего Петрова, он не покидал бесконечных разборок. Вскоре, обладая напористостью и храбростью, Коля Петров стал местным молодёжным бандитским авторитетом. С младшим, Лёшей, дело обстояло ещё печальней, чем с его старшим братом. Не успев окончить  школу, он плотно сел на иглу, к старшим классам превратившись в законченного наркомана.

  Ирина привыкла к подобной жизни.Несмотря на жизненную жестокость, женщина продолжала твёрдо верила, что если работать ещё больше, а молиться почаще, то всё её существование рано или поздно изменится в лучшую сторону.

   Двадцать шестого сентября … года Ирина Петровна Петрова вместе с такими же работницами из своей смены принимала несвежие кучи белья, которыми снабдил женщин вернувшейся из Москвы местный пассажирский экспресс.

  — Ир, иди, тебя к телефону, — громко позвала из маленькой каморки Ирину начальник смены, полная и немолодая Галя.

   — Сейчас, иду, — Ирина с трудом распрямила давно болевшую, натруженную спину, с не раз подлеченной позвоночной грыжей и направилась в комнатушку. Едва оказавшись внутри помещения, Петрова взяла в руки телефонную трубку:

  — Алло?

 -Тётя Ира? – женщина узнала голос Андрея, одного из друзей её старшего сына. Что-то в интонации парня пробудило в её душе быстро  растущий ком почти животной тревоги. – Тёть Ир … Тут такое дело… Не знаю, как и сказать … Кольку вашего час назад заречные застрелили … Насмерть …

  Часы на стене мгновенно остановились, вместе с изменившим природе временем. Воздух, набрав где-то дополнительной плотности, со страшной силой сдавил Иринину голову со всех сторон.

  — Ой, девоньки, — едва слышно прошептала женщина, — что-то мне плохо …

  Она выронила из ослабевших рук телефонную трубку и тяжело повалилась на пол.

  А секундой позже умерла.

  Ещё несколькими мгновениями  позже, как и было в своё время обещано доброй бабушкой, её душа отправилась в рай.

  На потолке образовалась одной Ириной увиденная светящаяся воронка. Бросив последний взгляд на распростёртое тело, дух умершей с огромной скоростью был втянут в коридор, полный света. Одновременно кто-то невидимый включил короткометражный фильм с эпизодами из её прожитой жизни. Зачем? Наверное, для того, чтобы лететь к Раю было не скучно. Но Ирина, удивлённая и растерянная, пропустила большую часть фильма. Хотя бы потому,  что  предложенный  кинофильм уже смотрела.

  Яркий коридор, по которому несло куда-то дух женщины, внезапно закончился,  и Ирину выбросило в полное света бесконечное пространство. Ирина повисла в воздухе, по-прежнему ничего не понимая. Немного позже, приглядевшись, она заметила свои руки и ноги, к которым так привыкла на Земле. А ещё через некоторое время поняла, что она не одна. Тысячи подобных прозрачных фигур людей всех возрастов зависли вокруг  женщин,  удивлённо озираясь.

  Между вновь прибывшими душами  деловито сновали большие светящиеся шары. Один из них подлетел к Ирине.

  — Так, сразу видно, новенькая… Вы кто? – строго спросил шар. Ирина повернула голову. Вроде, рядом нет никого.

  — Вы это мне?- робко спросила она.

  — Голубушка, а кому же ещё? – ответил приятным мужским баритоном светящийся шар. – Вы какой веры, спрашиваю, будете? Какую религию на Земле исповедовали?

  — Да христианка я, — растерянно прошептала Ирина, — вроде как православная.

  — Ах, православная, тогда всё понятно, — шар на самом деле обрадовался. – Опять сбои в системе. Должны были проявиться в другом месте. Давайте-ка,  я перемещу Вас к вашему порталу.

  Шар тяжёлой, хотя и невидимой,  рукой подтолкнул дух Ирины в спину,  и она прыгнула через темноту снова к свету. Теперь женщина оказалась в самом конце бесконечно длинной очереди похожих на неё прозрачных пришельцев с Земли.

  — Вот вы и на месте. Вставайте сюда, в очередь в Рай. Поздравляю с прибытием, — сказал шар с теплотой в голосе и исчез.

  Впереди Ирины, намного сотен километров, растянулась огромная очередь одинаковых, одетых во всё белое, духов умерших людей. Мысленным взором она увидела конец колоны призраков, который упирался в огромные, ярко раскрашенные ворота. Над воротами висела красивая разноцветная надпись на русском языке: «Христианство. Православие.»

  Оглянувшись, Ирина обнаружила, что рядом с православными, к другим воротам, выстроились последователи иных религий. На одних дверях в Рай было написано на нескольких языках: «Католики». Другие большие ворота оказались украшены вязью из арабских букв. На следующих горели буддистские  символы. Существовало множество самых разных пропускных пунктов, ведущих на небеса, которые уменьшались по мере удаления от основных проходов в Рай. Некоторые представляли собой пещеры размером не больше лисьей норы, к которым, тем не менее, стояли свои очереди.

  Ирина и не заметила, как пока она осматривалась, за её спиной выстроилась длинная шеренга вновь прибывших душ. Смерть не имела привычки отдыхать и с методичностью хорошо отлаженного механизма отправляла свои жертвы в далёкое путешествие.

  Тем временем по земным меркам прошёл год. Очередь медленно двигалась к заветной цели. Ирина успела за подобный  долгий промежуток  времени познакомиться со всеми соседями и рассказала им свою историю. Однако в обратном порядке ей пришлось выслушать множество рассказов оказавшихся рядом душ.

  Прошёл ещё один земной год. Время в небесных сферах течёт намного быстрее, чем на Земле, но, тем не менее,  ждущие райской регистрации заскучали и начали вспоминать анекдоты, иногда не совсем приличного содержания. Слушая очередную смешную историю,  Ирина получила первую небесную эсэмэску. Светящаяся надпись, состоящая из весёлых разноцветных букв, внезапно возникла из пустоты и повисла перед её лицом:

  « Ваш муж, Иван Иванович Петров, сегодня, по земным меркам, был выпущен из мест заключения. Несколькими часами позже Ваш супруг был убит в пьяной драке. С уважением.»

  Надпись немного повисела в воздухе, а затем, видимо устав, несколько раз мигнув, рассыпалась золотым дождём.

  — Ваня, — простонала Ирина и захотела, развернувшись, вернуться на Землю. Но, к удивлению, не смогла сдвинуться с места. До наступившего момента дух Ирины Петровой не обращал внимания на имитацию своего тела, ведь его по земным меркам и не было. А здесь оказалось, что ноги всё- таки существуют и каким-то образом зажаты и закреплены на едва заметной движущейся ленте.

  — Я уже пробовала несколько раз сойти, — обернулась к Ирине, вывернув колени, впереди стоящая Марина из Красноярска, — и так же не смогла. Приглядись, видишь ленту, на которой мы стоим? Мы словно мухи к ней приклеены,  и лента движет нас вперёд. Наверное, чтобы очередь все честно соблюдали. Чтобы толкучки не создавали и не мешали работать. С неё сойти невозможно, коли уж сюда попал…

  Ирине ничего другого  не оставалось, как тяжело вздохнуть и продолжить свой путь среди вспышек яркого света.

  Ещё через полгода по земному летоисчислению, она получила новую эсэмэску, отправленную сердобольными служащими Рая:

   «К сожалению сегодня … июня… года Ваш сын Алексей скончался в результате передозировки наркотиков.»

  Убитая горем Ирина и не заметила, как спустя ещё  год земного времени оказалась возле ворот Рая. Ворота, радостно чавкнув, втянули внутрь себя вновь прибывшую душу. Ирина в один миг оказалась в большой светлой комнате. За белым матовым столом сидел молодой, весь светящийся мужчина с приятным  и одухотворённым лицом. Над головой Продвинутого существа без всякой видимой поддержки висела в воздухе надпись с горящими буквами:

  «Ангел 3-го разряда Михаил.»

  — Добро пожаловать, — широко улыбнувшись и показав на удивление белые зубы, приветствовал Ирину ангел.

  — Здравствуйте, — вежливо поздоровалась женщина.

  — Прошу прощение за маленькую задержку, — не переставая улыбаться, извинился ангел Михаил. – Очень много прибывающих. Не успеваем всех встречать. Штат, понимаете, у нас маленький…

  — Да ничего, ничего, понимаю, — сочувственно кивнула головой в ответ женщина-дух.

  Ангел внимательно посмотрел на Ирину и она почувствовала, что пронзающий взгляд просветил её душу, узнал её жизнь и оценил поступки.

  — Ирина Петровна Петрова, — уверенно заговорил ангел Михаил, после короткого молчания, — Вы на самом деле достойны Рая. Бывают, знаете, ошибки, да и хитрецы встречаются разные… По Вам же сразу видно, что свою жизнь прожили так, как следовало бы и другим. Для Вас ворота Рая открыты. Дежурный!

  Внутри комнаты, возле Ирины возник из ниоткуда ангелочек. Голенький, маленький, розовенький, с крылышками за спиной. Пытаясь не упасть, он усиленно махал крылышками, то чуть поднимаясь, то немного опускаясь.

  — Ангелочек  Илья, — распорядился ангел Михаил, — проведи богоугодную и любезную Ирину в её покои.

  — Как прикажите, — звонко ответил ангелочек  и, как принято в высших сферах, вновь переместил Ирину в новое помещение. Большая комната была обставлена красивой и даже по небесным меркам дорогой мебелью.  По углам помещения для красоты и поднятия духа росли из пола красивые цветы. Вдоль стен, одна напротив другой, расположились две сказочные кровати. С одной из них навстречу гостям поднялся высокий, сурового вида, старик с впечатляющей белой бородой.

  — Я же просил вас, отроки, не надо мне никого… — недовольно заворчал он приятным басом.

  — Вот и прибыли, — заторопился ангелочек, явно стараясь поскорее выполнить порученное ему задание, торопясь неизвестно куда. – Знакомьтесь со своим соседом. Ближайшую пару тысяч лет, до ближайшей запланированной реконструкции, вы  поживёте вместе. Рай, ведь он, тоже  не резиновый. Временно поживёте на подселении, а там всё уладится.

  Неотложные дела так подгоняли ангелочка, что он, забыв попрощаться и не дав возможности задать лишние вопросы, исчез, оставив после себя приятный запах роз.

  — Ладно, не серчай, горемычная, — виноватым голосом извинился старец, — коль нам вместе жить, давай-ка будем мы дружить. Надолго к нам пожаловали?

  — Не знаю… — растерянно прошептала Ирина.

  — Это я так… Шутить изволю-с … Я вот здесь, чай, сотню лет обитаю. Зовут меня Архип. Отец Архип, — поправил себя старец. – Ну, давай, присядем, расскажем друг другу о себе.

  Они присели друг напротив друга и Ирина, непонятно почему, доверилась грозному видом старику. Она рассказала всё о себе старцу, описывая  всю свою трудную жизнь в мельчайших деталях, а Архип внимательно слушал Ирину. Когда женщина-дух закончила свой рассказ, то немедленно почувствовала странное облегчение.

  — Полечил я тебе душу, послушал, — покачал головой Архип и принялся рассказывать о себе. Старцу повезло умереть вовремя, попал он на небеса ещё до революции, до злосчастного семнадцатого года, приняв венец мученичества во время распространения веры среди северных народов России. А до того, как стать монахом, чем только не занимался Архип! И воровал, и грабил, а потом раскаялся в своей грешной жизни и подался в монастырь за искуплением.

  — Пойдём, сестра, на воздух, на природу, — предложил, в свою очередь,  выговорившись, Архип и легко взлетел с кровати под потолок. Ирина тяжело слезла с кровати.

  — А ты, дочь моя, на ноги можешь не опираться, — посоветовал старец, — стоит тебе только пожелать,  и ты тоже полетишь над землицей. Ты ведь всё-таки в Раю, а неизвестно где. Так же и любой предмет, какой пожелаешь, немедленно явится к тебе по твоему зову.

  Ирина попробовала сделать всё так, как подсказал ей монах, и у неё немедленно всё получилось. Не касаясь земли,  две фигуры в ниспадающих белых одеяниях полетели на улицу, оставив за спиной немедленно исчезнувшую, как они вылетели за дверь, комнату. В этом не было ничего страшного, ведь стоило только пожелать, и комната снова бы объявилась, впустив внутрь своих жильцов.

  Архип со своей спутницей оказались среди прекраснейшего сада. Ничего не весящие  ноги ласкала мягкая и шёлковая травка. Солнышко на небе не пекло, а матерински мягко согревало. Всюду, куда не посмотришь,  небольшими подлесками собрались вместе берёзки и пушистые ели. Рай, одним словом.

  В одиночку и группами, беседуя или пребывая в задумчивости, между деревьями стояли или медленно передвигались,  одетые во всё белое, духи праведников. Над ними, весело воркуя и чирикая, летали воробушки и голуби. И ни одной вороны, как заметила сразу Ирина.

  — Мне здесь очень нравится, — ахнула Ирина. От запаха цветов и свежей травы у неё закружилась голова, которой, научно говоря, у неё давно уже не было.

  — Да это что! – радостно сообщил старец. – Ты ещё на речках и озёрах не была, в горах не летала. Вот где красота-то настоящая!

  — Есть пожелания, просьбы? – прозвучал вверху мелодичный голос. Ирина подняла голову и увидела проплывающего мимо на небольшой высоте привычно  светящегося молодого человека, одетого в неизменное белое одеяние.

  — Дежурный ангел, — прояснил ситуацию Архип. – Обращайся к ним, если что нужно будет. Ох, а теперь давай походим, цветочки понюхаем.

  После довольно длительной прогулки, они вернулись в свою комнату, которая возникла согласно желанию там, где Ирина с Архипом в тот момент находились. Едва они вошли в комнату, как в двери влетел голубь:

  — Ирина Петровна, — проворковал он хорошо поставленным голосом, — пора душеньку полечить. Следуйте за мной.

  — Ступай, сестра, полечись, — напутствовал Ирину добрый старик.

  Ирина полетела вслед за голубем над ярко-зелёной травой. Через несколько мгновений они достигли огромного здания, напоминающего одновременно античный храм с мраморными колоннами и красивую православную церковь.

  — Божественная амбулатория, — торжественно объявил вслух название заведения голубь и увлёк за собой Ирину вглубь здания. Среди сверкающего золота и мрамора Ирина не успела заметить, как и когда к ним подлетел обнажённый и упитанный ангелочек:

  — Ирина Петровна, заждались, заждались … Летите, пожалуйста, за мной.

   Ангелочек остановился через какое-то время у нужной двери и здесь передал дух женщины бригаде дежурных херувимов.

   — Ложитесь на воздух. Да не бойтесь, привыкайте, он вас выдержит, — распорядился главный в смене. Ирина исполнила просьбу небесных жителей,  и херувимы закружились над ней. Они запели в один голос сказочно красивую песню, слов которой Ирина так и не смогла разобрать. К концу сеанса душе женщины стало действительно намного легче.

  Полечившись,  Ирина вернулась в свою комнату, где разговаривала с Архипом, пока не наступил новый день, который прошёл так же, как первый. А потом наступил третий день, один в один похожий на предыдущий. Его сменили четвёртый, пятый, шестой и так дни текли до тех пор, пока Ирина не потеряла им счёт.

   Однажды, набравшись смелости, Ирина робко подозвала пролетавшего мимо дежурного ангела, чтобы получить ответы на некоторые мучившие её вопросы:

  — Можно Вас на минуточку?

  Ангел одарил просительницу сверкающей улыбкой и стремительно спустился к позвавшей его Ирине. Из пустоты он создал удобное кресло для духа женщины, не забыв соорудить для себя сверкающий стандартный ангельский стол.

  — Ангел двенадцатого разряда Илья, — представился небесный служитель, — я внимательно Вас слушаю.

  — У меня просьба … Насчёт мужа и сыновей …

  — Ирина Петровна Петрова, — уточнил личность просительницы ангел двенадцатого разряда, — я прекрасно понимаю, о чём Вы спрашиваете. Но ничем помочь не смогу. Вашего мужа и сыновей Вы в Раю не встретите. На данный момент они находятся там, где заслужили право пребывать.

  — Я уже всё поняла, — тяжело вздохнула Ирина, — а разве нельзя хоть свидание устроить или, на крайний случай, одним глазком посмотреть на них?

  — Да Вы что? – искренне удивился ангел Илья. – Ад и Рай никогда не пересекаются, не при каких условиях. Иначе обе структуры могут слиться,  и сложная система мироздания потеряет свою устойчивость.

  — Я же просила о них на Земле, — с горечью и с укором в голосе сказала Ирина.

  — Значит, — улыбаясь обезоруживающей улыбкой, ответил ангел, — неправильно оформили просьбу, если в Вашей жизни ничего не поменялось. Поймите, мы не в силах принять и при этом не потерять всех просьб, приходящих с Земли. Для исключения подобных недоразумений и существуют наши конторы на Земле- церкви, синагоги, храмы, мечети… Хотели получить результат – нужно было всё сделать в соответствии и по предписанию.

  -Прошу, хотя бы одним глазком …

  — Исключено! Да и что Вас, собственно, не устраивает? Ведь Вы получили всё, как было обещано. Вот Вам и солнышко, и травка зелёная, и вечная жизнь … — давая понять, что разговор окончен, ангел рукой свернул блестящий матовый стол, а  собранную форму засунул в складки своей одежды.

  — Постойте, секунду! Ещё я хотела бы увидеть свою бабушку и узнать о родителях.

  — Ваши родители, огорчу немного, там же, где муж и сыновья. А бабушка проходит курсы на ангела первого разряда и закончит перестройку своей структуру лет этак через сто. Всего хорошего! – пожелал удачи ангел Илья и, оттолкнувшись от земли, взлетел. Оказавшись в воздухе, он снова принялся доброжелательно выкрикивать стандартную фразу:

  — Есть пожелания, просьбы?

    -Не люблю я  их,- горячо зашептал отец Архип, подлетев  к Ирине. – Душу потеряли при Переделке, не иначе. Попался бы такой в своё время мне ночью, задавил бы и улыбнулся. И не победишь ведь небесную бюрократию никак! Тьфу! Ох, нельзя так говорить… Не горюй, сестра, не горюй! Пойдём, цветочки понюхаем, к херувимам сходим, пусть душу полечат и память притупят.

  Прошло ещё несколько земных месяцев и Ирину всерьёз начали мучить  непонятные душевные терзания. Лишённая тревог и забот, избавленная от мужа-алкоголика и уголовников-детей, она почему-то лишилась и покоя. Тоска по своим родственникам и прежней жизни превратилась скоро в одну навязчивую идею.

  Она долго размышляла по поводу образовавшейся проблемы и приняла в итоге решение. В один из чудных райских вечеров, улучшив момент и пожелав остаться одна, Ирина захотела  увидеть в своей комнате верёвку с петлёй и та немедленно появилась. Продолжая думать о своих сыновьях, она материализовала из пустоты стул и встала на него. Петля совсем близко от лица раскачивалась в воздухе, призывая совершить хоть какие либо действия. Ирина решительно засунула голову в петлю, а  ногой оттолкнула стул. Она просела на веревке, как будто имела вес и принялась раскачиваться из стороны в сторону. Никакого удушения не последовал. Её шейные позвонки тоже не сломались, а общее самочувствие не изменилось. Ирина продолжала висеть в петле, с надеждой прислушиваясь к своим внутренним ощущениям.

  В  такой пикантный момент, очень некстати, в комнату влетел голубь, а за ним следом отец Архип.

  — Мы заявляем о недопустимости подобных действий, — сухим и казённым голосом заявил голубь, — смотрите почаще Божественное ТВ. Можно записаться в кружок пения или танца. Обратитесь и мы организуем Вам путёвку в любой  соседний экзотический Рай. Но нельзя же так…

  — Кыш, пернатый, — выгнал, замахав руками, из комнаты птицу Архип, а потом вернулся и сел на свою кровать. – Что, горемычная, надоело всё? Тоска заела? Не ты первая, не ты последняя. Вот я тоже пару раз пытался грешным делом. Да не получилось ничего.

   Архип тяжело вздохнул и продолжил:

  — Ночью из старожилов, почитай, каждый второй пытается сделать то же самое, да ни у кого ничего не получается. Вроде бы всё, как обещано – и солнышко, и травка, и вечная жизнь. А всё равно чего-то не хватает. Бывал я и у мусульман, и у буддистов, и у людоедов. Везде одинаково, везде все недовольны. Уж так мы устроены, дочь моя.

  — Помоги мне, — жалобно попросила продолжавшая висеть в петле Ирина.

  — О, а ты ещё висишь? Это запросто. Втяни в себя побольше воздуха, у тебя голова-то уменьшится и сразу из петли выскользнешь.

  Ирина сделала так, как посоветовал старец,  и петля немедленно отпустила её. Она медленно опустилась на пол.

  — Помоги мне, отец, Архип, ведь ты же человек хороший, — застонала Ирина.

  — Умереть? – глаза старого разбойника, вовремя искупившего свои грехи, радостно блеснули. – Да с удовольствием! Может, и меня за такую помощь отсюда попросят!

  С тех пор неразлучная пара днём нюхала цветочки и лечила в небесных амбулаториях души, а по ночам придумывала различные способы покинуть Рай. Они испробовали всё. И нож, и пистолет, и ядовитый газ, и кислоту, и многое другое. Ничего не получалось.

  Но вот, однажды, прогуливаясь под ярким солнышком, Ирина опять  вспомнила о сыновьях и муже. Горький шар внутри её души принялся угрожающе расти, уничтожая все остальные мысли и чувства. Она остановилась, полная тягостного предчувствия. И вдруг светящаяся фигурка … лопнула, рассыпавшись в траву чёрным пеплом.

  Не веря своим глазам, обитатели Рая собрались, образовав большой круг, удивлённо перешёптываясь. А в центре импровизированной  арены громко  засмеялся и пустился в пляс сурового вида старец с красивой седой бородой:

   — Получилось, получилось, у тебя всё получилась! – задыхаясь от переполнявшей радости, кричал Архип. – Душенька моя, голубушка! Значит, и я смогу! Ура! Ты оказалась сильнее всех, сильнее всех правил! Надо только захотеть! Очень-очень сильно пожелать!

  Пролетавшие в тот момент над местом происшествия два ангела зависли над выделывающим невероятные движения старцем.

  — Ещё одна, — с горечью в голосе сказал ангел двенадцатого разряда Илья.

  — Ага, — отозвалась ангел того же разряда Антонина, — не понимаю, как у них такое получается.

  — И всё чаще и чаще.

  — И что их вниз-то тянет?

  — Там очереди, — сообщил ангел Илья, — по сотне лет ждут места в котле или на костре. Уж очень много грешников стало.

  — А здесь всё, как надо, — пожала плечами ангел Антонина, — всё, как обещано. И солнышко, и цветочки, и птички, и вечная жизнь. Ничего не понимаю.

  — И я не могу понять этих людей, — согласился ангел Илья, — вздрагиваю, когда вспоминаю, что до Переделки был одним из них.

  — Это точно, — согласилась ангел Антонина и два ангела разлетелись в разные стороны, привычно опрашивая с небес мириады праведников:

  — Есть пожелания, просьбы?

Рейтинг: +2 Голосов: 2 750 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий