1W

Проблема иного масштаба

в выпуске 2015/08/24
25 марта 2015 - Григорий Неделько
article4046.jpg

Григорий Неделько

при участии Татьяны Минасян

 

Проблема иного масштаба

 

[из цикла об Арнольде Сетоне]

 

Кабинет директоров Всемирной Ассоциации Планетарных Психологов на Девочке давно перестал выглядеть как обычный офис. На стенах вместо рисованных копий картин висели 3D-проекции; автоматикой «насытили» чуть ли не каждый уголок помещения – вплоть до того, что розетки снабдили функцией самозащиты от механических повреждений и перепадов напряжения. Горшки с живыми растениями на полу, подоконниках, стенах сменили искусственные цветы и лианы, особенно популярные сейчас, когда многие люди включались в борьбу против истощения природных ресурсов на небогатых планетах. Что же касается руководства, то в своих делах оно по-прежнему отталкивалось от проверенных временем правил.

Один из двух главных работников Ассоциации развалился на просторном механическом стуле, обитом кожзаменителем и стилизованном под старые офисные кресла. Мужчина играл в «Проблему мирового масштаба» - развлекательный компьютерный симулятор, к созданию которого лично приложил руку. Солидный учёный переживал так, словно бы от его поступков действительно зависела жизнь целой планеты.

За окном благоухали розовыми цветками посаженные с полвека назад розовые деревья, успевшие разрастись всюду и разнообразить горно-равнинный пейзаж. Шагали по ровным асфальтированным тротуарам жители.

Увлечённый игрой, планетарный психолог не заметил, что бесшумно распалась на шесть неравных частей автодверь и в кабинет вошла напарница.

- Всё игрушками занят, Сетон? – с порога осведомилась она.

- А, это вы, мисс Кравелли, - не поднимая лица от экрана, немного рассеянно ответил психолог.

- Вместо того чтобы дурью маяться, лучше бы за отчётами проследил, - недовольно сказала Тина, снимая модное, облегчённое мини-пальто, которое играло лишь роль украшения.

- А что не так с отчётами? – удивился Аскольд, выключил фон и положил на рабочий стол рядом с аккуратной высокой стопкой документов. – Я их разобрал. Даже почти систематизировал.

- Хм. Я сейчас была у Эжена по вопросу усовершенствования психологических технологий. Например, он предлагает сделать разговорник двусторонним. Что думаешь?

Аскольд откинулся на спинку кресла, с помощью встроенного в стол пульта запустил кондиционер.

- Духота… И как ты в пальто не преешь?

- Оно создано из специального жароотталкивающего материала. Хотя откуда тебе знать… Но ты не ответил на вопрос.

- Думаю, что идея хороша, очень. Осуществима ли?

- Если бы кое-кто к сроку разбирался с подчинёнными, мы бы не получали нужную информацию в последний день. Это значительно упростило бы нам жизнь.

Аскольд не спеша поднялся, подошёл к крупному настенному экрану, тонкому, будто лист бумаги.

- Мы пока что ни разу не опоздали с составлением плана работ, - заметил психолог.

- Мне кажется, дорогой братишка, - иронично произнесла Тина, - ты лентяй от бога.

- Просто уравновешиваю сестру-трудоголика.

Напарница закатила глаза, негромко фыркнула, но промолчала.

Острую на язык молодую женщину звали Тиной – им с Аскольдом месяц назад исполнилось по двадцать пять лет, и они были редкой парой однояйцовых близнецов. Правда, сильного сходства между братом и сестрой не наблюдалось. Аскольд вымахал под два метра, отрастил длинные волосы и небольшой животик; худая и миниатюрная, Тина носила короткую стрижку. Их двойная фамилия звучала как Сетон-Кравелли, однако, пикируясь, родственники употребляли в разговоре добрачные фамилии отца с матерью.

Четверть века назад Арнольд Майкл Сетон и Нина Лючия Кравелли стали бессменными директорами ВАПП, но они не могли управлять организацией вечно – пришла пора уступить место следующему поколению. Выбор сразу пал на их детей, причём не по инициативе родителей, а после долгих убеждений Эжена, друга, соратника и в прошлом начальника Арнольда Майкла. Эжен преподавал в местной Академии Планетарной Психологии курс по освоению галактических тел, и студенты Тина с Аскольдом, на протяжении всего обучения показывавшие отличные результаты, целый год занимались серьёзнейшей психологической практикой, прежде чем занять посты директоров ВАПП. Оба страстно любили негуманоидную психологию – то ли под влиянием родителей, то ли на генетическом уровне – и мечтали устроиться на работу в Ассоциацию. Желание близнецов осуществилось самым неожиданным, удивительным образом: за их кандидатуры проголосовал 81% руководящего состава.

Первые месяцы выдались трудными: только поддержка близких, коллег, друзей помогла брату и сестре освоить тяжёлую «юную» профессию планетарного психолога. Лишь недавно они начали чувствовать себя настолько уверенно, что стали подкалывать друг друга.

- Новости есть, - сообщил Аскольд.

Тина вопросительно приподняла бровь.

Брат коснулся сенсорного управления на стене, активируя экран.

- Это сообщение пришло пару часов назад от Крапивченко, - пояснил он.

Визор модели «лист реальности» показал родственникам лицо сорокадвухлетнего украинца с армянскими корнями, начальника выездной бригады номер 5 Арарата Крапивченко, который слыл своим парнем, отважным, предприимчивым, изобретательным – и довольно своеобразным.

- Барев дзез, керівники! – весело поприветствовал бригадир, сверкая белозубой улыбкой от уха до уха. – Хороша погодка, а? Н-да, а тут вот какие новости: наша группа выехала на место сегодняшнего землетрясения. Хотите верьте – хотите нет, но тестирование показало, что настроение у Девочки замечательное. Аппаратура исправна. Ну да, есть вероятность ошибки, только мы проводили тест трижды. Выходит, землетрясению попросту неоткуда было взяться, предпосылок для него не имелось. Девочка, конечно, иногда проявляет характер, но она же нормальный человек… точнее, планета. – Крапивченко хохотнул и продолжил: - Ни с того ни с сего земля дрожать не станет. Предлагаю приехать сюда и поискать сведения вместе. Тем более что у меня есть дополнительные факты, о которых не считаю нужным распространяться перед камерой. – Арарат подмигнул, и изображение пропало.

Секунд пять-шесть царило молчание, затем его нарушил Аскольд:

- Знаю, мне тоже кажется странным, что тест Сетона-Кравелли ошибся. И помню, что Арарат Александрович всегда вызывал у тебя недоверие.

- Опасения, - поправила Тина.

- Пусть, - быстро согласился брат. – А вдруг это не ошибка? Вдруг результаты теста достоверные?

- Как такое может быть?!

- Кто знает. Наша задача – выяснить. Регулярные волнения возникают уже второй месяц: вначале слабые, однако постепенно усиливаются – и неизвестно, к чему приведут. Саныч, каким бы он ни был эксцентричным, никогда не подводил. Да и тест… он же не бета-версия, когда-то созданная отцом. Модификации отметают возможность ошибки на 99%.

- Но процент-то остаётся, - указала Тина.

- Верно, - вновь не стал спорить Аскольд. – Поэтому и нужно отправиться к Санычу. Тебе или мне.

- Хорошо. Оба полетим: ты в плане теоретических выкладок незаменим, а на практике…

- Понял-понял. Пойдём, моя любимая сестрёнка.

Он чмокнул Тину в щёку и выбежал из кабинета. Сестра, покачав головой, направилась следом, на ходу размышляя, стоит ли устраивать с планетой односторонний разговор.

Оборудование (человеко-планетный словарь, как его в шутку называли вапповцы) относительно сносно функционировало, начиная километров с двух-трёх ниже уровня моря: выше ментальный сигнал забивали радиоволны, излучение, «шум» людских мыслей. Ладно, посмотрят на месте, что за дела; может, Крапивченко ошибся, и тестер сломался. Если же нет, никогда не поздно отдать самим себе приказ задействовать разговорник.

 

 

Не успели они выбраться из ховеркара, как Саныч, размахнув руки столь широко, что, пожалуй, охватил единственное на Девочке, выкопанное поселенцами море, устремился навстречу. Улыбка по-прежнему занимала половину его лица, освещая мир сердечностью и добродушием.

- Привет, благодетели, привет снова! – радостно прогремел приземистый, но крепкий Арарат, одетый в стандартную форму выездных планетарных психологов, тёмно-розового и синего цветов.

- Здорово, Саныч.

Аскольд потряс объёмную, покрытую густым волосом руку специалиста.

Тина сдержанно кивнула.

- Здравствуйте, Арарат Александрович.

- Да просто Сашка! К чему эти церемонии? Нет-нет: вы начальство – вам виднее, не спорю. Пройдёмте, - протараторил Крапивченко и повёл их к стоявшей на некотором отдалении бригадной машине.

Тройка выездных психологов скучала: кто-то курил, двое других лениво беседовали. Они кратко поздоровались с прилетевшим начальством и вернулись к ничегонеделанию.

Пока Тина выясняла у бригадира подробности, Аскольд тщательно осматривал тестер Сетона-Кравелли.

- Жаль, что ваши родители на пенсии, - прервав их с Тиной диалог, посетовал Крапивченко. Но тут же поправился: - Не в том смысле, что они бы непременно справились. Просто их опыт… Ваш отец шестьдесят из восьмидесяти лет жизни положил на то, чтобы научиться понимать планеты и решать такие задачи. Они с Ниной председатели, это почётно, конечно, а ведь наверняка скучают, скучают по любимой работе.

- Дома, в свободные часы, они занимаются исследованиями, - достаточно холодно отозвалась Тина. – Да и ВАПП, по-моему, на состояние не жалуется.

- Разумеется-разумеется. – Крапивченко сразу понял, куда клонит начальница. – Не обращайте внимания – к слову пришлось.

- Ну, что говорят? – поинтересовался подошедший Аскольд.

- Что Девочка в полном порядке, - ответила молодая женщина. – А кроме того, её явно беспокоит происходящее. Есть мысль, что некоторые последние волнения могли возникнуть из-за нервозности планеты.

- Значит, надо торопиться, - подвёл итог Аскольд. – А тестер в порядке, да. М, ну что? Наши планы?

- Забыл сказать, - опередил Крапивченко уже открывшую рот Тину, - час назад случилось очередное бедствие – наводнение. Районы на востоке, те, что у моря, затопило.

- Совсем плохо, - невесело вымолвила начальница. – Предлагаю вот что: Аскольд, ты отправляешься назад в офис, чтобы организовать всепланетный тест и разобраться наконец, произошла ли ошибка.

- Согласен, сам об этом думал. А ты на место наводнения?

- Именно.

Аскольд, ни слова больше не говоря, пожал руку Крапивченко и поспешил к своему жёлтому ховеркару.

Тина повернулась к бригадиру.

- Ближайший восточный район отсюда – Прибрежный, если не ошибаюсь.

- Так точно.

- Тогда что вы стоите, Арарат Александрович?! Полетели-полетели!

- Так точно!

Они спортивным шагом двинулись к грузовому ховеркару той же розово-синей расцветки, что и бригадные спецовки.

- А что будем искать? – на ходу, не оборачиваясь, поинтересовался Крапивченко.

- Не знаю – сначала найти бы.

 

 

Тина Сетон-Кравелли могла бы гордиться братом. Прибежав в свой кабинет, Аскольд не потерял даром ни минуты – сразу же включил основной компьютер и все присоединенные к нему приборы, потом запустил программу подготовки всепланетного теста и даже тогда, хотя технике требовалось некоторое время для настройки, не стал запускать любимую игру. Вместо этого он, правда, запустил автоматическую кофеварку и дождался, когда чашка наполнится ароматным свежеприготовленным кофе, но затем вернулся за компьютер, чтобы погрузиться в работу.

На мониторе сменяли друг друга цифры, колебались волнистые линии, похожие на кардиограмму, то вспыхивали, то гасли яркие светящиеся точки… Человеку, далекому от планетарной психологии, все это показалось бы хаосом, в котором невозможно разобраться. Для Аскольда же вспышки и мигающие цифры были открытой книгой, которую он научился читать еще в детстве. Тест работал, проверяя настроение Девочки, и оно по-прежнему вызывало беспокойство, хоть никаких причин для нервного поведения планеты компьютер не регистрировал. Мальчик и Фридрих, соседи Девочки, и их далекие друзья из других звездных систем как будто оставались спокойными, довольными жизнью, к своей нервной подруге испытывали только теплые чувства…

 «А если на тех планетах недавно что-нибудь случилось? Надо бы уточнить!» - решил Аскольд, вновь склоняясь над клавиатурой.

Разослав запросы к известным разумным планетам, он откинулся в кресле и взял наконец чашку с любимым напитком. Его коллеги на Мальчике получат сообщение через четырнадцать минут, а до Фридриха сигнал будет идти полтора часа. К остальным планетам врач отправил запросы по субпространственным каналам, то есть сообщения придут мгновенно, но тестирование с сопутствующими ему делами всё равно займёт какое-то время…

 

 

Тина стояла на вершине холма неподалеку от берега моря и внимательно вглядывалась в набрасывающиеся на покинутые жителями дома яростные волны. Из воды торчали макушки ярких цветных зонтиков, деревья и деревянные крыши каких-то построек – море затопило пляж и проложенную вдоль него дорогу. При этом останавливаться на достигнутом оно не собиралось: волны били в стены домов из розового кирпича, с каждым разом доставая все выше.

Пусть море на Девочке и состояло из обычной соленой воды, почти такой же по составу, как и земные океаны, вода была темной, почти черной из-за буйно размножившихся бурых водорослей. Зато утром и вечером, когда в ней отражалось встающее или, наоборот, заходящее солнце, темная поверхность искрилась ярко-красными бликами и становилась удивительно красивой – Тина видела это зрелище уже много раз, но не переставала восхищаться.

Правда, теперь середина дня, белое солнце стояло высоко, и море переливалось серебристыми искорками. Это тоже красиво, но психологу было не до любования природой. Волны с каждым разом все сильнее накидывались на дома, оставляя на их стенах клочья белой пены, а узкие переулки, пересекающиеся с затопленной улицей, уже превратились в маленькие мутные речки.

Тина стала медленно спускаться с холма, приближаясь к границе суши и воды. Ветер налетал резкими порывами, словно хотел сдуть хрупкую женщину с берега. Нагнувшись вперед, чтобы легче было идти против ветра, она подошла к кованой ограде, окружавшей газон и находившейся на достаточно большом расстоянии от воды, и присела на нее. Очередная черная волна вздыбилась перед Тиной и выплеснулась на песок, чуть-чуть не достав до ограды и сидящей на ней специалистки по психологии разумных планет. Словно разозлившись на себя за то, что не смогло достать до незваной гостьи, море швырнуло следом за этой волной еще одну, но она оказалась слабее – ей не хватило пары метров, чтобы докатиться до ног Тины.

- Ну что с тобой такое, Девочка? – ласково спросила женщина. – Кто тебя обидел?

 «Кто этот несчастный самоубийца?» - добавила она про себя, но вслух эти слова произносить, разумеется, не стала.

Одна из главных «заповедей» планетарной психологии – как, впрочем, и человеческой – гласила: «Не обесценивай». Если планете плохо, то, какой бы пустяковой ни была причина, ей действительно плохо, ее чувства от этого не становятся слабее. А значит, говорить ей, что они не должны быть такими сильными и, уж тем более, смеяться над ними – нельзя, это только обидит планету еще больше.

Поэтому в голосе Тины звучало искренне сочувствие. Но если еще недавно этот тон легко мог успокоить расстроенную из-за чего-нибудь Девочку, то теперь планета как будто бы вообще не отреагировала на обращенные к ней слова. Ветер поднял с пляжа небольшой вихрь мелких песчинок, море заволновалось сильнее прежнего…

- Девочка, успокойся, пожалуйста. Выслушай меня, - попросила Тина. – Я не знаю, что тебя так пугает, но поверь – что бы ни случилось, мы, люди, всегда тебе поможем. Может быть, ты в этом сомневаешься? Но вспомни, как мы научились понимать тебя и другие планеты, вспомни, как мой отец всегда тебе помогал!

Ей в лицо полетели соленые брызги. Похоже, Девочка все-таки не доверяла Тине. Надо было найти другие слова, сделать так, чтобы они прозвучали для нее убедительно, и молодая женщина задумалась.

Они с братом с детства учились общаться с живыми планетами, глядя, как это делают родители. И уже тогда оба заметили, что интуитивно чувствуют слова и интонацию, которые надо использовать, чтобы планета поняла тебя и поверила, чтобы она успокоилась, если у нее что-то не в порядке, или сохранила хорошее настроение, если никаких проблем не было. Чем дальше, тем легче Тине с Аскольдом было это делать, тем лучше становились их отношения с Девочкой, Мальчиком и Фридрихом. Случались у них, конечно, и непонимание, и мелкие конфликты, но дети Арнольда и Нины быстро разруливали неприятные ситуации. Что же произошло теперь? Почему Девочка переживает без видимой причины да еще и не хочет слушать свою старую знакомую, которой всегда доверяла?

- Девочка, может быть, мой папа иногда тебя и не понимал, но с мамой-то вы всегда находили общий язык! – громко сказала Тина, глядя в пенящиеся впереди волны. – И мне ты, по-моему, тоже всегда верила! Так неужели сейчас мы, две женщины, друг друга не поймем?

Следующая волна неожиданно поднялась совсем высоко. Тина, увидев надвигающийся на нее пенистый гребень, вскочила с ограждения и попыталась отбежать подальше, но было поздно – море окатило ее с головы до ног. Ткань форменного костюма была непромокаемой, но холодная вода залилась психологу за шиворот и мгновенно намочила ее мягкие спортивные туфли.

- Да что с тобой?! – изумилась Тина, добежав до холма, где море пока не могло до нее добраться.

Напоминание о женской солидарности, как ни странно, обидело планету сильнее.

«Значит, дело всё-таки не в Мальчике и не в других планетах-мужчинах», - отметила про себя психолог.

Ветер, тем временем, поднялся такой сильный, что казалось – еще немного, и хрупкую Тину унесет прочь. Девушка на всякий случай ухватилась за тонкий ствол недавно посаженного на холме дерева и оглянулась на бушующие за спиной волны.

- Я вижу, вижу, что ты сейчас не в настроении, - торопливо сказала она планете. – Не сердись; если не хочешь разговаривать – не будем! Но если ты все-таки захочешь поговорить, я всегда готова выслушать, ты это знаешь.

Новый порыв ветра и хлынувший с неба ливень подтвердили, что Девочка пока не настроена общаться с психологом. Земля у Тины под ногами слегка дрогнула – это было еще не настоящее землетрясение, но его предвестник. Сверкнула молния, и почти сразу загрохотал гром. Тина замерла на месте в нерешительности, пытаясь понять, что опаснее – кинуться в убежище, которое может рухнуть, или оставаться на открытом пространстве, став «мишенью» для молний. Но принять решение девушка не успела: именно в этот момент у нее в ухе запищала миниатюрная рация: кому-то срочно требовалось с ней поговорить.

- Тина, это я! – встревоженно позвал ее брат. – Подлетаю к побережью, сейчас буду садиться. Что там у тебя, гроза?

- Да! – отозвалась Тина. – Будь осторожен, пожалуйста!

- Она внезапно началась? Ни с того ни с сего? – уточнил Аскольд.

- Именно!

- Понял. – Аскольд прервал связь и, видимо, сосредоточился на посадке. Тине оставалось только надеяться, что брат сможет благополучно приземлиться, несмотря на резкие порывы ветра и грозу. По крайней мере, он теперь знал, что Девочка продолжает буянить по неизвестной причине и с ней не стоит беседовать, чтобы не рассердить ее еще больше.

Еще через несколько минут Тина облегченно вздохнула, вновь услышав бодрый голос брата:

- Порядок, я сел! Ты где сейчас?

Тина оглянулась на подступающее к холму море:

- Я уже почти в воде!

- Далеко от тебя до здания виртуалки? Это Прибрежная улица, дом пять!

Тина бросила быстрый взгляд на полузатопленную улицу.

- До Прибрежной недалеко, но она тоже почти вся в воде!

- Все равно беги туда! Я тоже сейчас там буду – на центральной площади сел!

- А что там такое, почему именно туда?.. – начала было спрашивать Тина, но Аскольд уже снова прервал связь. Оставалось поскорее найти здание виртуального кинотеатра и там, на месте, потребовать от брата объяснений.

 

 

Она подбегала к пятому дому, когда увидела спешащего навстречу Аскольда.

- Скорее! – крикнул он и, схватив сестру за руку, потянул ко входу в заброшенный по случаю наводнения кинотеатр.

Главный вход в него был заперт, но Аскольд привел Тину к маленькой служебной двери, которая оказалась открытой. Очередной раскат грома, особенно сильный, заставил их одновременно зажать уши. К счастью, подземных толчков больше не было, и поэтому Тина позволила брату затащить себя под крышу.

- Идем вниз! – Аскольд не дал ей ни минуты, чтобы передохнуть и согреться. – Вот сюда.

Он распахнул еще одну незаметную дверь и стал спускаться по уходящим куда-то вниз ступеням.

- Осторожнее, тут темень! Я тебе сейчас руку подам, - предупредил он собравшуюся спускаться следом сестру.

В подвале кинотеатра и правда оказалось темно, но Тина достала из сумочки фонарик и первым делом осветила встревоженное лицо Аскольда.

- Что-то еще случилось? От кого мы прячемся? – взволнованно спрашивала она.

- Ни от кого. Тут совсем другая проблема… - ответил Аскольд неуверенно. – Наши тесты выявили какую-то новую аномалию. И именно под этим зданием она проявляется сильнее всего.

- В каком смысле – новую? – удивилась Тина. – Объясни по-человечески! То есть, тьфу, по-планетному!

- Сейчас не только объясню, но и наглядно покажу… - Аскольд вытащил из сумки мини-комп. – Вернее, сначала покажу, а потом, очень надеюсь, ты сможешь мне объяснить, что это может значить.

На ладони брата уместился прекрасно ей знакомый плоский экран регистратора, где Тина увидела нечто экстраординарное. По прозрачному изображению местности, как и положено, расползались линии волнения – что-то вроде нервной системы планеты. Естественно, в реальности её не существует, но, в качестве центров беспокойства и исходящей из них энергетики, она улавливается приборами. Области напряжения прибор выдаёт в виде разноцветной паутины. Где нити краснее, там напряжённость больше и больше опасность, где пожелтее – ситуацию ещё можно нормализовать, а зелёный указывает на спокойное настроение планеты. Так вот, мало того, что огромное количество линий покраснело и раздалось вширь, говоря об увеличение фронта, они все ещё и стекались сюда. То есть прямо сюда, к подвалу, который был окрашен не в красные даже – фиолетовые тона, цвет невероятной опасности. При этом ни Тина, ни Аскольд не ощущали никаких волнений, земля не ходила под ногами, волны не грозились утопить, стены не тряслись в припадке, и ветер не врывался в проёмы обезумевшей птицей.

- Как это понимать? – медленно выговорила Тина.

- Хотел бы я знать.

Аскольд покусал губу и раздвинул экран чуть больше.

- Спасибо, Аск, мне и так было видно.

- Нет, смотри: видишь, все красные линии отходят от эпицентра.

- Да, от того пятна, где мы сейчас находимся… Надеюсь, это не опасно.

Молодой мужчина не обратил на последнюю фразу внимания.

- Глянь сюда. – Он ткнул пальцем в область рядом с «пятном», и сенсорный экран отреагировал – тут же увеличил изображение.

- Хм-м… - протянула Тина; взяла из рук брата водонепроницаемый регистратор. – От этого «пятнышка» отходят и красные, и жёлтые, и зелёные, и бесцветные даже, то есть ещё не проявившие своего потенциала линии.

- Вот именно. Эм… Я думал, это внесёт какую-нибудь ясность, но, похоже, только всё усложнило.

- Не зна-аю…

Тина приблизила к его глазам устройство, указала на фиолетовое облако непогоды.

- Почему оно такого цвета?

- Ну-у, сестрёнка, - весело отозвался Аскольд, - могу предположить, что из-за своей опасности.

- Не остри и не умничай, а подумай. Оно фиолетовое – и вокруг ни одного фиолетового ответвления, даже светлых тонов.

- Так…

- И оно… оно как будто искусственно сюда помещено.

Аскольд опешил.

- Когда просил объяснений, я не имел в виду выносить мне мозг.

- Сперва ты вынес его мне, - пожимая плечами, совершенно серьёзно произнесла Тина.

Она вернула регистратор.

- Итак, - взялся подытоживать Аскольд, - у нас есть грозовой фронт… даже не так – суперфронт, который особенным образом не влияет на обстановку.

- Коренным, я бы сказала, - поправила сестра.

- Сотни взбесившихся нервов. Напряжённые невроцентры. Локальные ураганы и мини-цунами. И главное: мозгодробительная загадка.

- Решим её – разберёмся с этой… апчхи!.. проблемкой.

- Будь здорова, - на автомате пожелал Аскольд. И потом, уже подумав, добавил саркастически: - Только как же я сам до этого не додумался, сестричка?

- На это у тебя есть я.

- Угу. Бесплатно и на всю жизнь. Давай лучше выбираться, госпожа ритор.

Тина согласно закивала.

- Давай. А как? На вертолёте?

- На нём, на мини-плане, на ховеркаре… на чём-нибудь. Потому что, если регистратор не врёт, вода очень хочет добраться до нас, просто пока не может: самые обширные постройки мешают.

- Тогда наверх!

- Наверх!

Аскольд поставил регистратор в режим ожидания, кинул в карман и запрыгал по ступенькам следом за родственницей. Очутившись на свежем воздухе – и не только свежем, но ещё и до жути холодном, порывистом и непредсказуемом, - они принялись вызывать «что придётся», как это назвал Аскольд. Миссию он возложил на хрупкие, хотя, по его же уверению, крепкие плечи сестры; сам тем временем водил пальцем по экрану регистратора, выискивая возможные угрозы.

- Приём. SOS. ЧП в Прибрежном секторе. Приём. SOS. ЧП в Прибрежном секторе… - словно заучивала, повторяла Тина. – Приём…

- Приём-приём, - откликнулись наконец, и устройство связи высветило весёлое, довольное лицо Крапивченко; чему радовался этот человек, можно было только догадываться.

- Арарат Александрович, ЧП!

- Я слышал, ага, в Прибрежном секторе. Не волнуйтесь, юная дама, скоро мы вас вытащим.

- А когда точно?

- В течение ближайших десяти-двадцати минут, смею полагать.

- Вы уж постарайтесь! Хорошо?

- Как я могу отказать девушке, да ещё такой симпатичной?

Крапивченко обаятельно улыбнулся, подмигнул, и его изображение пропало.

- Я… м… вызвала помощь, - оповестила Тина.

- А почему так неуверенно? – не отрываясь от регистратора, уточнил брат.

- Со мной Крапивченко говорил.

- Но он хоть в адеквате был?

- Не знаю, в чём он был, но выслушал, пообещал помочь минут через пятнадцать и отключился.

- Значит, поможет. – Аскольд отмахнулся.

- Уверен?

- Нет. Но и беспокойств пока не наблюдается.

- Да? – Тина упёрла руки в боки. – Я, если ты не заметил, слегка волнуюсь.

- Дорогая сестрёнка, разуй уши, ау! Планетарных беспокойств нет на горизонте.

- А. Отлично. – Она помолчала, посмотрела по сторонам; ветер по-прежнему устрашающе выл, вода, как и раньше, плескалась, доставая чуть ли не до горизонта, небо ярилось. – Тогда ждём?

- Ждём…

 

 

Крапивченко не обманул: каким бы странным он ни выглядел, обещания свои всегда сдерживал, и спасательный ховер прибыл через двенадцать минут. Учёных подняли наверх с помощью автоматических лестниц, расположили на скамейках, напоили горячим чаем из электронных термосов. А уже через полчаса они были у себя дома.

Жили брат с сестрой в одном здании, но на разных этажах: Тина – выше, Аскольд – ниже. Пока Аскольд по-своему приходил в себя после пережитого кошмара (играл на компьютере в «Проблему мирового масштаба»), Тина закуталась в электроодеяло, включила максимальный обогрев и заварила чаю. Когда она допивала чашку, раздался звонок по фону; вызывали из ВАПП.

- Алло, да?

- Мисс Сетон-Кравелли, вы не заняты? – поинтересовался бодрый и инициативный, но больше ничем особенно не отличавшийся сотрудник по фамилии Летицки.

- Прихожу в себя после очередного психологического исследования, а так я совершенно свободна, - решила пошутить Тина.

Летицки, в силу склада ума, шутки не уловил и затараторил дальше:

- Готов подробный тест психосостояния Девочки. Хотя, честно признаться, не понимаю, зачем вам дубль.

- Что? – Тина даже не сразу среагировала. – Какой дубль?

- Ну как же, вы ведь сами на днях просили тщательно проанализировать самочувствие планеты, а результаты сказали прислать вам на почту.

Молодая женщина на секунду задумалась.

- А-а! Вы, должно быть, имеете в виду сокращённую версию теста?

- Нет, именно полную, - настаивал Летицки.

- Хм… Наверное, запамятовала, только так могу это объяснить. Забегалась, заработалась, умоталась… ну, вы понимаете.

- Прекрасно понимаю, - охотно согласился вежливый и исполнительный сотрудник.

- Вот и отлично. Тогда скиньте мне результаты на мэйл. Как обычно, в общем.

- Хорошо, уже в пути. – Эта фраза означала, что документы через минуту прибудут по нужному адресу.

Тина попрощалась с Летицки, положила фон на полку и, закончив пить чай, скинула одеяло, и спустилась на мини-лифте в квартиру Аскольда.

- Занят, братец?

- Да, очень: пытаюсь вылечить планету от депрессии.

- А сестру от простуды полечить не хочешь?

- А сестра точно простужена? – подозрительно осведомился Аскольд. – Что-то по сарказму не похоже. Не придумывай – лучше рассказывай, с чем пришла, пока я поставил игру на паузу.

- Думаю, - неторопливо проговорила Тина, - тебе придётся свою «Проблему» выключить совсем, потому что у нас тут траблы иного рода, и намного более интригующие и непонятные.

- Да-а? – заинтересованно протянул молодой человек, тут же переводя игру в режим стэнд-бай. – Ну-ка выкладывай, сестрица.

Тина присела на краешек пневмокровати.

- Только что мне, как неформальному лидеру, звонили из ВАПП, - поделилась она.

- Не льсти себе. Короче, ясно, звонили, и что?

- И то: мне присылают на почту результаты теста, а при этом говорят, что мы его уже делали.

- Полного теста?

- Самого что ни на есть.

Аскольд почесал макушку.

- Забавно. А кто тебе это сказал?

- Летицки?

- М-м, знаю его. Он, если забегается, собственное отражение примет за второго себя.

- Ненадёжный парень?

- В плане работы – надёжен на 90 процентов. Может, на 92. Но как человек… - И Аскольд покачал головой.

- Ну, давай хоть поглядим, что он мне прислал. Оповещение пришло ещё до того, как я к тебе спустилась.

Тина собралась было подняться, но брат усадил её обратно.

- Сам, что ли, хочешь сходить? – удивлённо вопросила женщина.

- Тоже придумала. – Он в шутку покрутил пальцем у виска. – Я собираюсь дать тебе свой фон. Там же только в почту зайти?

- Угу.

- Ну и чудесно. Держи.

Он протянул ей лежавший на компьютерном столе прибор связи. Тина раскрыла его пошире, зашла на почтовый сайт, набрал логин с паролем и, войдя в программу, вывела на экран единственное непрочитанное сообщение. В поле «Содержание» значилось:

 

«Здравствуйте, мисс Сетон-Кравелли!

Ваша заявка на проведение полного психологического теста датирована тремя днями ранее. Электронные версии бумаг прилагаются. Также прикрепляю итоги самого теста.

С уважением,

А. Летицки»

 

Они просмотрели документы, где говорилось, что такого-то числа действительно поступила заявка от Т. Н. Сетон-Кравелли и была исполнена в срок. Аскольд непонимающе скосил глаза на сестру, а Тина тем временем уже открывала информацию по психоскану.

- Ничего занимательного тут не вижу, - заметил Аскольд, когда они проглядели копию отчёта. – Почти те же линии – с учётом прошедшего времени, - почти того же цвета и практически на тех же местах. И даже область кинотеатра, видишь, отмечена знакомым нам фиолетовым цветом. Что получается?

- Что я, по непонятной причине, попросила повторно провести тест, который, как мы убедились, оказался абсолютно не нужен. – Тина пожевала губы.

Аскольд ещё чуть-чуть покрутил изображение с графиками и выключил браузер.

- Лично я ничего не понимаю, сестрёнка, и очень надеюсь, что ты мне сейчас всё разъяснишь.

- Не надейся.

Он пожал плечами и растянул губы в дежурной улыбке.

- Я так и знал. Ну ладно, обойдусь.

- А если мы слишком усложняем ситуацию? – предположила Тина.

- Не исключено. Только раньше я за тобой подобных просчётов не замечал, - указал Аскольд.

- Крупных просчётов.

- Вот именно. Крупнейших.

Они пару минут посидели, подумали, но так ни к чему и не пришли.

- Ладно, хватит ломать головы, - наконец высказалась женщина. – Потом разберёмся. На месте, возможно.

- Я тоже не думаю, что это очень важно и срочно, - согласился брат. – Давай восстанавливаться перед работой.

- По-моему, ты давно восстановился и тебе пора прекращать. – И Тина кивнула на компьютер, намекая родственнику на «пагубное» увлечение играми.

- А тебе определённо надо расслабиться.

Аскольд откинулся в кресле, надел беспроводные наушники, усилил звук и вновь погрузился в мир психостратегии. Тина что-то сказала – что, брат не услышал – и оставила его одного.

 

 

Утром психологический центр встретил их приветливо, даже слишком, из-за чего непонятности продолжились.

- Добрый день, госпожа и господин Сетон-Кравелли! – поздоровался улыбчивый охранник с толстым лицом. – Уже вернулись из отпуска?

Аскольд с Тиной, прибывшие одновременно, но на разных карах, переглянулись.

- Эм. Да. Буквально вчера, - нашёлся брат. – Отдохнули – класс! Рекомендую!

- Обязательно, как только возможность будет! – пообещал охранник и вернулся к своим делам.

- Ты что такое сказал? Какой отдых? – шепнула Тина, когда они шли к кабинету.

- Мне одному кажется, что всё очень странно? – вопросом ответил Аскольд.

- Нет.

- Тогда к чему лишние разговоры?

Когда они оказались на месте, Тина, обеспокоенная положением, отправилась рыскать в компьютерных архивах, а Аскольд вызвал по фону их с сестрой помощника Святослава Антонова.

- Слава? Привет! Как дела? – Психолог разулыбался – больше чтобы вызвать доверие со стороны собеседника.

И получил его сполна.

- Отлично, спасибо! А как у вас дела? – поинтересовался в ответ кудрявый, светлый Антонов.

- Да у меня-то порядок, - безразличным тоном произнёс Аскольд, - а Тина что-то волнуется. Попросила вот узнать, что у Девочки нового: сама занята слишком, как всегда. – Он намеренно хохотнул.

Антонов не почуял подвоха.

- У Девочки всё далеко не ладно, - честно рассказал он. – Бастует, и не первый день. Недели две с половиной, думаю.

- У-угу. Проблески надежды есть?

- Пока неясно. Ждали, когда вы вернётесь из отпуска, чтобы разузнать.

- Ситуация, смотрю, очень сложная.

- Чрезвычайно.

Аскольд поразмыслил, что говорить дальше.

- Ну хорошо, - подбирая слова сказал он, - тогда возьмём глубинное оборудование – и общаться с пациенткой.

- Зачем? – странно отозвался Антонов.

- Что именно – зачем?

- Зачем глубинку? Отдалёнка-то, считай, месяц лежит на складе, так и не использованная.

- Отдалёнка – это… э-э… та техника для общения на большем расстоянии? Что-то я за всеми отдыхами запамятовал. – Аскольд снова рассмеялся, как мог достоверно.

- Да. Вы же сами и заказывали. Помните? – слегка обеспокоенно прозвучало от Антонова.

- Разумеется. Не настолько хорошо мы там отдохнули! – отшутился брат.

«Где бы мы ни отдыхали», - добавил он про себя.

Стоило ему положить фон, как подошла Тина.

- Никаких подозрительных сведений при беглом осмотре нашей компьютерной базы данных не обнаружилось, - уведомила она.

- Подозрительных?

- Ну, цеплявших бы глаз, как вчерашние документы.

- Которых и быть не должно?

- Наконец-то ты начал меня понимать.

- А что думаешь насчёт почему-то бунтующей, причём относительно давно, Девочки?

- Без понятия. Вообще.

Аскольд несколько отстранённо, не в своей манере, покивал и изложил сестре суть разговора с Антоновым.

- Ого, у нас есть такое оборудование! – изумилась та.

- Представь себе. Я тоже очумел, но тихо, конечно.

- Тогда выход один…

- Я стал ловить тебя на полуслове: берём отдалёнку и дуем опрашивать Девочку. А в каком составе?

- Сдвоенном, - безапелляционно заявила Тина.

 

 

Склад выглядел совершенно обычно, если не считать того, что огромные шкафы, стоящие по обе стороны узкого коридора, были битком набиты новейшей техникой. Кое-какие из представленных устройств оказались не известны даже Аскольду с Тиной, что, однако, неудивительно – при нынешнем-то темпе развития науки.

- Отдалёнку положили в секции B, в 3-м шкафу, - сообщил благожелательный работник склада. – Найдёте сами, шеф?

- Да. Конечно. – Аскольд улыбнулся, чтобы завершить «опасный» разговор, попрощался и двинулся вдоль стеллажей.

Что и говорить, техника впечатляла: межгалактические сканеры, радиолокаторы, способные посылать сигналы на десятки световых лет, точнейшие счётчики излучений и геоволнений, приборы скоростного бурения... А вот показался и нужный шкаф, и на нём, прямо по центру, выполненный из нержавеющего, сверхпрочного металла шар с трубками. Учёный прихватил его и покинул склад.

Тина тем временем устраивала им «экскурсию» к ближайшей «точке волнения». Самое пугающее в этой точке заключалось лишь в её названии: так обозначали сгусток, центр пересечения своего рода нервных волокон планеты, зону её наибольшей восприимчивости. Они были раскиданы по всему шару, однако самая близкая находилась под водой.

- Ну и ладно, - отреагировала Тина, - я как раз давно не плавала.

Сверхлёгкая и сверхманевренная наземная машина, специальная разработка Земли для космических исследователей, преодолела разделявшие ВАПП и море километры за считанные минуты. Водитель включил единственную здесь, самодельную радиоволну, которой заправлял техник Иваныч, откинулся на сиденье и под звуки старых, но не забытых «Creedence» приготовился ждать.

Тина и Аскольд достали из багажника облегчённые водолазные костюмы и, не раздеваясь – новейшая конструкция позволяла, - облачились в них. Затем учёные вошли в холодные воды Девочки, что пока несильно, но всё же настойчиво трепал ветер. Скрывшись под водой, они задействовали автоматику костюмов и, управляя ей при помощи движений пальцев, головы и остального тела, поплыли вниз, к тёмным глубинам Ледяного моря. Температура воды здесь находилась на очень низкой отметке, впрочем, с их «обмундированием» психологи могли не волноваться, даже погружаясь в жидкий азот – разумеется, в том, что касалось холода.

Управляя встроенными в перчатки пультами, они маневрировали в воде, спускаясь всё ниже и ниже. Сначала вокруг была лишь вода, затем стали проплывать стайки рыб, которые постепенно редели, пока не исчезли совсем, и тогда взгляд поймал водоросли, еле колышимые ледяным течением. Поведя руками и поставив себя таким образом на ноги, психологи подошли друг к другу. Аскольд, державший устройство для общения, присел и положил отдалёнку перед собой. Тина помогла, нажав круглую кнопку наверху гладкого корпуса; выехали острые стержни, пронзили почву и ушли вглубь, прикрепляя прибор ко дну. Исследователи схватились за небольшие ручки и потянули на себя, разматывая прозрачные трубки, которые, связываясь с костюмами, передавали на мониторы полученную от отдалёнки информацию. Данные же поступали по чувствительным каналам, способным улавливать сигналы на большом расстоянии от ядра планеты, потому переговорное средство и получило такое название. Оно позволяло избегать трудного, денежного и длительного бурения, а ведь раньше использование дорогих машин-буров являлось единственной возможностью найти общий язык с планетой. И машины эти, учитывая испытываемые ими перегрузки и воздействия, оказывались одноразовыми; порой же их и вовсе не хватало на полноценный диалог.

Тина и Аскольд вдели концы проводов в специальные разъёмы на перчатках и активировали связь – теперь можно начинать общение с планетой. Первой заговорила Тина:

- Девочка, здравствуй. Как ты?

Отдалёнка едва заметно завибрировала, и транслятор перевёл:

- Здравствуйте. Рада вам. Я чувствую себя неважно.

Теперь задал вопрос Аскольд:

- Что случилось?

Вибрация посильнее.

- Я переживаю за своих знакомых.

- Планет? – уточнила Тина.

- Да, - ответила Девочка.

- Ты боишься, что вражда между ними не закончилась? – вновь спросил Аскольд.

- Верно. Потому что между ними чуть не разгорелась война.

- Тебе не стоит беспокоиться, - ласково произнесла женщина-психолог, и отдалёнка задрожала, преобразуя её мысли и эмоции в понятную для планеты форму.

- Мне всё равно немного страшно за них.

- Не волнуйся, мы проследим, чтобы ничего не случилось, - уверенно сказал Аскольд.

Небольшая пауза, затем планетный переговорник опять заработал.

- Хорошо. Только я по-прежнему ощущаю что-то неправильное.

- Что? – заинтересованно спросила Тина.

- Не знаю.

- Когда это началось?

- Совсем недавно.

- Но происходящее никак не связано с тобой и другими галактическими телами?

- Нет, не связано. Мои соседи-планеты переживают друг за друга и за меня, однако их волнение находится в пределах нормы.

- А может, они настолько сильно не хотят войны, что неосознанно подталкивают друг друга к конфликтам? – предположил Аскольд.

- Да, - поддержала брата Тина, - иногда позитивные устремления производят обратный эффект.

- Правильно, - не стала спорить Девочка. – Мне известна и человеческая пословица о дороге, вымощенной благими намерениями. Но здесь совершенно иная ситуация.

- Ты уверена?

Ещё одна пауза, в течение каковой Девочка, видимо, обдумывала ответ.

- Уверена, - в конце концов «произнесла» она. – Пожалуйста, помогите мне разобраться с возникшей проблемой: она не только мешает мне, но и гипотетически способна разрушить спокойное существование других планет.

- Обещаем, - не раздумывая, сказал Аскольд.

- Спасибо.

Закончив диалог, психологи вынули провода из перчаток и нажали кнопку отключения на отдалёнке; та смотала прозрачные трубочки и открепилась от дна. Аскольд нагнулся, поднял переговорное устройство и прижал к себе. Люди всплыли на поверхность.

- Кажется, нам предстоит разрешить непростую загадку, - заметил мужчина-исследователь, когда они выходили на берег.

Тина согласно кивнула.

 

 

Вернувшись в кабинет, Тина первым делом набрала родителям: если уж и задавать вопрос, касающийся планетарной психологии, то лишь самым компетентным учёным. Трубку взял отец.

- Да, дочка, слушаю, - проговорил Арнольд Сетон-Кравелли. Голову знаменитого психолога украшала харизматичная седина да в уголках глаз начали собираться морщинки, а больше ничто не отличало его от того знаменитого бесстрашного человека, каким запомнила его современность.

Позади Арнольда, на фоне их с женой наград, появилась моложавая и подтянутая Нина и тоже поздоровалась с детьми.

- Мам, пап, - сказала Тина, - не поможете нам с одной задачкой?

Арнольд пожал плечами.

- Если сможем.

- Наверняка сможете. – В объективе камеры появился сын, Аскольд. – Дело касается вашей, да и нашей любимой Девочки.

- Хм-м, - задумчиво протянул отец. – Слушаю.

Не вдаваясь в лишние подробности, Тина описала родителям ситуацию; время от времени её дополнял Аскольд. Наконец сестра замолчала, и брат спросил:

- У вас есть какие-нибудь идеи на этот счёт?

Заговорила мать – Нина.

- Утверждать не берусь, но рассказанное вами наводит на мысль об одной теории.

- Теория близнецов? – догадался муж.

- Именно. Согласно ей, в природе существуют так называемые родственные вероятности. То есть мы живём не в одном-единственном мире, а существуем сразу во многих мирах, чем-то отличающихся друг от друга.

- Следовательно, - продолжил мысль жены Арнольд, - вещи, находящиеся в этих мирах, тоже как бы «родственны».

- Вы хотите сказать, - проанализировал вслух Аскольд, - что волею случая мы могли попасть на другую Девочку? На её копию, расположенную в иной вероятности?

- Отсюда и нестыковки? – завершила размышления Тина.

- И вы... вы... – Аскольд запнулся.

Его отец улыбнулся.

- Тоже из «неправильной» вероятности? Может быть. – Он легко рассмеялся. – Но в мире возможно и не такое!

Дети немного помолчали, осмысливая услышанное.

- Значит, надо вернуть всё на место, - понял Аскольд. – В противном случае мы можем тут застрять. А вероятности же обмениваются изменениями через прореху в материи мира – кто знает, к чему подобное приведёт.

- Правильно мыслишь.

Дочь Тина покачала головой.

- Не знаю, правдива догадка или нет, но, в любом случае, спасибо вам... – она слегка запнулась, но всё же договорила, - мам и пап.

- Не за что, - откликнулась Нина.

- А если теория вдруг подтвердится, - продолжил рассуждения Арнольд, - за неё вам причитается немалая награда.

- Не исключено, однако сначала нужно найти подтверждение или опровержение. И помочь наконец Девочке.

Тина отключила связь и повернулась к брату.

- Итак, наши дальнейшие действия? – подвела итог она.

 

 

Тина уже ждала в готовящемся взлететь ховеркаре, а Аскольд всё не появлялся. Наконец он выбежал из дверей и запрыгнул в салон. Дверь автоматически закрылась, жёлтого цвета ховеркар взлетел в синее небо.

- Где ты так долго пропадал?- осведомилась сестра.

- Предупреждал секретаршу, что вынуждены отчалить.

- Что ж, тогда – вперёд!

И ховеркар принялся набирать скорость.

 

 

А через считанные минуты секретарь Тины и Аскольда очень удивилась, поскольку к ней подошли только что улетевшие главы ВАПП.

- Эх, хорошо отдохнули, - потягиваясь, с весёлой улыбкой на губах сказал Аскольд из этой вероятности.

Затем слово взяла «здешняя» Тина:

- Есть для нас какие-нибудь новости?

- Э-э-э, - вот и всё, на что хватило сбитую с толку секретаршу.

 

 

Ховеркар ведущих расследование психологов приземлился недалеко от подвала – источника всех бед. Отсюда начались неприятности – значит, здесь они и должны закончиться, рассуждали Аскольд с Тиной.

Спустившись по ступенькам, они снова очутились в окружении полумрака и воды. Что делать дальше, не было ни малейшего представления, и они просто бродили туда-сюда в надежде, что сейчас, вот сейчас, произойдёт некое событие, и они вернутся домой. Но никаких изменений и никаких подсказок.

- Похоже, мы всё-таки опоздали, - проронила Тина.

- Или не можем найти входа. Точнее, выхода, - внёс своё предположение Аскольд.

Тина вопросительно глянула на брата. Тот несколько секунд раздумывал, а потом вынул из кармана фон и набрал чей-то номер.

- Кому звонишь?

Однако Аскольд поднял вверх указательный палец, прося тишины. Наконец к аппарату на том конце подошли.

- Алло.

- Алло. Святослав?

- Да, господин Сетон-Кравелли?

- Подскажи, пожалуйста, отдалёнку уже привезли?

Наступила тягучая и оттого казавшаяся ещё более длинной пауза.

- Отдалёнку? – в конечном итоге удивлённо переспросил Антонов. – Простите, не понимаю...

- Да не волнуйся, всё в порядке, - на взгляд помощника, весьма загадочно отозвался Аскольд и повесил трубку. Психолог повернулся к коллеге-сестре и весело объявил: - Судя по всему, нужную дверцу мы всё же нашли.

Молодая женщина облегчённо вздохнула.

- А раз так, - резюмировала она, - полетели скорее, пока нас ещё куда-нибудь не занесло...

 

 

...Вернувшись в знакомую вероятность, молодые главы ВАПП первым делом использовали машину-бур, чтобы установить контакт с Девочкой и объяснить причину её треволнений. Когда выяснилось, что беспокоиться планете не о чем, стихия стала тут же успокаиваться и, придя к нормальному положению вещей, похоже, навсегда перекрыла пространственный коридор в подвале.

После удачной операции по спасению планеты Аскольд и Тина поведали о своих приключениях родителям – настоящим, из привычной вероятности. Арнольд Майкл Сетон-Кравелли и его жена Нина подтвердили, что действительно, теория близнецов то и дело всплывала в научных и околонаучных кругах. Когда-то она была даже популярной, но без доказательств учёные благополучно о ней забыли. Теперь же, благодаря стараниям молодых психологов, в науке, причём сразу в нескольких областях, совершён значительный прорыв.

Гипотетических коллапсов, вызванных разрывом пространства и встречей с самими собой, удалось счастливо избежать. Тем не менее, назревал новый, не меньшего масштаба вопрос: как найти для людей и вещей в нашем мире вероятностных близнецов и установить с ними связь? Впрочем, поразмыслить над этим времени было достаточно.

 

(2014; 2015)

Похожие статьи:

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема планетарного масштаба

Рейтинг: +2 Голосов: 4 758 просмотров
Нравится
Комментарии (23)
Вячеслав Lexx Тимонин # 26 марта 2015 в 02:02 +3
Нууууу... Я осилил, даже плюс поставил, но Григорий, это всё так замудрЁно... crazy
Уффф... laugh мнеб чё попроще music
Григорий Неделько # 26 марта 2015 в 11:58 +3
Гелприна? :))

Ну, я всегда считал, что научная фантастика - это НАУЧНАЯ фантастика. :)
Спасибо!
Вячеслав Lexx Тимонин # 26 марта 2015 в 12:09 +4
Замудрено - это я в смысле, затянуто. Научная фантастика может быть молниеносной как распад ядра, как блеск рубинового лазера, как всплеск гравитационной волны.
Насчёт рассказа - всё отлично написано! Просто мне бы драйва побольше.
Григорий Неделько # 26 марта 2015 в 12:20 +3
Предыдущие три рассказа были такими же. smile Вообще научная фантастика в большинстве своём нудновата, хоть я её и люблю. А это всё-таки не Шекли. smile Кому как, в общем.
Григорий LifeKILLED Кабанов # 26 марта 2015 в 23:08 +2
Не согласен. Мне вот про эльфов скучно читать, а НФ наоборот интересно, потому что я верю, что вполне возможно, так оно и будет. Хотя тенденция занудствовать у фантастов действительно есть.
Григорий Неделько # 27 марта 2015 в 12:53 +1
Да, мне тоже ближе, пожалуй, НФ. Хотя юмористическое или пародийное фэнтези вроде Пратчетта уважаю.
DaraFromChaos # 26 марта 2015 в 12:23 +3
мнеб чё попроще
да уж, Лекс, Гриша явно "не твой" автор :)))
потому что тебе, насекомое laugh , мозг включать лениво :))))
Вячеслав Lexx Тимонин # 26 марта 2015 в 12:27 +4
Ха! Ты вот зря сериал не глякнула. У Лекса в багажнике ездили пару десятков мозгов предыдущих носителей Великой Тени. Стенли их песенкам учил.
Так что с мозгами (по крайней мере по количеству и размеру) у нас насекомозоидов всё нормуль!
DaraFromChaos # 26 марта 2015 в 12:34 +3
может, мозги у тебя и есть. но исключительно в транспортном отсеке rofl
а пользовать их ты не любишь crazy
Вячеслав Lexx Тимонин # 26 марта 2015 в 12:42 +4
Пользовать? Зачем?! Я их ем...
Григорий Неделько # 26 марта 2015 в 13:32 +3
Интересно с вами. :))
DaraFromChaos # 26 марта 2015 в 14:16 +3
а то!
весна! обострения! наш дурдом расцветает пышным кокосовым цветом rofl
Григорий Неделько # 26 марта 2015 в 20:48 +2
Это просто творчеству тесно в рамках головы. :)
Григорий LifeKILLED Кабанов # 26 марта 2015 в 23:11 +2
мОзги иногда сами не хотят, чтобы их использовали. Им кажется, что это подло и не-по-дружески! Они хотят другого! Кокосы, эклеры... демотиваторы... видео с котиками...
Вячеслав Lexx Тимонин # 26 марта 2015 в 23:39 +2
видео с котиками...
Да, да, да! Все мои мозги в багажнике просят котикофф
Григорий Неделько # 27 марта 2015 в 12:54 +1
Новый жанр: котэ-фант. :)
Вячеслав Lexx Тимонин # 27 марта 2015 в 13:52 +1
Кстати мой котэ с удовольствием смотри фантастику по телику. Э-э, и про котиков тоже (передачу очумелые животные по перцу)
Григорий Неделько # 27 марта 2015 в 12:53 +1
И не помнят, что они мозги. :)
Григорий Неделько # 26 марта 2015 в 13:32 +3
Насекомые тоже бывают прикольные - арахниды, например. :))

Спасибо!
Вячеслав Lexx Тимонин # 27 марта 2015 в 13:53 +1
Со всеми попрошу не путать. Корни у нас арахнидские, а вот воспитание и кормление -кластерное.
Григорий Неделько # 28 марта 2015 в 13:11 +1
Как скажешь. :))
Григорий LifeKILLED Кабанов # 26 марта 2015 в 23:06 +2
Вау, это что, четвёртая часть вышла? Чёрт подери, никак не преобщусь к этому циклу. Привет Татьяне, помню её по Уколам Ужаса :)
Григорий Неделько # 27 марта 2015 в 12:54 +1
Передам. :)

И спасибо!

Хотя тут из 16-17 страниц её где 2-2,5. Так получилось. Поэтому и "при участии".

Приобщайся, буду рад! :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев