1W

Приборная панель

в выпуске 2018/03/26
20 февраля 2018 - Симон Орейро
article12470.jpg

Мне приснился очень странный и страшный сон. В этом причудливом и пугающем сновидении я бродил бесцельно вдоль морского побережья. Солнце светило нестерпимо сильно, непобедимая жара одолевала меня. Я вдруг заметил на мокром песке массивный ящик и, открыв его, увидел внутри множество алых роз. На цветы я упорно и бездумно глядел несколько минут, позже отошёл от ящика. Я поднял голову и смотрел на небо, параллельное побережью и морю. Внезапно нечто зловещее вторглось в меня. Я потерял контроль над телом, ноги сами собой пошли навстречу водной бездне. Вскоре вокруг была одна лишь вода. Я задыхался, захлёбывался, но всплыть не мог. Я тонул в океане. Чувство паники расплескалось по всей удушливой влаге.

            Я проснулся в поту и долго лихорадочно озирался. Спокойствие и ясное осознание иллюзорности кошмара пришло не сразу. Но вскоре я уже пил утреннюю чашку кофе и читал статьи в электронных изданиях. Там писали об успешной колонизации человечеством всё новых космических тел. Однако с этими оптимистическими сочинениями соседствовали и правдивые репортажи о вспышках массового голода в отдельных районах Земли, о множестве судебных дел над высокопоставленными чиновниками и высшими эшелонами правления транснациональных корпораций. Коррупция, круговая порука, теневая экономика – все эти порочные явления относительно недавно вышли на принципиально новый уровень, и преодолевать их стало гораздо сложнее, чем было раньше.

            Я брился перед зеркалом и слегка порезался, пока андроид-слуга приводил в порядок всю мою одежду. Порез я смазал особой дезинфицирующей субстанцией, после чего приступил к приглаживанию своих непослушных волос. Выйдя на улицу, я позвонил на номер знакомой кондитерской, заказал торт к моему прибытию и позже  наслаждался этим лакомством за жёлтым невесомым столиком для поедания десертов. Электронный слуга тем временем был дома, отключенный мною при уходе. Выйдя в Интернет, я читал интересную статью в одном из СМИ о наращивании поставок алмазов из Западной Африки. На многострадальном континенте установилась относительная стабильность. Политические кризисы теперь преодолеваются мирным путём, последствия эпидемий и голода усилиями международного сообщества максимально быстро сводятся к минимуму. Вернувшись к себе, я, ни о чём не думая, смотрел на плакат красавицы, недавно прикреплённый к стене. Скоро начнётся моя смена. Я буду далеко от Солнечной системы. Хорошо, что нет необходимости соблюдения множества формальностей. Мне всего лишь нужно в очередной раз поставить подпись под несколькими официальными бумагами, тексты которых я за годы регулярных полётов выучил практически наизусть.

 

            Я неспешно и уверенно шагаю по узкой тропинке из сверхпрочного синтетического стекла чёрного цвета. Извилистая дорожка, пролегающая сквозь благоухающий сквер, ведёт к глухому и весьма высокому забору, что закрывает тщательно охраняемый объект. За ограждением по двум сторонам от едва заметной двери на вышках дежурят охранники. Они вооружены карабинами, умеющими стрелять в зависимости от настроенного режима разрядами электричества, не смертельными, но очень болезненными, и миниатюрными иглами-капсулами с сильнейшим транквилизатором. Я подношу идентификационную карту к считывающему устройству, и дверь тихо отъезжает в сторону. Вхожу на территорию космопорта. Космические челноки, расставленные по строгим геометрическим алгоритмам, однообразные и снабжённые крупным логотипом корпорации «Марко», находятся на далёкой от меня взлётной площадке. Некоторые из них шумно взлетают, становясь всё меньше, чтобы в скором времени и вовсе исчезнуть из поля зрения. Я предвкушаю сладость полёта на своём челноке. Но взлетать всегда приходится не сразу.

            Я только что сел на кушетку и обнажил руки, повинуясь санитарным требованиям. Мне дают совет закрыть глаза, и я слушаюсь, полностью соглашаясь с пожеланием. Почти одновременно мне делают две внутривенные инъекции: вводят специальный питательный раствор, концентрация которого рассчитана на долгое действие, и лекарство, помогающее безболезненно переносить перегрузки. Из медицинского корпуса выхожу с улыбкой. Теперь можно взлетать. До взлётной площадки добираюсь на юрком электрокаре.

            Комбинезон-скафандр я надеваю уже внутри челнока. Надёжно задраив все отверстия, взлетаю. Чувствую ускорение. Я не вижу сопла челнока и выпускаемые ими потоки пламени, но отчётливо их представляю, ибо знаю, как всё это выглядит со стороны. Покинув атмосферу Земли, уверенно преодолеваю, всё ускоряясь и не испытывая благодаря действию введённого мне препарата какого-либо дискомфорта, просторы космоса. В скором времени Солнечная система остаётся позади. Несколько раз приходится состыковываться для дозаправки с огромными станциями. Запоминать маршрут, пролегающий сквозь черноту космоса, поначалу было очень сложно (учитывая даже наличие в челноке экрана навигации). Но теперь я знаю его как свои пять пальцев. И даже не боюсь временами отклоняться от привычного пути. Конечная моя цель – орбитальный модуль управления у планеты RFB # 769.

 Полёт не бывает долгим. Я вижу розоватую поверхность планеты и нужный мне объект. На модуле, как и на челноке, красуется логотип «Марко», только значительно больший. В исправном состоянии в те промежутки времени (обычно короткие), когда сотрудников поблизости нет,  модуль поддерживают паукообразные многофункциональные дроны, ползающие неустанно и снаружи, и внутри. Мне их сейчас придётся выключить. Начинается процесс стыковки.

 

            Вокруг яркий свет. Я расслаблено качаюсь в гамаке, что располагается в одном из отсеков (в скафандре здесь нет необходимости, он аккуратно сложен и пока лежит без применения). Искусственная гравитация в своё время вызывала у меня ощущение дискомфорта, но теперь я привык к ней. Снова приходит время управлять. Я вылезаю из гамака и иду в соседний отсек. Приборная панель с массивными и разноцветными кнопками встроена в стену. Если выключить свет, то панель будет светиться, переливаться всеми цветами радуги, так как она автоматически реагирует на темноту и запрограммирована на то, чтобы всегда быть видимой. Нажав на ряд кнопок приборной панели, я запустил тысячи дешёвых, но эффективных работников-андроидов. Они начинают методично  работать на всех крупных рудниках. Планета RFB # 769 не пригодна для жизни, но это одно из немногих известных небесных тел, где существуют богатые залежи очень ценных ресурсов. Андроиды добывают металлы, складируют добытое, чтобы позже звездолёты корпорации могли забрать ресурсы. «Марко» является монополистом в сфере добычи и переработки редких ископаемых веществ, что встречаются на RFB # 769 и ещё на нескольких планетах. Я как работник компании получаю солидное жалованье. Но, конечно, не одни лишь деньги заставляют меня выполнять то, что я выполняю.

            Когда я не на работе, я часто, закрывая глаза, вспоминаю во всех подробностях приборную панель и скромное, но уютное пространство отсеков орбитального модуля.                

Рейтинг: +1 Голосов: 1 92 просмотра
Нравится
Комментарии (1)
Blondefob # 21 февраля 2018 в 18:07 +1
Розы, море! Ах, какое многообещающий пролог! Потом, увы, все уныло и скучно. Впрочем, "дезинфицирующая субстанция" - это несомненная находка shock .
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев