1W

По следам Водолея. Глава 7/7

на личной

Сборка

Тихо играла, поставленная по просьбе Раттаки, музыка лесной природы. Все сидели и разговаривали о таинственном интеллекте, превратившего их коллегу в управляемый объект. Высказывались разные догадки, но более всего заслуживала версия Раттаки об эфирных телах. Теория, разработанная одним из древних астроинженеров, сводилась к нескольким тезисам о существовании разумных субъектов, активно вмешивающихся в человеческую жизнь, созданных как бы из самой информации и влияющих на принятие решений. Цангрус признавал, что некоторые факты косвенно свидетельствуют о чём-то таком, не носящем белкового физического тела, он спросил:

— Раттака, но почему же они, я имею в виду эти неизвестные интеллектуальные структуры, не проявили свою активность раньше, в других условиях или с другими исследователями, которые в свою очередь могли бы зафиксировать это тем или иным техническим способом, и если не природу самих существ, то хотя бы их цели?

— У меня пока нет ответа, — отвечала психобиограф, сидя у иллюминатора. — Но это, безусловно, связано с темой нашего проекта.

— А здесь не могло произойти эпизодическое и случайное, редкое по своему сочетанию, многократное пересечение цепочек событий? — спросила Мартара.

— Теоретически — да, но как мы сможем найти концы этих событий?

— Кстати, заметьте, что ничего подобного не происходило при генерации мира Одиссея. А между тем, наша сборка происходила на Луне, где, как известно, особенно велик процент совпадений, разного рода случайностей и пересечений! — Раттака, пыталась нащупать аналогии.

— Наверное, это как-то связано с энергетикой места, не зря же сначала даже не хотел подключаться микросолнц, — психоисторик помогал ей в этом. — Очевидно, что неизвестное существо или существа, назовём их по-античному «эйдосы», обладают интеллектом и живут параллельно с нами.

— Ещё хочется отметить его надчеловеческую природу, — вставила Мартара, разглядывая рыбок.

— Почему «над», Мартара? Может быть «вне»? — уточнила Раттака.

— Не знаю! С целью избежать возможных ошибок, предлагаю считать эйдоса, как выразился Цангрус, находящимся интеллектуально выше, — ответила конструктор.

— Хорошо, что вам понравился платоновский термин, — продолжил исследование Цангрус. — Без него нам было бы сложнее ввести феномен материализации мыслей в наше понимание. Также необходимо создать образ эйдосов пусть для начала и не совсем корректный. И давайте попробуем понять их цели и, если это возможно, смысл существования.

— Они живут внутри эгрегоров в виде полей и через людей управляют материей!

— Мартара, у тебя редкий талант сжимать мысль в сухой остаток, — заметила Раттака.

— Это не противоречит и моему пониманию текущей ситуации, — прокомментировал Цангрус и добавил: — Предполагаю, что дуплексный контакт с эйдосами многое бы прояснил. Только абсолютно не ясно даже какой тип мировоззрения у этих существ. Какова их нравственность, глубина миропонимания? И, наконец, возможен ли сам контакт?

Инж хотел сказать что-то ещё, но тут на его браслет пришло сообщение. Поступившая информация оказалась достаточна скудна. Защитники сообщали, что челнок перехвачен в окололунном пространстве, а его пилот в угнетённом состоянии психики доставлен в АЦ. Коротко и без подробностей. Цангрус вслух прочитал текст.

— Совершенно не понятно, зачем эйдос дезориентировал Никколоца? Как это объяснить? — повис в воздухе вопрос Мартары.

Вместо ответа из коридора, ведущего в центральный блок, раздался какой-то переливающийся шум. Психоисторики переглянулись и побежали искать его источник, ожидая увидеть сработавшую аварийную защиту, утечку энергии или разгерметизацию модуля. Перебирая по пути возможные варианты аварий, люди ворвались в рабочее помещение, где их вниманию предстала следующая картина. На общей кольцевой панели виртуального генератора оказалась запущена и развёрнута программа цветового отображения эмоций. Её работу сопровождал звук, исходящий из включенного генератора! Программа была достаточно простой — она записывала и воспроизводила эмоции из речи и текста по специальной цветовой схеме. Самым удивительным во всём этом являлось то, что генератор перед уходом был выключен и отсоединён от микросолнца. И, тем не менее, на его панели сейчас переливались синие и голубые полосы.

Цангрус оказался в блоке первым и, обнаружив запущенную программу, присел на рабочее место. Его примеру последовали женщины. В течение десятка минут все трое наблюдали на панели одну и ту же комбинацию, состоявшую из череды цветовых импульсов: пяти голубых и двух синих. Импульсы длительностью в пару секунд циклично повторялись. Цангрус догадался, что цвета, обычно используемые для матричной записи эмоций, здесь выполняют вторичную функцию кодирования сигналов или сообщений.

— Кажется, эйдосы пытаются выйти на контакт! — воскликнул он.

— Очевидно, они хотят использовать для этого программу «Эмоцвет».

— Цангрус, известно, что единого знак-цветового кода не существует. Такого общего языка нет ввиду разнообразия цветовых ассоциаций, возникающих у людей, — сказала Мартара.

— Не существует, ну так попробуем его создать! — загорелся мыслью психоисторик.

Цангрус попросил женщин быть аккуратными и внимательными, а сам задумался, чем ответить на сине-голубое «приветствие». Несколько минут ему потребовалось на изучение старой программы, непонятно как найденной и запущенной эйдосами. Прежде всего, они с Мартарой вырубили навязчивый переливающийся звук и включили запись. Затем, разделив экран по центру вертикальной чертой и вызвав палитры, мужчина последовательно ввёл на правую часть экрана аналогичную комбинацию цветов. Овладевший генератором неизвестный интеллект принял пять голубых и две синих полосы, и ответил двумя синими и одной зелёной. Что это означало, и какой за этим скрывался смысл, Ничего пока не понимая, Цангрус опять запустил повторение — две синих и одну зелёную. От эйдоса по ту сторону, судя по всему, он находился там один, пришла зелёная полоса. Психоисторик задумался. Они явно имели дело с интеллектом. Их условный диалог, безусловно, не лишённый некоторого смысла, напоминал исчезающие шахматы. Не дождавшись от собеседника никакой реакции, эйдос прислал вслед ещё одну оранжевую.

— Мартара, нам нужно составить цвето-идеографический словарь!

— Он уже почти готов! Я наложила наш мировоззренческий словарь на палитры «Эмоцвета», — громко и взволнованно отвечала женщина, — конечно, тут много обобщений и приближений, но за каждым главным понятием закреплена собственная цветовая схема.

— Отлично, закачай мне его на панель! — Цангрус был необычайно активен. — Какую модель мира будет отражать наш упрощённый словарь? «Сапиенс»?

— Нет, «космическая мозаика»! — быстро ответила за Мартару психобиограф. — Я подготовлю вопросы.

После того как шестимиллионная беспилотная капсула типа «Ладья» со сгустками генома человека на борту достигла созвездия Лебедя, астрономами АЦ был получен первый сигнал от внеземного разума. Произошло это относительно недавно, но Цангрус помнил, как всё объединённое человечество следило за расшифровками передач, как волновались люди, вслушиваясь в иную речь и осмысливая мудрость далёких звездных систем. Земляне ожидали настоящей экзотики, готовились узнать о каких угодно формах разумной жизни в Космосе, но оказалось, что за Лебедем живут точно такие же люди, как и они сами. Единственными непринципиальными отличиями оказались расовые признаки лебедян. С тех пор теория о существовании в Космосе исключительно человеческих форм жизни стала доминирующей, а исследователи обратили свой взгляд на космос когнитивный. Этим и объяснялась необыкновенная активность инжей, их цепкий научный интерес и обычная человеческая любознательность к засевшему в генератор интеллекту.

— Формулируйте главные вопросы, Раттака, — Цангрус интуитивно ответил одной зелёной полосой. — А вы, Мартара, продолжайте переводить понятия и словосочетания в цвет. При необходимости воспользуйтесь архивами ИИЧ. Я включаю в блоке регистрацию событий!

— Цангрус, а эйдосы вообще поймут наше интуитивное цветовое обозначение понятий? Может быть, у них отличное от нашего восприятие цветов? И белое для них чёрное?

— Во всяком случае, будем рассчитывать на то, что они той же психической природы, что и мы. Если встретится непонимание, то сменим оттенки или палитры.

— Хорошо, тогда набирай: «я — человек», короткий красный. Пробел — белый короткий. Дальше красно-сине-зелёно-красно-голубой и длинный зелёный…

Прошло около восьми часов. Люди спали в мягко меняющих форму креслах общего блока. На короткое звуковое сообщение о начале анализа психического здоровья Никколоца, поступившее из медицинского сектора Защитных сил, никто не обратил внимания. Более того, все три информационных браслета были сняты с запястий и уложены на столик мутного стекла. На выносной панели бегали цветные полосы, а рядом висела длинная и узкая полоска тонкого пластика, вся испещрённая разноцветными линиями. Визуализаторы лежали на полу, а в воздухе висели спиральные чёрные строчки расшифровки, произошедшего с эйдосом диалога между психоисториком (Ц) и неизвестной интеллектуальной структурой (Э):

«Э: Выходите на связь.

Ц: Выходите на связь.

Э: Говорите о главном.

Ц: Говорите по сути.

Э: Говорите.

Э: Творите!

Ц: Я — человек.

Э: Я — мысль.

Ц: Ваша цель?

Э: Что это?

Ц: Результат действия, смысл действия.

Э: Рост

… (пауза три минуты)

Э: Ваша цель?

Ц: Мир одного человека.

Э: Цель?

Ц: Сохранение его.

… пауза (несколько минут)

Э: Кто он?

Ц: Человек между нами и Высшим Интеллектом.

Э: Что это такое?

Ц: Создатель всего.

Э: Это свет!

Ц: Сколько вас?

Э: Вопрос не ясен.

Ц: Нас много

Э: Я знаю.

Ц: Мы живём в Космосе.

… пауза (две минуты)

Ц: Вы один?

Э: Нет…»

На этом спиральные строчки заканчивались, так как Мартара продолжила записывать дальше в браслет. Сам диалог длился пять часов и часто прерывался паузами, в течение которых стороны подбирали слова и ответы. Оказалось, что существа уже давно («с начала») живут рядом с человеком и корректируют, как выразился интеллект, его Путь. Сами эйдосы имён не имели, не владели числовым счётом и не строили в отношении людей злонамеренных или вредоносных планов ввиду совместного существования. Насколько понял Цангрус, существ отличало образное и в целом созерцательное мировоззрение, а стратегической целью каждого эйдоса являлся качественный рост. Себя они называли непонятным словом, ближайший перевод которого сводился к понятию мысли или идеи. Эйдосы действительно не имели материального тела и жили в каком-то информационном или с их слов «молочном эфире», но при этом существование человечества являлось для них непременным энергетическим условием собственной жизни, к которой, впрочем, они относились нейтрально. Вообще сам феномен их контакта, отразившийся в состоявшейся беседе, явился следствием редчайшего и единственного совпадения, не имевшего аналогов в прошлом. Хотя попытки со стороны людей выйти на контакт предпринимались неоднократные.

За время общения с существом Цангрус порядком выдохся. С большим трудом ему удалось выяснить, что же произошло с Никколоцем. Задавая наводящие и косвенные вопросы, мужчина узнал, что транспсихолог оказался под влиянием одного из самых старых эйдосов и стал для него чем-то вроде контейнера, оболочки или носителя. Не совершая в отношении Никколоца никаких травмирующих действий, эйдос, тем не менее, мог причинить мужчине непреднамеренный опосредованный вред ровно настолько, насколько сам человек готов был это допустить. Собственно так и протекали все контакты эйдосов с людьми на протяжении всего параллельного сосуществования.

Эйдосы рождались благодаря активной мыслительной деятельности людей, затем они росли и уже впоследствии, набрав силу и выдержав конкуренцию, сами в свою очередь влияли на массы людей, особенно не тревожась относительно того или иного воздействия. Умирали существа, как бы затухая, оказавшись в одиночестве, будучи вытесненными на обочину при противоборстве с другим эйдосом. Особенно интересным для психоисториков оказался эпизод беседы, где эйдос вскользь сообщал о существе находящемся интеллектуально выше них и называл его Светом. Впрочем, Цангрус догадался, что речь идёт об одном и том же понятии Высшего Интеллекта.

И хотя в целом диалог с общительным эйдосом протекал в спокойной и конструктивной манере, он часто носил односложный характер, изобилуя взаимными непониманиями и некорректностями перевода. Некоторое волнение Мартары по поводу некорректного перевода, отражающего разное мировоззрение и эмоции, вызывала разница в основах морали — у эйдосов она была нейтральна, если можно было так сказать. Человеческая цивилизация интересовала существ как источник энергии и среда обитания, в отношении неё главенствовал в основном наблюдательный подход. Так, например, для эйдосов не существовало принципиальной разницы между людьми, все они считались одинаково равными, невзирая на поступки, мысли, устремления или ранги.

Ещё эфирные существа абсолютно не понимали, зачем создавать мир пророка — человека с высокой энергетикой, но совершенно обычного на их взгляд. Эйдос сказал, что сам эпизодически сливался, как он выразился, с Водолеем, однако навсегда уступил место двум своим более древним собратьям. Потом эйдос вышел из диалога и долго в нём не появлялся. А когда, наконец, программа «Эмоцвет» сообщила Цангрусу своей цветовой кодировкой предложение эйдоса о слиянии, то мысли уже путались, и он жестоко хотел спать. Женщины также сильно устали: Мартара давно спала на рабочем месте, а Раттака, долго не получая ответов для перевода, решила временно покинуть рабочий блок модуля. Она поднялась и прошла в кают-компанию за едой и напитками, но, усевшись на минутку в кресло, также моментально заснула. Получив приглашение «слиться», Цангрус неожиданно для самого себя и в целях науки решился на смелый эксперимент. Он отправил эйдосу сообщение в виде комбинации полос и, не выключая виртуального генератора, поднялся с рабочего места и отнёс спящую Мартару на руках в общий блок. Там он аккуратно положил тело женщины в кресло и присел рядом.

Когда Цангрус открыл глаза, пока ничего не изменилось. Женщины по-прежнему сладко спали в своих эргономичных креслах, на полу лежали визуализаторы, а в воздухе тонкой и длинной спиралью вилась, принесённая Раттакой, запись. Психоисторик понял, что немного задремал. Он помнил всё, что произошло за последние несколько часов. Что он дал согласие на слияние, что вёл запись-регистрацию всех событий в модуле и что отнёс Мартару спать. Снег медленно падал за иллюминатором. Ничего не происходило, а он всё думал о Николлоце, его странном поступке, об эйдосах и первом контакте с ними. Первом ли? Неожиданно для самого себя психоисторик принял решение.

Мужчина направился в транспортный отсек модуля, где облачился в живую кожу и гермокостюм. Подойдя к настенному органу управления транспортным блоком, он отсоединил от обитаемого модуля спасательный челнок. Ещё несколько минут потребовалось на погрузку в челнок дополнительных контейнеров с топливом и комплектующих инженерных систем. Через ведущий в кабину челнока бронированный люк, Цангрус забрался на место пилота. Внутри небольшого летательного аппарата оказалось холодно. Инж включил блок управления и систему жизнеобеспечения, микросолнц «астро» для дальнего полёта и прислушался. Снаружи протяжно, словно древний хищник, выл ледяной ветер. У него имелся план. Запустив двигатель, Цангрус с блаженной улыбкой на губах потянул штурвал на себя.

Мартара проснулась от слабого толчка корпуса модуля. Не вставая с удобного кресла, она заметила, как сугробы за прозрачным пластиком озарились ослепительно жёлтой вспышкой. Женщина инстинктивно подбежала к ближайшему иллюминатору. От земли куда-то вверх к Солнцу летела белая точка, которая всё уменьшалась, пока не растворилась вдали.

 

Минск, июнь 2013

 

Похожие статьи:

РассказыФарфоровый город

РассказыЗа облаками. 1 - До свидания, Мадригал.

РассказыКоготь сатаны

РассказыЗдесь и сейчас

РассказыЗимний этюд. Вневременной.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 453 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий