fantascop

Побочный эффект доктора Дрыля

в выпуске 2017/05/04
31 марта 2017 - Михаил Бочкарев
article10752.jpg
Новогодние праздники закончились, но в отличие от других работников городской поликлиники, Виктор Андреевич Дрыль явился на работу в состоянии близком к эйфории. Его столь пламенный душевный подъем объяснялся очень просто. Пока население обильно возлияло и предавалось греху обжорства, в длинную праздничную неделю, он разрабатывал свою уникальную микстуру от простуды и кашля. И наконец, работа была завершена. Изобретение сулило славу и беззаботную жизнь богача, именно поэтому Дрыль так сиял, проходя по коридору к двери своего кабинета. На банкетках уже сидели будущие испытуемые, пациенты с кислыми и несчастными лицами. В их измученных глазах тлела надежда на скорое излечение, а Дрылю было необходимо испытать свой препарат, хотя в душе он не сомневался в успехе.
Первым в кабинет вошел низкого роста мужчина с лысиной и глазами лося объевшегося поганок. Невысокий рост компенсировал невероятный живот, который так и выпирал наружу, грозясь порвать туго натянутый пиджак.
- Присаживайтесь, - сказал Виктор Андреевич, - что у вас?
- Вот, доктор, температура тридцать семь и шесть, жуткий насморк и кашель.  Голова трещит как орех.
- Прекрасно, - обрадовался Дрыль.
- Что-то я вас не понимаю, - угрюмо и гнусаво вздохнул пациент, - чего уж тут прекрасного? Мне на работу никак нельзя. Справку бы и лекарство, только самое лучшее, - и он молящее посмотрел на доктора.
- Вот что голубчик, справку я вам выпишу, безусловно. Я вижу, что вы никакой не симулянт и серьезно больны. Но у меня есть к вам оригинальное предложение. Дело в том, что я изобрел новый препарат от простуды. Эффект должен быть практически моментальным. Но для его серийного производства нужны, сами понимаете, долговременные исследования, заключения экспертов и прочая бюрократическая волокита. Мне же важно знать уже сейчас действует ли он так как я это предполагаю. Вы понимаете?
- Доктор, да мне хоть что, я хоть рыбий жир, хоть машинное масло…
- От вас мне нужно только одно. Полный отчет о течении болезни в период принятия препарата. Уверяю вас он, никоим образом не опасен. Все ингредиенты растительного происхождения, и вреда причинить человеческому организму не могут. И так вы согласны поучаствовать в этом эксперименте?
- С радостью.
Виктор Андреевич достал из своего чемоданчика заранее приготовленный флакон с микстурой и выдал толстяку. И таким образом, в течение всего рабочего дня, а так же в последующие дни Дрыль под разными предлогами, используя уговоры и даже порой угрозы распространял свой препарат среди больных. Отказывались от новой чудодейственной микстуры не многие и это обстоятельство воодушевляло. Приближался конец недели, а следовательно время отчетов и Виктор Андреевич с нетерпением ждал. Однако никто из пациентов, получивших препарат,  не явился к нему на прием. Настали выходные и Дрыль почувствовал в душе какое-то уничтожающее его опустошение и близость провала. Мечта грозила обернуться крахом, бездонным котлованом наполненным пеплом, куда летели все амбиции, загородный дом, яхта, банковский счет и девушки на южных берегах. Два выходных дня Виктор Андреевич погрузил в одинокое поглощение коньяков и виски, которых скопилось у него дома не мало. Все это были благодарные подарки пациентов. Доктор угрюмо пил и смотрел в окно. И допился почти до беспамятства. Однако вновь, как это и бывает всегда, случился понедельник и Дрыль, испытывая похмелье невероятное, пришел на работу и сел в кабинете мрачный и темный с ощущением приближающегося конца. Пил он редко и этот внезапный запой сказывался в нем ужасной депрессией. В душе он уже похоронил свой препарат. От этого ничего ему не хотелось и всё в мире было безразличным и тусклым. В дверь постучали и доктор, высохшим горлом сипло сказал:
- Войдите, - сам же  тупо уставился в стол, не понимая, зачем живет и что здесь делает. Ибо удел бездарей и проходимцев – погибель, думал он, скорбно созерцая крошки поверх стекла, а под стеклом прошлогодний календарик.
- Значит так, доктор, или вы вернете меня в нормальное состояние, или на нас в полицию напишу за ваши фокусы! – услышал он.
Ну, вот началось, - подумал Дрыль. Он поднял глаза и вздрогнул.
На стуле, предназначенном для пациентов сидело существо с вытянутой мордой и черным блестящим носом. Его покрывала шерсть, а окрас выдавал явное родство с барсуком. Это в сущности и был барсук, только очень крупный и в пиджаке.
Ну вот, допился, - понял доктор, - галлюцинации мерещатся.
- Вы мне на прошлой неделе выписали микстуру от кашля, - сказал барсук, - и вот поглядите, что со мной стало.
- Что? – ошарашенно спросил доктор.
- Вот это! – и жирный зверь, спрыгнув со стула продемонстрировал себя, описав круг, - Я превратился в барсука!
- Так значит это не галлюцинации?
В этот момент за спиной доктора послышался тревожный стук в оконное стекло. Он резко обернулся. За окном слегка помахивая руками, как крыльями, висел в воздухе еще один пациент, которому он выписывал своё лекарство. Доктор на ватных ногах подошел к форточке и открыл её. Пациент по фамилии Фабричный влетел в кабинет.
-Ну, знаете, профессор экспериментатор. Это уже через-чур! Я уже пятый день приземлиться не могу от вашей микстуры.
- Ну а кашель то у вас прошел? – спросил доктор, словно во сне. И оба его пациента синхронно ответили:
- Прошел!
Следующей в кабинет явилась женщина Зинаида Гроздь. И пожаловалась на внезапную окаменелость. И действительно была она теперь вся на вид как скульптура из Эрмитажа каменно-мраморная. Потом заявился студент Лыськин, он стал прозрачным и никто его почти не замечал, а только прохожие шарахались от самостоятельно шагающих по улицам одежд. Пациенты не хотели покидать кабинет Дрыля и требовали микстуры обратного превращения. Все грозились подать на доктора в суд за незаконные эксперименты над людьми или просто убить, без суда и следствия. Но больше всего доктора поразила следующая посетительница. Женщина, которую Дрыль отчетливо помнил, что на приеме у себя не имел и лекарства своего не выдавал, ворвалась в кабинет, держа в руках двадцати одно дюймовый телевизор. Она поставила его на стол и включила в розетку.
- Верните мне мужа! – заявила она.
- Простите? – бледный доктор уже понял, что сошёл с ума и все происходящее это сон.
- А вот полюбуйтесь, - с этими словами она щелкнула пультом и экран телевизора расцвел цветными красками. Тут же на экране появилось встревоженное лицо человека, которого на сей раз, доктор узнал мгновенно. Это был пациент Заядлый Иван Сергеевич, известный в городе всем и каждому. Он заведовал районным ЖКХ. Заядлый смотрел прямо с  экрана и моргал.
- Люся!  - закричал он ты,-  что ж наделала?  Просил же только не на этот канал.
Послышалась стрельба и на заднем плане засвистели протекторы черного джипа, из которого высыпались бритоголовые детины. Это был очередной бандитско-ментовской сериал. Они принялись палить почем зря и грязно ругаться, но в этот момент, Люся, жена Заядлого, успела переключить канал. Теперь её муж находился в пустыне в потрепанном костюме и без ботинок в одних носках он стоял, озираясь по сторонам. Возле него стоял громадный носорог и критически осматривал.
- Мотай дальше! – закричал Иван Сергеевич испуганно.
Следующей была передача «Час суда», Заядлый находился за решеткой, а в возле него стояла заплаканная женщина и, тыча пальцем в его уставшее и опухшее лицо, кричала:
- Вот он! Насильник! Он это!
- Боже что с ним? – опомнился, наконец , Дрыль.
- У него телевизионная лихорадка, – зарыдала женщина и упала на колени, - Верните мне мужа!
К вечеру кабинет доктора был полон его пациентами. С ними всеми произошла беда, и беда своя уникальная. Кто –то стал пятнист, как жираф, кто то оброс зелеными водорослями, у пациента Фокина обнаружился нестерпимый мысленный зуд, а пациентка Первомайская начала ощущать   расстройство реальности. То она попадала в лето, то в весну, а то и вообще на неизведанные планеты и общалась там с существами, которых и описать невозможно. У одного обнаружилась повышенная треугольность, а у другого – рыбий хвост и жабры. А пациент Вертухаев вообще попал в бесконечность  времени и пространства. Он все время исчезал и появлялся, рассказывая небылицы из прошлого и будущего. Предрекал великие катастрофы и грозил пальцем в потолок. И по всему было видно, что он уже не человек, а нечто необъяснимое, вроде квантового парадокса или феномена Мирина Дажо, который протыкал себя шпагами, совершенно от этого не страдая.

- Вероятно, это побочный эффект, от принятия моего препарата, - согласился, наконец, Дрыль.
Дикая компания, собравшаяся в кабинете, окружила доктора и по всему было видно, что ничего хорошего его уже не ждет, но один из пациентов, вдруг рационально предложил:
- Постойте, что же получается? Мы его сейчас казним, и есть за что, но что же будет с нами? Мы так и останемся нечеловеческими уродами? – он возмущенно посмотрел на свой нос, который теперь напоминал хобот слона, но при этом имел характерные клапаны гобоя.
- И действительно. Нельзя его убивать. Пусть изобретает противоядие! – подтвердила пациентка Зойкина, превращенная в аквариумную жабу.
В итоге в ходе голосования было решено Дрыля отпустить домой на три дня, в течение которых он должен был изготовить микстуру обратного действия. А так же Дрыль письменно обязался уничтожить все остатки своего препарата, что бы больше ни один человек не пострадал, от его кощунства. Виктор Андреевич, все подписал и отправился домой. По дороге он вылил остатки своей микстуры в реку и туда же выбросил бутыль, горестно при этом утерев слезу разочарования. Ледяной поток поглотил его надежды, а Дрыль, ощущающий от переживаний и стресса озноб, двинулся домой. Он чувствовал, что сам заболевает. Со всех сторон дул ледяной ветер, перед глазами стояли изуродованные его гением пациенты и он понял, что ему срочно надо выпить горячего чая, иначе он сляжет с температурой, а ведь ему еще надо было создать лекарство от побочного эффекта.
Наконец дома, он заварил чая и сделав несколько обжигающих глотков, вдруг с ужасом вспомнил, что воды реки, проходя незначительную предварительную обработку, попадают в местную систему водоснабжения. Он отчетливо уловил в чайном вкусе специфические нотки своей микстуры. Терпкий запах чабреца и горного тархуна, и самое главное - особый вкус секретного вещества. Он почувствовал, как болезнь, только собравшаяся на абордаж его здоровья, бессильно отступает и вместе с этим, с ним происходит что-то совсем новое. Стоя возле оконного стекла на кухне, он видел свое отражение, как в черном зеркале. Он начал раздваиваться и вот уже на кухне он стоял не один. Рядом с ним появился точно такой же доктор Дрыль. Идентичный близнец. Они посмотрели друг на друга и синхронно произнесли:
- Невероятно! Что же теперь будет с городом?
За окном была видна соседняя многоэтажка. В окнах квартир, горящих желтыми глазницами, метались какие-то тени, с улицы донесся истошный нечеловеческий крик, завыла сигнализация и два доктора увидели, как над детской площадкой, размахивая огромными перепончатыми крыльями, пронёсся изумрудный дракон, с которого осыпались ошметки порванной в клочья ночной пижамы…

Похожие статьи:

РассказыКак открыть звезду?

РассказыЛизетта

РассказыНезначительные детали

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

Рейтинг: +1 Голосов: 1 546 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Мария Костылева # 1 апреля 2017 в 00:47 +3
Мне понравилось! Плюс smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев