1W

Подписант, или Все пути ведут в рай

в выпуске 2015/06/22
23 января 2015 -
article3427.jpg

          После того как было доказано существование рая и ада, загробной жизни, посмертного воздаяния, в человеческих буднях произошли некоторые изменения – церковь окончательно воссоединилась с государством, и стала активно вмешиваться в дела его граждан.

          Сам я был далек от какой-либо религиозности, поэтому несколько насторожился, когда меня вызвали в ближайший храм для разговора. Я по возможности попытался бы уклониться от подобной встречи, но после того как все граждане от мала до велика были объявлены верообязанными, совсем не пойти было нельзя.

          ***

          Встретивший меня служитель был молод, его уверенный вид располагал к себе. Он не стал начинать издалека:

          — Позвольте себе быть откровенным, вы верите в Бога?

          Я был готов к этому вопросу, но все-таки не смог ответить сразу.

          Молодой служитель ободряюще улыбнулся:

          — Вы, наверное, опасаетесь, что эта беседа обернется душеспасительной проповедью, что я буду пытаться, кхм, раздуть искру веры в светильнике вашей души. Хочу вас успокоить, это совершенно не так. Когда вы созреете — вы сами придете поговорить об этом. Души многих мирян сейчас смущены и даже те, кто никогда не помышлял о религии, начинают задумываться о том, куда их поступки приведут после смерти. В рай или в ад.

          — Не скажу, что не думал об этом, — признался я. — Однако что ж, я ничем не хуже и не лучше остальных. Так что после смерти я, наверное, буду там, где будет и большинство. И от того верю я или нет, ничего ведь не изменится.

          — Вера всегда была основой религии, однако после того как некоторые положения, воспринимаемые прежде как постулаты, оказались подтверждены официальной наукой, все изменилось. Сейчас стало уже невозможно не считаться с тем, что наша жизнь не ограничивается только видимым миром. Многие до сих пор имеют самые смутные представления о происходящем, поэтому мы хотим донести новое знание до как можно большего числа мирян.

          — Для этого ведь имеются проповеди.

          — Это так, но вы же, наверное, не ходите в церковь?

          — Я смотрю их по телевизору, — соврал я.

          — Это похвально. Однако, телевизионное слово, совсем не то, что живое. Кроме того есть некоторые вопросы, которые лучше обсудить в личной беседе, с глазу на глаз. И здесь я бы хотел уже перейти к сути нашего разговора. Вы, конечно же, слышали о том, что в последнее время людей на земле стало как то уж слишком много. Сейчас говорят, что все не так страшно и большая часть проблем может быть решена. Но есть факт, который не учитывается критиками теории перенаселения — проблема скученности, нехватки места и ресурсов, весьма актуальна не только для живущих, но и для умерших.

          Молодой служитель несколько секунд помолчал, то ли держа паузу, то ли собираясь с мыслями.

          — Видимо, — продолжил он, — первоначальный План не были рассчитаны на столь длительное исполнение. После того как Господь окончательно потерял интерес к людям и отошел от дел, все продолжало двигаться как бы само собой. Вы, наверное, и сами это заметили. Из загробного мира предпочитали не вмешивалась в дела живых, а люди, предоставленные сами себе, продолжили плодиться и размножаться. Нас стало много, настолько много, что в раю уже сейчас ощущается заметная нехватка места. Это проблема «завтрашнего дня», в церковных кругах ее принято называть «проблемой десятого часа». Считается что к 2200 году, ну вы понимаете «22:00», население земли достигнет критической для загробного мира отметки в десять миллиардов.

          — А я всегда думал, что грешников больше чем праведников.

          — Все мы так думали. Но правила, оказывается, были не столь строги. В ад попадает очень незначительная часть людей, может быть менее одной сотой процента — лишь те из нас, кто превзошел остальных в смертных грехах, причем — сделал это своим выбором.

          — То есть, вы хотите сказать, что я непременно попаду в рай?

          — Я бы даже сказал, что у вас нет шансов туда не попасть. И если позволите, я бы предложил в нашем дальнейшей беседе воздержаться от употребления слов «рай» и «ад». Лучше использовать синонимы. Это позволит избежать ненужных стереотипов.

          — Что-то вроде «эдем» и «преисподняя»?

          — Рекомендуется «горнее селение» и «яма».

          — Как же, вы говорите, что горнее… селение… и без того переполнено. Значит, следует ожидать ужесточения правил. Даже если туда не будут принимать лишь одного из ста — вряд ли найдется столько упертых грешников, чтобы покрыть этот процент.

          — Нет, правила установленные Им никто менять не может. Они незыблемы. Но эту проблему действительно придется как-то решать, и решать общими усилиями. Сейчас это пока не афишируется, но в этом деле участвует и третья сторона. Там, в яме так же обладают правом голоса. И для того чтобы попытаться перенаправить людские потоки принято совместное решение возродить институт искушения…

          — Погодите-погодите… — до меня начало доходить, — а вы сами-то, в какой канцелярии изволите служить?

          Только теперь я обратил внимание, что одеяние молодого человека совсем не походило на облачение священника, вместо рясы на нем был костюм, рубашка без галстука была застегнута на все пуговицы.

          — Вы предвзяты, — ничуть не смутился «голос церкви», — ищете подвох там, где его нет. Подобные беседы, как наша с вами, утверждены сверху, но, по понятным причинам, не совсем официальны. Основная заинтересованная сторона в решении этого вопроса, конечно же, находится там, в эмпиреях, но вся инициатива исходит «снизу». Видите – я вполне с вами честен.

          — Они хотят решить свои проблемы, позволив Сатане легально скупать души? – я был удивлен подобной банальщине — продать место в раю там, за рай – здесь? Вопрос на сто миллионов долларов.

          — Сейчас так не делают. Уверяю вас. Это не выгодно.

          — Тогда, для чего вы пригласили меня?

          — Я сказал, что никто не станет покупать вашу душу, но это не значит, что в ней не заинтересованы. Вы же понимаете, что официальная церковь не можем склонять вас к тому, чтобы вы действовали против себя. Наша цель постараться заставить вас сделать выбор. Искушение – это испытание тем, что выходит за рамки вашей обыденной жизни. Оно призвано нарушить инертное равновесие вашего существования. То, как вы распорядитесь своим выбором — повлияет на вашу посмертную судьбу… Полной информации по тому, как все это будет происходить пока нет, но я привез с семинара буклеты, в которых содержится некоторая предварительная информация. Мы начинаем подыскивать кандидатов для этой программы уже сейчас.

          — Но, при существующих правилах, сумма искушения должна быть очень высока. Что такого вы можете мне предложить?

          — Все зависит от того, что вы сможете себе позволить.

          — Разве это будет не бесплатно? – искренне удивился я.

          — Вы же понимаете, все имеет свою цену.

          — Если не душа, что еще они могут взять с меня?

          — Часть вашей земной жизни. Годы и месяцы, из числа тех, что вам осталось прожить. Раньше этот способ расчета не был распространен, но сейчас, сами понимаете, медицина дает нам такую возможность.

          Я понимал это очень хорошо:

          — Не вижу своей выгоды. Зачем мне то, чем я не успею насладиться в полной мере.

          — Вы будете вольны сами определить сколько потратить. И если вы посмотрите, что имеете сейчас, и что можете получить, то выгода сделки покажется вполне очевидной.

          — То есть, я смогу узнать, сколько мне осталось жить? Такая информация сама дорого стоит.

          — Скажите это, когда узнаете. Но должен сразу предупредить, что в расчет будет приниматься только «чистое время» — то, что было отпущено на ваш век Господом.

          Это уточнение прозвучало крайне подозрительно, но меня в тот момент больше заботило другое:

          — Вот вы говорите, что я получу что-то от ада и при этом туда не попаду?

            — Вы получите «что-то» не от ада, а от конгломерата умертвия. Попадете же туда, куда заслуживаете, куда вас определит высший суд. Смысл искушения заставить вас самого сделать этот выбор.

            — Что ж, кажется, это справедливо. Если бы я не был научен горьким опытом двух невыплаченных кредитов, я бы сказал что готов подписать хоть сейчас.

          — Вы даже не хотите узнать, в чем здесь подвох?

          — Подвох? Я думал подвох в том, что у меня заберут оставшиеся годы жизни и потом возможно посадят голой задницей на раскаленную сковороду.

           Молодой служитель сделал вид, что не заметил моего возбужденного состояния.

          — Это даже не подвох, скорее, так, деталь. Дело в том, что если вам суждено будет попасть в горнее поселение, то вы будете обитать,… как бы это сказать,… не в его центре, а — на окраине…

          — Погодите-ка… Что это такое значит?

          — Это то, о чем я говорил вам в самом начале. Когда в раю,… Прости меня, Господи!.. в горном селении… стали испытывать затруднения с местом и персоналом, из ямы предложили свои услуги. В настоящее время в яме,… хм,… внизу — создается филиал рая. Конечно же, это только аренда места и выполнение кое-каких технических работ. Все контакты будут только с настоящими ангелами, со стороны рая обещан строгий контроль и внимание к деталям.

          — Однако при всем при том, обитая в этом «раю», я буду постоянно ощущать запах серы, — саркастично заметил я.

          — Уверяю, вы даже не заметите подмены — особенно не имея возможности сравнить. Я видел демонстрационные фильмы – отличить не возможно.

          — Но знать-то я буду.

          Молодой служитель пожал плечами.

          — С чего аду вдруг браться за работу, которая противоречит его естеству? – не унимался я.

          — Может быть здесь присутствует тоска по прошлому, по тем временам, когда Сатана еще не был сброшен с неба. Кроме того, работа есть работа. Это может быть не совсем те слова, которые я сказал бы вам раньше… Но вы же не верите концепции абсолютного зла?

          — Нет… Наверное нет.

          —  Мне кажется, в этой сделке присутствует некий извращенный эстетизм. После смерти люди попадают в загробный мир именно в том виде, в котором они умерли. Поэтому в аду, ставя подобные условия, рассчитывают, что к ним  будут попадать по большей части крепкие, привлекательные, а главное, молодые люди. Юнцы не ценят того что имеют, поэтому готовы платить за минутные удовольствия очень высокую цену, люди же постарше выбирают в основном одно – молодость. Ну что, я вас убедил? Вы готовы посмотреть наш прейскурант?

          Я, давно ожидая этого вопроса, с готовностью кивнул.

          — И учтите,… – молодой служитель, дружелюбно улыбаясь, протянул мне руку для пожатия, — кровью подписывать ничего не придется.

          ***

          Когда дождавшись срока, я вновь пришел в офис церкви, готовый подписать договор, мне сказали, что моя кандидатура отклонена. Оказывается, я должен был умереть еще шесть месяцев назад, и сейчас жив только благодаря таблеткам.

          Такие дела.

Рейтинг: +1 Голосов: 1 417 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий