fantascop

Последний Полёт. (Часть I)

в выпуске 2015/08/17
22 марта 2015 - Yuriy Yurov
article4010.jpg

«Товарищ Первый секретарь Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза, Председатель Совета Министров СССР! Рад доложить вам, что задание Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства выполнено…»

 Трава шелестела на ветру. Сухие стебли ломались и крошились на горячую землю. Ветер дул с океана. Громадная черная туча надвигалась на солнце. Через несколько секунд солнце исчезло и наступила тьма. Сразу закапали крупные и тяжелые капли. Ветер рванулся сильнее и туча набросилась на землю черным водопадом.

 Гоя и Шао бежали по грязи к своей хижине. Земля растекалась под их босыми ногами. Их ступни скользили по вязкой глине и мальчики чуть ли не падали в бордовую жижу, несущуюся под ними.

 Ливень шел стеною. За считанные секунды образовывались громадные лужи, быстрые и постоянно увеличивающиеся в размерах ручьи текли к океану, унося за собою размокшие листья и ветки деревьев.

 Шао подскользнулся и упал. Он проехался по грязи своим плоским лицом и его смуглая кожа моментально очернилась ещё больше. Гоя не видел что Шао упал и теперь барахтается в луже, силясь подняться. Гоя бежал вперед. Гоя был уже полностью мокрый, вода лилась по его голой груди, повязка на бедрах прилипла к его ногам, сползла ниже, открывая его белые ягодицы. Гоя бежал к деревне. Больше всего в жизни он боялся грозы. И грома. И молнии. И теперь, когда раздался первый раскат, Гоя задохнулся от ужаса и побежал быстрее. Треск расколол небо оранжевым зигзагом. Гоя упал на землю и прикрыл голову руками. Он закрыл уши ладонями и зажмурил глаза. Опять оглушительный  раскат грома и опять тьма вокруг на мгновение исчезла, растворившись в яркой спышке молнии. Гоя вскочил на ноги и опять помчался. Но вдруг прямо перед ним, в нескольких шагах что-то засветилось, разгорелось ярким светом и стало шириться. Гоя попытался затормозить, но его ноги скользили по грязи. Гоя наклонился назад и завалился на землю. И раздался такой грохот, что Гоя на мгновение потерял способность соображать. Огненный шар рванулся в сторону и казалось ледяная стена воды, льющаяся с неба, тоже раскололась и разорвалась вместе с этим громадным взрывом света. Гою отбросило взрывной волной и он покатился по мокрой земле, зашлепал своим маленьким телом по топкой глине. Все исчезло вдруг. На несколько секунд Гоя провалился в глухую темноту, потом он вынырнул от туда назад в клокочущую бурю, которая бесилась и крушила всё на своем пути, смывая побережье в море.  

    Гоя вскочил и побежал. От страха у него свело живот. Гоя согнулся, и пересиливая боль, старался побежать быстрее. Деревня была далеко, очень далеко. За кустами, за папоротником, за скользкими стволами пальм. Шао обогнал Гою. Шао, весь перепачканный и такой же испуганный как Гоя, пробежал дальше. Гоя старался не отставать от него. Но живот болел, а ноги уходили по щиколотку в грязь. И от этого так трудно было бежать.

 Наконец оба мальчика достигли цели. Показались коричневые крыши лачуг ихней деревни. Несколько мокрых и глупых коз барахтались в воде. Листья пальмы, собранные в кучу по середине двора, расползлись и растелились по мокрой земле. Гоя добежал до своей хижины и ворвался в дверной проем. За ним внутрь хижины пролез Шао.

 Мальчики, дрожащие и уставшие, долго сидели возле их матери, которая отмывала их грязные спины. Мать оттерла грязь с кожи своих детей, но ей никак не удавалось стереть выражение ужаса на их лицах.

- Что? – спрашивала она, всматриваясь в расширенные глаза своего Гои, - что случилось, мальчик? Почему ты так напуган?

- Мама, - говорил Гоя, боязливо посматривая на щель в стене, через которую было видно огнедышащую тучу, - там… прямо передо мной взорвался дождь, и огромный дьявол вырвался из огненного шара..!

 Мать погладила растрепанные волосы своего сына: - Это – гроза, просто – гроза, говорила она! Бог – Тмашь спускается на землю и поливает её своими огненными стрелами… Но он – не дьявол, он – добрый Бог… только очень веселый… очень Любит Тмашь веселиться, вот он и спускается на землю со своим черным облаком  где он живет и запускает свои огненные стрелы…

 - Но мама, - говорил Гоя, устремляя свой испуганный взгляд на мать, - жрица Лима говорила что дьявол вырывается из своего земного царства в красном шаре и губит всех. Кто попадается ему на пути!!

 Мать прижала мокрую голову Гои  к своей груди и заговорила, успокаивая мальчика: - Дьявол приходит на землю только когда происходит Великое Буйство, только тогда, когда люди перестают слушаться законов Разума, тогда духи, живущие в огне и в злом дыхании людей, сообщают дьяволу про неповиновения Закону… и только тогда! – мать повернула лицо Гои и всмотрелась в глаза сына, - только тогда, слышишь? Дьявол выходит из своего царства и крушит все живое! Но мы же не нарушали Закона! Мы живем уже несколько Таинств Луны в покое и справедливости!  

*** *** ***

  На следующий день мальчики гуляли на берегу. Было грязно и мокро, но солнце, гревшее с бледного неба, постепенно высушивало почву. Шао подобрал мертвого крокодила. Это был маленький крокодил, совсем детеныш. Но это была удивительная находка. Гоя восхищенно улыбнулся и подошел к своему брату.

-  Молодец! – похвалил он Шао, - теперь тебе будет – восемь лет счастья!

 Шао был польщен похвалой старшего брата. Он гордо выпрямил спину и поднял крокодила над головой, демонстрируя солнцу: - Спасибо, Ранш! – сказал он, обращаясь к желтому диску, - я буду и дальше слушаться Закона Разума!

 И он склонился в почтительном поклоне.

- Восемь лет счастья – это – хорошо! – сказал Шао, немного позже, когда они брели по густой траве, вглубь берега, - значит – мне будет счастье вплоть до совершеннолетия!

 Они с братом разгребали траву и отыскивали что-нибудь съестное, оба не ели ничего со вчерашнего дня и теперь их желудки отчаянно просили покушать  то и дело взывая своим бурчанием.

- НЕТ! – сказал вдруг Шао, -  если действительно Рашн хочет дать мне восемь лет счастья, то лучше пусть он разделит между всеми нами – два года – мне, два года тебе, Гоя, потом два года – маме, и два года отцу!..

- Но он же мертв! – сказал Гоя и посмотрел на серьезное лицо своего брата.

- Мертв! - подтвердил Шао, - но его дух до сих пор охотится на диких тигров, не давая им нападать на наше жилище!

  Гоя закивал головой, он в который раз удивился уму и проницательности своего младшего брата. Их отец действительно, с другими духами  умерших мужчин из их племени, продолжает охотиться на зверей возле их деревни.

- И злых духов он тоже отгоняет! – сказал Гоя, ему захотелось не показаться  таким невежественным, таким что он мог забыть о духе своего отца и о том, что тот до сих пор охраняет их, -  он не допускает их к нам в деревню!

- Правильно! – сказал Шао, - поэтому ему очень нужно два года счастья!

 Гоя согласился с братом, он постарался вспомнить своего отца, но…

 Но у него ничего не получилось, слишком давно тот погиб… Гоя помнил только объятья своего отца, только ощущения от его сильных рук.

 Мальчики продвигались все дальше вглубь берега. Они уже нашли несколько мертвых куриц, из которых их мать может сварить совсем неплохой суп. Курицы ещё не пахли падалью, поэтому это была отличная еда на несколько дней. Мальчики были в отличном расположении духа, воспоминания о страшной грозе уже не омрачали их детские умы. И мальчики шли и шли, весело о чем-то болтая.

 Как вдруг Гоя увидел что-то в траве.

 Это было что-то странное. Большое и грязное. Оно медленно шевелилось.

- Что Там?! – спросил Шао, увидев что его брат остановился как вкопанный вдруг  и всматривается во что-то на земле.

 Это был человек, а точнее что-то напоминавшее человека. Мальчики никогда не видели, чтобы у человека была такая странная голова. Голова была круглая и большая – без глаз и без носа со ртом, лица не было совсем –  вместо лица было что-то выгнутое и блестящее: как яйцо у страуса, вообще вся голова напоминала громадное страусиное яйцо.  Руки и ноги этого существа были одеты в какую-то совершенно странную одежду – бледную, плотную на вид, все было в засохшей грязи, но какие-то части этого странного наряда можно было рассмотреть сквозь темный налет. Это «что-то», или «кто-то» медленно двигало руками, пытаясь перевернуться. Ладони были тоже в странной одежде,   бледные и жесткие пальцы шевелились в воздухе, старясь во что-то уцепиться.

 Мальчики первый раз в жизни видели тело полностью укрытое от солнечного света в одежду. И для них это было очень странно. Но больше всего их заинтересовала большая яйцевидная голова без лица. Им было страшно, даже очень. Но любопытство пересиливало страх. Мальчики отошли на несколько шагов назад, где им казалось будет более безопасно наблюдать странное существо на земле. Они стояли напряженные, готовые в каждую минуту сорваться с места и умчаться к деревне если они почуют хоть какую-то опасность.  Бледное, грязное тело старалось подняться с земли. Они видели, как оно перекатилось в траве и встало на колени. Потом оно уперлось руками в землю и выпрямилось. Оно взялось ладонями за свою голову и начало резко дергать голову вверх. У мальчиков перехватило дыхание. Это чудовище  снимало с себя свою голову. Гоя отчаянно вскрикнул. Голова  стала срываться с тела этого чудовища, она снялась с шеи

***** *****

 Шао от ужаса прикусил ладонь. Он смотрел и не мог оторвать взгляд. Гоя поднял руки и выставил их перед собою, как будто от чего-то защищаясь.

 Чудище сняло с себя голову. Оно сорвало с себя это яйцеподобное лицо и под ним… и под ним оказалось другое лицо. Только теперь это было обычное человеческое лицо. Кожа на нем была белая, нос – небольшой, слегка вздернутый к верху, глаза широко расставлены, а губы были толстыми и с ямочками в конце рта. Волосы на голове были мокрыми от пота и свалявшимися. Этот человек посмотрел вокруг. Он что-то искал, взгляд у него был туманный. Казалось что он не понимает что происходит с ним. Он наконец увидел мальчиков. Всмотрелся в них долго и с напряжением. Потом он вдруг улыбнулся. Улыбнулся широко и радостно. И всё его усталое, бледное лицо вдруг озарилось.

 Гоя тоже улыбнулся в ответ незнакомцу. А незнакомец, это был – человек, Гоя теперь ясно видел что это – всего лишь обычный человек, а не чудовище, незнакомец стал идти по направлению к мальчикам.

 Шао отбежал назад. Но Гоя продолжал стоять и ждать незнакомца. Незнакомец, держа свою вторую голову под рукою, подошел к Гое. Он что-то сказал. Но Гоя не понял ни единого слова. Язык, на котором говорил незнакомец, был чуждый уху Гои, слова звучали странно – казались тарабарщиной. Гоя смотрел на него. Теперь  вблизи он казался очень усталым, измученным. Глаза его были испуганные, какая-то тревога таилась во всем облике незнакомца.

 - Кто ты? – спросил Гоя.

 Незнакомец с удивлением услышал Гоину речь. Он прислушался к словам мальчика и снова заговорил на своем странном языке.

 - Я – не понимаю!.. – сказал Гоя и показал рукою на свои уши, - Я – не понимаю, что ты говоришь!!! Кто ты, откуда?!

 Незнакомец опять замолчал, с напряжением вслушиваясь в слова, сказанные мальчиком. Потом он замотал головою и опять улыбнулся. Потом он показал рукой на небо. Сделал долгий жест рукой. Опять показал на небо и потом сказал: - У-у-у-у-у!! – и провел рукой, очертив в воздухе дугу.

- Небо!? – Гоя тоже показал рукой на небо, - Ты с неба?!!

Незнакомец опять повторил свой жест, опять показал на небо, кивая головой.

 - Что он говорит?! – спросил откуда-то сзади Шао.

 - Погоди! – сказал нервно Гоя своему брату. Он с невероятным вниманием смотрел на незнакомца. Он пытался понять что тот хочет сказать ему.

 А незнакомец опят водил рукою, указывая ладонью в небо, делал какие-то знаки, которые Гоя не мог понять. Незнакомец о чем-то просил Гою. Что-то ему говорил…

 - Я не понимаю!! – признался Гоя.

 Незнакомец опять улыбнулся и покачал головою. Потом он подумал немного и  что-то сказал, смеясь. Потом он стал показывать рукою, как будто отмерял от земли что-то. Незнакомец показывал ладонью на высоте, где-то около своего лба и все время о чем-то просил Гою.

 - Взрослых!? – догадался Гоя, - тебе нужны взрослые?... Старшие от нас люди!?..

 И Гоя сначала показал на себя, потом поднял руку и показал жестом рост взрослого человека.

 Незнакомец энергично закивал и опять улыбнулся. Гоя не смог опять сдержаться и улыбнулся в ответ.

- Пошли!.. – позвал он жестом незнакомца. Незнакомец кивнул и пошел за Гоей.

  Шао осмелился подойти немного к незнакомцу. Он продолжал с опаской рассматривать его странный наряд и круглую, плоскую голову под его рукою.

 - Гоя!! – обратился он к брату, - что он говорил?! Куда ты его ведёшь!??

 - Он говорил что он прилетел с неба! – ответил Гоя, - просит, чтобы мы ему привели взрослых…

 - КАК с неба? – не понял Шао, - не может быть!!? С чего ты взял?!

 Гоя опять обернулся и посмотрел на незнакомца, который следовал за мальчиками, и сказал брату: - Он показывал рукой на небо, как будто он летал в его голубой вышине… как птица, что ли?.. в общем он показал что он спустился с неба… Он так и сказал: «у-у-у-у!!». Странный звук такой!..

- У-у-у-у!! – повторил незнакомец вслед за Гоей и засмеялся опять.

****** **

 Деревня оказалось почти пустой. Все жители ушли на поле, где они выращивали маис и кукурузу. Теперь люди старались справиться с последствиями вчерашней бури. Многие поля были полностью затоплены водой. Многие растения были уничтожены ветром и водными потоками. Урожай почти целиком пропал. То – что осталось – было жалким посмешищем над трудами людей из деревни. Но мало того, что вчерашний ураган уничтожил почти весь посев зерновых… так ещё было истреблено много скота и птицы. Разрушены дома.

 Немногие мужчины, что не пошли на поля спасать остатки кукурузы, теперь ремонтировали свои лачуги. Женщины одиноко ходили по деревне, собирая остатки своего скота. Мертвые курицы и козы сохли в грязи и над ними уже кружили миллиарды зеленых мух, прельщаемые запахом разлагающегося мяса.

 Гоя прошел в деревню. Незнакомец шел за ним. Он удивленно рассматривал окружающую обстановку. Он то и дело пожимал плечами и улыбался, на лице его блуждали непонимание и изумление…

 Шао оббежал их и, обогнав, кинулся в свою хижину, зовя на ходу мать.

 Гоя поманил рукой незнакомца. Тот кивнул и прошел за Гоей в его хижину.

 Шао, уже сидевший возле окна, испугано прижался к стене хижины, когда незнакомец переступил порог и вошел внутрь.

- Зачем ты его привел к нам?! – спросил он Гою.

- А куда его вести?! – переспросил тот брата, - в деревне никого почти нет… Есть только кривоногий Линь и одинокий Гали, которые ремонтируют свои хижины… зачем они нужны тут!!

 Гоя указал незнакомцу на соломенную подстилку на глиняном полу. Тот сел на неё, благодарно кивая Гое в ответ.

- Надо дождаться, когда старейшины вернуться с полей! – сказал Гоя младшему брату. Он выглянул из хижины, пытаясь отыскать свою мать, но в ближайшей видимости её не оказалось. Тогда Гоя опять залез в дверь.

- Надо предложить ему поесть!!- сказал он и подошел к незнакомцу. Тот поставил свою шарообразную голову на землю и посмотрел на Гою.

- Ты кушать хочешь?! – спросил он и показал себе на рот. Потом он пожевал губами, демонстрируя незнакомцу свои прекрасные зубы, которые скрипели при каждом движении челюстями.

 Незнакомец понял и отрицательно помахал головой, потом он поднес ладонь к своему рту и показал жест, как будто он что-то пьет со  своей ладони.

- Пить?!! – спросил Гоя, - ты хочешь пить, - и он взял кувшин с пола и немного полил воды на землю, показывая это незнакомцу.

 Тот энергично закивал.

 Гоя протянул ему кувшин и незнакомец жадно стал пить из него. Вода лилась по его подбородку. Незнакомец напился и жестом поблагодарил Гою. Потом он что-то сказал с вопросительной интонацией и опять стал показывать рукою рост человека.

- НЕТ! – сказал Гоя, - никого из взрослых – нет пока, все – на поле!!!

 Он старался жестами объяснить незнакомству, что надо подождать, пока взрослые вернуться с поля. Но тот только улыбался и кивал головою, кажется он не совсем понимал что ему говорит Гоя.

 Гоя опять вышел из хижины.

- МАМА!! – закричал он, зовя свою мать. Та только что вышла из чужой соседней хижины, - Мама! Иди сюда скорее , - позвал Гоя.

 Мать подошла к своей хижине.

- Что, сынок!? – спросила она, приближаясь к мальчику, – чего ты кричишь на всю деревню?

- Мы нашли человека, который прилетел с неба! – возбужденно заговорил Гоя,  когда мать почти вплотную подошла к нему.

- Какого «человека с неба»? – удивилась она, - что ты говоришь, сынок!?

 - Пошли!! – сказал Гоя, взял мать за руку и потащил за собою вовнутрь.

 В темноте жилища, после яркого света улицы, мать не сразу рассмотрела незнакомца.

 - Боги Земли!! – воскликнула она, когда все-таки увидела мужчину, который вставал с пола. Она попятилась назад, уперлась спиной в стену, - Кто Это?! Гоя, кого ты привел? – спрашивала она, ошарашено рассматривая мужчину.

*** * ***

 Вода кипела в чане, огонь облизывал его черные бока. Ветки трещали и лопались в костре. Дым поднимался над костром и потом уносился ветром на запад, растворяясь в жарком воздухе. Мать чистила курицу. Она обрывала своими тонкими пальцами перья с куриной кожи и выкидывала их в большое ведро, стоявшее возле её ног. Тело курицы постепенно оголялось, розовая плоть блестела на ярком солнце.

- Что он сейчас делает? – спросила мать.

- Спит!.. – тихо сказал Гоя.

 Он думал что это – хорошо, что он привел человека, который прилетел с неба. Гоя думал что это произведет в деревне приятное возбуждение. Что это обрадует его мать. Что она будет гордится своим сыном. Сыном, который оказался смелым и решительным. Который сообразил привести такого человека  в их деревню.

 А все оказалось наоборот: мать не только не обрадовалась незнакомству, она наоборот очень рассердилась на Гою за этого человека. Чего Гоя совершенно не ожидал, так это то, что его мать расстроится до такой степени, что она даже заплакала от отчаяния.

 И теперь сам Гоя стоял неподалеку от матери и думал. Думал: Что именно он сделал неправильного?! Чем именно он смог так расстроить свою мать.

- Где Шао?! – опять спросила мать.

- Пошел по воду!.. – ответил тихо Гоя.

 Он посмотрел на лицо своей мамы. Смуглое и красивое лицо женщины выражало печать. Темные круги под её большими глазами увеличились и глаза от этого, казалось - впали, стали суровее.

 - Не надо было его приводить, Гоя! – сказала, наконец, после долгого молчания  мать.

- Но почему?! – воскликнул Гоя, - почему, мама..! Ведь он говорит что прилетел с неба…

- Именно поэтому!! – сказала громко мать, прерывая Гою, - именно поэтому не надо было приводить его в наш дом!.. Этот человек… - она запнулась, потом после секундного колебания продолжила, - этот человек принесет…

 Она опять запнулась и посмотрела на вход в свою хижину. Черный треугольник был пуст. Она сказала тише, как будто боялась что незнакомец может услышать её слова.

- Он принесет нам несчастье!! – сказала она вдруг.

 Гоя удивился очень: - Почему? – спросил он, рассматривая материно лицо, на котором четко обозначились две тени по щекам и под глазами.

- Боги Неба никогда не посылают своих жителей просто так, сынок! – сказала она, - они посылают их с тем, чтобы покарать людей…

- ИЛИ ПОМОЧЬ!! – сказал Гоя громко…

 Но мать отрицательно покачала головой.

- Вряд ли, сынок! – сказала она, разрезая куриную тушу, острым как лезвие, ножом, - урожай наш почти пропал… столько горя принесла нам вчерашняя буря! Столько горя принесет нам ещё этот человек – пришедший с этой бурей!!!

 И Гоя вдруг вспомнил вчерашнюю вспышку света, разорвавшуюся перед ним. Он вспомнил тот расширяющийся огненный шар. Гоя вздрогнул.

- Не может быть!! – прошептал он про себя. «Не может быть, чтобы этот человек пришел из того огненного шара!! У него такое хорошее лицо…» И глаза. Гоя опять увидел его глаза. Глаза незнакомца были добрые и чуткие. Такие глаза не могут нести несчастья людям…

 - Он не может!.. – проговорил Гоя вслух.

 Но мать его не слушала, она возилась с супом. Вода кипела, пузырьки лопались на поверхности. Куринные части кувыркались в бурлящей воде.

 - Что нам теперь делать? – спросил Гоя у матери.

 Она опять задумалась. Помешала ложкой в котле. Потом опять всмотрелась в черный треугольник входа в свою хижину.

- Подождем старейшин… - сказала она, - плохо что жрица оставила нас!.. Плохо что она так не вовремя улетела на четырех орлах в поднебесную Землю!.. – мать вытерла рукой свое потное лицо, - нового жреца ещё не дало нам Провидение…  И сколько его ждать – не известно… Мы пока лишены Верховной Руки Судьбы… И я не знаю… не знаю что теперь будет!!! – сказала она с отчаянием, - слишком не вовремя ты привел его к нам!..

** ** *

 Очень хотел Гоя, чтобы все было не так, как рассказывала его мать. Он очень хотел, чтобы жители его деревни, а особенно – старейшины по-доброму отнеслись бы к тому человеку. Чтобы они оказались не такими встревоженными и удрученные этим событием  как его мать.  Гоя думал что может быть у людей хватит силы и ума не впадать в отчаяние из-за того  что чужой человек оказался вдруг в их деревне.

Но мать оказалась права.

  Как только услышали мужчины, вернувшиеся с поля, о этом странном человеке… как только первый слух разлетелся среди людей…

 Сразу же стало понятно, что никто не собирается с хорошим отношением ставиться к этому человеку. Все стали сразу же возбужденными. Подозрительность стала разъедать людские умы.

 Старейшины собрались на совет. Они долго о чем-то переговаривались в хижине самого старого жителя деревни. Гин – второй по возрасту человек в деревне, когда вышел к людям сразу же сказал  что это небо карает их.

- Небо разгневалось на нас! – закричал он своим гнусавым голосом и его худая  шея затряслась от напряжения, - Тьмаш долго издевался над нами!!! Он пускал свои стрелы на нашу деревню, стараясь погубить нас всех!!! Мы слишком долго не избирали жреца… слишком долго не приносили жертв Богам Неба!! Теперь Они сердятся на нас!!! И насылают несчастья!!

 Люди загалдели в толпе. Все были взволнованы и расстроены. Всех их томило плохое предчувствие. Слишком сильны были разрушения и опустошения после бури. Им почти не осталось чем питаться. Столько пальм было поломано ураганом, столько скота убито водяными потоками, столько разрушений, что они отчаялись искать какого-то разумного объяснения своим несчастьям. Они готовы были винить в этих несчастьях кого угодно, лишь бы почувствовать хоть какую-то уверенность, чтобы хоть как-то утвердиться в своей вере. В той вере, что их не бросят Боги Неба, что Богам нужно только поклонение. А поклонение нужно производить только через заклание. Только через принесение жертвы. Они должны были найти выход из этой сложившейся ситуации, которая казалась им в данный момент совершенно неисправимой. Им казалось, что исправившись, ублажив Богов Неба, те сами – каким-то образом помогут людям деревни. Что Боги не оставят их на голодную смерть.  И люди слушали старого Гина…

 - Слишком долго Боги Неба не получали пищи!! – говорил он, и его голос дрожал над толпою, - и теперь они, сами изголодавшись, хотят проучить нас! Поэтому они пустили в черном облаке Тьмаша, чтобы он истребил все наши запасы пищи!! Чтобы мы сами, на собственной шкуре испытали – как это – голодать!!!

 Слово «Голодать» Гин выкрикнул особенно громко и с таким надрывом, что по рядам людей, столпившимся возле места Старейшин, прошел стон отчаяния.

 - И Они послали нам Его!! – продолжал говорить Гин, перекрикивая разрастающийся гомон, - этого Человека в странном наряде. Они послали его нам!!! Чтобы ещё больше покарать нас!! Они послали его, что бы Он следил за нашими страданиями и сообщал Небу о том: как именно мы страдаем!!! Что ВСЕ люди нашей земли голодают и мучаются от этого достаточно жестоко!!!

 Люди опять застонали. Они смотрели с отчаянием на старого Гина, На второго по главенству человека в ихней деревне. Они верили ему. И им было страшно, им становилась страшнее и мучительнее с каждым его словом.

- Он будет следить за нами!!! – кричал уже Гин, размахивая над головами людей своим тяжелым посохом, - и никто не спасется!! Никто!!!

 Женщины заплакали в толпе, потом за матерями заплакали и заверещали их дети. Мужчины взволновано перемещались по полю, одни о чем-то тревожно говорили со своими семьями, другие, крепко сжав челюсти переминались с ноги на ногу, стараясь сохранять остатки хладнокровия.

 Когда заговорил Пху, самый главный старейшина деревни, все замолчали.

- Гин прав! – сказал он тихо, но каждое его слово было услышано жителями деревни, - мы слишком долго не приносили жертву Богам Неба… с тех пор как нас покинула Лима, взмыв в поднебесье на орлах Ярока… ни разу с того времени мы не кормили наших Богов!

 Люди стояли с напряженными лицами и слушали, внимая каждому слову.

- Теперь наш черед расплаты! – сказал Пху, он  провел по своему изборожденному глубокими морщинами лицу ладонью и договорил, - надо принять кару люди…

 Грохот голосов заглушил его последние слова и они утонули в крике отчаяния.

******** «Словом, то, что предвидел Циолковский, сбывалось на глазах: «Человечество не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство».

Пожалуй, именно с доклада о работах Циолковского и началась моя «космическая» биография.»

*** ** *** **

 Ему снилось детство.

 Солнечный летний день. Зеленая трава во дворе его дома и вишня, на которой яркими рубинами светятся зрелые ягоды.

 Дом одноэтажный, с нагретыми кирпичами на его боках манил к себе. В доме было хорошо. Уютно светились окна. Тихо скрипела открытая дверь. Но на дворе было ещё лучше.

 Во дворе было много цветов. Желтых посередине и белых по краям - ромашек. И оранжевых одуванчиков. И если сорвать головку у одуванчика и растереть её в ладонях – то ладони становились желто-оранжевого цвета, и пахли острым и душистым запахом.

  Отец его работал во дворе, неподалеку. Он строгал крыльцо из дерева. Шея у него раскраснелась, и рубашка потемнела подмышками и на спине от пота. Отец строгал рубанком по длинной деревянной балке и желтые, светящиеся в ярком солнечном свете, опилки  взметались в воздух и падали в зелень травы.

  Пришла мать с молочной фермы и принесла большой бидон молока. Запахло чем-то очень терпким и родным, так всегда пахло от матери. Пахло коровами, их навозом, молоком и полевыми травами.

  Она подошла к нему и наклонилась. Поцеловала его в щеку. Погладила по голове. И он почувствовал как радостное тепло разливается по его телу. Он уткнулся головой ей в колени и счастливо засмеялся.

- Ну… будет, будет!.. – сказала она, мягко отстраняя от своего тела.

 Потом обратилась к отцу: - Леша!!! – крикнула она через весь двор, - Заканчивай!! Скоро обедать будем!!!

 Отец вздрогнул от её голоса и обернулся.

 - Пришла!.. – сказал он и улыбнулся. Потом опять принялся за работу.

 Солнце грело все больше и больше.

 Казалось что весь двор потек в жарком мареве, которое дрожало от нагретого воздуха.

 Отец поднялся и распрямил плечи. Он тихо и протяжно застонал, разминая затекшие члены.

 - Сынок! – крикнул отец, заметя его маленького, стоявшего возле забора, - иди сюда, сынок, сейчас на руки мне сольешь!..

 Он побежал через двор к отцу, путаясь ногами в бурьяне.

 Отец набрал из колодца воды. Ведро поставил на землю, и вода в ведре радостно заиграла желтым цветом на солнце. Отец снял рубашку. Потом подал кружку: - Держи, сынок!  Сейчас будешь лить мне на ладони!! – сказал он, - только не быстро лей!.. Давай!!

 И он начал лить из большой кружки отцу на руки.

 Отец тер свои руки, испачканные в желтой пудре опилок. Он потом умылся. Еще раз окунул свое потное и счастливое лицо в студеную воду. Радостно зафыркал и заплевался. Потом он опять набрал кружку.

- А теперь: сольешь мне на шею!!! – сказал он и наклонился низко.

 Стали видные его серые от пыли волосы и маленький кружочек макушки.

- Лей! – скомандовал отец.

   И он полил отцу на шею. Отец вздрогнул от холода и быстро стал растирать себе шею. А он лил и лил, с напряжением держа тяжелую кружку над отцовой головою. А отец стал мыть себе под мышками, вздрагивая каждый раз от холода.

 Отец улыбался и блестел весь в солнечном сиянии. Вода текла по его голому торсу, мочила штаны. Он вытерся рубашкой. Обтер её рукавами лицо и шею. Сплюнул ещё раз.

- Пошли, сынок, обедать! – сказал отец и обнял его за плечи, нежно толкая к дому, - Ты чего такой горячий!? А!?

 И они пошли к дому. А когда они прошли в дом и он уже видел спину матери, склоненную над посудой на кухне… он проснулся.

 В хижине было душно и жарко. На дворе кто-то громко кричал!..

**** ** *

 Незнакомец вышел из хижины.

 Всё стихло. Сразу же с его приходом все замолчали. Люди, которые только что яростно кричали и спорили – теперь стояли молчаливые и испуганные. В глазах у них был страх. Страх рвался наружу. Отчаяние кривило их лица, делало их страшными и беспомощными.

 Незнакомец остановился и удивленно посмотрел на собравшихся людей.

 Люди стояли в оцепенении. Они не знали что им делать. Они не знали что им предпринять. Неестественно страшное напряжение повисло в воздухе.

 В сгущающихся сумерках смуглые тела людей казались теперь черными. А одежда незнакомца светилась бледным светом во тьме двора.

 Гоя стоял среди других людей. Сердце у него расколотилось. Оно било ему в ребра, отдаваясь сильными ударами в висках. Гоя тоже смотрел на незнакомца. И вдруг среди этой ужасной тишины, которая все больше давила своим безмолвствием… Вдруг этот незнакомец посмотрел на Гою и улыбнулся ему. Он улыбнулся Гое радостно.

 Что-то дернулось у Гои в животе. Дернулось и сжалось прямо посередине живота, прямо под ребрами, где кончается грудная клетка. Это было такое странное чувство. Такое незнакомое… не испытанное ранее чувство. Что Гоя не знал как его охарактеризовать.

 И вдруг он понял что улыбается в ответ незнакомцу.

  Незнакомец пошел на встречу Гое. Он что-то сказал мальчику на своем непонятном языке. И Гоя закивал в ответ, хотя ничего не понял из сказанного незнакомцем.

 Люди его племени шарахались от незнакомца. Женщины хватали своих детей и отбегали подальше. Мужчины пятились назад. Они напряженно всматривались в этого чуждого им человека, которого теперь все считали пришельцем с небес. Пришельцем с ужасной миссией – проследить за всеми ихними страданиями и сообщить Богам Неба о соблюдении всей кары, которую Боги послали на неразумных людей. Люди боялись его. Они ещё не ненавидели его. Но они уже очень боялись его. Каким-то образом их страх сплетался в их душах с любопытством, но страх был все-таки сильнее. Каждый человек из племени видел его иначе чем другие.   Но все они видели в нём Зло  совершенное, абсолютное Зло и они страшились его больше всего.

 Толпа разбегалась перед ним.

 Он, казалось, был очень удивлен этому.

 Он что-то говорил. Говорил и говорил. Говорил своим громким, приятным голосом. Говорил, улыбаясь. Он обращался то к одному, то к другому человеку. Но все они отбегали от него. Они испугано таращились на него и всякий раз опускали глаза, когда он хотел заглянуть в них.

 Один Гоя улыбался ему в ответ.

- У-у-у-у-у!! – сказал вдруг Гоя, совершенно неожиданно для самого себя и показал рукою движение полета по небу.

- У-у-у-у-у!! – тут же откликнулся незнакомец и показал такое же движение, он растопырил пальцы  так – что его ладонь стала похожа на птицу… и он провел ею над своею головою. Потом показал пальцем в небо, потом – на землю.

 От этих манипуляций незнакомца многие, стоящие в толпе, очень заволновались.

 - С Неба!! – начали они перешептываться между собою.

 - Он показывает нам на Богов! – говорили другие, - призывая нас поклониться Богам!

 - Он хочет, чтобы мы – покаялись!! – закричали третьи.

 И тут один, а за ним второй, потом третий и четвертый стали падать на колени и прижиматься головой к земле. Один за другим – как подкошенные: пока наконец всё племя, включая старейшин, не оказалось лежащими ниц на земле.

 Незнакомец что-то сказал. Потом громче. Потом он засмеялся. Он подошел к Гое, который один остался стоять. Гоя стоял, хотя внутри у него всё так и рвалось, внутри у мальчика шла страшная борьба между желанием броситься на землю как и все остальные члены его родного племени. Незнакомец подошел к Гое, лицо незнакомца выражало полное недоумение. Он что-то говорил мальчику, о чем-то спрашивал, показывая жестами на склонившихся людей. Но мальчик только отрицательно махал головою. Мальчик не знал что ему ответить незнакомцу. Он не знал что ему делать самому. Тогда незнакомец стал поднимать людей с земли, он брал их за плечи старался выпрямить, приподнять. Но люди шарахались от него, не давались его рукам.

*** *** ***

 Солнце иссушило землю. Растения пожелтели. Почва потрескалась, расползлась. Жара с каждым днем только усиливалась. Вода в колодцах стала пропадать.

- Где Он?! – спросил Гин у своего помощника Тола.

 - Возле моря, - ответил Тол, он сразу понял о ком именно спрашивает у него  Гин. Речь шла о пришельце с неба. В последнее время люди только и говорили что об этом человеке.

 - Что он делает? – спросил Гин.

- Ничего не делает! – ответил рядом шагавший Тол, - просто сидит и смотрит на воду…

 Гин замедлил шаг. По его старому лицу поползло сомнение.

- На ВОДУ?! – спросил он у Тола, останавливаясь.

- Да, на воду, - спокойно ответил Тол. Жара истомила его. А они как раз стояли на самом солнцепеке. И Толу очень хотелось наконец пройти к скале, где можно было найти наконец долгожданную прохладу.

- И тебя это не тревожит? – спросил Гин.

- Не тревожит! – сказал Тол и посмотрел в глаза Гину, - а чего это меня должно тревожить?!

 Гин скорбно покачал головой и пошел. Тол последовал за своим начальником.

 Они пробирались сквозь лес. Точнее – это раньше было лесом. Теперь, после стольких дней ужасной жары – это нельзя было назвать так. Это была куча веток с истлевшими на солнце листьями, сухих стволов и истощенных кустов, которые раньше были зелеными и сочными, а теперь превратились в трескучие на ветру, сухие, ломкие извилины.

 - Надо решать со жрецом! – сказал Гин.

 «Опять!! – подумал Тол, прикрывая свою голову повязкой, до горы оставалось ещё порядочное расстояние, а его лысый череп уже раскалился на таком яростном солнце, - опять он начинает свои игры!..»

 Но вслух он сказал: - Надо, Гин!.. Очень надо…

 Гин посмотрел вдаль, на черный изгиб горы, куда они с Толом направлялись.

 - Боги сердятся! – сказал Гин, рассматривая гору, - Боги сердятся!

 - Но Что Я Могу! ? – не выдержал Тол, - что я могу сделать? Если еще не пришло знамения!?

 Гин сурово посмотрел на своего помощника.

- Ты начинаешь зарываться Тол! – сказал Гин, - слишком непочтительно относишься…

- Прости, Гин! – сказал Тол и склонил голову, повязка опала ему на лицо.

- …Слишком не почтительно относишься к Воле Богам!.. – продолжил Гин.

 «Чего старик от меня хочет!? – думал Тол, все ещё не поднимая головы, - пусть прямо скажет! Пусть не морочит мою бедную голову!!»

 Они шли через песок, который трещал под их подошвами.

- Еще несколько дней такой жары, - сказал Гин значительно, - и жрецу вообще не надо будет появляться… Просто не для кого !..

 Тол глубоко вздохнул и так же протяжно выдохнул. Тут старик был прав. Уже произошло несколько смертей в их племени. И если дело будет продолжаться так же… То старик действительно прав: людей не останется.

- Что я могу!? – спросил сокрушенно Тол.

- Увидеть знак! – громко крикнул Гин.

- Если бы я мог… - начал Тол.

 Но Гин прервал его: - Надо постараться увидеть, Тол!!! – потом голос его изменился, стал более интимный, - некоторые из нашего племени видели знак… он показывал рыбью голову в зубах у орла!..

 «Вот оно ЧТО!! – воскликнул про себя Тол, - Вот чего хочет старик!!!».

- Это же знак Жика!!! – сказал Тол, изображая на своем лице удивление.

 Гин молча кивнул. Они шли дальше. Гин продолжал молчать, ожидая чего-то от Тола.

- Так что, следующим жрецом станет – Жико!? – спросил Тол, Гин кивнул.

 **** ** ****

 Гоя подошел сзади.

Незнакомец сидел возле воды.

 Его теперь в племени называли Архалод. «Архалод» - означало – «Спустившийся с небес для смерти».

Незнакомец теперь был без своего странного одеяния, в котором его нашел Гоя. Он сидел обнаженный, только на бедрах у него было что-то наподобие повязки,   странно сходившейся между ног. С каким-то странным орнаментом на ней – толи цветочек, толи какие-то завитки.

 Незнакомец смотрел в море. Он казался очень несчастным.

 - Здравствуй! – сказал Гоя. И незнакомец, догадавшись о том, что Гоя с ним здоровается – кивнул в ответ.

  Вообще-то с незнакомцем было запрещено разговаривать. Не то чтобы это было запрещено законом… скорее это было негласное правило: не разговаривать и всячески стараться избегать Архалода. Но Гоя этим правилом пренебрегал. Всякий раз когда удавалось удобная возможность… а это было тогда, когда никто другой не мог увидеть что он общается с Архолодом. Гоя всякий раз заговаривал с ним.

 Море шуршало об берег. Переливаясь бирюзовыми волнами, море тихо о чем-то шепталось. Громадная белая птица парила над водою. И незнакомец смотрел на неё грустно и протяжно.

 Тело незнакомца покрылось густым загаром и теперь он стал больше походить на смуглых людей племени Гои.

 - Что же ты не сказал мне, что пойдешь к морю? – спросил у него Гоя, присаживаясь на песок.

 За то время, что незнакомец был в их  деревне, у них с Гоей выработался свой язык звуков и жестов, которыми они могли общаться друг с другом.

 Незнакомец не ответил Гое. Потом он посмотрел на Гою и попросил пить. Гоя кивнул и достал из сумки кувшин с водою. Незнакомец присосался к горлышку. Вода была теплая и вонючая. Но теперь вся вода в деревне стала такой. Незнакомец напился и передал кувшин Гое. Гоя допил воду из кувшина. Он положил кувшин обратно в сумку и, отодвинув её, улегся.

 Он растянулся на песке. Он посмотрел на небо. Небо было высокое и бледное.

 Рядом с ним сидел человек. Самый обычный человек. Гоя рассматривал его слегка плотное тело. Бугры мышц на его плечах и икрах. Самый обычный человек. Теперь без костюма, при полном обнажении – это было очевидно.

- Ты что делаешь? – спросил Гоя и показал знаком.

 Человек ответил знаком – он поднес к глазам пальцы и расширил свои веки: «Просто смотрю!!» - ответил он.

 Потом человек тоже спросил Гою жестом: «Что происходит в деревне!?».

 - Плохо! – ответил Гоя.

 Гоя рассказал что от обезвоживания  и от жары многие заболели. Что на полях трудиться некому, скот – падет, урожай уничтожается!!

 Незнакомец глубоко вздохнул и сочувственно покачал головою.

 Потом он спросил у Гои: «Почему за мною все время следят?!»

 - Ну Ты же – Человек с Неба! – сказал Гоя, - У-у-у-у!! Поэтому к тебе такое внимание!

 Человек улыбнулся и кивнул. Он тоже улегся на спину и посмотрел на небо. Потом он громко застонал.

 - В чем дело?! – спросил озабоченно Гоя.

 «Скучаю!!» - объяснил незнакомец и провел пальцем по небу.

- ЧТО!? За небом скучаешь?! – спросил он незнакомца.

 Незнакомец кивнул. Потом опять застонал.

 Гое вдруг его стало очень жалко.

- Послушай! – осмелился наконец спросить он незнакомца, - это правда что говорят в деревне: правда что это ты причинил нам засуху и перед этим - бурю? (незнакомец удивленно спросил: «Я??!») Ну не совсем Ты, - объяснял, волнуясь Гоя, - Это сделали Боги, которые послали тебя сюда, чтобы ты следил за всеми несчастьями?

 Человек сделал жест, который Гоя не понял. Незнакомец покрутил указательным пальцем у виска и вопросительно кивнул Гое.

 *** *** *** *** ***

 Он шел долго. Очень долго.

 Облака, появившиеся на небе с утра, теперь после полудня  растянулись по всему небосводу. Облака позли по бескрайнему небу лениво и монотонно. Но облака скрывали за собою солнце, что очень помогало. Теперь хоть можно было идти. Но когда солнце выходило, вырывалось из-за облаков – оно так больно и нестерпимо жалило открытое тело, что поход становился совершенно невозможным.

 Теперь солнце спряталось опять и он продолжил свой путь.

За ним следили. Он это видел. Он сразу же заметил, как вышел из деревни: сразу же за ним замелькали черные головы аборигенов. Это не мешало ему. Скорее он им сочувствовал этим людям, прятавшихся от его взгляда в высокой колючей траве. Ему было жалко их, потому что они страдали от жары не меньше чем он, а может даже и больше.

 Он шел и шел. Береговая линия все не кончалась.

 Море плескалось с левой стороны, солнце светило ему в спину.

 Чайки орали над волнами. Пахло водорослями и падалью.

 Он ничего не ел с утра и поэтому ему немного тошнило и кружилась голова.

 Он шагал по раскаленному песку в своих жарких ботиках. Приходилось носить свои ботинки. Босым ходить по такому горячему песку – невозможно, а местные люди никакой обуви не носили. Взять иную обувь негде…

 Ноги проваливались глубоко в почву, и приходилось совершать много усилий чтобы продвигаться в сравнительно быстром темпе.

  Сколько он уже прошел? Десять километров, сможет больше?!

 Он чувствовал что земля все время заворачивала вправо. Береговая линия изгибалась. Оказывается: берег имел овальную форму.

 Далекие пальмы шатались на ветру и скрипели своими стволами. Вдалеке была большая черна гора. Возле горы он заметил несколько человеческих фигурок, которые чем-то занимались. Люди что-то писали у подножия горы. Когда он подошел ближе и ему удалось разобрать, то он увидел что люди писали кровью. Они водили отрезанной козлиной головой по скалам – выводя какие-то красные знаки на каменных боках горы.

 Он шел дальше. Страшно хотелось пить. Но он хотел добраться до чего-нибудь. Он хотел найти хоть какие-то признаки цивилизации. Цивилизации отличной от тех людей, с которыми он жил, сам потеряв счет дням  проведенных с ними.

 Гора оказалась позади него. Теперь солнце пекло не так яростно. Но все равно идти было очень трудно. И опять он отметил, что он все время куда-то заворачивает. Все время вправо.

  Одинокая коза, отчаянно блея, пробежала неподалеку. Коза была худой и грязной.

 Однообразный пейзаж утомлял. Все время желтый песок, черные обломки скал, редкие пальмы или мимозы и сухая серая трава.

 Он присел на песок и немного отдохнул, дожидаясь  когда солнце спрячется за облако.

 Во рту очень пересохло. Пить хотелось нестерпимо. Есть тоже хотелось. Но пить хотелось сильнее.

 Наконец через ещё полчаса ходьбы он услышал запах пресной воды. Он свернул в траву  и, после нескольких попыток отыскать источник, он нашел маленький и тоненький ручеек, вытекавший из камня. Он лег на живот и прижался губами к ручейку. Вода была вкусной и холодной. Он долго ещё лежал, отдыхая возле ручейка, набираясь сил и энергии.

 Вечер стал ткать свое темное покрывало над затихающей природой.

 Он шел уже бесцельно. Ему уже было все равно. Он очень устал. Он отчаялся найти не то  чтобы транспорт, который мог бы его доставить обратно домой, он отчаялся вообще хоть кого-нибудь здесь найти. Людей, которых он встречал по пути – трудно было отличить от жителей его деревни. Теперь, когда черная гора оказалась у него справа, он стал понимать. Он стал догадываться ещё раньше, но теперь уверенность в нем росла с каждым шагом.

 Он находился на острове.

 Именно поэтому земля возле моря все время заворачивала вправо. Это был остров почти идеально круглой формы. Небольшой такой островок. И найти здесь другие признаки цивилизации – было безуспешно. Он это понял. Он теперь возвращался в деревню. Возвращался туда, где к нему так настороженно относились, туда, где избегали его и даже боялись его.

 ******** «Счастлив ли я, отправляясь в космический полет? Конечно, счастлив. Ведь во все времена и эпохи для людей было высшим счастьем участвовать в новых открытиях. Сейчас до старта остаются считанные минуты. Я говорю вам, дорогие друзья, до свиданья, как всегда говорят люди друг другу, отправляясь в далекий путь. Как бы хотелось вас всех обнять, знакомых и незнакомых, далеких и близких!»

*** * ** * * 

  Он лежал в душной хижине. Пахло дымом и соломой. Ночь была жаркая. Сухая ночь душила.

 Он крутился все время, ворочался на своей подстилке. Что-то громко трещало за хижиной. Какое-то насекомое яростно взывало сквозь тишину ночи.

 Он не мог спать. Не мог спать и всё!..

 Он продумывал в тысячный раз. В тысячный раз соображал как он мог попасть сюда. Каким именно способом из Киржачского района он смог перенестись на этот остров.

 Если бы не сон. Если бы не то, что ему приснилось вчера ночью…

 Он всеми силами старался вспомнить что произошло тогда.

 Володя сидел сзади, он дублировал его. Он просто его дублировал.

  Погода была пасмурная. Небо было затянуто серой мглой…

 Но ещё раньше, раньше…

 Он перевернулся на другой бок, к его, мокрой от пота, спине прилипла солома.

 Он продолжал думать. Что-то произошло уже перед полетом, тогда…

 Ещё раньше с утра. Что-то произошло с ним тем утром. Какое-то странное предчувствие наполнило его душу. Что-то нелепое творилось с ним утром. Ему вдруг показалось что он уже летит. Стоя в ванной ему вдруг показалось что он уже в самолете и что они уже летят. Что полет уже происходит прямо тогда, когда он стоял в ванной. Невероятное чувство, очень тяжело поддающееся описанию… Но ему каким-то образом показалось что он разделился. Что один Он сейчас летит в самолете, что ему нужно совершить маневр – уйти на вираж и он тянет штурвал на себя немного вправо….

 И в тоже самое время Он стоит в ванной комнате и смотрит на себя в зеркало, собираясь чистить зубы. И был момент…

 Был такой момент, который вообще невозможно сформулировать, определить, описать словами… Был такой момент, когда Он сам мог выбирать где ему сейчас оказаться: толи в самолете, вместе с Володей, довершать маневр; или он мог выбрать оказаться сейчас в ванной, с тюбиком зубной пасты в руке.

 Это был такой странный момент. Время как будто исчезло, время перестало на мгновение существовать. Было две параллельных жизни. Две жизни, которые проживал один и тот же человек одновременно. И что самое невероятное: Это То - что Он их проживал Всегда!

 Он вскочил на полу. Хижина качнулась немного от того что у него резко закружилась голова.

 Он мог там, тогда в ванной выбирать между двумя жизнями.

 Он потрусил головой и попытался успокоиться. Но успокоиться не удавалось.

 Он тогда, сжимая тюбик с зубною пастой так сильно что паста лезла белым потоком и капала на пол… он в тот момент понял что-то, что-то громадное, что-то невероятное… После чего ему вдруг стало невероятно свободно!

 Свободно и странно на душе!

 Такое странное чувство, что он уже не мог некоторое время воспринимать: где реальность, а где нет!

 Он продолжал лететь в самолете, и смотреть на себя в зеркало одновременно… И в то же время он был где-то ещё!

 Он сам находился в промежутке между двумя этими жизнями. Он был как бы сторонний наблюдатель, и этот сторонний наблюдатель, этот третий – который мог одновременно воспринимать две своих параллельных жизни, этот третий и был – реально существующий!!!

 Он вскочил на ноги прошелся по хижине. В черноте ночи он натыкался на сухие стены жилища и колкая солома неприятно теребила его босые подошвы.

 Он летел… летел… летел…

**** **** **  * * **  **    * ***          *

 Он летел.

 Володя сидел сзади. Небо было серым.

  Приборы показывали что – все в порядке.

 Полет был самым обыкновенным.

Обычный тренировочный полет.

 Он уходил вверх, набирая высоту, он рвался в воздухе. Аппарат слушался его безукоризненно.

 Они пролетали аэродром снизу. И вдруг кабину качнуло.

 Резко вдруг что-то надавилось на него. Невероятная перегрузка. И аппарат дернулся.

С этого все и началось.

 - Что с тобой? – спросил в наушниках Володя.

 - Все в порядке!! – ответил он.

 Аппарат опять набирал высоту. Опять все показания приборов стабилизировались.

  Кто-то прокричал в наушниках. Кричали громко и неразборчиво. Сквозь шум и помехи в радиосвязи ничего нельзя было разобрать.

- «ЧТО??» - оба, вместе Он и Володя переспросили у Центра полетов.

 В наушниках опять зашелестело.

 - Вхожу в облачность, - сказал он, когда самолет уже проник в густое облако, - высота - …

 Он посмотрел на приборы…

 На мгновение ему показалось что приборы исчезли, что вместо приборов он видит свое отражение в зеркале.

 Он резко мотнул головою и опять посмотрел на приборы. И опять он видит свой голый торс и свое удивленное лицо, смотрящее на него из зеркала. Как он не старался рассмотреть показания приборов… Ему вдруг показалось что всё это уже было, что всё это он отчетливо помнит…

 - Вправо!! – заорал Володя.

 Так заорал, что заложило уши от такого крика.

 Он потянул штурвал вправо, он сжал штурвал и рванул на себя, потом что-то произошло и всё закрутилось.

 Они оказались в штопоре.

- Высота нормальная, услышал он голос Володи, - как только выйдем из облачности – постараемся выправиться и выйти из штопора!..

 ОН смотрел на свое отражение, стоял и смотрел на свое отражение и слышал слова Володи очень отчетливо! Невероятно отчетливо. Зубная паста текла на пол.

 Вдруг зеркало превратилось в громадный оранжевый шар.

 Отражение исчезло и все заполнило ярким светом.

 Свет проникал сквозь него, свет проникал сквозь его тело, и в какой-то момент показалось что и сам Он стал частью света. Свет несся со страшной скоростью сквозь тьму.

 Скорость была такой невероятной, что мысль не успевала за полетом этого света, который мчался сквозь вселенную…

 Мимо неслись звезды, целые галактики проносились мимо… миллиарды звезд и сотни тысяч световых лет проносились за одно мгновение.

  Чернота вселенной вдруг закончилась и сменилась громадным плоским зеркалом.

  Зеркало   начало изгибаться и отражать оранжевый свет, с которым Он мчался над этим зеркалом. Изгибы зеркала стали отражать изогнутые световые линии, которые стали чередоваться одна за одной, все чаще и чаще, быстрее и быстрее.

 Потом вдруг все мгновенно исчезло и он оказался на берегу очень тихой реки с невероятно чистой водой. Там было так приятно и спокойно. Умиротворенно и хорошо. Над ним росла яблоня. Бледные с розовым яблоки светились в полутьме начинающегося вечера. Небо над головой было затянуто серым. Трава была такой зеленой и сочной, было тепло и ласково вокруг и он вдруг вспомнил что он тут был всегда, вспомнил, что все остальное ему только снилось… и он…. И он…. И он… И ОН

*** *** * *

 ПОСНУЛСЯ.

 Он проснулся той ночью несколько дней назад.

 И теперь он не спал. Он вспоминал тот сон. И не понятно было: был ли Это просто Сон, или Это было Воспоминание.

 В темноте хижине он опять опустился на корточки и постарался отыскать свою подстилку.

 Наконец он нащупал её и улегся.

  От жары и духоты болела голова и ломил позвоночник.

 Хотелось пить.

 А он опять начинал думать и соображать: что могло это быть.

 В очередной раз он постарался логически разобраться каким именно образом можно было перенестись сквозь такое громадное расстояние из центра Советского Союза в…

 Он даже не знал где именно он теперь находится. Но примерно представлял что это место где-то в тропиках!

 «КАК!?» - шептал он в тишине хижины. «КАК»??  Каким образом!?

 Что-то наверняка произошло, когда его самолет входил в облачность, что-то случилось.

 Пространство изогнулось, или наоборот – прорвалось и его выкинуло на этот остров…

 Но почему Его – Одного!? Почему без самолета?

 Где теперь Володя?!

 Что сталось с его инструктором!?

 Одни вопросы, которые не давали уснуть, которые сводили с ума!

 И что Ему теперь делать? Как добраться до людей!? Как убраться с этого острова? И ему вдруг стало резко душно! Казалось что что-то в темноте сдавило его.

 Это было как тогда!..

 Он ни-ко-му! Ни-ко-гда!! Не рассказывал об этом…

 Про то, Что случилось с ним в открытом космосе!..

 Это продолжалось всего несколько секунд…

 Но… Эти секунды показались ему вечностью!

 В самом начале, когда третья ступень отделилась… а перед этим не сработала система радиоуправления… и выключение двигателя произошло только после срабатывания дублирующего механизма…

 Когда он уже был в открытом космосе и под ним проплывал громадный круг мутного синего цвета, а перед его лицом крутился глобус, показывающий точное расположение его корабля над планетой Земля… Именно тогда, когда свет Солнца, этой огромной яркой звезды, переламывался над его планетой, образуя такую невероятную игру красок:  от бирюзового до светло–красного… такая чудесная радуга сверкала над выпуклым диском Земли…

  Именно тогда его охватила паника…

 Чудовищная!! Невероятная паника!

  Ему показалось что воздух перестал поступать к нему в скафандр…

 Ему стало казаться что он задыхается, что он сейчас просто умрет от удушья!..

 Ему До Такой Степени захотелось обратно на Землю!!

 Он судорожно хватал воздух. Он боролся с жуткой слабостью, которая хуже невесомости завладела его телом.

  ОН вдруг понял…

 На какое-то мгновение он вдруг осознал что Он сейчас ТАК ДАЛЕКО ОТ ЗЕМЛИ! Что рядом на многие километры никого нет! Что – кругом – ПУСТОТА! Абсолютно мертвая пустота! И что если малейшая ошибка произойдет с управлением корабля… его просто выбросит на другую орбиту и он будет вечно, без какого либо шанса на возвращение, крутиться над планетой Земля, лишенный какой-либо помощи от туда!!

 Ему показалось что он сейчас выпадет из своего тела. Каким образом – непонятно, но именно так ему почудилось! Что его тело лопнет от страха!

 Пот градом катился по его телу.

 Ноги свело судорогой!

 Он старался, всеми силами старался преодолеть этот приступ, раздирающей его на части, паники!

 Наконец после многих невероятных усилий ему удалось совладать с собою!..

 Ужасным усилием воли он заставил себя соображать нормально!

 Он подчинил разум своей воли.

 И через несколько минут он был уже в совсем  обычном состоянии!

 Чернота за стеклом иллюминатора светилась яркими точечками звезд. Здесь, в безвоздушном пространстве, звезды были иными чем на Земле. Когда смотришь с земли – то звезды кажутся маленькими точками, плевочками, дырочками острого света, колеблющиеся в ночном небе.

 А теперь, когда ты сам оказался в небе, сам превратился в одно из летающих по небу тел… теперь звезды стали ближе, понятней. И хотя расстояние между тобой и звездами не увеличилось нисколечко, принимая в расчет ту громадную дальность, где располагаются звезды, все равно… звезды стали ближе..!

  Звезды стали как живые существа. Они смотрели на тебя, рассматривали тебя, казалось ещё мгновение – и они заговорят с тобой!..

 И так, залюбовавшись звездами он отвлекся от того жуткого приступа страха. Тело стало приходить в норму, мозг расслаблялся.

  Но остатки того пережитого ужаса все-таки блуждали в уголках его сознания, пытаясь разрастись и поглотить его полностью. И поэтому он, предчувствуя возможный новый приступ паники, с которым он возможно не сможет справиться – он просто свихнется, просто сойдет с ума…

 Он стал сосредотачиваться на работе. Он записывал карандашам на планшете показания приборов и свои ощущения от полета, потом карандаш, развязавшись – улетел куда-то, где его невозможно было достать. Планшет тоже начал парить в невесомости. Тогда он начал диктовать в магнитофон, связываться с Землею… и так, постепенно увлекаясь работой, он позабыл о своем кошмарном ужасе, затолкнул его глубоко в подсознание… Он посмотрел в иллюминатор. И он увидел Землю опять увидел свою Землю, по новому! Совершенно по-новому. Огромная Любовь заполнила все его Душу!! Громадный круг, мерно плывший под ним, был его домом. Любимым Домом.                            

Похожие статьи:

РассказыЗона страха

РассказыСтрах

РассказыОчень страшное кино

РассказыЭксперимент не состоится?

РассказыОползень

Рейтинг: 0 Голосов: 0 640 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий