1W

По следам Водолея. Глава 5/7

на личной

Психодубли

Психоисторики собрались вместе под пейзажем Патеры Урана и, разместив мебель по собственным вкусам, обменялись мнениями. Цангрус выдвинул пищевой контейнер в центр и достал оттуда четыре стакана с горячим супом.

— Ну, каковы наши успехи? — задал он вопрос, обращаясь сразу ко всем.

— Встречаются загадочные странности! — сразу сообщила Раттака.

— Ты имеешь в виду таинственное исчезновение визуального блока с военными? – спросила Мартара. — Очевидно, его удалил непосредственно блок-сторож генератора.

— А что там за военные? — спросил Никколоц, растворяя себе новую порцию напитка.

— Дело в том, Цангрус, что визуальный блок с байконурскими солдатами самоудалился! Я создавала его четырежды, но каждый раз он исчезал, будучи загруженным на панель Мартары. — заявила Раттака и добавила: — Кстати, вся секретность байконурского объекта «Ю» аннулирована с 2499-го года.

— Может Мартара права и наш генератор действительно сам удалил блок? — спросил Цангрус.

С этими словами психоисторик активировал браслет и залез во внутренности виртуального генератора. Несколько минут он манипулировал символами, просматривая настройки и, наконец, сказал:

— Действительно, это труднообъяснимое удаление. Должно быть, какой-то системный сбой в защите контуров обработки. Раттака, отправь, пожалуйста, описание этого случая в институт.

— Хорошо. Но удаление должно иметь какую-то свою внутреннюю логику.

— Например?

— Ну, допустим, некому интеллекту потребовалось исключить солдат с эпизода об излечении венерианских постхуманов…

— У тебя очень богатое воображение, Раттака! — улыбнулась Мартара.

— Нет, почему же пусть продолжает, — заметил Никколоц, разглядывая пейзаж.

— Так вот, — развила мысль психобиограф, — если от этого оттолкнуться, то неизвестный субъект применил против мешающего ему блока самое простое и доступное средство. Использовал внутреннюю сеть генератора. Значит, он принадлежит информационной природе!

— Это не может быть человек, который через Информэнерго незаметно подключился к генератору? — конструктор задала уточняющий вопрос.

— Только гипотетически, Мартара! Мы вообще-то ещё не деблокировали канал выдачи информации, дабы не тормозила видеопамять. С момента запуска аппарат работает только на приём. Чтобы дистанционно удалить объект требуется, как минимум, его получить, дать оценку, и уже затем принимать решение  как это сделать незаметно! — ответил Цангрус.

— А чем провинились военная служба космодрома? — Мартара подошла к ситуации с другой стороны.

— Тем же, чем римские легионеры Понтия Пилата! — попытался пошутить Никколоц.

— Хм, так или иначе, мы можем проверить, какой именно класс интеллекта удалил визуальный блок!

— Интересно, Цангрус, расскажи как? — поинтересовался Никколоц.

— Давайте запустим блок в пространстве модели, — предложил инж-психоисторик провести эксперимент. — Сейчас мы попросим Раттаку опять его создать и интегрировать на готовый динамический слой оболочки. А затем посмотрим, как поведёт себя система с этим элементом. Если она опять удалит блок, то будем считать это неким вирусом, прототипом техноинтеллекта или осколком одного из ИИ. Если субъект проявит разнообразие и удалит блок иным способом, то, скорее всего, он человеческой природы и его будет интересно обнаружить. Иначе — это вмешательство Высшего Интеллекта и мы, вероятно, откажемся от блока.

Психоисторики закончили обед и, пройдя коридорными стыками обратно в центральный зал, заняли рабочие места за панелями виртуального генератора. Цангрус вместе с остальными подключился к панели Раттаки, пригласил её вновь сделать визуальный блок с байконурскими военными и занял выжидательную позицию. В четвёртый раз женщина склеила вместе обрезки старого видео и элементы мультиграфики. Вот военные подстраховывают спасателей, вскрывающих отсек с пассажирами. Один из офицеров делает жестом знак «контроль» и солдаты берут люки под охрану. Тепловизор сканирует внутреннее пространство челнока и через несколько мгновений показывает оператору картинку внутри. Там шатаются горячие тени. Раттака закончила блок, загрузила его в генератор и отправила на панель Мартары.

Несколько минут Цангрус вместе с коллегами наблюдал за тем, как блок по мере готовности подгружался к слою оболочки и интегрировался на пространство модели. Наконец, он был запущен системой, и взорам удивлённых психоисториков вместо Байконура предстала архаическая картина, марширующих под палящим солнцем пустыни красных древнеримских когорт. Блок прокрутил короткую запись строевой подготовки нескольких центурий и самостоятельно стёрся, не оставляя в памяти генератора ни малейших следов римских сандалий на палестинском песке.

Все посмотрели на Никколоца. Весьма смутившись, транспсихолог проговорил:

— Я только на секунду представил себе сцену ареста одного древнего пророка…

— Удивительно, но все мы видели, что блок внутри системы изменил собственный видеоряд!

— Это потрясающе, но у меня нет этому объяснения, — окончательно смутился Никколоц.

— Итак, блок подвергся перемонтажу в момент загрузки в генератор, — заметила Мартара.

— Может быть, Никколоц, у тебя высокий уровень парапси? — спросил Цангрус.

— Нормальный. Средний коэффициент по Орбите.

— Налицо материальное преобразование под воздействием мысли! Давайте повторим.

— Я готов, — согласился транспсихолог. — Раттака, давай опять.

Заученными и уставшими от однообразия движениями ладоней, Раттака в очередной раз создала злополучный блок, попросила Никколоца сконцентрироваться на нём и задумать каких-нибудь новых солдат, желательно из другой исторической эпохи. Транспсихолог напряг мысль и даже прошептал про себя пожелание. Когда блок запустили, то система сообщила о неопределённой ошибке файла и никакого трансформированного видео не последовало. Вместо этого вдруг сработала защита помещения по газу и пространство внутри центрального блока стал наполняться аварийной кислород-гелиевой смесью. Сам виртуальный генератор автоматически перешёл на пониженное энергопотребление и, тем самым, вышел из виртуального проектирования.

— Раттака, немедленно передайте Кхоллю всю информацию по эпизоду. А ты, Мартара, отключи, пожалуйста, аварийную защиту. Совершенно непонятно почему она сработала! Никколоц, проверь газоанализаторы среды.

— Цангрус, мне представляется, что для нас это недвусмысленный сигнал прекратить попытки включения военных в мир о пророке.

— Я согласен, Раттака. Пока мы не получим из института подтверждения локального сбоя генератора или другого обоснования такой блок создавать не будем.

— Хорошо, Цангрус. Тогда я продолжу помогать Мартаре по детализации.

После всех мероприятий люди опять расселись напротив генераторных панелей и продолжили трудиться. Произошедшее оказало на Никколоца определённое влияние, и сквозь колонки символов он размышлял над странным эпизодом с блоком. Он надел контактный шлем, переключил объёмный текст на голосовое распознавание, позволяющее получать эмоции от текста, и вслушался в Завещание Водолея.

«… Люди должны оставаться человеками в любых условиях: на Земле ли, в Космосе ли в условиях голода, в капсуле челнока или шахте.

Берегите себя, не используйте психику свою во вред себе, не опускайтесь до эгоизма и не поднимайтесь способностями выше себя как вида. Помните человек — это высокое, но не высшее.

Не оставляйте жизнь на Земле, несите её к звёздам. Из капли родится жизнь на Персее, как родилась она около Солнца. Помните, что Космос наш дом, поле деятельности, неразрушающего освоения, а Солнце – источник Жизни, энергия его требует сохранения.

Придёт день и человек покинет Землю, как улетели те, которые пролили каплю на неё, чтобы дать ей жизнь. В тот день вода станет камнем, а камень водой, и жизнь воскреснет вновь, и будет это новая жизнь и имя ей будет — Человек».

Слушая старые пророчества в институтском озвучивании, транспсихолог погрузился в эмоции пророка, скользящие в глубине прогнозов о будущем. «Ну конечно, проект «Ладья» начался именно с этого текста. И хотя тема вынесения геномных сгустков за пределы Млечного Пути уже популяризирована, конкретное идейное очертание ей придал именно Водолей», — рассуждал Никколоц. Задумываясь над самыми известными и реализовавшимися пророчествами Руслана, психоисторик понимал всю их актуальность для XXV века, но одна из мыслей пророка представлялась ему особенно перспективной. Речь шла о контакте человечества с другими разумными существами, живущими параллельно с людьми и активно влияющими на них. Водолей описывал существ в Завещании так:

«Существа эти социальны и мудры. Информационная природа делает их бесполыми и многочисленными, живущими только в головах людей в виде мыслей или идей. Они нейтральны к человеку, пока человек сам не организует по непониманию ли, по эгоизму ли, конфронтацию с ними. До тех пор пока человек идёт прямой дорогой Жизни они не выстраивают ему проблем, иначе — перегруппируют материю в препятствия…»

В Институте Истории ко многим пророчествам относились осторожно, но допускали такой гипотетический контакт, отсроченный в неизвестное будущее. Много таких пророчеств имелось и у мыслителей христианской эпохи. Всё это было очень интересно, однако сейчас задача Никколоца состояла не в их анализе, а выстраивании эмоционального фона для виртуального мира. В конце концов, он закончил с Завещанием и, вооружившись палитрами специальных символов, принялся с энтузиазмом создавать эмоциональные вставки для мира. Начал он с того, что разбил 39 лет жизни пророка на три мировоззренческих периода: рождение, откровение и вознесение. В каждом предстояло создать несколько разноплановых эмоциональных впечатлений, которые должны переживать потенциальные зрители, прогуливаясь по миру Водолея. За несколько часов ему удалось создать систему закольцованных между собой эмоциональных вставок с переходом от «Буревестника» к Байконуру и перекинуть их на сотканные Мартарой оболочки. Ради интереса он проверил, не удалились ли они с генераторной панели, после чего перешёл к самой ответственной части — общению с психодублями.

Никколоц короткой текстовой строкой из нескольких иероглифов запросил у Кхолля допуск и пароль в банк психодублей, после чего связался с архивом.

— Банк информационных копий Института Истории Человечества, — ответил металлический голос.

— Отдел психоистории. Виртуальный мир Водолея. Никколоц. Запрос на общение с психодублями Тимура и Ли Маа. Допуск: ноль-ноль-звёздочка-2566-квадрат.

— Ожидайте. Ожидайте. Ожидайте, — голос ещё около минуты терзал слух. — Ваш запрос подтверждён. Время общения восемь минут. Подготовьте оборудование. Сеанс связи с информационными копиями последовательный. Частота канала восемьсот. Задавайте простые вопросы.

Для разговора с давно умершими людьми транспсихолог опустил видеоэкран контактного шлема, затемнил экран панели и настроился. Предстояло выяснить три аспекта с участием Водолея: как исчез интегральный парапсихоз, начало проекта «Ладья» и как происходила дематериализация пророка. Всё полученные через психодублей данные он намеревался использовать для выстраивания новых эмоциональных переживаний.

В шлеме что-то щёлкнуло, экран мгновенно засветился и на его внутренней плёнке Никколоц увидел круглую комнату с креслом посередине. Всё вокруг было белое: и стены, и пол, и кресло и даже мужчина, который спал в нём, также оказался облачён в белоснежный костюм. В нижнем углу изображения отсчитывались секунды. Никколоц деликатно кашлянул и поздоровался на староевразийском языке:

— Приветствую вас, Тимур.

Мужчина дернулся, открыл глаза и уставился на Никколоца, точнее на чёрную проекцию человека, стоящего к транспсихологу спиной и обращавшуюся к нему.

— Здравствуйте, незнакомец.

— Я друг Руслана. Мы вместе работаем на «Ю».

— Мне это сниться?

— Да, — соврал транспсихолог устами проекции.

— Понятно. Я так и подумал. Как вас зовут? — спросил Тимур Водолеев.

— Никколоц.

— Очень приятно. Вы разве друг Руслана?

— Да.

— Руслан на прошлой неделе вылечил экспедицию. Теперь все те люди его друзья.

— Тимур, я хочу, чтобы вы немного рассказали мне про него, — попросил Никколоц психодубль. — Мы из Байконурской службы новостей хотим дать большой материал для остальной Евразии. Нас интересуют подробности исчезновения интегрального парапсихоза и роль в этом Руслана.

Мужчина встал из кресла, прошёлся по белой комнате, осмотрел свою одежду и заметил:

— Какой странный сон, Никколоц. Всё как наяву. И что это за одежда?

Тут Никколоц понял, что поторопился — психодубль его просто не понял. Действительно, слышать такие вопросы во сне достаточно странно, если не сказать больше. Кроме того, согласно инструкции было запрещено намекать копии на псевдореальность общения или иным косвенным способом вызывать у психодублей чувство неестественности происходящего. Поэтому, чтобы исправить ситуацию он начал издалека:

— Вся жизнь похожа на сон. Тимур, я три дня назад прилетел из Африканского Союза. Вы знаете, парапсихоз там исчез!

— Конечно, Руслан ликвидировал его.

— Как ему это удалось?

— Я не знаю, к тому же мы с ним живём в разных областях Евразии, — ответил Тимур.

— Да, слышал, — Никколоц стал настойчив, — но может быть, он что-то говорил про сам вирус?

— Сказал, что парапсихоз появляется от переизбытка побочной информации.

— И всё?

— Ещё говорил, что болезнь исчезнет вместе с грязью и шумом сети…

Чтобы не превращать беседу в подобие допроса Никколоц перешёл на другую тему:

— Тимур, скажи, пожалуйста, Руслан рассказывал тебе о «Ладье»?

— Нет. А что это такое?

— Проект отправки геномных сгустков в Космос.

— Вспоминаю. Ещё когда мы работали в лабораториях «Буревестника». Говорил: «Это начало».

— Начало чего?

— Начало исполнения нашей программы на Земле. Мы ведь только приступили к ней.

— А почему упал метеорит на 1-ю лабораторию?

— Искусственная вода — это сомнительный симулякр, одна из идей атлантистов по конструированию новой природы. Очевидно, что её разработка была пресечена, как и все похожие эксперименты.

— Спасибо, Тимур. Сон не утомил тебя? — спросил психоисторик, следя за убывающими секундами связи. — Сядь, пожалуйста. Вот так. Спи.

— Нет, не утомил. Странно то… — мужчина сел в кресло и заснул.

Сеанс общения оборвался. Транспсихолог получил от брата пророка некоторые расплывчатые ответы. Теперь ему предстояло общение с Ли Маа. «Её психодубль сняли сразу после мирового признания Руслана как пророка, но всё равно нужно быть аккуратнее с вопросами», — размышлял Никколоц. Пробежали полосы загрузки, после чего появилось изображение комнаты аналогичной предыдущей. На этот раз в кресле спала молодая женщина. В углу стояла стандартная контактная проекция.

— Просыпайтесь, Ли, — мягко произнёс Никколоц, зная, что для психодублей проекция выглядит так, как будто сама им сниться.

— Это ты, Руслан? — Ли Маа повернулась в кресле.

— Нет, Ли, это его друг Никколоц. Я тебе снюсь, — ответил он.

— Хм, а что вы делаете в моём сне? — спросила она проснувшись.

К такому вопросу Никколоц не подготовился. Обычно он привык, что психодубли, хотя и являются людьми с большинства точек зрения, не задают таких прямых вопросов. Видимо, в старой программе содержатся ошибки.

— Ли, я пришёл спросить вас о Руслане, — начал он разговор. — Я хочу написать о нём книгу.

Молодая женщина сидела и смотрела на Никколоца. Как и любой другой психодубль она начала разглядывать свою белую одежду. Её сразу необходимо было от этого отвлечь.

— Мне известно, что Руслан решился на дематериализацию путём отправки себя к Солнцу. Правда?

— Да, это его выбор. «Достигнуть Солнца, чтобы восстать из пепла». Умереть за всех нас.

— Скажите, Ли, зачем он избрал такой технически сложный способ? Ведь дематериализацию можно произвести здесь на Земле в Байконуре.

— Чтобы запомнили, как он растворится в будущем.

— Как это?

— Вы, понимаете, Никколоц, — белая одежда явно интриговала женщину, — такие личности как Руслан приходят на столетия вперёд. Дематериализация — символический акт веры в самовосстановление человечества. И вера эта не рациональна.

— Вы провожали Руслана в челнок? — спросил транспсихолог.

— Нет, он ушёл рано утром, один.  Я спала, иначе бы полетела бы вместе с ним.

— Он действительно отправился прямо на Солнце?

— Да, когда я проснулась, то сразу позвонила ему.

— Что он говорил?

— Что полёт проходит нормально и его корабль летит в будущее. Я плакала.

— А что он сказал вам на прощание?

— Что делает это ради человечества и что вернётся вновь. А вы верите в его воскрешение?

— Конечно, — ответил Никколоц и уже собирался завершать сеанс, как вдруг задал ещё один вопрос. — По мнению Руслана люди должны направиться к Солнцу?

— Мы все полетим вслед за ним к солнцу нашей души.

— Вы правы, а теперь, пожалуйста, закройте глаза, — у Никколоца оставалось всего несколько секунд. — Засыпайте, вы устали. Спите.

продолжение следует...

 

Похожие статьи:

РассказыПо следам Водолея. Глава 4/7

РассказыПоследний вопрос

РассказыПо следам Водолея. Глава 7/7

РассказыНепоправимое везение

РассказыЗемное приключение Эверглея

Рейтинг: 0 Голосов: 0 580 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий