1W

Последние ученые

в выпуске 2014/09/25
article2162.jpg

  Рано еще людям в дальний космос, не готовы. Станция "Мистраль" тому ярчайшее подтверждение. Так хотели земляне, чтобы она была надежной, так старались. Место выбрали подальше от звезд, планет, пылевых скоплений — любых потенциальных неприятностей. Все системы станции дублировались и саморемонтировались, запасы воздуха, воды, продуктов, запчастей и всего остального просто огромны, есть защита от радиации, хотя в этих местах жесткие излучения едва улавливается чувствительными приборами. Метеоритов здесь нет, даже пыли, но база от них защищена — ощетинилась радарами и пушками. В избытке, некоторые инозвездные гости всерьез интересовались, с кем война.

  От всего убереглись, но не от глупости. Впрочем, были бы умными, не ввязались бы в авантюру с межзвездным торговым поселением. Да, не все жители глубокого космоса способны посещать Землю через гипершунт, но не велика беда, можно было и дальше торговать с ними через посредников. Так ведь напрямую несколько выгоднее и гораздо престижнее, заодно можно занять местечко на пересечении будущих торговых путей.

  И вот, пожалуйста, сингулятор — изделие цивилизации Гайн-84, купленное через пятые руки, чтобы перепродать в шестые. Что-то он мог делать с пространством и материей очень интересное, только специалистам понятное. И потенциально опасное, потому сингулятор не трогали, думали, что если его не включать, то ничего не будет. А он, оказывается, мог включаться сам собой, что и сделал. Черт знает, почему, может быть понравился ему очень чистый вакуум вокруг станции или по другой причине — не исключено, что сингуляторы на самом деле существа, а не изделия. Как бы то ни было, в результате полетели мезисторы — важнейшие детали управляющих систем генераторов, гипершунта, межзвездной связи. Хорошо, что система жизнеобеспечения и компьютеры работают, но без энергии и связи беда.

  Автоматика подняла по тревоге персонал, в том числе Антона, он успел в координаторскую первым. За ним примчался расхристанный, перепуганный и босой Кьо, уставился на монитор, шевеля губами и все шире открывая раскосые глаза. Потом явилась Валентина в розовом махровом халате и ушастых тапочках. И с распущенными волосами, сегодня выкрашенными в молочно-белый цвет, потому выглядела особенно живописно. Новости она узнала с наладонника, так что была уже напугана.

  А пульт-то в координаторской всего один, даже кресло перед ним одно, хотя инструкции требуют, чтобы по тревоге все кооридинаторы собирались здесь. Опять недодумали, чего стоило пару лишних пультов поставить. Пришлось Антону и Кьо работать с наладонников, кресло уступили даме.

  Принялись разбираться, запускать инженерные программы, которые советовали одно и то же — поменять отказавшие блоки. Но менять не на что, запасные блоки сингулятор тоже спалил. Оставалось только экономить энергию и ждать помощи. Однако пока еще на Земле сообразят, что здесь проблемы, пока разберутся с ответственностью, решат, что делать. А энергии аккумуляторов хватит на восемь суток с небольшим, как ни экономь. Можно добыть ее еще как-то, например химическим способом из обширного запаса реагентов, а дальше что? Была бы рядом звезда, развернули бы солнечные батареи, но хотели как лучше...

  Координаторы возились с инженерными программами, выискивая, где бы добыть лишнюю энергию. Может быть, протянут не восемь суток, а девять, даже десять, но вдруг помощь так и не придет? Об этом Антон старался не задумываться, чтобы руки не дрожали.

  Неожиданно станцию вызывали по радио. Потом и радары уловили в половине световой секунды объект, которого раньше не было — прилетел кто-то! Сигналил на нескольких межзвездных "языках" сразу, три из них главный компьютер станции знал, выдал расшифровку. Просьба о помощи.

   — Мало нам своих проблем! — возмутился Кьо. Но осекся под гневным взглядом Валентины.

   — Это может быть выход, — сказал Антон, отправляя гостю стандартный ответ с наладонника. — Мы им поможем, тогда и они нам помогут — хотя бы сообщат на Землю, что у нас проблемы!

   — Странно, — покачал головой Кьо. — За все время никто не прилетал и не шунтировался без предупреждения, и вдруг, да еще когда у нас сингулятор… Может и эти не случайно? Может и наши проблемы из-за них? Пираты или мошенники...

   — Ерунда, — перебила Валентина. — Скорее у них проблемы из-за нас. Из-за сингулятора.

  Завязались переговоры с незваными гостями, выяснилось, что они представители цивилизации Оц. С землянами их раса почти не контактировала, потому что нечем торговать, однако описание в базе данных станции нашлось. А ведь гости планетарная форма разума, их можно смело называть инопланетянами, а не вынужденно размытым термином "инозвездники". То есть, почти родня людям. Внешне похожи на плотные сети из узловатых щетинистых веревок, живут в глубинах кислотных океанов, но по сравнению с обитателями нейтронных звезд или межгалактического вакуума все же свои. Особенно Антону понравилось, что в сделках честны, в помощи не отказывают, а слово "ксенофобия" на языки их расы переводится с трудом.

  Также оказалось верным предположение Валентины: проблемы у гостей случились из-за каких-то только специалистам понятных "скачков в параметрах пространства". То есть, сингулятор виноват, хотя лучше пока не признаваться. Гости большинство неполадок на своем корабле исправили, но, чтобы летать в подпространстве без опаски, не хватает одного сложного элемента. Однако его можно заменить на упрощенный механический аналог, чертежи гости прислали. Детали странные, больше похожи на кости чьего-то скелета, хотя не слишком сложные. К тому же много стандартных — совершенно одинаковых плоских крючков с петельками. Гости сами бы управились, если бы не требовалась микронная точность, на их корабле труднодостижимая.

   — Не сложнее механических часов с кукушкой! — радовался Кьо. — Наши роботы за час настрогают! Тем более, что нам самим собирать не надо, как я понял, только детали сделать, они сами соберут!

   — Тогда почему они сомневаются, что мы управимся? — хмурилась Валентина. — Почему пишут: "Если у Вас есть необходимые материалы и/или средства обработки"?

   — Из вежливости! — не унимался Кьо. — Можно у них спросить! Спроси!

  Антон бы так и сделал, но засомневался:

   — Не нарушить бы нам самим какие-то правила вежливости.

  Снова открыл файл со статьей про цивилизацию Оц. И быстро решил:

   — Не надо спрашивать. И так понятно: эти оц… оцеиты...

   — Оциане! — нетерпеливо поправила Валентина.

   — Ну да. Оциане живут в кислоте… точнее — в смеси кислот, их корабль тоже бочка с этой смесью, а она очень едкая, в ней большинство материалов не выдерживают.

   — С нами те же проблемы, — заметил Кьо. Действительно, земная атмосфера не устраивает многих инозвездников из-за кислорода и влаги.

   — С ними проблемы еще серьезнее. Кислота какая-то особо едкая.

   — Наделаем деталей из чего-то кислотоустойчивого!

   — А есть такое?

   — Сейчас проверю! Ой… — Кьо аж как-то просел. — Есть, но… Но таких материалов всего одиннадцать! Вообще, во вселенной!

  Ничего себе. Обычно, если запрашиваешь, из какого материала можно изготовить деталь, инженерная программа выдает миллионы вариантов, а то и миллиарды. И вдруг всего одиннадцать.

   — Как же оциане построили цивилизацию?! — поразилась Валентина.

  Кьо разъяснил:

   — Семь из этих одиннадцати материалов с их планеты. А у нас на станции… только небесная твердь, два грамма в порошке.

  Оциане снова вышли на связь. С прямым вопросом: есть ли на станции подходящий материал?

  Антон ответил честно: "Нет, но решение ищем". Следующий вопрос оциан был обидным: "Земляне все еще умеют искать решения?" "Конечно умеем", — заверил Антон. Но гости сомневались: "Когда цивилизация среднего развития начинает обмен или торговлю с цивилизациями высокого развития, для нее исчезает необходимость искать решения, потому что появляется возможность использовать готовые решения. Исчезают ученые и научное мышление". Не уважают они землян.

  Подключился начальник станции Гусман, он, оказывается, все время был на связи:

   — У нас есть ученые! Этот, Леруа — биохимик! Я пришлю его к вам.

  Антон гордо сообщил гостям, что ученые у землян есть. А Валентина засомневалась:

   — Разве биохимик нам поможет?

   — Все-таки химик, и проблема все-таки с кислотой, химическая, — спокойно сказал Гусман. — В любом случае, никого более подходящего нет.

  Кьо тем временем ввел данные про кислоту в инженерную программу, решения не нашлось. И чем поможет человек там, где бессилен специальный софт?

  Явился Леруа. Лет тридцати пяти, средне сложенный, остроносый, тонкогубый, глаза с прищуром. Увидев Валентину, озадаченно поднял брови, потом беспокойно нахмурился — видать, понял, что если координатор приходит на работу в махровом халате, значит на станции большие проблемы.

  Антон ввел ученого в курс дела, тот, едва дослушав, подал идею:

   — У оциан на корабле нет одного из тех семи материалов? Впрочем, они бы сами предложили.

   — Все же спрошу, — решил Антон.

   — На складе станции много материалов, — спокойно, тихим голосом продолжал Леруа. — Как образцы товаров для межзвездной торговли, и далеко не все из них есть в базах данных инженерных программ — там только те, которые более-менее широко используются, проверенные. А на складе все подряд, включая редкие. Нужно посмотреть, вдруг найдется достаточно инертный.

  Хорошая идея. И простая, коородинаторы могли бы сами додуматься. Даже стало за себя обидно, потому Антон возразил:

   — Там этих материалов тысячи, пока все проверим...

  А Леруа согласился:

   — Да, потому все проверять не будем. Первым делом исключим те, которые есть в базах данных инженерных программ. Из оставшихся сначала опробуем высокоструктурные, потом керамику, потом жаростойкие и огнестойкие сплавы. Остальные не имеет смысла проверять.

  Пришел ответ оциан: ни одного из тех семи материалов у них на корабле нет. Конечно же, есть стойкие к их любимой кислоте, но они неустойчивы во всех остальных средах, распадаются. Медленно, однако точные детали выйдут из допусков за секунды.

  Леруа философски хмыкнул и занял место за пультом — Валентина уступила не возражая, даже суетливо. На ходу, без подсказок разобравшись с координаторским интерфейсом, ученый подключился к химической лаборатории. Антон и другие координаторы восхищенно наблюдали на экране: сложно устроенная неглубокая чашка, лабораторный робот уронил в нее пипеткой каплю, которая, не долетев дна, зависла в воздухе. Робот добавил к капле вторую из другой пипетки, третью из третьей, Леруа комментировал:

   — Смесь кислот из океанов Оц разъедает все, потому ее не в чем хранить. Приходится подвешивать в магнитном поле, прямо на весу готовить смесь. Вижу, все работает. Есть, кому проверять образцы?

   — Да, — ответил Антон. Вызвал лаборанта, объяснил ему задачу.

  Тем временем Леруа подал еще идею: взять у оциан их материалы, инструменты на длинных рукоятях, наготовить побольше кислоты и вырезать детальки прямо в ней, чтобы не выходили из допусков. Прогнали идею через инженерную программу — и сработало! Обычный робот-инструментальщик справлялся. Конечно, рукояти, которые будут торчать из кислоты на воздух, постепенно разрушатся, брака выйдет немало, тем не менее, оциане получат, что просят.

  Еще Леруа предложил сделать детали из обычных материалов, а потом покрыть тонким слоем небесной тверди, но сам же идею отверг: небесная твердь слишком инертна, ни к чему не липнет. А вот прямо в кислоте работать — другое дело.

   — И почему инженерная программа до этого не додумалась? — удивлялся Кьо. Хотя чему тут удивляться: у компьютеров нет воображения, они только и могут, что комбинировать готовые технологии.

   — Все-таки у нас есть ученые, — с придыханием восхитилась Валентина.

  А Леруа согласился печально:

   — Да, остались еще. Последние.

   — Как?! Есть же химики, физики...

   — Есть, — грустно покивал Леруа. — Специалисты, энциклопедисты, знатоки. Но почти не осталось исследователей. Если сравнить со старыми временами… Когда мы построили гипершунт и начали торговать с инозвездниками, то оказалось, что во вселенной много цивилизаций. Иные из них очень древние с очень древней наукой. И почти все исследования, какие только можно вообразить, уже кто-то где-то сделал. Если хочешь что-либо узнать, достаточно заплатить инозвездным торговцам. А иногда — просто спросить. В любом случае, покупать готовые знания дешевле и быстрее, чем исследовать самим. Да еще инженерные программы — да, они пользуются готовыми решениям, но этого почти всегда хватает. Когда расширим базы данных, будет хватать всегда. Большинство людей разучились мыслить, как исследователи. За ненадобностью. Только биологические науки все еще двигаются. По той простой причине, что земная жизнь уникальна, как и любая другая жизнь, у инозвездников не могло быть про нее знаний. Они даже покупают наши знания, хотя больше из чистого любопытства. Именно потому, что наша биология уникальна, ее трудно приспособить где-то, кроме Земли. И даже биологам недолго осталось считаться учеными: мы получили от инозвездников инструменты, универсальные модели. Скоро исследуем все до конца, получим ответы на все вопросы до единого и станем знатоками, а не исследователями.

  Он говорил все также спокойно, тихо и размеренно. Не отрываясь от работы — прогонял на инженерных программах изготовление оцианских деталек.

  Координаторы слушали молча — впечатлила речь ученого. Антона — до холодка внутри.

  Потом Леруа вызвал Вольц — лаборант, который проверял образцы материалов:

   — Я, вроде, все перебрал. Больше ничего смотреть не надо?

   — Все разъедает? — спросил Леруа.

   — Ну. Металлы чуть не взрывались, керамику тоже разъедало по-разному.

   — По-разному? — заинтересовался ученый. — Что значит — по-разному?

   — Ну, на какой-то аж кипит кислота, на какой-то чуть булькает.

   — Уточните, пожалуйста, какая керамика реагировала с кислотой слабее всего. Можете даже повторить проверку.

   — Ну, пожалуйста, вот она — образец номер сто двадцать три, сверхпрочная высокоэнтропийная керамика Гуера.

  На экране возникла знакомая чашка с зависшей в ней каплей, к капле прикоснулся зажатый в манипуляторе робота белый цилиндрик… И ничего не забулькало.

   — Ты смотри! — воскликнул лаборант. — А первый раз шипело! Чуть, но были пузырьки!

   — Должно быть, грязь на поверхности, — рассеяно заметил Леруа, что-то проверяя на своем наладоннике. — Пыль осела, или кто-то рукой схватил. Да, высокоэнтропийная керамика действительно может… Материал, с которым уже все произошло, потому он ничего не боится. Очень низкий потенциал Гиббса… И перспективный же был материал — с полсотни статей по нему, диссертации… Практически, утерянное знание нашлось.

  Антон, не долго думая, убедился, что этой керамики достаточно на складе, заказал роботам оцианские детали из нее. Предложил:

   — Ну что, попросим оциан, чтобы вызвали к нам помощь?

   — Лучше потом, когда убедятся, что детали хорошие, — вмешался Гусман.

  Потом, так потом, начальству виднее.

   — Вот видите, жива наука! — радовалась Валентина. — Даже инозвездникам нос утерли! У нас такая керамика, какой ни у кого нет! Мы даже можем ей торговать!

  Леруа печально улыбнулся:

   — Если это крупный успех земной науки, то у нее нет будущего. Только славное прошлое.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 840 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Евгений Вечканов # 25 сентября 2014 в 13:11 +3
Наука жива и будет жить!
Плюс. Очень хорошая тема!
Дуров Алексей Викторович # 25 сентября 2014 в 16:31 +2
Наука будет жива, пока все тайны не откроет. А потом… Потому люди станут богами laugh .
Евгений Вечканов # 26 сентября 2014 в 14:16 +3
Все тайны не откроет, их слишком много.
А богами лучше не становиться:
Марк Твен:
Если Бог таков, как полагают, он должен быть несчастнее всех во вселенной. Он наблюдает ежечасно мириады созданных им существ, испытывающих неисчислимые страдания. Он знает также о страданиях, какие им еще предстоит перенести. Можно о нем сказать: «Несчастен, как Бог».
Дуров Алексей Викторович # 27 сентября 2014 в 22:01 +2
Тайн действительно много, но это значит, что не бесконечно. Хватило бы времени.
Евгений Вечканов # 28 сентября 2014 в 02:51 +2
Каждая раскрытая тайна открывает нам взор на десятки новых. Каждый ответ на вопрос ставит новые вопросы. И на некоторые из них нет разумного ответа.
Скорее раньше пропадёт интерес раскрывать тайны, чем они все будут раскрыты. Как я понял, в рассказе именно так и случилось.
Дуров Алексей Викторович # 28 января 2015 в 18:28 +1
Некоторые области знаний уже ответили на все вопросы, дальше им развиваться некуда.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев