1W

Прогулки по болоту

в выпуске 2014/10/13
3 июня 2014 - Шуршалка
article1924.jpg

Валера так разволновался, что выронил колоду, и она упала на влажную землю.

— Неужели правда?! Целый народ так и пропал?

Кузьмич вздохнул и, наклонившись, стал подбирать рассыпавшие карты.

— И чему вас там в академиях учат, — буркнул он из-под стола, — правда, конечно… как они обнаружили проход, так и поперли… И что самое смешное, не так-то плохо им в Империи жилось. Каждое день вино, оливки с молодым барашком и кучей овощей, фруктов завались, свежий хлеб, воздух – кристалл!

— Вот, значит, куда исчезла Атлантида! – покрутил головой молодой человек.

— Нет, Атлантида была потом. А это, наверное, Кретинида, уж извини за грубость. Не зная броду, соваться в воду. Захотелось от Империи отделиться. Отделились. И где они, бедняги, никто сказать не может. Так и брели сквозь темпоральную дыру день за днем. И сгинули все. Император волосы на голове рвал, когда из провинции вести дошли. Молодой, горячий, реформатор, хотел, как лучше. М-да…

— Надо же, — сказал Валера, — нам в академии говорили, что дыру закрыли люди из будущего. Они создали темпоральную мембрану и Остров Времени для контроля над местом перехода.

— Надо было эту дыру вообще запечатать, — перебил Кузьмич, – хотя, конечно, работа смотрителя имеет много плюсов. И платят прилично.

— А можно мне куда-нибудь перейти? – спросил Валера возбужденно. – Я давно мечтал в прошлом побывать!

— Ну, попробуем, — сказал Кузьмич, — если хочешь, сходим ненадолго. Только будь осторожней, гиблое это место. Тут, на болоте, всё может случиться! А уж сколько раз его осушать пробовали. По незнанию-то, ох! Надень сапоги, стажёр, а то мокро там.

Через несколько минут они отправились.

 

Все началось с разговора, с дурацкого разговора, начатого прекрасной А Фунду в дождливый осенний день, когда так хорошо сидеть дома и радоваться, что непогода не застала тебя на улице. А Фунду решила поболтать о времени.

— Время можно тянуть, убивать, обгонять, — говорила она оживленно, и огонь бросал отсветы на ее лицо, отражаясь в гладкой коже щек.

— Ну да, ну да, — соглашался Со Тен, — я знаю одну красавицу, которая убивает время вместо того, чтобы сделать своему жениху вкусную еду.

А Фунду фыркала и обиженно отворачивалась так, чтобы собеседник видел красивый изгиб длинных ресниц и плечо с трогательно выступающей лопаткой (она считала эту часть тела наиболее привлекательной).

Со Тен примирительно погладил ее гибкую шею.

— Ну-ну, не злись, дорогая, — сказал он, — всем известно, что на самом деле это фигуры речи. Время еще никто не убивал, не тянул и не обгонял.

— Дядюшка Джи Кот мог бы порассказать тебе о своих играх со временем! – возразила А Фунду, — он не раз бросался в море времени и заплывал как назад, так и вперед.

— Твой дядюшка странный тип, — усмехнулся Со Тен, — и большой насмешник! Если я наемся плодов манкотана, так тоже поплыву, куда захочу! И, куда не захочу…

— О, у тебя есть манкотан? – А Фунду обрадовалась и захлопала в ладоши. – Не будь жадиной, дай куснуть!

— Конечно, дорогая, — вздохнул Со Тен, понимая, что сболтнул лишнего, и теперь его невеста не отстанет, пока он не выполнит ее просьбу. А потом она будет прыгать по пещере, визжать и пытаться ходить по потолку. И все, конец домашней идиллии, тихому вечеру у очага! Не зная, как выкрутиться, Со Тен принял решение.

— Я бы хотел сначала подробнее узнать о путешествиях твоего дяди, дорогая, — вкрадчиво произнес он, приобнимая А Фунду за крепкую спину с узором из коричневых ромбиков, — а потом мы спустимся в подвал, и я лично выберу тебе самый спелый манкотан!

 

Коридорами и переходами они вышли к пещере старого чудака Джи Кота. Родственника А Фунду не было дома, и она сразу высказала предположение, что дядюшка отправился в очередной заплыв.

— И как же он находит свое море времени? – поинтересовался Со Тен, не желая возвращаться к себе и портить остаток вечера проделками оманкотаненной невесты.

А Фунду повела плечом (коричневые ромбики соблазнительно задвигались) и на правах племянницы решительно шагнула в жилище Джи Кота. Со Тен восхищенно прищелкнул языком. Огромная пещера была поделена на два отсека. В ближнем находился очаг, кой-какая утварь и ложе старого ящера, зато в дальнем… Со Тен шире отогнул занавес из шкуры пумера, чтобы видеть великолепные росписи на стенах пещеры. Они взяли с собой факел, но в этом не было необходимости. Стены были разрисованы светящимися красками, изображавшими звезды и больших улиток.

— Что за улитки, интересно, они съедобные? — поинтересовался голодный Со Тен. – И чем они нарисованы?

— Это не улитки, а галактики, они висят в небе далеко-далеко от нас. А краски дядюшка Джи привез из заплыва в будущее, — с торжеством объяснила А Фунду.

— Ну, и как там в будущем? – — хмыкнул Со Тен, припоминая кое-что из рассказов старого болтуна. Ему не хотелось показывать невесте свое удивление.

— О, чудесно! – дядюшка даже хотел там остаться, но говорит, что это нарушит ход истории. Знаешь, время, как клубок шерсти. Запутаешь, потом не распутаешь.

Со Тен вспомнил, что А Фунду так и не довязала ему жилет, и помрачнел.

— Ага, ага. То океан, то клубок шерсти. И это все время! Как оно многолико!

А Фунду не заметила звучавший в голосе жениха сарказм.

— Если хочешь, можешь сделать заплыв, — предложила она, — сам все увидишь. Дядюшка меня научил.

— Да? И что же ты не попробовала поплавать? — заинтересовался Со Тен.

— Боюсь. — честно призналась А Фунду. – Я — слабая женщина.

Со Тен окинул взглядом ее мощные лапы и смертоносный для врагов хвост, усеянный рядом острых зубцов, но решил не спорить. А Фунду вытащила из пожиток Джи Кота большой овальный предмет, украшенный маленькими выпуклостями, похожими на плоды дерева молл.

— Надо же, — пробормотала она, — значит, дядюшка где-то здесь.

— Красиво! – восхитился Со Тен. Его всегда влекло искусство.

— Это вход в море времени, — объяснила невеста, протягивая ему загадочную штуковину. Она была теплой и гладкой на ощупь и так и просилась в лапу. Со Тен осторожно погладил выпуклости, и тут же в центре поверхности зажегся круглый красный глаз. Приглядевшись, Со Тен увидел, что по окружности глаза идет ободок с нанесенными на него черточками и непонятными рисунками. Хихикая, А Фунду схватилась за глаз и повернула его. Со Тен не успел заметить, что еще она сделала. Невеста с визгом отскочила, камень выпал у него из лап, и неприятные вибрации пронзили тело от хвоста до теменного зубца.

 

— Эй, очнись, — кто-то хлопал Со Тена по лицу. Он с трудом разлепил веки и приподнял голову. Перед ним в тумане маячили двое существ. Они стояли вертикально на двух конечностях. Верхние конечности свободно болтались и выглядели до смешного ненужными. И существа были куда меньше Со Тена.

Со Тен встал на четыре лапы, превозмогая головокружение. В этом положении чужаки еле доставали ему до первого локтевого сустава. Он едва успел отвернуться от новых знакомых. Беднягу вырвало, но зато сразу полегчало. Пелена перед глазами рассеялась.

— Попей водички! – услужливо предложило более крупное существо. – Валера, слетай к колодцу!

— Вы кто? – шепотом спросил Со Тен, чувствуя слабость и желание поскорей проснуться. – Кого-то вы мне напоминаете.

— Мы сотрудники Острова Времени, — сказал Большой, — судя по всему, ты из второй цивилизации. Это далеко в прошлом.

 

— Не слышал, — произнес Со Тен недоверчиво, — я ни о какой цивилизации не знаю. Живем себе и живем.

— Все до поры до времени, — погрустнел большой.

Маленький принес сосуд с водой и протянул его Со Тену. Вода была свежая и вкусная. Со Тен в два глотка осушил емкость и деликатно икнул. Валера понял его и умчался прочь.

— Расскажу кому, не поверят! – воскликнул Со Тен, разминая члены и старясь не снести брата по разуму неловким движением. – Я с невестой поспорил. Ее дядюшка Джи Кот иногда плавает во времени. Я думал, враки!

— А, Джи Кот, давненько его не видели, — сказал Большой, — кстати, меня все Кузьмичом кличут. А напарника Валерой зовут.

— Со Тен, — представился Со Тен. – Так вы знаете Джи Кота?!

— А то, — засмеялся Кузьмич, — он как-то Валеру спас. Тот по неосторожности в ваших болотах чуть не потонул. А Джи Кот его вытянул, чуть шею себе при этом не свернул. Вот ему и разрешили плавать. Если бы он языком много не молол, цены бы ему не было.

Со Тен не мог не согласиться с последним утверждением.

— Хотя у него большой словарный запас. Иначе бы мы с тобой так свободно разговаривать не смогли, — добавил Кузьмич.

— Знаете, я существо мирное, безобидное, мне бы домой вернуться, — сказал Со Тен, — я ведь не любитель приключений и авантюр. Мой идеал – сидеть дома и думать. А тут…  какое-то будущее…

— Так у вас письменности нету, — заметил подошедший с новым ведром Валера, — если не путешествовать или новые знания не получать, о чем думать-то?!

— Помолчи, — оборвал его Кузьмич, — молодой еще. И без письменности разумные существа живут. У них все по-другому, знания к ним сами приходят.

Со Тен утолил жажду и вежливо поблагодарил обитателей Острова Времени.

— А что же это за Остров? – задал он вопрос.

— Нестабильное это место, в разные времена открываются пути, — сказал Кузьмич, — вот мы и дежурим, чтобы смотреть, как бы чего не вышло! Иногда такое залетит!

Он поежился и бросил взгляд на небольшой диск, укрепленный на запястье.

— А как же вы меня вернете, если моя невеста уронила помощника путешествий? — осторожно поинтересовался Со Тен. — Ведь там надо что-то нажать, чтобы открылся путь.

— Люблю я вашу цивилизацию, — сказал Кузьмич дрогнувшим голосом и вытер набежавшую слезу, — умницы, души золотые! Эх, все проходит. Но помощник — это для удобства, есть и другие способы отправиться по назначению.

Он повернулся к Валере и хлопнул в ладоши. Валера кивнул, с симпатией посмотрев на Со Тена.

 

Кузьмич и Валера вытащили из сарая большую жердь и поволокли к нему. Со Тен с сомнением покачал головой на длинной подвижной шее. Неужели эта деревяшка может помочь в его сложной ситуации.

— Ну, поехали! — ликующе крикнул Кузьмич, поднял жердь обеими руками и, крякнув, обрушил её на голову Со Тена. Наступила тьма. Со Тен чувствовал, как его тело несется куда-то, увлекаемое мощным потоком. Глаза его были открыты, но он ничего не видел, только чувствовал свободной от одежды кожей резкие удары воздушных струй. Постепенно вокруг него светлело, улитки-галактики и отдельные скопления звезд замелькали вдали, освещая путь. Наконец, последний мощный рывок, и Со Тен больно ударился обо что-то твердое. Тьма почти рассеялась, но, судя по всему, утро еще не наступило. На серо-голубом небе посверкивали отдельные звездочки, так хорошо знакомые Со Тену. Он наконец-то вернулся домой.

Со Тен, пошатываясь, поднялся и поправил передник, связанный для него из травы легкомысленной А Фунду в год прошлого зимнего солнцестояния. Передник был неровный и сделан наспех, но Со Тена это всегда умиляло. Он надеялся, что А Фунду когда-нибудь станет хорошей хозяйкой… когда-нибудь… еще до наступления третьей цивилизации…

 

Со Тен тихонько побрел к своей пещере. Он только остановился у входа, чтобы немного передохнуть перед беседой с невестой, как вдруг услышал мужской голос.

— Любимая, — говорил этот голос, — как все-таки хорошо, что ты отправила зануду в путешествие!

Со Тен замер, вцепившись лапой в каменный косяк. Он узнал дядюшку Джи Кота.

— Но манкотаны он выбирать умеет! – цинично отвечала А Фунду.

Ее собеседник разразился глумливым смехом, невеста Со Тена вторила ему визгливым хихиканьем. Засим наступило молчание, нарушаемое лишь громким чавканьем.

— Мои манкотаны! – Со Тен побледнел от злости. И он ходил чуть ли не на край света, чтобы сделать запасы вкусных плодов, а теперь в его отсутствие они разворовываются, бродяга Джи Кот сидит в его пещере и жрет за обе щеки, а невеста этому потворствует, да еще издевается над пропавшим женихом!

Со Тен медленно повернулся и направился в сторону леса. Мечты о мирной семейной жизни с А Фунду развеялись как дым. Зря он молился Равнинным Божествам на Празднике Соединения Сердец, зря приносил в жертву груды бесценных манкотанов. Хотел добиться ее любви, вот дурак! И вот, казалось бы, она переехала в его пещеру, а что толку? Она никогда его не любила… И почему он решил, что Джи Кот ее дядя? Ведь у родителей А Фунду нет братьев и сестер. Впрочем, теперь это не имело значения. Долой колебания и сомнения, надо, наконец, принять правильное решение!

 

Со Тен знал, что делать. Добравшись до болот, он осторожно пошел по зыбкой почве, выбирая по мельчайшим приметам единственно безопасный путь. Звёзды уже исчезли с утреннего неба, осеннее солнце нежно пригревало спину путника. К полудню Со Тен достиг цели. Этому дереву, одиноко стоящему среди болот, было, наверное, лет триста. Со Тен ласково погладил шершавый теплый ствол и, встав на цыпочки, сунул лапу в дупло. Надо же, а ведь он думал, что никогда больше сюда не придет!

 

Достав из дупла параллелер, Со Тен нажал знакомую комбинацию.

 

— Вот это сюрприз!

Со Тен открыл глаза, голова страшно болела. Перед ним стояли существа, очень похожие на сотрудников Острова Времени. Только одежда была немного другая.

— Привет Кузьма, привет Валерыч, — прошептал путешественник.

— Со Тен, рады тебя видеть! Если бы не ты, пропали бы мы в ваших болотах! Как раз тебя вспоминали. У нас на Острове Параллелей совсем тихо, мы аж заскучали. Что, опять хочешь в другой мир попасть?

Со Тен постепенно приходил в себя. Валерыч сбегал за водой, и бедняга с удовольствием выпил холодный до боли в зубах напиток.

Наконец, он смог связно рассказать старым друзьям о своих приключениях.

— Остров Времени? – недоверчиво спросил Кузьма. – А как у тебя с головой, часом не кружится? Может, что себе повредил?

— Нет, нет, именно Времени! – подтвердил Со Тен.

— Не знаю, не знаю, — покачал головой Валерыч, — с параллельными мирами все ясно, но вот как в прошлое попадать… оно ведь уже прошло!

— Ладно, — сказал Кузьма, — не будем его утомлять, — все-таки ему сейчас переходить придется!

Со Тен протянул лапу и подал Кузьме параллелер.

— Спасибо вам, ребята, — с чувством сказал он, — спасибо, что даете мне второй шанс. Я у вас прибор оставлю. Он мне больше не пригодится. Хватит на мой век приключений!

— А как же твоя невеста? – спросил Валерыч сочувственно.

— Была, да вышла, зря я с ней связался, — вздохнул Со Тен, — есть у нее один пловец… во времени.

Кузьма приподнялся на цыпочки и ободряюще похлопал своего большого друга по плечу.

— Похоже, время стало у тебя навязчивой идеей, — начал было Валерыч, но Кузьма сердито толкнул его локтем в бок, и парень замолчал.

Сотрудники Острова Параллелей заспорили, как транспортировать Со Тена. Решили поберечь его больную голову и обойтись без механического воздействия. Они объяснили Со Тену, что для перемещения без параллелера необходимо вызвать колебание мозговых тканей.

— Да, правда, не надо меня по голове бить, — расслабленно произнес Со Тен. — Меня только что так же во времени перемещали.

Друзья тепло распрощались, Кузьма перевел параллелер в режим бумеранга, и Со Тен нажал пусковую кнопку.

 

Длинная колонна брела по желтой бесконечной пустыне, она брела, казалось, тысячи лет, но почему-то никто не страдал от голода и жажды, одежда не снашивалась, а сандалии были как новенькие. Если бы эти люди знали о пространственно-временных завихрениях. Но они только молились великим богам о прощении за гордыню и безрассудство.

— По-моему мы идем по кругу, — в очередной раз сказал предводитель, рослый мужчина с завитой черной бородой и выразительными карими глазами. Он остановился, созерцая уже намозолившее глаза одинокое дерево, росшее в стороне от дороги на единственном влажном участке почвы. Внезапно раздался легкий хлопок, и рядом с деревом, у кромки болотца, возникло отвратительное гигантское чудовище. Стоя на четырех когтистых лапах, оно зловеще вытягивало шею, увенчанную страшной головой с клыкастой пастью.

Предводитель был храбрым человеком. Он расправил плечи и шагнул вперед, за ним выдвинулась охрана – молодые мускулистые ребята с тяжелыми копьями и обтянутыми бычьей кожей щитами.

Существо испустило глубокий тяжелый вздох и ткнуло себя в грудь передней лапищей.

— Се Тин! – произнесло оно внятно.

Чудовище еще что-то говорило, но люди не могли его понять.

— Это испытание, ниспосланное богами! – предположил Верховный жрец. – Ужасный зверь — посланник Подземного мира, если не сам его владыка. Не случайно он явился из дерева, корни которого берут начало в мрачной бездне.

Посланник Се Тин повернулся к дереву и вдруг резко боднул его головой. Снова раздался странный звук, и монстр исчез. Потом он снова появился, опять боднул ствол и пропал.

Предводитель приблизился к дереву.

— Передайте по колонне, я иду за посланником! – сказал он, гордо оглядывая свой народ. – Самые смелые – за мной! Боги сжалились над нами и указывают путь! Мы создадим свою Империю! И хозяевами там будем мы!

Он повернулся лицом к дереву и со всего размаха ударился об него лбом.

— Вперед! – возгласил Верховный жрец, когда предводитель исчез. – Нас ждет светлое будущее!

 

Солнце клонилось к закату, когда Со Тен выбрался из леса и увидел хорошо знакомую пещеру. Он приблизился ко входу и некоторое время стоял, прислушиваясь. Все было тихо. Он пошаркал ногами. Из глубины пещеры раздался нежный голос:

— Это ты, Со Тен?

Слезы навернулись на глаза. Со Тен кинулся внутрь. На травяной подушке у очага сидела кроткая Э Фанди и что-то плела своими ловкими лапками.

— Что ты делаешь? – спросил он, волнуясь.

— Я вяжу тебе свитер, я верила, что ты вернешься! – ответила Э Фанди.

Внезапно чья-то тень заслонила вход. На пороге возник дядюшка Джа Кит. В отличие от Джи Кота он был немного приятней в общении. В прошлый визит он один поверил Со Тену. Но фамильярность его раздражала не меньше, чем неуемная болтовня Джи Кота.

— Ну вот, я ж говорил, что он отличный парень, не то, что этот твой бывший Се Тин. Бросил тебя тогда одну, неизвестно где шляется. Небось, тоже запараллелился! – и Джа Кит громко расхохотался своей шутке.

Э Фанди страдальчески закатила глаза. Опять дядюшка завел старую песню о ее пропавшем женихе. Се Тин, любитель путешествий, исчез во время прогулки по болотам, и некоторые предполагали, что бедняга стал жертвой нападения кого-то из диких племён. На месте его исчезновения нашли даже орудие убийства – большой острый камень со следами крови. Но большинство склонялось к мысли, что Се Тин сбежал от Э Фанди. Гуляка и авантюрист не мог де вынести ее приземленной практической натуры.

 

Джа Кит ухмыльнулся, обнажив желтые клыки, и кинул перед племянницей два больших манкотина. Приблизившись к Со Тену, он похлопал его по плечу, затем повернулся к Э Фанди и принялся по-родственному мять ее в объятиях.

— Спасибо за манкотины, уважаемый Джа Кит, — Со Тен взял дядюшку за локоть и сказал вежливо, но твердо, — я сделаю все для моего нового родственника, но не прикасайся к моей невесте и не говори, что ты ее «вот такусенькой знал»!

Джа Кит скривил пасть и молча прошагал к выходу. На пороге он остановился и произнес в своей обычной глумливой манере:

— Пойду на болота прогуляюсь. Может, тоже кого повстречаю…

— Есть там одно дерево, дядюшка, огромное, почти черное, на ветвях гнездо красноклювого птакера! – многозначительно произнес Со Тен и крепче прижал к себе взволнованно задышавшую Э Фанди. – Попробуй боднуть его для начала!

 

Похожие статьи:

ВидеоК древним Микенам попаданец Федор оказался не готов.

РассказыБурёночка в... Интернете?!

РассказыАссенизаторы

РассказыНа боевом посту!

РассказыПРЫЖОК В БЕЗДНУ

Рейтинг: +2 Голосов: 2 768 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Жан Кристобаль Рене # 7 февраля 2016 в 16:13 0
Ух как здорово!!! Мистика, да к тому же с хисторическим подтекстом!! ++++++++++++++++
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев