fantascop

Потерявшиеся

в выпуске 2017/03/06
19 февраля 2017 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article10434.jpg

1
– Мам. Ма-ам!– сначала тихо, потом громче позвала Настя. Поезд почему-то стоял. Он был совершенно пуст, и  рядом никого, кроме младшего брата, сжимающего  руку.
– А где все? – Вадим потер заспанные глаза,- я уснул?
– Я тоже спала, Вадик,- Настя хмуро посмотрела по сторонам,- как все это странно…
– Мне страшно,- заныл Вадим и заплакал. 
– Тихо ты.
Настя, приложив палец к губам,  жестом показала брату, чтобы он подал руку. Тот скривился, готовый вот-вот зареветь громче и покачал головой.
– Вот, непослушный!- Строго шепнула Настя, братишка всегда любил покапризничать по поводу и без. - Понимаешь, надо уносить ноги. Здесь, что-то не  так, видишь?
Вадим перестал плакать, протягивая сестре худенькую ручку, другой крепко сжимая зайца, которого связала бабушка.  Заяц был  его любимцем, и Вадик  с ним почти никогда не расставался. В таком возрасте дети  бывают очень привязаны к игрушкам. Заяц был ему как друг. Вадику только  исполнилось пять, но он оказался не по годам развитым мальчиком. Но с зайцем даже разговаривал, жаловался и ворчал, бывало, на родителей и засыпал, обняв обеими руками. Обычно, он слушал старшую сестру, которой недавно исполнилось шестнадцать. Сейчас же очень испугался, поэтому  точно прирос пятой точкой к сидению и боялся пошевелиться.  
Скрежет. От него брат и сестра вздрогнули. Вадим метнулся к Насте, которая все еще сидела на корточках, пытаясь выманить его  с сидения около окна. Малыш выскочил из своего «убежища», бросившись к сестре, вцепился в нее, задрожав от страха. 
Схватив мальчика на руки, она побежала к распахнутым дверям.
– Морковка! – вдруг закричал Вадик.
Настя остановилась, чувствуя, как сильно бьется сердце, пульс стучал в голове, а по коже побежали мурашки.
– Тихо! – сказала она шепотом, поставив Вадика на пол,- вот твой Морковка! – повертела зайцем перед носом брата,- я ж взяла его, дурачок.
– Морковка,- улыбнулся Вадик, протягивая руки к вязаному зайцу и прижимая к груди любимчика. 
Настя взяла мальчика на руки и, выглянув из вагона,  поняла, что никого кроме них в темном тоннеле метро нет.
– Что  же мне с тобой делать? – она помогла ему спуститься и, крепко сжав руку,  пригрозила.- Не вздумай убегать от меня и давай Морковку, я его в рюкзак положу...
– Нет,- захныкал Вадик.
– А если ты его потеряешь? – строго спросила Настя, Вадик округлил голубые глаза, выбирая, что делать: отдать любимца или снова зареветь. – Вот послушай. Со всеми людьми что-то случилось, они пропали. Мы остались одни в этом темном тоннеле. А что может быть в темном тоннеле?
– Чудовища,- дрожащим голосом ответил Вадик, сжав  руку сестры, как можно сильнее.
– Ты же не хочешь, чтобы Морковка остался один в темноте?- В ответ Вадим яростно замотал головой. – Вот.  Поэтому сейчас мы пойдем вперед и выйдем на следующей станции. Сидеть в вагоне мне совершенно не  хочется. А Морковка пускай отдохнет у меня в рюкзаке.
– Хорошо.- Вадик насупился, выпятив нижнюю губу, понимая, что спорить со старшей сестрой   бесполезно.  - А как же мама и папа? – спросил мальчик.
– Отойдем, и я позвоню им. Хотя… - Настя замешкалась, вытащила телефон, не понимая, как тот мог полностью разрядиться. – Странно. Ты только не  бойся…
– Мне уже страшно, когда ты  так говоришь, - Вадик сжал руку сестры, прижимаясь к ней.
– Если ты  будешь меня слушаться, ничего плохого не произойдет,- Настя строго посмотрела на  брата и потянула за собой.
Тишина нарушалась лишь  шагами детей, которые медленно шли, минуя состав поезда в метро. Он казался похожим на мертвого динозавра, в чреве, которого пусто. Настя понимала, просто так  люди не могут исчезнуть и объяснения  произошедшему пока не находилось. 
Темные своды освещали тусклые лампы. По стенам сочилась вода, пахло сыростью. Сквозь камни рос плющ, который пытался захватить территорию, цепляясь корнями за выступы на стене. Бледный свет падал на  зеленые  мраморные листья, делая их не  похожими на обычное растение, а что-то мистическое из другого мира, затерянного в пространстве. Настя потрогала влажные листья и  двинулась дальше, не выпуская руку Вадима.
Впереди послышался звук. Точно какое-то животное, вероятнее всего, собака, бежало впереди, цокая когтями по бетонному покрытию. Ребята остановились, прислушиваясь. Животное остановилось тоже. Оно  почувствовало, что кроме него здесь тоже кто-то есть, и побежало к детям. Вскоре Настя увидела  приближающуюся овчарку. Вадим спрятался  за сестрой, он боялся крупных собак и начал жалобно поскуливать.
– Успокойся, это хороший пес.- Сказала Настя, видя, как собака дружелюбно машет хвостом. – Как тебя зовут? – Спросила она,- ты потерялся или ищешь нас?
Собака подбежала ближе, нюхая воздух, а потом лизнула Настину руку и села напротив, высунув розовый язык.
– Может, ты знаешь, что случилось? – спросила Настя, присев на одно колено. 
Громкий скрежет, вернул брата и сестру в обитель ужаса. Сердце бешено заколотилось, а Вадик, вцепившись в Настю, затаил дыхание, готовый вот-вот зареветь. Звук, который они услышали, прозвучал рядом, как будто кто-то царапал когтями крышу вагона. Собака посмотрела наверх, и, ощетинившись,  зарычала.
Настя, потянув за собой Вадима, быстрым шагом направилась вперед. Собака оставалась на прежнем месте, и рычала, чувствуя опасность. Настя боялась обернуться,  она не хотела увидеть то, что издает такие звуки, от которых внутри сжимается сердце, словно чья-то рука покрытая шипами шарит внутри грудной клетки.
Потом она увидела, что рельсы обрываются, дороги дальше не было, только путь в темноту мрачного тоннеля. 
Страх подгонял, и если сначала они шли медленно, озираясь по сторонам, теперь прибавили шаг. Потом, подхватив Вадима на руки, Настя побежала. За спиной послышался рёв, и этот звук издавала не собака.
 В висках застучало, Настя не ощущала усталости, страх подгонял, придавал силы. Пот струился по спине. Настю удивляло, что брат держится и не орет, как полоумный. Он мог закричать при виде осы или жука, собаки. Она часто дразнила его трусишкой. Теперь же он молчал, и Настя даже подумала, не потерял ли он дар речи от страха.
– Ты в поряд… - она не смогла закончить вопрос.
Следующее произошло внезапно.  Девочка даже не успела вскрикнуть. Она лишь почувствовала чьи-то сильные руки, которые подхватили, затаскивая в проход в стене. А потом, в проеме,  где виднелись рельсы, промелькнула тень. Там, где только что стояли ребята, пронеслось что-то мерзкое, злобное. Оно искало их. Наконец, переведя дыхание, Настя поняла, они не одни. Вадик тихо всхлипнул, сжимая ее шею, обвив обеими руками. Он заговорил первым, спросив незнакомца:
– В-вы к-кто?
– Просто незнакомец,- прозвучал голос из темноты. Настя, обернувшись,  пригляделась, увидев молодого человека. Он был старше, но ненамного. Худой долговязый парень с темными волосами до плеч.
– Что здесь происходит, кто ты?
– Я сам не понимаю, как этот поезд попал в заброшенную шахту,- ответил парень.
– В заброшенную шахту? – Настя посмотрела  в темноту проема, где виднелись рельсы и свод тоннеля.-  Постой.  Мы ехали в метро. Ехали в гости, вместе с родителями. Видимо заснули, потому что когда я открыла глаза, поняла, поезд остановился. И  у меня создалось такое впечатление, что поезд давно так стоит. Только никого кроме брата рядом не оказалось, все, загадочным образом, исчезли. Но, мы  там были не одни, там было что-то еще. Я слышала…  Мы с Вадимом услышали скрежет, он исходил откуда-то сверху. Это напугало, поэтому мы выбрались, решив дойти до следующей станции. Потом встретили там собаку.
– Собаку? – переспросил незнакомец.
– Да овчарку, она мне показалась милой, даже лизнула руку.
– Мы так приветствуем незнакомцев,- ответил парень. - Ты какая-то странная, точно с неба свалилась. Говоришь непонятные вещи. Метро, овчарка, родители.
– Неужели?- усмехнулась Настя.- Ты не знаешь что такое родители? И что такое метро?!
– А должен? – в тон ей спросил незнакомец.
– Меня зовут Настя, а тебя?  
– Ты делаешь большую ошибку, сообщая свое имя первому встречному,- он подозрительно посмотрел на девочку.- Меня называют Пёс, это мой тотем, он помогает мне, а какой тотем у тебя?
– Слушай, Пёс,  или я попала в другой мир, или ты сбежал из сумасшедшего дома? – Настя уже не знала чему верить. Этот странный парень немного пугал ее, но больше удивлял необычным поведением.
– Идем. Пессимаморф скрылся, и я рад, что вы не пострадали,- Пёс взял за руку Настю и потянул за собой. – Пройдем по этой штольне,  зачем рисковать, что-то не хочется возвращаться обратно в шахту.
Настя послушно продвигалась за Псом, сжимая руку брата, который на удивление вел себя тихо и совсем не плакал. Через короткое время они вышли на поверхность, используя металлическую лестницу, которая вела к  распахнутому люку над головой. В отверстие светило солнце, пахнуло свежим не городским воздухом.  А когда Настя выбралась на поверхность, то на мгновение потеряла дар речи от увиденного.
– Ты знаешь, Пёс,- начала она, чувствуя, что еще немного и нервы сдадут, точно,- мне кажется мы, как в фантастическом фильме какие-то, на хрен, попаданцы в другое измерение.
– На хрен?  Это что? – спросил он совершенно искренно.
– Да так, это я на своем диалекте,- отмахнулась Настя.- Идем,- она потянула за руку Вадима.
– Я есть хочу,-  захныкал братишка.
– Я тоже,- в тон ему ответила Настя. Расстегнула рюкзак, вытаскивая  вязаного зайца.- Держи своего Морковку.
– Это твой брат? – спросил Пёс.
– Да, это Вадим, а я Настя.
– Я же предупреждал,- Пёс озабоченно покачал головой,- свое имя никому не называй,  - он посмотрел по сторонам и  продолжил тише,- жрецы, узнав имя, принадлежащее тебе и брату, отдадут вас на съедение пессимаморфам, взамен получив ваши бессмертные души. Не веришь. – Это было больше похоже на утверждение, чем на вопрос. – Хорошо, вы точно не отсюда, как и этот странный поезд в жилище пессимаморфов. Там  их целая колония и не представляю, чем все обернется для вас. Да и для нас тоже.
Пёс шел впереди, пыля босыми ногами. Ребята следовали за ним по широкой дороге, выложенной коричневым камнем. Настя, сняла туфли, вовремя сообразив, что еще немного и отвалится каблук. Вадик с любопытством оглядывался по сторонам. Слева расстилалось поле с  неизвестными растениями, похожими на подсолнухи, только синего цвета, справа располагалась, как объяснил Пёс, ореховая роща. Парень, попросив подождать, юркнул в заросли.  Настя с любопытством смотрела на его макушку, выглядывающую из-за кустарника, то пропадающую, то появляющуюся вновь. 
– Что он там делает?-  Спросил Вадим. -  Ловит дичь?
– Вадим,- Настя чуть не прыснула  от смеха,- о чем ты говоришь, какая дичь?
Пёс вернулся, и вправду, быстро, что-то вытаскивая из карманов штанов.
– Вот, держи,- он протянул Вадику несколько крупных орехов.
– Потом братишка захочет пить,- сообщила Настя, легко разгрызая ореховую скорлупу и отправляя себе и Вадику в рот вкусные ядрышки, похожие на шоколад. – Чем дальше, тем интереснее – следующий этап это поиск туалета для Вадика. Хорошо еще Морковка не просит писать.- Она, засмеявшись, посмотрела на Вадика. Тот улыбался довольный вкусным лакомством, в животе перестало урчать, но  проведение сестры не ошиблось, через полчаса братишка захотел пить.
– А у  тебя не найдется что-нибудь попить? – хрипло спросил он Пса.
– Вот видишь,-  Настя хлопнула себя по коленям и засмеялась,-  предсказываю будущее.
Пёс хохотнул, а потом сообщил, что пока не поздно необходимо придумать имя своего тотема.
– Но как? Я не понимаю вообще, что это за тотем,- Насте не нравилось, что снова пришлось вернуться к этому глупому разговору о тотемах и жрецах продающих  или покупающих души. Не важно, сейчас это не имело большого значения.
– Чтобы тебе стало понятно, я покажу наглядно,- сообщил Пёс.
Это наглядное сначала повергло в шок.  Понять происходящее сможет лишь тот, кто увидит собственными глазами, как парень только, что идущий с тобой рядом и мило разглагольствующий непонятно о чем, но, делая это превосходно, вдруг перестает быть им. Он превращается в собаку. В ту самую, которая встретила их возле опустевшего поезда, та самая собака, лизнувшая руку Насте и показавшаяся такой  доброжелательной.
– Он что оборотень? – спросил Вадик, прижавшись к Насте,- с виду совсем не кровожадный.
– Да-да,- согласилась Настя, протягивая руку Псу, который невозмутимо вилял хвостом и с собачьей преданностью смотрел в глаза.- Я поняла. Круто!
Она подняла вверх большой палец, сжав кулачок:
– Жаль, мы так не умеем, но как же нам выжить в  вашем зоопарке?
Пёс снова став человеком, поправил смявшуюся рубашку, и Настя только что подумала, что  оборотни, обычно превращаясь в зверя, разрывают на себе одежду, оставаясь нагишом. В ситуации ее нового знакомого было все по-другому.
– Теперь поняла? – спросил он, улыбаясь во весь рот.
– Не знаю,- ответила Настя,- вот Вадик предположил, что ты оборотень…
– Нет,- он серьезно покачал головой,- оборотни совершенно другая система  обращения, мы просто меняемся телами с тотемом вот и все. Сейчас Пёс во мне, а когда я становлюсь им, то нахожусь внутри его  доброй собачьей души.
– Как все это запутанно,- Настя взяла за руку  брата,- но как же мы сможем находить в обществе, таких, как  ты?
– Я что-нибудь придумаю,- пообещал Пёс и двинулся вперед.
Весь оставшийся путь Настя убеждала Вадика, чтобы он никому не называл своего имени, опасаясь, что в мире, где люди запросто могут превращаться в животных, возможно, всё, как и продажа человеческого мяса для жертвоприношения пессимаморфам и выкуп души этого мяса, что когда-то было человеком. Один  самый главный вопрос не давал покоя – как они попали сюда и далее вытекал следующий – как выбраться, как вернуться домой?

2

Солнце клонилось к закату, проснулись ночные птицы, Настя не разбиралась в них. Во всяком случае, подумала  о совах. Тем более,  здесь все казалось  чужим: синие подсолнухи, орехи, похожие на шоколадные конфеты, и чудовища пожирающие детей. Последнее могло оказаться и в  Настином мире, однако ей казалось, именно здесь чудовища только и ждут, чтобы кого-нибудь съесть. Вот так вот замешкаешься,  выгуливая Пса, она чуть не рассмеялась, представив себе подобную картину, и конец своей юности.
– Ты чего? – подал голос Пёс,- придумала второе имя?
– Не-а,- рассмеялась Настя,- если только Вадика я буду называть – Морковка, ты не против?
– Вадик хочет спать,- зевнул малыш, и Пёс любезно предложил взять его на руки,- Морковка,- мальчик одной рукой обнял Пса за шею, второй же прижал к груди вязаного зайца, давшего ему невзначай собственное имя.
– Ну, а ты не против, если я тебя Белкой буду звать? – осторожно спросил Пёс, а Настя смотрела на горизонт, где полоса леса, освещенная  предзакатным солнцем, потемнела. А темнота все ближе подступала, как туман, клубящийся в дремучем лесу. 
– А почему белкой-то? – удивившись, поинтересовалась Настя.
– Ты юркая, бойкая, у тебя волосы рыжие.
– А как я объясню отсутствие тотема?
– Не волнуйся, об этом, тебя никто не  спросит. Такие, как вы, с  братом, мне не встречались ещё. Как и, наверное, большинству из нас. И все-таки, как же твой поезд оказался в тоннеле шахты?
– Не знаю,- в пятый раз ответила Настя-белка.
Впереди показались огни ночного города, с огромными небоскребами, разноцветной иллюминацией и с облаком света, парившим над домами. Настя никогда еще не видела такой красоты, теперь она точно знала, в ее мире подобного не существует точно.
3
Пёс решил поселить новых знакомых в своей квартире. Он снимал ее  на тринадцатом этаже пятидесяти этажной высотки, на окраине города. 
 Комнатушка небольшая – метров пятнадцать, не  больше. Однако тут было все, что нужно молодому работающему студенту: кухня, туалет с душем, компьютерный стол с аксессуарами, которым мог позавидовать каждый компьютерный гений, диван и кошка.
– Это тоже твой тотем? – спросила Настя.- Положи Вадика на диван.
– Белка,- внезапно ответил он,- ты забыла, что я говорил…
– Так-так,- кошка мгновенно превратилась в высокую стройную женщину.- И кого ты привел сюда, Пёс?
– Это Белка и Морковка…
– Не лги! – она резко двинулась к нему, сжимая тонкими, сильными пальцами  горло парню, вонзая  ноготь большого пальца ему в шею,- я не расслышала имя. Ты знаешь его?!
– Нет, мам не знаю,- прохрипел Пёс,- это просто моя  новая подруга Белка, только и  всего, а Морковка ее брат.
Женщина отпустила его, недоверчиво повернувшись в сторону Насти. В ее лице появилось что-то хищное, и Настя не хотела показать, как ей стало страшно. Сердце заколотилось, а на щеках вспыхнул румянец. Незваная гостья улыбнулась хищной улыбкой, направляясь к двери, и добавила сладким голосом:
 – С каких пор ты приводишь в дом детей? Меня удивляют твои поступки, Пёс.
 Кошачьи нотки легко улавливались в  ее дьявольском ворковании, но Настя знала, играть с этой женщиной опасно. Если бы она оказалась одна, то можно было попытаться, но только не сейчас. Теперь она в ответе за  Вадика, и  времени на игры нет.
– Мама, мы устали и хотим, есть, и спать,- Пёс подошел к ней и, открыв дверь, попросил оставить его в покое.- Прости, но лучше бы нам поговорить завтра, я позвоню. И… Не сердись, хорошо?
– Хорошо,-  она обняла его и посмотрела в сторону Насти оценивающим взглядом, как будто зная, у девочки совершенно другое имя, и защищающего тотема нет, как и места в этом мире, существующим лишь для тех, кто пришел в него в боли и страдании.
Пёс осторожно, чтобы не разбудить Вадика, разложил диван, а себе постелил на полу. Потом вместе с Настей они пили чай с бутербродами и, казалось, ничего странного нет в этом.
– Я бы хотел показать тебе город, рассказать о нашем удивительном мире, но ты напугана, я вижу это и, наверняка, у тебя все мысли о доме и о том, как вернуться.
– Да, Пёс, в чем-то ты и прав, но пока мне нравится здесь, - согласилась Настя,- все это очень интересно, но как нам вернуться? Мама и папа, наверное, места не находят. А как твое настоящее имя?
– Прости,- он опустил глаза,- я  не могу сказать этого. Его знал жрец, что нарек меня. Теперь он мертв, моя мать постаралась над этим, как только мне исполнился год. Таковы бывают обычаи.
– Странно все это,- Настя  с интересом  «бродила» по страничкам Интернета.- У вас даже нет «В Контакте», «Facebook»,  нет всего того, что есть у нас. Боже, у вас нет мобильных телефонов? Как вы общаетесь?  Где социальные сети?!
– Ты говоришь о непонятных мне вещах,- Пёс сложил чашки и тарелки на поднос.- Идем, я помою посуду.
– Хорошо,- выдохнула Настя.- Но разве вы не звоните, друг другу, у вас даже стационарного телефона нет?
– А что такое телефон? – Пёс непонимающе нахмурил брови.
– Ну, к примеру, ты хочешь поговорить с другом или позвонить в школу, как ты это делаешь?
– А, ты об этом,- улыбнулся Пёс.- Отправляю свой тотем с посланием.
– И все? Так просто?  Прям, как смс, только бесплатно.
– Смс? 
– О, это долго объяснять. А раньше к вам попадали люди из другого мира, ты слышал об этом?
– Нет,- пожал плечами Пёс,- только в книжках читал, такое только описывают в фантастических романах.
– Да, - протянула Настя.- Мы попали! И что же теперь делать?
– Пока не знаю, но постараюсь придумать, а сейчас идем спать. Мне завтра в институт, а потом на работу. Посидишь дома. Лучше никуда не выходи, это может быть опасным для вас. И прошу, не называй никому свое настоящее имя,  поняла?
– Поняла.-  Выдохнув, ответила Настя.
 Но на самом деле, ей не терпелось прогуляться по незнакомым улицам чужого, но прекрасного города. И очень хотелось вернуться, потому что неизвестность пугала. В то же время дух исследователя рвался наружу, предлагая завтра же начать осторожные попытки узнать об этом мире, как можно больше интересного.
4
Оставлять Вадика одного не хотелось, тем более, вдруг появится эта мегера под именем Кошка мама Пса.
– Как они разбираются в этих кошках  и собаках, ведь каждое имя должно быть индивидуальным. – Настя налила Вадику теплое какао из чайника.
– Настя, как ты не понимаешь,- Вадик скорчил умную мордашку, точно в него вселился дух Эйнштейна.- Насть же тоже много. Мама говорила, это самое популярное имя.
– Ну да, Морковкин.  А фамилии у них, интересно какие? Попугаев, Барсуков? – Вадик рассмеялся, а Настя потрепала его по волосам.- Сидеть взаперти я не хочу. Неизвестно сколько у него пар, а еще работа, может, так до ночи просидим, поэтому пора отправиться  на поиски приключений!
– А у тебя ключи есть? – спросил Вадик.
– Да тут висят, какие-то, на гвоздике. Вот, видел?- Она  сняла ключи с брелоком и покрутила  на пальце. – Идем путешествовать?
– Идем! - С готовностью ответил Вадик. Он тоже не хотел сидеть дома, тем более, когда за окном такой чудесный день.
И они отправились посмотреть на другой мир, где нет сотовых телефонов, социальных сетей и говорить друг другу настоящее имя, считается непростительным. Ходят в библиотеки, вместо переписки в соцсетях, что кажется пережитком прошлого, рассуждала про себя Настя, ощущая настоящее бесстрашие в сердце.  И еще  это похоже на то, если б она была разведчиком, засланным в тыл врага, улыбнулась Настя.
Несмотря на то, что рабочий день в самом разгаре, на улице многолюдно. Народ показался Насте улыбчивым и приветливым. Мороженное, которым угостила Вадика приятная женщина в кафе, оказалось чрезвычайно вкусным. Золотистый лимонад в парке разливали всем желающим. А Вадика даже  «запросто » прокатили на аттракционе  «Вихрь», отчего у него сияли глаза от счастья. Ведь мама никогда бы не разрешила покататься на такой опасной вертушке.
– Я бы здесь еще остался! - Вадик радостно размахивал руками. В одной у него была сладкая вата, в другой очередная бутылка с лимонадом,- только маму и папу жалко, они, наверное, ищут нас.
На мгновение радостная улыбка слетела с лица мальчугана, и он обнял сестру. Вздохнул, как взрослый, у которого большое горе, а потом, увидев танцующего клоуна, перестал грустить, направившись к новым впечатлениям.
Настя посмотрела на часы. Подумав, что пора возвращаться.  Внезапно, девушка, стоявшая рядом с ней, превратилась в красивую черную пантеру и понеслась  по тротуару.  Настя увидела еще двух больших кошек, которые прыгнув в кусты, обратились в смеющихся девочек. Этот мир непостижим для восприятия, думала она, но он так прекрасен. Казалось, люди и животные живут в полной гармонии, и в ее мире подобное невозможно.
 Посмотрев по сторонам, Настя вдруг поняла, Вадика   нет рядом. И как он ускользнул от ее взгляда, только что стоял здесь и рассказывал о вкусном мороженом, а теперь, как будто испарился.   
К ней подбежала собака. Та самая, или похожая на Пса?
– Пёс,  это ты? – спросила она, а потом увидела, как собака материализовалась в высокого рыжего парня, протянувшего руку.- Нет, погоди, у меня брат, куда-то подевался,- отмахнулась она.
– Я думал, ты звала меня,- он удивленно посмотрел на нее,- это разве не твой тотем пригласил меня познакомиться?
– Нет,- отмахнулась Настя.
– Я Пёс, а ты? 
– Белка,- ответила Настя, ощущая себя по-идиотски. Вадика нигде не было. – Морковка!!!- закричала Настя в толпу: - Эй, ты где?!!!
– Что ты кричишь?- казалось, ее крик удивил всех, кто услышал его. - Неужели трудно воспользоваться тотемом и просто попросить Морковку вернуться.
– Отстань,- отмахнулась Настя, решив начать поиски Вадика,- куда же он подевался?- пробормотала она себе под нос, пытаясь выхватить маленькую фигурку брата в людской толпе. 
В желудке засосало, Настя понимала, потерять Вадика она не имела права. Вдруг она увидела, что братишка идет с незнакомцами. Невысокая женщина и полный мужчина держали Вадика за руки. Они приближались к машине. Водитель вышел из автомобиля, открывая перед ними дверь.
– Морковка! – закричала Настя и побежала к людям, зачем-то сажающим ее брата в машину: - Морковка!
Вадик обернулся. Улыбнулся, пытаясь высвободить руку из ладони мужчины, но тот грубо запихнул его в машину.
– Вадик! – вырвалось у Насти и ей показалось, что все, кто услышал имя брата, обернулись в поисках его обладателя. 
Настя подбежала к незнакомцам,  которые не сразу поняли происходящего, схватила брата, прижимая к груди, понимая еще чуть-чуть и уже можно зареветь.
– Ну, куда ты пошел, дурачок? – она погладила его по  волосам и, повернувшись к незнакомцам, извинилась.- Простите, если я вела себя грубо, просто мой брат…Я чуть не потеряла его…
– Прости, Насть, я за белкой побежал…
– Как замечательно,- плотоядно улыбнулась женщина,- вас не научили, что необходимо хранить тайну имени?
– Но, я просто испугалась… Мы…- Настя почувствовала, как десятки глаз смотрят на нее, прожигают взглядом, разбирая на клетки, молекулы, атомы, подсчитывая, сколько можно заработать на продаже мяса.
5
– Ты понимаешь, что наделала? – Пёс обхватил голову.- Теперь же начнется настоящая охота! Теперь у них не одна жертва, а две, а это большие деньги. Пессимаморфы голодны, а люди стали осторожнее, что не скажешь о тебе и Вадике. Что же теперь делать?!
– Я знаю, что,- вдруг выпалила Настя.- Мы вернемся в шахту, в тот самый поезд и вагон и, возможно, снова окажемся дома.
– Почему ты в этом так уверена?!
– Но  как-то мы попали сюда!
– Ты говоришь, вы спали, поэтому неизвестно на каком участке пути произошло перемещение. Времени нет, чтобы это выяснять. О тебе и брате уже говорят, мой тотем рассказал мне, что сюда идут охотники. Я не должен помогать тебе, но не могу бросить вас. Объяснять кто ты…  В это просто не поверят, тем более когда большие деньги  затмевают все хорошее, что есть у нас.
– А зачем жрецам отдавать пессимаморфам людей на съедение, почему они поступают так?
– Пессимаморфы,- начал Пёс, складывая в рюкзак нехитрые припасы и всякую всячину,- древние, давшие нам жизнь, защитившие нас от смерти. Много тысячелетий назад на Землю прилетели корабли, люди представляли собой –  разрозненные племена. Сообщества, не имеющие письменности и не обладающие знанием ремесел. Люди не умели многого, питались сырым мясом и совершали набеги на соседние племена… Идем, я тебе потом всё расскажу, сейчас нет времени…
– Ну, да, как интересная история, так нет времени,- насупилась Настя,- а этого оболтуса, куда мы денем? – она серьезно посмотрела на братишку.
– У меня идея,- глаза Пса вспыхнули, он открыл  бельевой шкаф, извлекая простыню, скрутил ее хитрым образом, завязывая на Насте. Получилось что-то типа «кенгуру» для детей.
– Ну, ты даешь,  где-то я видела похожее. Смотрел Крокодил Данди?
– А кто это? – округлил глаза Пёс,- это в Африке так мамы детей носят и…
– Ладно, идем,- прервала Настя,- Вадик, залазий, будем с тобой как кенгуру с детенышем.
Эта идея братишке понравилась, и он с удовольствием уместился в сумке из простыни, а потом ребята решили, что пора убираться прочь.
– Сейчас проверю, все ли чисто и пойдем,- Пёс обратился в собаку и скрылся из виду. Настя медленно спускалась по ступеням. Лифтом ее новый друг попросил не пользоваться.
Чистый подъезд, цветочки везде, Настя не стала говорить Псу о ноже, который стащила из ящика стола кухни. Она была уверенна, что Пёс не справится, и вскоре их  схватят, но просто так она не сдастся, и не даст в обиду ни себя, ни братика. 
До спасительного выхода оставалось пара этажей, как вдруг тишину разорвало рычание, вой и дикие крики. Настя осторожно выглянула в окно подъезда, видя, как к тотему Пса приближает разномастная свора; кошки, собаки, тигры, Настя их насчитала три, медведь и несколько волков.
– Что же делать? – спросил Вадик дрожащим голосом,- они же убьют его.
– Не думаю,- ответила Настя,- они должны узнать, где мы. Черт, как же выбраться?
– А разве тут нет запасного выхода?- спросил Вадик, чем снова удивил старшую сестру, считающую его всегда маленькой обузой и глупым ребенком. На самом деле  братишка в другом мире вел себя образцово-показательно – не хныкал и не ревел, ни разу не закапризничал и не наябедничал. Хотя кому ябедничать, родителей рядом не было.
За долю секунды у Насти созрел план. Она нажала кнопку вызова, слыша, как с верхних этажей опускается лифт.
– Слушай внимательно,-  она помогла Вадику выбраться из импровизированной сумки. Ты должен ждать здесь и не давать дверям лифта закрыться. Я постараюсь позвать Пса, чтобы он вернулся в подъезд. Как бы это сделать? Дверь захлопнется… Нам надо задержать тех стервятников…
– А что такое стервятники? – совсем не вовремя спросил Вадик.
– Вадик, блин, не начинай! – Настя положила руки ему на плечи,- оставайся здесь, ни шагу из лифта, не давай закрыться дверям. Для всех незнакомцев тебя зовут Морковка, вот,- она вытащила из кармана нож,- если что… Это тебе поможет.
Чем мог помочь нож пятилетнему ребенку, Настя не знала, но Вадику стало не так страшно.
– Если кто-то другой придет вместо меня или Пса, уезжай сам на самый верхний этаж, спрячься…
– Хорошо,- он обнял Настю, и встал в дверях лифта.
Лай и рычание стали громче. Настя спускалась со второго этажа, прижимаясь к стене. Страх сковывал движения, казалось, он сейчас заморозит девочку, превратив в ледяную глыбу. Мысль о Вадике придавала смелости, она сделала еще шаг. В коридоре вспыхнула лампочка, Настя увидела тень. Пёс в образе собаки отступал назад, рычал. Настя понимала  – силы не равны, осмотрелась в поисках того, чем можно отвлечь наступавших хищников. Подъезд точно вылизанный, ничего, что можно применить для обороны или отвлечения внимания. Она сделала шаг к  двери, видя задние ноги и хвост Пса. «Как же заставить его войти внутрь»? – этот вопрос не давал покоя. Насте ничего не оставалось, как  шепнуть: псс…
Рычание прекратилось, уступая место молчанию, у которого насчет беглецов имелись свои планы. Настя выскочила вперед, затаскивая Пса внутрь, и захлопнула дверь.
– Это ненадолго,- Пёс обреченно посмотрел в глаза Насти.
– Думаешь, я не знаю код замка?! – Настя услышала голос  той женщины, которая была  биологической матерью Пса,- если ты не откроешь добровольно, вас станет на одного больше. Ты меня понял?
– Что это значит? – тихо спросила Настя,- идем, у меня есть одна мысль. Или… - она понимала, что Пёс не знал что делать. Выбор нужно сделать сейчас –  спасти девочку и ее брата, которых знает  всего два дня, или выдать их своим соплеменникам, а значит спасти свою жизнь.
– Меня зовут Антон,- уронил Пёс.- Времени нет, но я знаю, как мы можем поступить.
– Быстрее, Вадик ждет!- Они побежали к  лифту, слыша писк кнопок домофона и крики за дверью. Когда двери лифта захлопнулись, Настя увидела в щель  створок, врывающуюся  на лестницу второго этажа толпу. Она слышала, как мать Антона произнесла его имя, назвав третьей жертвой и то, что охота будет знатной.
– В этом здании один лифт? – спросила Настя, все еще дрожа от страха, понимая, что смерть идет по пятам.
– Нет, есть еще два,- Антон опустил глаза.- Как глупо все вышло…
– Ты ошибаешься,- подал голос все это время молчавший Вадик,- мы обязательно спасемся.
Антон улыбнулся, посмотрел на Настю, в его глазах танцевало отчаяние, и плана никакого не было, но он держался. Поэтому она спросила о пожарной лестнице и выходе на крышу, автостоянку и…
– Стоп,- прервал ее Пёс.- Как я не подумал об этом,  - он хлопнул себя по лбу и засмеялся.
– О чем ты не подумал? – спросила Настя, пытаясь поверить в то, что выход есть, и их не растерзает голодная свора тотемов.
– Я думаю кое о чем. И считаю, что  в нужном месте мы появимся гораздо быстрее. А нам нужно,- он взглянул на электронное табло около зеркала,- нам нужен не самый  верхний этаж, а сорок пятый. Там выход на стоянку. Надеюсь, мы успеем первыми.
– У тебя там  машина? – спросил Вадик, на что Антон ничего не ответил. Он смотрел, как  гаснет кнопка предыдущего этажа и загорается следующая, вспыхивая красным огоньком. 
Настя боялась, если они не успеют, около лифта их будет ждать свора.
– А что будет, если у нас не получится первыми  оказаться на стоянке?
Он ничего не сказал. А Настя решила, что  раз так нужно, она и не узнает, что ждет их с братом. Лифт дернулся и завис.
– Они что-то сделали с системой питания,-  Антон напряженно посмотрел  на часы, потом на табло, - нам осталось проехать всего ничего, попробуем открыть двери.
– Думаешь, они не успеют догнать нас?
– Нет, не успеют,- уверенно ответил Антон, посмотрев наверх. 
Настя видела в кино, как выбираются из лифта, попадая на самый верх кабины. Но попасть в подобную ситуацию  не представляла возможным. Труднее оказалось Вадику. Насте вдруг стало страшно, когда лифт дернулся под ногами, как будто собираясь оборваться вниз.
– Сколько у нас времени? – спросила она дрожащим голосом,- и зачем мы вылезли сюда? 
– Не бойся,  все будет хорошо. – Антон, оглядевшись в поисках нужного инструмента, оторвал проволоку,  пытаясь ей открыть внешние двери лифта, которые оказались как раз перед ними.
– Ты  думаешь, сможешь сделать это? – скептически спросила Настя. Она помнила, как  один раз с папой они застряли в лифте и, что довольно легко открыв внутренние двери, внешние было открыть почти невозможно без применения силы. Хорошо, с другой стороны оказался мужчина, который помог отцу и  только тогда они смогли выбраться наружу.
 Антон что-то крутил там, там, Настя не могла понять, так как совершенно не разбиралась в механизмах. Двери лифта странным образом открылись.
– После вас, мадмуазель,- Антон вытянул руку, помогая Насте выбраться, подтолкнул перепуганного братишку, а когда сам попытался выйти, лифт тронулся, поднимаясь вверх. Антон выскочил, благодаря невероятному везению, успев ничего не повредить, а лишь удариться  локтем о бетонный пол.
– Ты как? – участливо спросила Настя.
– Нормально,- он, подхватил на руки Вадима,- давай быстрее, двигай за мной, до парковки недалеко. 
Их шаги казались слишком громкими. У Насти в голове крутилась масса вопросов, но сейчас времени  не оставалось, поэтому открывшаяся ее взору стоянка, с большим количеством автомобилей, стала настоящим призом в игре на выживание.
Антон подскочил к первой попавшейся машине, распахнул  заднюю дверь, усаживая Вадика и закидывая рюкзак. Потом  вытащив ключи из бардачка, вставил в замок зажигания:
– Главное они не знают, на какой мы  машине уехали.
– Но, они будут ждать нас,- Настя снова задумалась, - но, мы же не преступники?
– Преступники,- кивнул, усмехнувшись, Антон,- во-первых мы украли машину, во вторых подвергли опасности ребенка, не научив хранить тайну имени.
– Послушай, не кажется ли тебе  это бредом, Антон?
Он серьезно посмотрел на нее и покачал головой. 
Удивительно, за ними никто не гнался. Машина петляла по дороге напоминающий Насте серпантин между горами на Черноморском побережье,  приближаясь  к выезду с парковки.
– Еще одно преступление.  – Голос Антона прозвучал спокойно.  Человек в будке охраны попытался выскочить, размахивая руками. Шлагбаум разлетелся вдребезги. Антон придавил педаль газа сильнее, и машина понеслась, как тачка стритрейсера из популярной игры « Need for speed». – Уничтожение городского имущества это уже три, превышение скорости четыре. Знаешь,- он улыбнулся открытой теплой улыбкой,- возможно, поэтому не многие выдерживают такой прессинг и доживают до сорока пяти, как моя мама.
Настя обернулась, погони не было
– Нас ведь попытаются остановить? – спросила она, не понимая, отчего Антон такой радостный.
– Зачем останавливать того, кто сделал свой  выбор? Я теперь не вернусь в город, мое пристанище будет с теми, кто еще остался жив и не попал к пессимаморфам на обед.
Указатели « Вокзал», « Аэропорт» промелькнули вместе с названиями главных улиц. Машина неслась, как сумасшедшая, пока не проехала вывеску « Добро пожаловать в сектор 454».
– Что теперь? – спросила Настя, ощущая, что  до понятия «выбраться на свободу»  еще далеко.
– Теперь нужно немного отдохнуть, собраться с мыслями. А потом я отвезу тебя в шахту, если ты хочешь, только я не уверен, что вы так легко сможете вернуться домой.
– Но, мне надо вернуться, представь, как переживает папа, как мама… Она, наверное,  плачет и думает  – нас с Вадиком похитил какой-то маньяк!
– Маньяк? – непонимающе спросил Антон.
– Да что с тобой?! – Настя хлопнула ладонями по приборной панели,- у вас тут и маньяков нет, убийц тоже не существует? За то вы оставляете машины открытыми, у вас нет мобильных телефонов, и у вас нет… Нет, нормального общения!
– Это ты про, как их там,- он потер нос,- социальные сети? Правильно?
– Правильно! – Настя не понимала, почему Антон улыбается и заплакала. Вадик уснул на заднем сидении, уставший от потрясений, полученных за день. После того, как слезы высохли, Настя спросила, не опасно ли здесь находиться.
– Нет. В какой-то мере здесь самое безопасное место. Через пару километров, начинается территория пессимаморфов. А тут нейтральная полоса.
– И что мы будем  делать?
– Ночь переждем, а завтра отправимся в другой мир.
– Ты так спокоен?
– А чего мне бояться? Когда к чудовищам приходишь за помощью, ты не мясо для них. У них свои законы, ведь они повелители мира.
– Повелители мира, питающиеся вашей плотью и все, только если кто-то узнал твое настоящее имя?
– Да,- буднично ответил Антон,- выходи из машины.
– Ни за что,- Настя скрестила руки на груди,- зачем мне выходить?
– Не веди себя, как маленькая. Я разведу костер, покушаем, и потом мне придется все-таки рассказать тебе, кто такие пессимаморфы, если тебе так хочется вернуться домой.

6
– Знаешь, раньше мир был, в какой-то степени, лучше, искреннее, честнее что ли. Люди убивали, вели войны. По сравнению, как мы живем сейчас – на земле, царил настоящий ад. Ненависть и жажда влекли людей не к добру и  свету. Мир стоял на грани кровопролитной войны. А потом появились они – пессимаморфы. Они прилетели на огромных кораблях. Люди же, подчиняясь своей агрессивной природе, решили, что пришельцы хотят захватить планету. Вместо того чтобы попытаться договориться, понять пессимаморфов, они пытались уничтожить их.
Глупцы. Их ждало разочарование. Пессимаморфы не ответили агрессией, они поступили иначе. Они месяцами не покидали кораблей, которые оказались неприступными крепостями перед человеческим оружием. Потом они выпустили послов, понимая, их ждет неминуемая гибель. Пессимаморфы знали, теперь  у них развязаны руки и начали кампанию по истреблению особо агрессивных особей человечества, чтобы показать другим, что  сила на их стороне. В то же время они не хотели уничтожать людей и захватывать планету. Они оставили людям право сделать выбор, и те, кто сделали правильный, смогли выжить. 
Люди изменились, и стали ближе к природе, тут-то и произошло слияние человека и животного. Думаю не без помощи пришельцев, тщательно следящих за происходящим.  Спросишь,  как происходил отбор – они просто съедали неугодных собственному режиму, обратив человечество в новую веру и поставив в городах наместников, жрецов.  Это не произошло за один день, на создание мира, который перед тобой, ушла почти, что тысяча лет.  А  имена перестали употреблять после того, как поняли, что зная имя человека пессимаморфы способны найти его. Позже некоторые из людей стали зарабатывать на этом. Ведь человеческая алчность неискоренима. Время ушло, когда пессимаморфы контролировали людей, так, как сотни лет назад. Они создали свои колонии и подземные города, с удовольствием принимая подношения жрецов. Пожирая человеческое мясо, они познавали,  что есть человек, ощущали то, что чувствовал он, видели сны, это как своего рода наркотик. Только  они знали меру, потому, что был случай, когда колония пессимаморфов уничтожила огромный мегаполис, подсев, так сказать, на человечину. Жадные жрецы сами выкопали себе могилу, а город обрекли на истребление. Теперь люди давно  не называют свое истинное имя, чтобы другие не продали их жрецам.  Потому, что пессимаморфы сами не охотятся. Они выжидают, когда человечество само себя уничтожит. Так и происходит. Численность населения Земли снизилась в разы и сейчас нас не больше  пяти ста миллионов на планете. Города разбросаны хаотично и то, что могло быть с нами, умерло в тот день, когда люди  решили показать силу тем, кто гораздо сильнее их.
– Куда же отправимся мы, Антон и что ждет нас? – спросила Настя, все еще сомневаясь в словах Пса. Слишком сказанное было похоже на фантастическую историю и  слишком похоже на правду.
– Мы отправимся в колонию пессимаморфов, чтобы просить помощи. Тех, кто просит, они не убивают, проявляют милосердие своего рода. Поэтому мы не привязаны к своим  отцу и матери, поэтому  у нас отсутствуют родственные связи и многое из того, что есть в вашем мире  нам не понятно, да и не нужно. Мы, такие же, как вы. Но, тем не менее, другие, и, мы обречены, исчезнуть  с лица планеты, как  и пыль древности. Настя. Поэтому я решил лучше так, чем жить в искусственном мире, созданном пессимаморфами для своих домашних питомцев, которым мы стали.
Настя не знала, что сказать, они оба молчали. Вадик, поев, уснул в машине, пока его сестра и Антон сидели возле костра.
– Но, если пессимаморфы найдут выход. Смогут вернуть нас домой, что будешь делать ты, Антон? – Настя понимала, что из-за нее Пёс попал в переплёт, и необходимо помочь ему.- Ты решил, что будешь делать дальше?
– Пока нет.- Антон опустил голову.- Знаешь, у меня два пути, идти с тобой, что вряд ли правильно или  уехать в другую колонию. Поэтому давай поспим, здесь мы в безопасности. А утром отправимся к древним.
7
Утро оказалось совершенно обычным для теплого летнего дня. Поначалу Насте показалось, что все, что с ними произошло, просто сон. Потом она увидела Вадика, который сидел рядом, изучающе рассматривая вид из окна. Холмы, поросшие лесом, зеленое убранство подлеска, с разноцветием цветов. Теперь Настя поняла, сон оказался явью, и они все еще не вернулись домой, а попали в чужой мир, где пришельцы, поселившиеся на планете,  управляют мироустройством Земли, навязывая людям собственную волю. 
Пусть у нас войны, убийства и можно сказать, что мы уничтожаем друг друга, природу, но это не мешает нам создавать чудесные вещи, любить, верить и надеяться. Как несчастны люди, когда их лишают собственной истории, свободы выбора, заключая в узкие рамки подопытных крыс. Если человечеству предназначено умереть, все равно кто-нибудь останется, чтобы все начать заново. А что можно начать здесь? Пессимаморфы выжидают. Видимо, времени у них много. Ждут, когда людей останется так мало, что они перестанут быть помехой и можно вызывать новые корабли, чтобы заселять планету.  Дом, который пессимаморфы делили  с аборигенами тысячу лет скоро, очень скоро будет принадлежать их виду.
– О чем ты думаешь? – спросил Вадик.- И долго мы будем сидеть в этой машине? Где Пёс?
– Не называй его так,- Настя строго посмотрела на братишку.- У него же есть имя.
– Теперь у него появилось человеческое, а не собачье имя? – улыбаясь, спросил Вадик. Настя, рассмеявшись, потрепала его по взъерошенным после сна волосам.
– А вот и Антон,- она кивнула в сторону, где отчетливо был виден силуэт собаки, бегущей с вершины холма вниз, к  дороге.
– Знаешь, я бы тоже хотел уметь превращаться в собаку,-  неожиданно сообщил Вадим. Это заявление удивило Настю, и она спросила, как он себе представляет жить в нашем мире с подобной способностью.
– А я бы никому не рассказывал, ну только если Кате из садика, мы ж друзья.
– Эх, Вадик,- Настя обняла его,- фантазер ты еще такой.
– А ты, как  мама, не хочешь верить в то, что волшебство бывает,- серьезно ответил братишка.
– Конечно, бывает,- Настя больше не улыбалась,- иначе бы  мы не попали сюда. Хотя  это не волшебство, а явление, пусть и не объяснимое, но каким-то образом…
– Привет! – Неожиданное появление Антона заставило всех вздрогнуть.
– Ой, а я думала, это ты бежишь вон с тех холмов,- Настя указала на приближающуюся собаку.
Антон покачал головой, запрыгивая в  машину:
– Как видишь, это не я. Пора ехать,  сегодня необходимо завершить … - Он замолчал на полуслове.
– Завершить что? – Настя видела, что Антон чего-то недоговаривает. Она посмотрела в боковое зеркало, видя, что пес несется, что есть сил, не желая отставать.
– Как-то странно,- пожала плечами Настя,- и что он бежит за нами?
– Не знаю,- Антон прибавил газу, и машина легко понеслась по грунтовой дороге, поднимая клубы пыли. Пыль, точно шлейф, вздымалась ввысь. Настя почему-то почувствовала себя неуютно и спросила, что они сейчас будут делать и куда отправляются?
– К пессимаморфам,- коротко ответил Антон.
– Погоди,- она положила руку на руль,- от такой езды меня укачивает, можешь остановиться?
Настя краем глаза посмотрела на Вадика, который упорно всматривался вдаль, где в облаке пыли сложно было разглядеть бегущую за машиной собаку.
– Антон, ну пожалуйста, меня сейчас точно вырвет!
Он ничего не ответил, повернув голову в сторону Насти, потом взглянул в зеркало заднего вида, и девочка поняла, он хотел скорее оторваться от пса, который бежал что есть мочи за машиной.
– Я не смогу остановиться,- ответил, наконец, Антон.- Видишь ту тварь, что пытается догнать нас?
– Но, там никого нет,- ответила Настя, чувствуя, как ее и вправду начало тошнить от резкой езды и кочек, на которых машина подпрыгивала, словно это был аттракцион «пересеченная местность прерий».
– Настя-я! На-аастя! – пытался позвать ее Вадик,- это же-е, на-ааша соба-аака!
– Нет, Вадик, это просто похожая на нашу собака. Антон же не может существовать без своего Пса.  Верно Антон?
– Конечно,- он улыбнулся, и тут Настя почувствовала, что  с Антоном что-то не так. Вел себя он как-то странно, как и собака, так отчаянно бегущая за  машиной.
– И все-таки, Антон, останови машину,- ласково попросила Настя. Повернулась в сторону братишки, скользнув глазами по заднему сидению.- Вадик, дай мне вон ту бутылку! – Попросила она, наклоняясь, как можно ближе к малышу, шепнув ему, чтобы  не услышал Антон,- пристегнись, срочно!
Вадик к счастью не стал задавать глупых вопросов, а просто все сделал, как велела сестра. Слушался бы он так всегда, подумала Настя и потянула за ремень, пытаясь пристегнуться.
– Я чувствую, ты меня обманываешь,- снова  завела  свою шарманку Настя. Антон пытался ей что-то ответить, но Настя резко схватила его за волосы, пытаясь сделать все, чтобы машина остановилась. Автомобиль закружило, облако пыли поднялось к небу, словно торнадо. Вадик плакал, Настя пыталась схватиться за руль, слыша крик брата и Антона, который не был  им, она в этом не сомневалась…
Машина подлетела, врезавшись в ограждение и, перевернувшись в воздухе, грохнулась на крышу.
8
Настя открыла глаза, горячее дыхание так близко, оно привело в чувство. Потом кто-то лизнул ее, заскулил, пытаясь вытащить из перевернутой машины. Девочка открыла глаза, видя в тумане морду Пса.
– Пёс,- пробормотала она.- Что случилось, Пёс? – потом попыталась обернуться, проверить, что с Вадиком, но ремень вдавил ее в сидение, прижав к спинке, точно страстный маньяк. 
Она нащупала защелку и, нажав на нее, сползла вниз головой, пытаясь занять  более удобное положение. Вадик открыл глаза и захныкал.
– Ты как? Болит что-нибудь? – Настя протянула руки, чтобы вытащить братишку.
– Нет, - он покачал головой,- страшно и… меня вырвало…
– Это ничего, сейчас я вытащу тебя.
На камнях лежала собака, очень похожая на Пса, только в отличие от него черной масти. Настя, обернувшись, посмотрела на Антона. Его лицо было в осколках стекла и залито кровью. Пёс стоял рядом, взирая на бессознательное тело  хозяина.
– Ну, а ты, что стоишь?! – крикнула Настя. – Ты же его тотем, так выручай, спаси его, слышишь?!
Пёс заскулил, подошел к машине, лизнул руку хозяина, и вернулся снова к Насте.
– Ты хочешь сказать, что Антон умер, что все кончено?! – Настя не могла понять, не хотела поверить, что явилась причиной смерти того, кто хотел помочь ей с самого начала, тот, кто пожертвовал всем, чтобы спасти их. Во рту пересохло, дыхание перехватило.
– Нет, я не умер,- приглушенно послышалось из салона машины,- помоги выбраться?
Его голос придал Насте силы, она  была так рада снова услышать его. Когда она, Вадик и даже Пёс вытащили Антона, Настя уложила его, подложив под голову рюкзак.
– Прости, это я виновата…
– Нет,- Антон взял Настю за руку, и ей стало страшно, потому, что  показалось, как мало осталось времени. Оно стало  конечной ценностью  ее спасителя, последним глотком воздуха. – Ты все сделала правильно. Ты… Ты так многого не знаешь о нашем мире, но я успел, пессимаморфы ждут вас. Пёс проводит вас…
– Но, что произошло и… Я не брошу тебя!
– Настя,- Антон улыбнулся глазами. Так бывает, когда губы дрожат и боль сковывает тело. – Ты не виновата. Они послали за мной призрака. Призрак это… Это тотем не принадлежащий никому, он…- Антон облизал губы,- и достается хозяину после смерти близкого человека…
– Не говори,   я вижу тебе сложно…
– Нет, я должен...  Настя.- Антон сжал ее руку.- Я успею… Обычно, подобные тотемы уничтожают, так как они могут наслать смерть… Призрак  вошел в меня вместо Пса и управлял мной. Его хозяин… Я знаю кто это… Но, теперь это уже не важно. Вам придется следовать за моим Псом, осталось не долго. Пессимаморфы не тронут вас, не бойся…
Настя заплакала, впервые в жизни она поняла, как легко может оборваться жизнь. Только что они смеялись, Антон рассказывал столько интересного и таинственного. Настя и не заметила, как привязалась к нему, нет, слово влюбилась, ей было страшно произнести. Ей не хотелось расставаться, и она надеялась, что Пёс и Антон последуют за ней. Может, так случится?
– Почему ты не можешь отправиться со мной, с нами? – Настя не могла остановиться,- я не могу тебя здесь бросить умирать, так нельзя!!! 
– Настя, ты должна вернуться, понимаешь? – Антон сжал ее  руку.- Все будет хорошо. Возможно, когда-нибудь мы снова встретимся, ведь наши миры всего лишь параллели из многих и значит…
Настя и не заметила, как Вадик, обняв пса плачет. Тихо, как можно плакать, познав большое горе. Братишка в свои пять лет успел повзрослеть, теперь он не  был похож на капризного карапуза, не желающего выходить из вагона метро. Хотя Настя надеялась – это ненадолго.
Антон смотрел в небо, его ресницы  не дрожали, черты лица приобрели спокойствие, теперь ему не было больно. Настя  не могла поверить до конца, что его больше нет, что он погиб, пытаясь спасти  ее и братишку.
Пёс  лизнул ей руку и, осторожно взяв за запястье, потянул к себе.
– Погоди, но, мы не можем оставить его так,- Настя все еще держала Антона  за руку, понимая, жизнь покинула его, сделав пальцы податливыми, как у сломанной куклы.
– Вот,- Вадик вытащил из машины покрывало, и откуда оно взялось там.- Накроем его… И пусть он будет счастлив.
Настя не знала, что сказать, перед глазами стояла улыбка Антона, она еще слышала его голос. Так хотелось лечь рядом, обнять его и закричать во весь голос, а потом плакать, плакать, пока  глаза не перестанут  видеть и умереть.
Маленькая рука брата протиснулась в сжатый кулачок. Вадим потянул за собой со словами:
– Нам пора.
Настя решила не оглядываться, ей было слишком больно. Сейчас она не думала ни о чем, кроме того, какая нелепая смерть, и кто мог послать тотем пса, чтобы убить Антона. Однако Настя понимала, теперь она ничего не сможет изменить. В этом мире не прощают ошибок, не прощают излишнее проявление чувств. 
– Они все считали его предателем,- уронила она.
– Пусть. – Выдохнула Вадим,- за то мы знаем, что он не  такой.
– Да,- улыбнулась Настя,- Антон спас нас и теперь у нас есть шанс вернуться.
– А что такое шанс, Насть? – спросил братишка, напомнив вопросом, что еще маленький мальчик и рассуждать с ним о взрослых вещах – значит обещать объяснять значение непонятных слов.
– Шанс не бывает единственным в жизни. Единственной бывает только жизнь…
9
Настя узнала это место. Они пришли к шахте, откуда выбрались неделю назад. Девочка смотрела на собаку, и ей все казалось, еще немного и Пёс перестанет притворяться и станет Антоном. Однако этого не могло случиться.
Собака остановилась и завыла, пробежала немного, начав рыть песок, как будто там был вход. Настя подошла ближе, увидев люк, он вел, скорее всего, к тем самым пессимаморфам. 
– Скажи Пёс, отчего мне совсем не страшно? – спросила Настя собаку. – Иди сюда.
Собака подбежала, усевшись, как  сторожевая. Вадик обнял его, поцеловал, зная, сейчас можно все.
– Вернись к Антону,- Настя обняла собаку, гладя по густой шерсти покрытой пылью,- может, в вашем мире возвращаются, и он умер всего для того, чтобы мы просто ушли? Чтобы потом мы снова встретились? Позаботься о нём.
Собака не умела говорить, только лишь вздохнула, тяжело так, явно понимая девочку. А потом Настя решила, что пора. Вадик обернулся, махая рукой Псу, Настя всхлипнула, читая грусть в темных глазах собаки. Понимая, что сейчас прощается не просто с псом, с тотемом, а с частью друга, который глубоко задел ее сердце.
Под ногами что-то щелкнуло, и ребята провалились в темноту, понеслись по какому-то тоннелю, напоминающему трубу в аквапарке. Настя потеряла Вадима из вида, так как первая полетела внутри так называемого средства перемещения. Не успела она подумать о братишке, как поездка закончилась. Труба выплюнула и ее, и брата  на ворох, похожий на скопление шариков из поролона, размером с теннисный мяч. 
– Не ударился? – спросила она.
– Мне даже понравилось,- улыбнулся Вадик, и Насте стало немного спокойнее. Она знала, что дети быстро отходят от трагедии, но она круто меняет их жизнь, оставляя неизгладимые шрамы в душе.
Они очутились в мрачном коридоре. В скале был вырублен проход, освещенный тусклыми лампами. Однако  можно было идти и не спотыкаться друг о друга. Темнота и запах, который становился  сильнее, чем  дальше они продвигались. 
– Пахнет  грибами,-  составил собственное заключение Вадик.
– Это плесень,- поморщилась Настя.- Надеюсь, мы идем в правильном направлении?
– Смотри, там свет горит,- Вадик схватил Настю за руку и прибавил шаг, что девочке пришлось почти, что бежать, чтобы угнаться за ним. Под ногами чавкало, Настя видела, как сквозь стены сочится вода. Зеленые водоросли опутали своды пещеры, как будто над ними расстилался океан. То и дело на голову падали  капли воды, а воздух, казалось, остановился: ни ветерка, сквозняка или какого-то движения. 
Впереди вход, в виде арки, которая обрамляла проем в стене. Брат и сестра переглянулись и двинулись дальше, оказавшись   на маленьком балконе, с которого был виден огромный город наполненный огнями.
Настя приподняла брови, не ожидая увидеть то, что, собственно, оказалось у них перед глазами. Затерянный мир в  недрах планеты. Антон что-то говорил об огромных городах. Еще он говорил о колониях, где живут люди… И это было похоже на то самое место. 
Люди ходили по улицам, ездили на машинах и ничуть не страшились общаться с ужасными, по  разумению Насти, существами – пессимаморфами. Точно они ассимилировались, строя новый мир, с правилами устраивающими каждого. И, наверное, не зря сюда уезжали по доброй воле. Настя вспомнила слова Антона и то, что человечество вымирает. Останутся крупинки. Все то, что человечество могло  оставить после себя за тысячу лет конфронтации, отчаяния и  смирения.
Внезапно балкон вздрогнул, Настя поняла – ¬ это лифт. Медленно спускаясь вниз, она видела лица людей и чудовищ, которые одинаково несли друг другу  тепло и свет.
10
– Жаль, что Антон погиб,- сказал пессимаморф. Его кожа блестела, напоминая поверхность асфальта после дождя. Вытянутая, лишенная растительности голова без ушей. Глаза с ярко-изумрудными зрачками располагались по бокам головы. Нос почти отсутствовал, вместо него два отверстия, а рот напоминал  акулью пасть с тонкими, как иглы зубами. – Садитесь, вам так будет удобнее. Вы голодны?
– Нет,- она, покачав головой, опустила глаза. Почему ей не страшно, не могла понять Настя. Пессимаморф не создавал впечатления кровожадного существа, несмотря на то, что его вид должен был внушать ужас.- Я не знаю, как мы попали сюда, но мы хотели бы вернуться домой.
– Домой,- зубастое чудовище растянулось в ужасной улыбке, обнажая добрую сотню острых зубов. – Когда-то мы так же потеряли свой дом… Но не будем о грустном. Произошел непредвиденный сбой в системе управления кротовыми норами, червоточинами, если для вас это о чем-то говорит.
– Читала в книжке,- буднично ответила Настя,- слышала.
– А она много читает,- неожиданно вставил Вадик.
– Вадик,- Настя не хотела, чтобы пессимаморф разозлился и передумал возвращать их домой.
– Я верю, Вадик,- ответило чудовище. И Настю удивляло то, что, не смотря на  подобный отталкивающий вид, голос и манера общения пессимаморфа были  достаточно приятными.   – Завтра, вам придется отправиться в тот самый вагон, в котором вы проснулись. Мы запустим устройство, и поезд вернется обратно. Никто ничего не вспомнит. Хотя, насчет вас я могу ошибаться,- пессимаморф задумался.- Завтра необходимо начать процедуру, чтобы вернуть то время, когда вы  проснулись и увидели опустевший вагон. Вам известно время? Чем точнее мы определим переход, тем будет лучше, чтобы не забросить, ненароком, в еще одно, чуждое вам измерение.  
Весь вечер Настя и Вадим гуляли по прекрасному, не похожему ни на что видимое раньше, городу. Тем не менее, Насте не хватало сопровождающего, она улыбнулась так,  точно Антон был рядом. Она шла по красивым улицам, украшенным цветами и фонариками, рассказывала Вадику сказку, выдуманную на ходу. У Насти появилось чувство, как будто Антон идет рядом, невидимый, но такой близкий, и ему она тоже рассказывала истории, чтобы не заплакать, чтобы на мгновение забыть о том, что приобрела, а потом потеряла так быстро.
Эпилог
Поезд остановился на станции, Настя не расслышала название. Она видела, как мама взяла на руки Вадика, а Папа подхватил сумки. Вадик улыбнулся сестре, лукаво подмигнув,  понимая, что общая тайна делает его взрослее.
Морковка печально смотрел вслед удаляющимся людям, сидя на мягком сиденье у окна. Вадик решил, что Морковке необходимо совершить самостоятельно путешествие и обещал забрать его, если он пообещает не уходить со своего места.
Настя чувствовала себя так, словно все, произошедшее оказалось странным, интересным и в то же время кошмарным сном. Она помнила все чувства, страхи, и невозможность вернуться стало горькой правдой о том, что это была случайность – та самая поездка, сон в вагоне, да и встреча с Псом и Антоном.
Они вышли из подземки, направляясь к перекрестку.  Настя вздрогнула от толчка, сумка выскользнула из рук.
– Простите,- парень с темными волосами до плеч, поднял ее сумочку,- я не ударил вас?
Настя не могла поверить и смотрела в его глаза с таким счастьем,  понимая, что это, конечно, же другой человек и, возможно, у него другое имя,  просто копия Антона в параллельной Вселенной. Но такая чудесная копия и самое главное, живой, улыбается…
– Девушка, с вами все в порядке? – спросил  немного опешивший парень.
– Да,- улыбнулась Настя, вспоминая слова Антона:   «Возможно, когда-нибудь мы снова встретимся, ведь наши миры всего лишь параллели из множеств»…,- вас, не Антон ли случайно зовут? – внезапно спросила она.
Вадик и  родители потеряли ее из виду, решив подождать у светофора.
– Надо же, угадали,- он почему-то стал серьезным,- здравствуй, Настя и не спрашивай, как это вышло.
Она отступила назад, не понимая, что сказать, ощутив в одну и ту же секунду радость, страх, счастье, впадая в ступор.
– Настя, Настя,- она открыла глаза, понимая что-то не так. Лица родителей, Вадика… Антона.
– Ей стало плохо, я просто помог ей подняться,-  сказал Антон.
– Спасибо, а то мы потеряли ее, не дай  Бог что случилось,- всплеснула  руками мама.
– Ничего, извините я пойду.
Настя хотела закричать, позвать его, но не знала, как быть. Он обернулся, улыбаясь и прошептал: «я найду тебя». Настя улыбнулась тоже, зная, он точно отыщет ее, даже среди тысячи миров, преодолевая время и пространство. Даже смерть не всемогуща перед лицом двух любящих сердец, и пусть влюбленные расстаются, они найдут друг друга. Найдут, когда-нибудь, и пусть – это  будет другой мир, планета, чужая жизнь, они смогут встретиться, чтобы не расставаться больше никогда.

Похожие статьи:

РассказыСтояли звери, около двери...4

РассказыCтояли звери, около двери...1

РассказыСтояли звери, около двери...2

РассказыСтояли звери, около двери...3

РассказыКак вы яхту назовете...

Рейтинг: +1 Голосов: 1 211 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий