fantascop

Правильный маршрут

в выпуске 2015/01/29
4 сентября 2014 - Виктор Яковлев
article2350.jpg

                                                                               ПРАВИЛЬНЫЙ МАРШРУТ

 

 Венька  всегда считал, что  от его дома до школы путь  неблизкий. Если не торопиться, то можно было пройти его  минут за двадцать. Многовато, по его мнению, поэтому из дома в школу  он  предпочитал  ездить на автобусе. Занятия у них начинались  в первую смену,  а  утром, спроси у любого, пятнадцать – двадцать минут никогда лишними не бывают. Зато обратно он  всегда шел пешком, причем  возможных маршрутов  движения у него было несколько, в зависимости от времени года, погоды  и настроения.

Сегодня   он выбрал  маршрут  номер один  (по его личной классификации),  и на то было, как в популярной  песне, несколько причин. Во-первых, сегодня была суббота -  последний  учебный день этой недели. Во-вторых, был месяц май, а это значит, что совсем  скоро занятия в школе заканчивались, и наступали долгожданные каникулы. Как бы в подтверждение этого  и солнце грело уже совсем по-летнему. Поэтому, выйдя из  школы  и прислушавшись к своим ощущениям, Венька  перешел по пешеходному переходу через улицу, и, дойдя до забора  поликлиники, мудреное  название которой он  никак не мог запомнить, повернул  направо, на аллею  старого  немецкого парка.

Парк считался не очень ухоженным, но  был при этом уютным и каким-то домашним. Каштаны и липы стояли плотными рядами, их кроны вверху смыкались и даже в самый  солнечный день в парке был  полусумрак. В нем не было обязательных для любого парка  механических аттракционов, каруселей и ларьков со сладостями. В центральной его части каким-то чудом  сохранилась потемневшая от времени  открытая деревянная сцена, построенная, наверное,  еще в первые послевоенные годы, с вкопанными  перед  ней  в землю  несколькими рядами  таких же  потемневших за долгие годы   деревянных  скамеек. День сегодняшний был представлен  в  парке  извилистой велодорожкой  и  небольшим детским городком, появившимся несколько лет назад. Городок этот состоял из   весело раскрашенных  пластиковых горок, качелей  и полосы препятствий  для самых маленьких карапузов,  которую они  с переменным успехом преодолевали с помощью пап-мам или  бабушек-дедушек.

Парк   располагался  между внушительного вида глубокой, но сухой канавой, похожей больше на  остатки средневекового рва, и  уже упоминавшейся поликлиникой. За рвом  вдоль парка тянулась  вымощенная  старой брусчаткой улица с небольшими  частными домами. Сразу за поликлиникой виднелся  бело-синий купол   спортивного комплекса  с теннисными кортами и крытым бассейном.  В бассейн  этот  Венька  одно время ходил на секцию плавания, научился  там  прилично плавать, но потом бросил, переключившись на футбол.

Аллея, по которой  он обычно  возвращался домой, была центральной  в парке, и пересекала  его  с запада на восток, если за точку отсчета принимать  Венькину школу. Парк был  небольшой, и Веньке  хватало десяти-двенадцати  минут, чтобы пересечь его. После выхода из парка Венька  сразу поворачивал налево, проходил  мимо отделения милиции  (пардон,  полиции), и еще  через минут пять доходил до улицы с малопонятным для большинства нынешних школьников названием – улицы Чекистов.  Можно было еще пройти прямо, мимо многоэтажного офисного центра, и только  потом повернуть, но Венька не любил  почему-то там ходить.

Вот и сегодня он, дойдя до конца аллеи, сразу повернул налево.Когда он проходил мимо  здания полиции, случилось событие, которое направило его мысли  совсем в другое  направление. Входная дверь отделения  вдруг распахнулась, оттуда выбежали два молодца  в бронежилетах и с автоматами  и  быстро сели  в патрульный « уазик»   с двумя  большими двойками на боковой двери. Венька  сразу обратил на этот номер внимание, потому что  сам жил в квартире 22. Автомобиль, резво набирая  скорость, замигал синими огнями и, завывая сиреной, умчался мимо высотки в сторону центра города.

-Если кто-то кое-где у нас порой, честно жить не хочет – вспомнил  Венька  песенку из старого отечественного сериала, которую не раз слышал от отца.  И пошел дальше, размышляя про себя, что  вот еще два года, и он школу окончит, а кем он хочет стать — так пока и не определился.  А может ему пойти работать в полицию? И будет у него такой же черный автомат и такой же черный  бронежилет, как у тех молодых  ребят, которых он только что видел.  И он начал представлять, как он, в полном боевом снаряжении, несется в патрульной машине по улицам города, тревожно  гудит сирена, и все машины прижимаются  к обочине, уступая ему дорогу. А он, Венька, вернее, уже Вениамин, да что там -  Вениамин Павлович, сидит справа от водителя, и прохладный ветерок  врывается в приспущенное боковое окно, обдувая его мужественное лицо…

 В таких мечтах Венька  дошел до улицы  Чекистов и собрался, было, ее перейти. Надо отметить, что Венька  с детства испытывал  перед движущимся транспортом не то чтобы страх, а определенную опаску,  от которой  никак не удавалось ему избавиться. И поэтому всегда аккуратно переходил улицы – строго по пешеходным переходам, а если их не было, то только  удостоверившись, что машин поблизости нет. Вот и  сейчас он повернул голову налево — машин не было, направо,  -  тут он почувствовал, что в глазах у него потемнело. Голова  вдруг сильно закружилась, и чтобы не упасть, он шагнул  к дереву, которое так кстати оказалось поблизости, и прислонился к нему.

Сколько времени он так простоял,  Венька не понял. Мир в его голове продолжал  стремительно вращаться, и Венька даже не пытался открыть глаза, зная, что если  сделает это, то обязательно упадет. Так он и стоял, обхватив твердый шершавый ствол дерева обеими руками и  ожидая, когда все это закончится.  

Венька был для своих лет достаточно крепким мальчишкой, на здоровье не жаловался  и  подобных приступов у него до сих пор не случалось. Неудивительно, что это неожиданное  недомогание явилось для него полнейшей неожиданностью.  

 Все прекратилось так же   внезапно, как и началось. В голове продолжало шуметь, но  мир  вдруг перестал вращаться, и Венька осмелился открыть глаза. Так и есть, он  стоял, почти обняв руками  ствол  большого  дерева. Венька тут же отдернул руки и оглянулся, -не видит ли кто его в таком смешном виде?  В следующее мгновение  он   опять плотно зажмурил глаза и даже головой тряхнул,  снова открыл их  —  но то, что он увидел, не исчезло.

-Так, или у меня шарики за ролики …, или одно из двух  - не замечая, что говорит вслух, попытался собрать остатки здравого смысла  Венька. Он стал крутить головой во все стороны, но наваждение, если это было наваждение, не исчезало.  Он стоял  рядом с большим деревом в самом  начале парковой аллеи, недалеко от  своей школы, в том самом месте, в котором он был минут десять или пятнадцать назад, а потом пошел привычным  маршрутом  в сторону  дома. Прошел весь парк,  мимо  здания полиции повернул налево,  ну да,  там он видел, как группа захвата  выезжала на задание, — это все ему приснилось, что ли?

Мимо него пробежали несколько мальчишек из младших классов, и дубася друг друга  портфелями, умчались по аллее вглубь парка.     -Может, я никуда еще и не ходил, — подумал Венька ,-вышел из школы, перешел  улицу, и тут, на солнышке, у меня случился солнечный удар, поэтому я и вцепился в дерево. ..                               

У  Веньки никогда не было солнечных ударов, но он слышал, что таковые случаются, и  что  можно от этого даже  потерять на какое-то время сознание.

-Наверное, так и было,- решил уговорить себя Венька,  и почти успокоился. Он где-то  читал, что  особо страшит неизвестность, а если человек знает, с чем он столкнулся или может столкнуться, то это знание помогает ему справиться со многими трудностями.   

Венька  шагнул на аллею, и вдруг понял, что не хочет идти этой дорогой. Далеко впереди  бегала давешняя мелюзга из начальных классов, навстречу ему  по аллее приближались две мамаши с колясками, тихо о чем –то беседуя  между собой;  в соседних кустах заливалась невидимая птаха, радуясь  теплу  и скорому лету,- все выглядело спокойно и  даже умиротворенно, но Венька  стоял и не мог заставить себя двинуться через парк.

В конце концов  он решил  поддаться своему непонятному настроению, поправил висевшую на плече сумку с учебниками,  и сойдя с аллеи на  тротуар  улицы, пошел  по нему, удаляясь от школы. Это был  его маршрут номер два, которым он  ходил домой, когда была не очень хорошая погода. Как говорят  в метеопрогнозах- «с осадками». В этом случае путь занимал немного больше времени, но зато  все время можно было идти  по высоким, уложенным разноцветной  тротуарной плиткой, тротуарам, не боясь луж  и слякоти.  

Дойдя до  улицы Чекистов, он повернул направо и пошел  вдоль  стоящих на ней   старых немецких двухэтажных домов. Некоторые из этих домов  оставались почти в таком же  виде, как их построили  много лет назад.  Только от времени фасады местами  потрескались, обнажив проплешины из красных кирпичей, да принявшая   буро-коричневый оттенок    черепица напоминала лоскутное одеяло из-за многочисленных заплат на крышах. Впрочем, окна почти во всех  домах были заменены на современные  стеклопакеты. А часть этих домов  была  капитально отремонтирована,  и на них было приятно смотреть – такие они были  красивые и непохожие один на другой, и  перед каждым был газон с   аккуратно подстриженными кустарниками и деревьями.

 Поравнявшись с тем самым местом улицы, куда он обычно выходил, когда шел через парк, Венька непроизвольно напрягся. Но ничего не случилось – с неба не падали зеленые человечки, а из ближайшего палисадника, заросшего  кустами цветущей сирени, не раздавалось рычание снежного человека.По другой стороне  улицы проехал  полупустой автобус  27 маршрута. Именно на таком  Венька поутру добирался до школы, только тогда он обычно был заполнен под завязку. По тротуару, едва не зацепив Веньку педалями, пронеслись несколько  юных велосипедистов. Все было спокойно и буднично. Венька, постепенно  успокаиваясь, пошел дальше, думая о том, как придет сейчас домой, выпьет горячего чая с лимоном и ляжет на диван с какой-нибудь хорошей книжкой. А уроки подождут — в конце концов не каждый день  солнечный удар случается, — надо отдохнуть. Он начал прикидывать, что бы ему такое почитать  «для души», после сегодняшнего приключения. Дом был совсем рядом, за перекрестком – Венька  уже  видел его верхние этажи и крышу, остальное закрывала  стоящая сразу за перекрестком  желтая кирпичная пятиэтажка.  

Подождав, пока загорится зеленый глаз светофора, Венька стал переходить улицу. Навстречу по переходу шла соседка Катя  из третьей квартиры. Венька не то чтобы с ней общался -  все-таки она была младше его  лет на пять. Просто он как-то раз помог ей попасть домой, повернув застрявший  ключ в двери ее квартиры, и с тех пор она всегда с ним  при встречах первая здоровалась. Вот и сейчас, увидев  его, когда они еще  стояли по разные стороны улицы, ожидая, когда переключится светофор, она помахала ему рукой. Она тоже училась в той же школе, что и Венька, только в  третьем или четвертом классе, но сейчас явно шла не в школу. Из  ее рюкзачка торчала ручка теннисной ракетки – Катя занималась большим теннисом в  том спорткомплексе, который находился рядом с парком, и сейчас, похоже,  шла на тренировку. Они разминулись на середине перехода, Катя еще раз помахала ему рукой, и Веньке пришлось тоже  кивнуть ей в ответ.

Визг  тормозов, и возникший, казалось из ниоткуда, вой сирены заставили Веньку  остановиться и повернуть голову в сторону шума.   Из-за пятиэтажки,  каким–то чудом перескочив тротуар, на перекресток  буквально вылетела большая  черная машина.  Водитель попытался   резко вывернуть руль в направлении  соседней  улицы, но  скорость была слишком большой, и джип начало крутить  на гладком асфальте  в направлении пешеходного перехода. Венька  уже почти  миновал его, еще два  шага – и он на  тротуаре.          

С  этого момента  время  для него потекло тягуче и медленно, как в замедленном кино. Было ощущение,  что все происходит не с ним и не наяву, а  просто он  откуда-то со стороны наблюдает  за лихой погоней  на большом киноэкране. Вот, кстати,  и преследователи появились – краем глаза Венька увидел, что к перекрестку, завывая сиреной, приближается полицейский «уазик».Какая-то часть его сознания отметила, что  он где-то  уже  встречал   эту патрульную машину с двумя двойками на борту. Джип боком несло на пустой уже пешеходный переход.                                                          

Пустой, — почему пустой?                                                                                                                                                                                                                                                           

Венька-наблюдатель-со-стороны  вдруг увидел, что там далеко —  на  объемном экране, и одновременно,  совсем близко- на переходе,  в нескольких метрах от него стоит Катя, как и он, не успевшая перейти улицу. Она стояла, повернув голову  в сторону   всего этого внезапно образовавшегося шума из рева мотора, визга тормозов и воя сирен, и не могла понять, какое отношение  ко всему этому переполоху имеет она?

Но если ему, Веньке, ничего не угрожает, потому что он стоит в стороне от направления движения взбесившегося автомобиля  (да и вообще все это происходит не с ним, он   же зритель в каком-то очень реалистичном, но кино), то  Катя стоит как раз в том месте, куда через несколько мгновений вынесет тяжелую машину.

Венька хотел крикнуть ей, чтобы она  скорее добежала до тротуара, но понял, что она не услышит его.  Ему хотелось крикнуть, чтобы остановили этот страшный, так непохожий на повседневную обычную жизнь, фильм, но  он  не знал, кому  надо адресовать  этот призыв.  Время совсем остановилось. Джип, казалось, застыл на месте в нескольких метрах от маленькой девочки, которая, наконец, увидела опасность  и сделала уже первый шаг  в сторону  такого близкого тротуара.   

Венька   понял, что она не успеет. Эта мысль еще билась в его голове, когда он,  резким движением   скидывая  с плеча    школьную сумку, рванулся  сквозь густой и вязкий  как кисель  воздух наперерез   скользящему   по  асфальту  черному автомобилю. В последний момент, осознав, что и он  не успевает, Венька вытянул  перед собой обе руки и прыгнул вперед.  Он  еще успел увидеть, как  от  его  сильного толчка  девочка вылетела на тротуар.  В следующий миг   джип   своим правым бортом  налетел на него  и, отбросив  далеко в сторону,  врезался в  высокий бордюр тротуара.

Венька лежал на  дороге,  чувствуя щекой теплый и почему-то слегка влажный  асфальт.  Ему было совсем не больно, только непонятно, зачем  он здесь лежит, и почему нет  ни сил, ни желания  встать.                                                                                 

-А хорошо, что я пошел сегодня дальней дорогой, — пришла в голову  неожиданная  мысль, — иначе…

Если бы его сейчас спросили, почему хорошо и что случилось бы иначе, он бы не знал, что ответить, но точно знал, что  это так.

В голове начало кружиться — медленно, потом все быстрее и  быстрее.          

-Может, опять солнечный удар получил, везет мне на них сегодня – успел подумать Венька.   

Мир вращался все быстрее, приглашая вращаться вместе с ним, и не было сил сопротивляться этому приглашению. Да и зачем, если мир — это ты сам…

Потом вращение превратилось в полет,  долгий-долгий, и хотелось,  чтобы он никогда не закончился…                                

Ведь это так чудесно,- мчаться сквозь бесконечную вселенную, доказывая ей, что она на самом деле бесконечна.

 

 

  ____________________________________________________

Рейтинг: 0 Голосов: 0 508 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий