fantascop

Последний подвиг рыцаря Тернбаума

в выпуске 2016/09/13
article7457.jpg

В обрамлении разрушенной арки, стоял рыцарь Вульфинг Тернбаум. Свой шлем он потерял еще на рассвете, а меч сломал час назад. Был рыцарь Тернбаум устал и печален – он остался один на развалинах замка Многоликого. Рука, натертая оружием и жесткой перчаткой, упиралась в камень. Мшистый и мокрый. Среди серых руин плавал туман, его липкие пальцы ощупывали лицо человека, оставляя на впалых щеках грязные подтеки. Некогда живые глаза подернула смертельная пелена. Рука, опирающаяся на камень, соскользнула, и Вульфинг тяжело повалился на землю. Глухой удар, сравнимый с разрушительной мощью  тяжелой палицы, отозвался в измученном битвой теле  вспышкой мучительной боли. Дыхание сбилось, на губах запузырилась кровавая пена. Рыцарь открыл глаза, в последний раз взглянул на серую мешковину неба и умер…
 
Он шел по пещере, чьи своды уходили в темно-синею высоту. На куске корявого камня сидел человек. В нем рыцарь Тернбаум узнал своего оруженосца Сьерри. Это не вызвало удивления ни у того, ни у другого. Рыцарь Тернбаум сел рядом и сказал:
- Я говорил тебе, что шлем с забралом может спасти жизнь.
Оруженосец же не отвечал ему.
Вульфинг Тернбаум опустил голову. Помолчав, он добавил:
- Я не помню свой первый бой. Это странно. В этой битве я сразил четверых. Двое были глупцами – с длинными пиками забрались в самую гущу сражения. Третьего подвел меч. Но четвертый был хорош. Мне даже показалось, что… Неважно. Получается, мы все-таки победили, хотя и не осталось никого, кто мог бы поведать о нашем подвиге. 
Оруженосец Сьери печально вздохнул:
– Искупление…
– Искупление? – переспросил рыцарь, - О чем ты?
– Я о словах Отшельника. Вспомни, что он сказал тебе при встрече.
Рыцарь наморщил лоб, припоминая.

Слепая колдунья нагадала ему скорую смерть. От ее слов подуло ледяным ветром  - ведунья никогда не ошибалась. Вот тогда по совету Сьери они и отправились к Отшельнику – который по слухам знал все на свете.

– Я скоро умру! – воскликнул Вульфинг, глядя в бездонные глаза убеленного сединами старца, - Но я еще не совершил своего главного подвига. Можешь ли ты помочь мне?
Старик кивнул. Его голос был тих и скрипуч, как шуршание истлевшего папируса:
– Ты жестокий человек, Вульфинг Тернбаум, и совершил много зла. Но ты смел и отважен, и даже на краю собственной гибели грезишь о подвигах. Ты нравишься мне. Я помогу. Твоя последняя битва будет  искуплением за мерзость прожитых дней. Если победишь, о тебе будут слагать легенды, а если проиграешь – твое имя на все времена покроется несмываемым позором.
– Я согласен! – с жаром воскликнул рыцарь. – Что нужно делать?!
– Убей Многоликого.
Тернбаум вздрогнул.
– Я слышал, этот негодяй бессмертен…
– Бессмертных негодяев не бывает. – усмехнулся Отшельник. – Я слышу в твоих устах сомнение. Ужели славный рыцарь Тернбаум испугался? 
– Я?! Никогда! 
– Тогда иди на свой последний подвиг.
Рука Отшельника указала на узкую тропинку среди гор.
– Там. Все решится там.


На фоне огромного черного замка рыцарь и его оруженосец казались лилипутами. Вульфинг задрал голову кверху и не увидел шпилей. По шершавым стенам стекали грязные рваные тучи, моросил холодный дождь, где-то в вышине в слепящий клубок сплетались молнии, а земля тряслась от раскатов грома. Страх ледяной лапищей ухватил Тернбаума за горло, он попятился, натолкнулся на Сьери. Лицо оруженосца было спокойно. И тогда рыцарь устыдился собственной трусости. Набрав в легкие побольше воздуха, он закричал:
– Многоликий! Я пришел вызвать тебя на поединок! Выходи, негодяй!
Ответом ему был громкий издевательский хохот. Из стен замка повалил густой черный дым, извивающимися змеями он пополз к смельчакам, закружился у их ног, загустел, превращаясь в подобие человеческой фигуры и неожиданно рассеялся. Рядом с ними стоял великан. Черные доспехи вспыхивали от пробегающих по ним всполохам молний. Вместо волос на ветру развевался огонь. Но самым ужасным было лицо Многоликого. Оно постоянно менялось. Десятки, сотни, тысячи человеческих лиц. Мужские и женские, молодые и старые, веселые и злые. Они завораживали и пугали калейдоскопом мгновенных изменений. У Тернбаума зарябило в глазах, голова закружилась, он почувствовал, как его сердце начинает превращаться в безжизненную сосульку. Великан захохотал громче и рыцарь неосознанно сделал шаг назад, ему показалось, что его кровь замерзает и густеет.
 
Оруженосец Сьерри издал боевой клич Тернбаумов и выхватил кинжал.
– Прочь, смерд! – прогрохотал Многоликий и лениво взмахнул железной ручищей.
От чудовищного удара тело оруженосца подлетело ввысь и покатилось по острым камням. Рыцарь бросился к верному слуге. Приподнял, заглянул в остекленевшие глаза и издал вопль отчаяния.
– Оставь его! – прорычал великан. – Это наше с тобой дело!

И тогда рыцарь с лязгом извлек меч из ножен, глаза вспыхнули ненавистью. Совершив высокий прыжок, он вонзил клинок в грудь злодея. 
Тот отшатнулся, на черных доспехах закипела зеленая жижа.
– Таким ты мне нравишься больше! – прохрипел злодей. – Но меня не зря зовут Многоликим! Сразись сначала с ними!

Великан исчез, а рыцарь Тернбаум увидел в отдалении целое войско.  Стелющийся по земле туман мешал как следует рассмотреть воинов, но Вульфинг уже ничего не боялся – в груди клокотала холодная ярость. 
– Сюда, исчадия ада! – закричал он. – Я жду вас!

Из тумана к нему шагнули четыре фигуры. Странно они выглядели, но рыцарь не мог отделаться от ощущения, что уже видел их раньше. 
Впереди вышагивал атлет с тяжелым мясницким топором, с лезвия которого капала кровь. За его спиной возвышался великан с таким гордым и надменным лицом, что могло вызвать лишь отвращение. Следующим шел худой старик, одетый в рубище,  он прижимал к груди копье с  видом человека смертельно боящегося  его потерять. Замыкал шествие абсолютно голый воин, но его злобные глаза могли посеять ужас в любом смертном.
Не сговариваясь, четверка злодеев бросилась на Тернбаума и закипела битва.

Вульфинг потерял счет времени. Лишь неосознанно отмечал, что стало заметно темнее. Он механически отражал удары, уклонялся, сам колол и рубил, получал раны, ноги скользили по окровавленной земле, а из груди вырывалось хриплое булькающее дыхание. Изорванная кольчуга свешивалась с тела неопрятными железными клочьями, раны нестерпимо болели.

 Он победил. Тела врагов валялись у его ног. Но Вульфинг не чувствовал удовлетворения. Им овладело странное оцепенение, словно он лишился чего-то важного, того, что делало его самим собой.

Он равнодушно взирал на идущего к нему следующего противника и вздрогнул лишь, когда услышал знакомый женский голос:
– Рыцарь Тернбаум, узнаешь ли ты меня?
Конечно, он помнил ее. Катрин – девушка из его бесшабашной юности. Когда-то он предал ее, воспользовался неопытностью и детской доверчивостью, а потом сбежал. Она не смогла пережить позора. Кажется, Катрин утопилась.
Она шла к нему и с ее одежды стекала вода.
– Я пришла отомстить.
Вульфинг убрал меч в ножны и молча кивнул. Смотреть в глаза своей бывшей возлюбленной было невыносимо.
В руке Катрин появился длинный стилет.
– Бей. – прошептал рыцарь.
Но девушка не ударила.
– Я удовлетворена, - тихо сказала она.
– Прости меня, Катрин, - промолвил рыцарь и почувствовал, что по лицу потекли слезы. – Прости, если можешь.
Но девушка не ответила, она исчезла. Зато на Тернбаума двинулась целая толпа людей.

С удивлением рыцарь узнал своих бывших крестьян, тех, с кем обошелся когда-то очень жестоко.
– Смерть ему!
– Тернбаум, вспомни как ты рубил нас, как запер в конюшне и поджог!
– Вы подняли бунт. – попытался оправдаться рыцарь.
– Мы просто хотели есть!

Вульфинг понимал, что с ним творится что-то странное. Он перестал быть самим собой. Раньше он выхватил бы меч и разогнал толпу оборванцев. Да, так поступил бы прежний Тернбаум. Нынешний же, сломал клинок,  опустился перед крестьянами на колени и прошептал:
– Простите меня…
– Смерть ему!

В рыцаря полетели камни. Несколько раз он опрокидывался на спину, но вновь и вновь поднимался и упрямо подставлял голову под удары. Его били палками, пинали ногами, а он лишь шептал разбитыми губами:
– Простите меня.
Смерть уже распростерла над ним белый саван, он услышал пение ангелов и улыбнулся. 

Избивающие его люди внезапно исчезли, а потом раздался страшный грохот. То рушился черный замок Многоликого. Вокруг падали дымящиеся камни, рассыпались в прах мрачные стены и над руинами плыл серый туман…

Вульфинг посмотрел в глаза Сьери.
– Мы умерли?
– Да. – ответил оруженосец.
– Это несправедливо. Колдунья нагадала смерть мне. Почему погиб ты?
– Меня убили твои пороки…
– Мои пороки, - повторил рыцарь, - Я не понимаю…
– Странно, что ты не узнал тех, с кем сражался. Жестокость, Гордыня, Жадность и Зависть. А ведь Отшельник говорил тебе об искуплении.
– Прости меня, Сьерри. Прости меня, мой добрый друг…
Оруженосец махнул рукой:
– Я давно простил тебя, славный рыцарь. Как бы там ни было, твой последний подвиг был самым Великим. А теперь пойдем – нас ждут. 

Вульфинг Тернбаум проследил за жестом оруженосца и увидел в конце пещеры тоннель. Из него струился мягкий теплый свет, а еще, рыцарь вновь слышал пение ангелов…


                                         3.09.2013 г.
 

Рейтинг: +11 Голосов: 11 1017 просмотров
Нравится
Комментарии (35)
DaraFromChaos # 2 февраля 2016 в 21:30 +2
и тут ням-ням, то бишь плюсик love
Жан Кристобаль Рене # 2 февраля 2016 в 21:31 +2
Ага! Не выдержал! Разместил, одноглазый! И праина! Плюс!+++++++++++
Впечатлительная Марина # 2 февраля 2016 в 21:58 +3
Дык давно пора было такую офигенскую штуку показывать laugh
Жан Кристобаль Рене # 2 февраля 2016 в 22:05 +3
Жадный пират самые вкусняшки зажучивает)))
Впечатлительная Марина # 2 февраля 2016 в 22:12 +3
Жук еще тот!
DaraFromChaos # 2 февраля 2016 в 22:24 +2
Марина, у тебя опечаточка
надо: жук еще тоП! laugh
Жан Кристобаль Рене # 2 февраля 2016 в 22:30 +3
Да он завсегда топ)) Хоть в нынешнем виде, хоть в ежемесячном! Одно слово - гений! ))
Впечатлительная Марина # 2 февраля 2016 в 22:44 +2
Таланту хоть топ, хоть не топ. Он же никуда от хозяина не денется
Жан Кристобаль Рене # 2 февраля 2016 в 22:45 +2
Золотые слова, Марин!!!
Григорий Родственников # 2 февраля 2016 в 22:47 +2
Я разомлел от ваших похвал laugh
Очень люблю тонкую лесть, но и толстой не брезгую.
Жан Кристобаль Рене # 2 февраля 2016 в 22:50 +1
И глазик радостью лучится
Тот, что упрятан под платок
Жучила скачет, веселится
Пилотку кинув в потолок)))
Александр Стешенко # 3 февраля 2016 в 10:05 +1
Весчь... ++++++++++
Aagira # 6 февраля 2016 в 18:03 +1
Стилизация хороша, но такие истории - не мое. smoke Однако не прочесть не могла.
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 19:20 +2
Хороший сюжет :)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 19:26 +2
Талех, давай свой разбор!
Ты же от этого опуса камня на камне не оставил ))
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 19:29 +1
Почему это камня на камне не оставил? Я в сюжетку не лез, логику не трогал. Я при вычитке только стиль затрагиваю... логику лишь изредка, если там явно что-то не то :)
____________

В обрамлении разрушенной арки, стоял рыцарь Вульфинг Тернбаум. Свой (лишнее) шлем он потерял еще на рассвете, а меч сломал час назад. Был рыцарь (повтор с предыдущим предложением + предложение напрягает своим "был устал и печален"... ниже предложу вариант) Тернбаум устал и печален – он остался один на развалинах замка Многоликого.

В обрамлении разрушенной арки, стоял рыцарь Вульфинг Тернбаум. Шлем он потерял еще на рассвете, а меч сломал час назад. Уставший Тернбаум печалился, ибо остался один на развалинах замка Многоликого.


Рука, натертая оружием и жесткой перчаткой, упиралась в камень.

как вариант, оборот можно перенести вперёд,тогда во время чтения реже будешь спотыкаться о запятые.

Натертая оружием и жесткой перчаткой, рука упиралась в камень.

Некогда живые глаза подернула смертельная пелена (может, всё же лучше пелена смерти?... ибо не представляю себе смертельную пелену... смертельный удар представляю, а пелену - нет).

Рука, опирающаяся на камень, соскользнула, и Вульфинг тяжело повалился на землю.

Ранее уже сообщалось, что рука упиралась в камень, поэтому повторять об этом смысла нет. Можно написать проще:

Рука соскользнула с камня, и...

Глухой удар, сравнимый с разрушительной мощью тяжелой палицы, отозвался в измученном битвой теле вспышкой мучительной боли. (тут близкий однокоренной повтор)

Он шел по пещере, чьи своды уходили в темно-синею высоту. (в отношение пещеры использовать слово "чьи" по-моему некорректно... пещера же неодушевлённая... скорее больше подойдёт "своды которой")

– Искупление…
– Искупление? – переспросил рыцарь (можно удалить, ибо очевидно из текста, что рыцарь переспрашивает), - О чем ты?

Рядом с ними стоял великан. (обычно противники стоят "напротив" - друг против друга, а не рядом)

Великан захохотал громче и рыцарь неосознанно сделал шаг (сделал+шаг = шагнул) назад, ему показалось, что его кровь замерзает и густеет.

Лишь неосознанно отмечал, что стало заметно темнее. Он механически отражал удары, уклонялся, сам (лишнее - было бы странно, если б колол и рубил не он сам) колол и рубил, получал раны, ноги скользили по окровавленной земле, а из груди вырывалось хриплое булькающее дыхание.
_____________

Это замечания по тексту. Использовать оные для редактирования или нет - тебе решать :)
По сюжету - всё отлично. Мне понравилось, хоть идея об искуплении и не нова. Подал хорошо :)
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 19:31 +1
Жаль, в коммент форматирование и подчёркивания не скопировались... ну да и ладно :)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 19:39 +2
Отлично! Ты прямо стилист. Редактор из тебя что надо.
В своё оправдание могу лишь сказать, что намеренно выбрал такой стиль повествования. Напевный, вычурный. С обязательными повторами. Вот вслушайся: Стоял рыцарь Тернбаум. Был рыцарь устал и печален. Это же классика )) Стилизация под нечто былинное сказочное.
Современное "правильное" изложение, конечно, было бы другим.
Но поскольку ты моей задумки не понял - вина полностью моя. Значит я не смог правильно написать. Рву волосы у себя на загривке ))
А вообще, со многим согласен. Спасибо за разбор. Я не умею так препарировать автора )
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 19:47 +1
Отлично! Ты прямо стилист. Редактор из тебя что надо.

Благодарю. Стараюсь :)

В своё оправдание могу лишь сказать, что намеренно выбрал такой стиль повествования. Напевный, вычурный. С обязательными повторами. Вот вслушайся: Стоял рыцарь Тернбаум. Был рыцарь устал и печален. Это же классика )) Стилизация под нечто былинное сказочное.
Современное "правильное" изложение, конечно, было бы другим.
Но поскольку ты моей задумки не понял - вина полностью моя. Значит я не смог правильно написать. Рву волосы у себя на загривке ))

А... Тогда прошу прощения :)
Я привык вычитывать тексты с серьёзной фантастикой и фентези.

А вообще, со многим согласен. Спасибо за разбор. Я не умею так препарировать автора )

Всегда пожалуйста :)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 19:54 +2
Я привык вычитывать тексты с серьёзной фантастикой и фентези.
Серьёзное фэнтези? Разве такое бывает? laugh
Талех, я же про стилистику говорю, а не про жанр. Можно написать шутливым слогом, но произведение все равно будет серьёзным.
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 20:34 +1
Понятно.

Ты просто выше писал, что это в стиле сказки написано. А сказки Я не воспринимаю, как нечто серьёзное :)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 20:40 +2
А Фэнтези это не сказка? Это жанр фантастической литературы, основанный на использовании мифологических и сказочных мотивов.
Сказка и фэнтези - две родные сестры. Потому их легко можно спутать. И там, и там есть боги, эльфы, гномы, драконы и прочее ))
Странно для человека, пишущего в жанре фэнтези так отзываться о сказках laugh
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 20:48 +1
Сказка, да не совсем.

К фэнтези, как к художественной литературе, требования соответствующие... да может быть всякая магия, вампиры, ангелы, демоны, эльфы, орки и прочая живность, но обязательно всё должно быть логически продумано. Максимально на сколько это возможно приближено к реальности.

В сказках этих требований нет, даже на ляпы в логике можно закрывать глаза и не праиться. Просто расслабься, читай и не задавай лишних вопросов. И ежели возникнет желание повозмущаться, вспомни, что это всё же сказка. Она не обязана быть логичной :)
DaraFromChaos # 24 апреля 2016 в 20:52 +1
В сказках этих требований нет, даже на ляпы в логике можно закрывать глаза и не праиться. Просто расслабься, читай и не задавай лишних вопросов. И ежели возникнет желание повозмущаться, вспомни, что это всё же сказка. Она не обязана быть логичной :)
*автор сказок и сторонник логического повествования в любом жанре упал в обморок*
crazy

мдя... и замечание, что сказка - это не серьезно...
no comments
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 20:54 +1
Можно не соглашаться с моим мнением.

На то оно и мнение ;)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 20:54 +1
Не, не согласен. Сказка сказке рознь. Есть сказки для взрослых с убийственной логикой. А есть волшебное фэнтези, где некий колдун бездумно творит заклинания и кидается огненными шарами ) Можно написать серьёзную умную сказку, а можно глупое и бестолковое фэнтези.
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 20:56 +1
Тогда я твою серьёзную логичную и продуманную сказку назову - фентезийным произведением.

а глупое и бестолковое фентези назову сказкой :)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 20:57 +2
Талех, познакомься с Дарой! Это лучшая сказочница России! Этот титул она получила в этом году, победив со своей сказкой на международном конкурсе сказочников!
Сказки она тебе в обиду не даст! laugh
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 21:01 +1
Сказки не обижаются, обижаются люди :)
И в таком ключе любая обида становится бессмысленной :)
Ибо если Я говорю, что сказка - это не серьёзно, для Дары вряд ли что-то изменится. Сомневаюсь, что из-за моего мнения, она станет относится к сказкам иначе.
DaraFromChaos # 24 апреля 2016 в 21:01 +1
братик, не надо мну пиарить zst
а сказки я действительно в обиду не дам.

Мне кажется, Талех путает свое личное мнение с канонами жанра. Любая народная сказка (или миф, в котором всегда присутствуют сказочные элементы) очень логична. Да, эта логика может отличаться от привычной, "бытовой". Но это не значит, что ее там нет.

Сказкам много веков, а фэнтези, как жанру, куда меньше. Так что с литературоведческой точки зрения их просто сравнивать не корректно. Хотя, бесспорно, в фэнтези частенько используется логика и правила сказочного мира.
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 21:05 +1
Мне кажется, Талех путает свое личное мнение с канонами жанра.

возможно и так :)
Григорий Родственников # 24 апреля 2016 в 21:10 +2
Во, дискуссия пошла!
Чуешь, Талех, как сразу весело становится ))
У каждого своё мнение и это замечательно!
Талех Аббасов # 24 апреля 2016 в 21:23 +2
Согласен. Замечательно! :)
Анна Гале # 10 августа 2016 в 13:05 +2
Чтобы победить Многоликого, нужно сразиться с самим собой... Очень понравиося рассказ - и идея, и исполнение! +++
Григорий Родственников # 10 августа 2016 в 14:06 +1
Спасибо, Анечка!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев