fantascop

По следам Водолея. Глава 2/7

в выпуске 2015/10/15
article4515.jpg

Кхолль

В общем блоке играла поставленная Мартарой волновая музыка, наполняющая пространство внутри цилиндра забытыми запахами горных мхов и лесных трав. Ужин закончился, и все упаковки отправились на переработку. Психоисторики разделились. Мужчины надели гермокостюмы и отправились к челноку, намереваясь ускорить работу сборщика изотопов, а женщины остались отдыхать и разговаривать. Почти всё было готово к труду: обитаемый блок функционировал, виртуальный генератор Цангрус должен запустить завтра, системы энергоснабжения налажены. Оставалось ещё несколько мелких шагов и можно приступать к виртуальному конструированию. В такую командировку психоисторики уже выезжали не в первый раз. Ранее они разворачивали модуль в одной из заброшенных лунных шахт и создавали мир Праведного Одиссея — самого «молодого» пророка человечества, жившего почти весь XXXI век. Виртуальный мир Одиссея вызвал яркий эмоциональный восторг у зрителей АЦ. Мир с центральной идей вынесения генома человека за пределы Млечного Пути для разворачивания там земных биологических программ, получил признание Института Истории, администрации АЦ, а также Эллады-1 и сети колоний «Луно».  Проект «Рождение Пророка» решили продолжить, а Кхолль и Цангрус получили общее признание.

— Мартара, 2427-й — год появления Водолея, а это означает, что виртуальный мир должен отразить первые шаги новой культуры того времени, — начала Раттака тематический разговор. — «Культуры дематериализаций».

— Совершенно верно, — ответила Мартара, комкая стаканчик из-под сока в маленький самораспадающийся шарик. — Кхолль сообщал нам об этом на семинаре.

— Следовательно, перед Цангрусом стоит задача показать финальную дематериализацию Водолея.

— Для виртуального генератора это не сложная задача.

— А какие рекомендации на этот счёт даёт Кхолль? — продолжала Раттака.

Мартара переключила канал волновой музыки на тему «горный ручей», подошла к одному из аквариусов и, посмотрев на рыбок, заметила:

— Кхолль даёт лишь самое общее направление для творческого поиска. Впрочем, давай посмотрим запись семинара. Там есть одно интересное место.

С этими словами инж-конструктор провела ладонью по проектору на наручных часах. Тропический пейзаж расступился, и белая стена блока приняла вид рабочего помещения Института Истории.

В глубине большого прозрачного шара, между маленьких на тонкой ножке белых стульев расставленных кругом, ходил высокий и лысый Кхолль и рисовал в воздухе цветные голограммы. На стульях сидели все его сотрудники и коллективно трудились над проектом. В воздухе насыщенном цветными нитями Кхолля, то и дело вспыхивали пузырящиеся мультимерные рисунки, некоторые из которых, Цангрус загонял в прозрачный куб внутри комнаты. Внизу длинной цепочкой без пробелов текла текстовая запись семинара. «Мы должны убедительно показать в финале виртуального мира, что Водолей решил дематериализовать себя согласно идее сострадания, осознавая меру глубокой ответственности всех за всех. Акт его самопожертвования стал символом восстания духа Будущего из пепла плоти Настоящего и мощным ориентиром для информационной трансформации человечества. После него началась принципиально новая эра. Пророки всегда приходят слишком рано для своего времени и в силу этого не могут оставаться с нами надолго», — читала Раттака текст семинара. Тема представлялась сложной.

Цангрус и Никколоц вернулись в модуль в хорошем настроении. И хотя снаружи бесновалась снежная буря, толстым слоем снега покрывшая обитаемый модуль, им, тем не менее, удалось выгрузить утилизатор с челнока, и установить его на сборщик изотопов. Минимальный срок очистки грунта сборщик определил в восемь часов, и Цангрус понял, что запуск Информэнерго становится делом завтрашнего утра. Мужчины сняли гермокостюмы и прошли в общий блок, где Мартара и Раттака занимались прослушиванием записей и общением с АЦ по орбиталке.

— Снаружи минус 47, — сообщил Никколоц и отправился к контейнеру за горячим соком.

— Хм, лето в этой части Земли с каждым годом становится всё суровее, — заметила Мартара, свернув проекции в браслет. — Кстати, а какой климат был в этой части Евразии в год Водолея?

— Умеренный. Летом до плюс 15, представьте себе.

— А пророк жил непосредственно здесь?

— Да, в полукилометре от нашего модуля находится место его рождения, — ответил Цангрус, присев в гибкое кресло между двух кактусов. — Семьсот лет назад здесь располагался жилой городок евразийского завода астросооружений.

— А развалины городка сохранились?

— Конечно, нет! Всю сборку вместе с инфраструктурой перенесли на юг.

— Цангрус, скажи, мы просмотрим сегодня обращение Кхолля? – поинтересовалась психобиограф.

— Да, Цангрус, сейчас уже ночь, а на Орбите действует строгий распорядок, — заметил Никколоц.

— Сейчас, Раттака, — психоисторик вызвал из своего браслета проекцию клавиатуры, мгновенно нашёл на ней нужный символ и выбрал запись из памяти прибора.

Включенная Мартарой волновая музыка исчезла вместе с ледяными горными пиками, а между стеной и аквариусами появилось объёмное изображение головы руководителя отдела психоистории. Голова Кхолля ещё некоторое время прорисовывалась в воздухе пока, наконец, не заговорила:

— Приветствую, вас, друзья! Я рад, что мы приступили ко второму виртуальному миру нашего проекта «Рождение Пророка». На этот раз главным виртуализируемым субъектом будет Руслан Водолеев, в историографии «Водолей». Согласно современной классификации пророков, Водолей относиться к пророкам «космической эпохи», равно как и Праведный Одиссей. Всего две такие выдающиеся личности зафиксированы нашим Институтом Истории за третье тысячелетие. Мир пророка Водолея — мир глобального нравственного преображения человечества, в связи с чем, при генерации виртуального мира просьба внимательно отнестись к его психологическим мотивациям, раннему мировоззрению и снам. Не лишним будет для вас очередной раз обратиться к его Завещанию, а также к некоторым архивным психодублям человеков, окружающих его в тридцатилетнем возрасте. Надеюсь, вы развернули сети и прочли инструкции. Задавайте вопросы.

— Спасибо, Кхолль, за дополнительные мегаватт-секунды, — начал диалог Цангрус. — Но откуда здесь взялся уран? Неужели в этих местах ранее был ядерный могильник?

— В действительности так и есть, — голова руководителя повернулась вокруг оси. — На заре изучения человечеством ядерной энергии и строительства первых электростанций выяснилось, что человеческий фактор способен аннулировать системы безопасности любой сложности. Одно из таких аннулирований и произошло рядом с вашим текущим пребыванием.

— Скажите, если главной задачей мира является историческая правдивость, то как оформить дематериализацию Водолея в финале? — запросила совета Раттака. — В какие цвета следует окрасить идею возрождения?

— В огненно-красные и оранжевые, — ответил Кхолль. — Раттака, виртуальный мир должен быть как полёт кусочка льда к Солнцу. При этом не забудьте отразить нравственную составляющую.

— Кхолль, ты имеешь в виду слова Водолея о том, все должны оставаться человеками?

— Да. Оставаться человеками — не опускаться до д/э и не трансформироваться в постхуман.

— Насколько мне известно, в 2427-ом году слова «постхуман» не существовало, — уточнила Мартара.

— Совершенно верно, Мартара, — ответила объёмная голова. — Пророк использовал другие слова.

Никколоц до этого времени слушал и не участвовал в разговоре, но сейчас отвёл глаза от плавающих между кактусов рыбок и задал голове Кхолля давно мучивший его вопрос:

— Пророк запретил общение психодублей между собой потому, что они начинают выходить из-под контроля? Или потому что у них возможны тяжёлые расстройства психики?

— Никколоц, это запредельное. Только анонимные специалисты, работающие в банке психодублей, знают ответ. Зачем оживлять мёртвых? Очевидно, что это безнравственно и опасно.

— Насколько мне известна биография Руслана Водолеева, необходимо вызвать из архива два психодубля: родного брата и любимую женщину.

— Хорошо, Никколоц, вызывайте, — Кхолль повернулся к Мартаре, явно собирающейся задать следующий вопрос. — Слушаю.

— Кхолль, у тебя отличные навыки парапси! — заметила конструктор. — У меня тоже несколько вопросов по будущему виртуальному миру. Первый касается принципа детализации оболочки мира и второй — как реализовать динамику «общества Водолея», эпохи поздней Евразии?

Цангрус встал с кресла и, пройдя к пищевому контейнеру, вызвал себе кристаллы ультрапресной воды. Он внимательно слушал ответы руководителя, но сейчас решил сам ответить на вопрос Мартары.

— Кхолль, позволь мне, а ты поправишь? Хорошо? Мартара, оболочка мира предполагается динамическая с возможностями полёта и сна. Наблюдатели мира должны как скользить внутри оболочки на уровне вымершего насекомого типа пчелы, так и погружаться на известную глубину в сны пророка. Сделать это не просто, но похожая детализация присутствовала в нашем предыдущем мире. Напомню, что в мире об Одиссее наблюдатели могли окунуться в мысли пророка и видеть мир его глазами. Конечно, сейчас задача несколько сложнее, но самым эффективным принципом тут могло бы стать субъектное прямое моделирование.

— Мартара осуществила отличное погружение в конструирование оболочки мира Одиссея! — дополнил Кхолль. — Помниться, ты применяла архивные модуляторы прошлого века?

— Совершенно верно, ведь Одиссей жил относительно недавно.

— А сейчас попробуй  использовать старое объёмное видео и систему глобального исторического регистрирования, — посоветовал психоисторик. — Должно получиться.

— У тебя, Цангрус, есть вопросы? — поинтересовался Кхолль, чьё объёмное изображение уже намеревалось растаять в воздухе.

— Мне интересен отбор пророка и некоторые пророческие умолчания.

— Принцип отбора пророка не меняется уже несколько тысяч лет и всегда остаётся уникальным. Его суть в наиболее тесной двусторонней связи с Высшим Интеллектом. Умолчания же пусть остаются нераскрытыми. Пророк приходит, когда обществу нужен выход из тупика. Благодаря Водолею объединённое человечество взяло курс на Рукав Персея.

— Спасибо, Кхолль, за интересные ответы, - резюмировал Цангрус. — Завтра мы начинаем.

— До встречи, и удачи — с этими словами начальника визуальный разговор.

Оказалось, что уже за полночь. Разговор окончился и теперь, судя по орбитальному времени, следовало идти на отдых. Сон предполагался трёхступенчатым, но Цангрус запланировал проснуться раньше. Расходясь по жилым блокам, психоисторики слышали, как снаружи модуля бушует сильный ветер, принося на своих крыльях горы белого снега.

продолжение следует...

 

Похожие статьи:

Рассказы"Л"

РассказыПо следам Водолея. Глава 7/7

РассказыИдеальный мир

РассказыВиртушка. Часть 2

РассказыВиртушка. Часть 1

Рейтинг: +1 Голосов: 1 648 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий