fantascop

Псков

в выпуске 2019/02/04
17 января 2019 - Константин Чихунов
article13847.jpg

Ветер высоты, холодный и порывистый, трепал комбинезон и норовил сбросить вниз. Олег набросил карабин на страховочный трос и, крепко держась за поручни, шагнул на опорную стрелу. До массивного сферического сооружения, завершающего уходящую в пустоту конструкцию, предстояло пройти ещё около пятидесяти метров.

Добравшись до места, техник открыл единственную дверь в закруглённой стене и вошёл внутрь. Почти всю десятиметровую сферу заполнял сложный механизм, перевитый проводами и трубками, многочисленные панели мигали сотнями разноцветных индикаторов. Олег включил компьютерный терминал и несколько минут изучал ровные ряды знаков и символов, бегущих по экрану монитора. Затем сокрушённо покачал головой и достал переговорное устройство.

— Слушаю, — прозвучал в динамике твёрдый властный голос.

— Господин мэр, у меня плохие новости.

— Говори, Олег.

— Сто восемнадцатый антиграв теряет мощность, думаю, больше двух суток не протянет.

— Ремонт?

— Невозможен, нет запчастей.

— Ясно. Через два часа будь у меня.

 

На совещании присутствовали все главные начальники города. Мэр подкинул им пищу для размышления, и с любопытством наблюдал, как бесполезное сборище недоумков пытается изобразить видимость работы. Подобно пауку, угнездившемуся в центре свой паутины, он поглядывал из-за массивного полукруглого стола за перешёптывающимися подчинёнными.

Зачем он вообще продолжает их собирать, отдавая дань традиции? И кому эти традиции ещё нужны? Руководитель города понимал, что вся тяжесть принятия решений, в конечном счёте, ляжет на его плечи.

Мэр был далеко не молод, два года назад ему исполнилось семьдесят, но деловой хватки градоначальник не потерял, давая понять окружающим, что с поста он уйдёт только вперёд ногами. Суровое лицо изрезали глубокие морщины, как следы долгих неспокойных лет, проведенных в заботах о благосостоянии города.

— Итак, какие будут мнения? — цепкие серые глаза мэра хищно сверкнули из-под густых бровей. Крепкий волевой подбородок, как тяжёлый мельничный жернов, перемалывал слова.

Среди собравшихся выгодно выделялся щегольским нарядом импозантный ухоженный мужчина средних лет, вальяжный и подчёркнуто высокомерный.

— Позвольте, господин мэр? — попросил он слова.

— Прошу, господин главный инженер.

— Я уверен, что опасения за судьбу «Сияющего» сильно преувеличены. Город обладает многократным запасом прочности и в ближайшие пятьдесят лет беспокоиться по поводу мелких неисправностей не стоит.

— Несмотря на то, что все остальные летающие города уже упали? Мы последние, господин главный инженер.

— Это так, но «Сияющий» был спроектирован последним, в него были вложены самые передовые технологии ушедшей эпохи, его живучесть намного выше, чем у других летающих городов.

— Благодарю за мнение. Кто-нибудь ещё? Спасибо, все свободны.

Руководители служб покинули зал заседаний, с мэром остался только начальник его личной охраны. Это был крепкий смуглый мужчина лет тридцати, решительный, находчивый и далеко неглупый. Именно за эти качества градоначальник и приблизил подчинённого к себе.

— Что скажешь, Игнат? — негромко спросил мэр.

— Стадо кретинов.

— А если без лирики?

— Тогда, наверное, всё плохо, если только ваш человек не ошибается.

— Маловероятно, его отец был главным инженером, с малолетства обучал сына следить за антигравами. Парень вырос на опорных стрелах.

Мэр включил селектор и дал короткое распоряжение секретарше.

— Я сейчас вас познакомлю, — сообщил он начальнику охраны.

В помещение вошёл высокий молодой человек спортивного телосложения с цепкими серыми глазами. Обветренное лицо позволяло предположить, что мужчина проводит время не только под стеклом защитного купола. Во взгляде читалась спокойная уверенность, которая встречается только у людей, привыкших во всём полагаться на себя.

— Проходи, Олег, — мэр указал гостю на свободное кресло. — Это Игнат, при нём можешь говорить всё. Расскажи нам, как ты оцениваешь наше нынешнее положение?

Олег сел в предложенное кресло:

— На данный момент на «Сияющем» работает примерно шестьдесят процентов антигравитационных двигателей. Положительную летучесть город будет сохранять до выхода из строя половины силовых установок, но уже сейчас ему трудно маневрировать при сильном ветре.

— А потом? — шумно выдохнул мэр.

— А потом мы начнём терять высоту, медленно, но неотвратимо.

— Сколько времени у нас в запасе?

— Год, от силы два.

— Главный инженер имеет другое мнение.

Олег усмехнулся:

— А вы не спрашивали у господина главного инженера, когда он в последний раз ходил по опорной стреле?

— Думаю, что давно. Ты знаком с проектом «Псков»? — неожиданно сменил тему мэр.

— В общих чертах.

— Этот город действительно был похож на «Сияющий»?

— Конструктивные отличия имелись, но силовые установки у нас идентичны.

— Но «Псков» ведь упал, вот уже десять лет тому, — заметил Игнат.

— Всё так, — согласился градоначальник. — Предположим, мне известно место падения, и я хочу знать, можно ли использовать на «Сияющем» антигравы с «Пскова»?

— Технически это возможно, но как же вирус?

— Я не маньяк, чтобы посылать людей на верную смерть. Если на Земле и была инфекция, то её давно уже нет.

— Откуда вам это известно?

— Ни для кого не секрет, что некоторые личности годами промышляют продажей разного хлама с поверхности. И все здоровы, и продавцы, и покупатели, и их семьи.

— Если я правильно понял, вы хотите, чтобы я посетил «Псков» и осмотрел его антигравы.

— Да, лучше тебя этого не сделает никто.

— Откуда вам известно место падения?

— Тогда ещё работал один из наших погодных спутников на орбите. Он и помог отследить падение города. К сожалению, сам момент приземления засечь не удалось — космический аппарат в тот момент находился над другим полушарием, но, судя по траектории снижения, это произошло в лесах Сибири. Район относительно небольшой, всего несколько тысяч квадратных километров. Ну, что скажешь, Олег? Приказывать тебе я не имею права.

— Я согласен.

— Спасибо! Отдыхай пока. «Сияющий» дрейфует в район поиска, через две недели мы прибудем на место, и я с тобой свяжусь.

— Пойдёшь с ним, — велел мэр Игнату, когда техник ушёл. — Возьмешь с собой пару ребят проверенных.

— Слушаюсь, — бодро отозвался начальник охраны. Внешне он оставался невозмутим, хотя и воспринял приказ шефа без энтузиазма. — Нам бы карты района.

— Будут. И карты подробные, и проводник. Один из этих ловкачей, которые толкают в городе незаконный товар с поверхности.

— И он согласится? — усомнился Игнат.

— Конечно, ведь я сделаю ему очень выгодное предложение.

 

Быстроходный флаер бесшумно пришвартовался у выхода из вентиляционной шахты. Тимур открыл маленький грузовой отсек и принялся перетаскивать контейнеры с добычей в заброшенное техническое помещение, которое он присмотрел себе в качестве склада.

Сегодня поисковику повезло. В давно разграбленных фондах исторического музея Тимуру удалось обнаружить несколько сервизов столового серебра и китайскую фарфоровую вазу. Богатые ценители искусства ушедшей эпохи, проживающие в «Сияющем», были готовы выложить солидные суммы для пополнения своих коллекций.

Неожиданно в лицо ударил яркий свет прожектора.

— Всем оставаться на местах, работает служба безопасности, — прозвучал приказ, усиленный громкоговорителем.

На запястьях поисковика защёлкнулись наручники:

— Тимур Каширов, вы арестованы по подозрению в сбыте контрабанды и нарушении карантинных мер.

В маленькой неуютной камере поисковик соскучиться не успел. В тюремном коридоре послышались одинокие неторопливые шаги, и вскоре у решётки, заменяющей одну из стен, появился сильно пожилой человек с уставшим лицом.

— Господин мэр? — искренне удивился Тимур. — Что же могло случиться, если вы явились лично, а не прислали своих шестёрок?

— Не все дела можно доверять шестёркам, молодой человек, — серьёзно ответил градоначальник. — У меня есть работа для тебя. Выполнишь — отпущу, откажешься — останешься в тюрьме.

— Что за работа?

— Ничего необычного для тебя, нужно сопровождать группу моих людей на поверхности.

— Только сопровождение?

— Да. Ну, там помочь советом, предостеречь от опасности. Никто из них никогда не был на Земле.

— И по возвращении вы меня отпустите?

— Даю слово. Свобода и снятие всех обвинений. Я даже разрешу тебе и дальше толкать контрабандное барахло в моём городе. Я ведь понимаю — каждый выживает, как может. Тем более, что вреда от этого никакого нет. Ну что, согласен?

— От таких предложений не отказываются, господин мэр.

— Молодец, мне нравятся умные ребята. Ну, раз мы договорились, можешь идти домой прямо сейчас. Мои люди свяжутся с тобой в течение двух недель.

 

— Олег, зачем ты согласился? — ладонь жены погладила его по груди.

— Ради тебя и нашего сына. «Сияющий» — последнее, что осталось от человечества. Он не вечен, но я постараюсь максимально продлить его жизнь, ведь на нём есть вы.

За окном палубной надстройки царила ночь, озаряемая мерными всполохами белого света. Где-то поблизости бушевала гроза, но шумоизоляция купола надёжно гасила все внешние звуки.

— Внимание, «Сияющий» приближается к обширному грозовому фронту, — прошептал динамик городских оповещений на минимальной громкости. — В целях безопасности город поднимается на высоту в семь тысяч метров. Людей, чувствительных к перепадам атмосферного давления, просим, по возможности, не покидать свои жилища.

По стальным переборкам прокатилась ощутимая волна вибрации. Женщина вздрогнула.

— Не бойся, — Олег прижал жену к себе. — Наша птичка всё ещё надёжна.

— Как получилось, что под днищами городов исчез целый мир, а мы этого даже не заметили?

— Не сразу. Города очень гордились своей самостоятельностью. Синтезаторы пищи и принтеры, создающие всё необходимое, позволяли летающим поселениям быть полностью автономными и независимыми от внешнего мира.

Постепенно независимость вылилась в добровольную изоляцию, даже лига свободных городов просуществовала не более полувека. Летающие острова цивилизации закапсулировались в своих тесных мирках. На остальной мир им было наплевать.

Потом появился вирус. Земля погибла, а города в небе остались. Но со временем, выработав свой ресурс, начали падать и они. «Сияющий» последний.

— Я боюсь.

— Не бойся, мы обязательно что-нибудь придумаем.

 

— Тимур? — Олег опустил сумку на палубу и шагнул к старому знакомому. — Ты-то здесь откуда?

— Мэр меня нанял, — уклончиво ответил поисковик, протягивая руку для приветствия.

— Вы знакомы? — насторожился Игнат.

— В школе вместе учились, считай и не виделись с тех пор, да, Тимур?

— Угу.

В ангар вошли двое крепких молодых мужчин, серьёзных и молчаливых. Парни были нагружены сумками и контейнерами.

— Ребята, вы куда собрались? — усмехнулся Тимур. — Химзащита, изолирующие противогазы. Игнат, пусть твои люди оставят лишний груз здесь. На Земле нет ни радиации, ни голодных зомби, а для того, чтобы договориться с хищниками, обычно хватает и карабина.

Игнат не стал спорить, он признавал, что Тимур знает поверхность лучше него.

— Познакомьтесь с ещё одним членом группы, — из-за спины Игната вышел невысокий мужчина лет пятидесяти. Лысый, улыбчивый, простоватый с виду.

— Макаров, — представился он.

— Сергей Леонидович профессор химии и биологии, — пояснил Игнат.

— Профессор, а вы-то что там забыли? — искренне удивился Олег.

— Молодой человек, я всю жизнь изучал флору и фауну земли по книгам и видеоматериалам. Неужели вы думаете, что как истинный учёный, я упущу шанс взглянуть на поверхность собственными глазами? Тем более если меня попросил об этом такой уважаемый человек.

— А господин мэр совсем не прост, — еле слышно произнёс поисковик.

— Внимание, группа! — Игнат окинул взглядом свою команду. — До цели остаётся ещё двое суток лёту на флаере, но мы выдвигаемся сегодня. Все дальнейшие инструкции получите, когда мы прибудем в нужный район. Если нет вопросов, загружаемся и в путь.

 

Внешний люк распахнулся, и шестиместный флаер стремительно покинул ангар. Пока аппарат по широкой дуге облетал «Сияющий», ложась на курс, Олег успел бросить прощальный взгляд на удаляющийся город. Он был похож на гигантский, сверкающий на солнце диск, накрытый прозрачным колпаком защитного купола. Под толстым стеклом ещё удавалось различать силуэты зданий и трубы транспортных магистралей. Как лапы паука в стороны ушли сотни опорных стрел, заканчивающихся сферами антигравитационных установок.

«Сияющий» являл собой величественное и одновременно грустное зрелище — последний оплот человечества, обречённый на одиночество до конца своих дней. Дом для ста тысяч мужчин, женщин и детей.

Шли на форсаже. Удобные кресла позволяли спать прямо на ходу. Флаер был предусмотрительно снабжён холодильником для продуктов и маленьким биотуалетом, что позволяло экипажу чувствовать себя вполне комфортно.

— Так значит, ты в поисковики сразу после школы подался? — спросил Олег Тимура, сидящего рядом.

— Да, как-то так сложилось, сначала просто решил попробовать, а потом уже без этого не смог. Земля тянет меня словно магнит. Да и заработок стабильный.

— И как там внизу?

— Тихо, жутко и красиво одновременно. На Земле нет тех ужасов, о которых любят трепаться в «Сияющем», но там ты каждой клеткой тела чувствуешь тоску по навсегда ушедшему миру. Особенно сильно это ощущается в городах, среди развалин и руин.

 

Флаер сбавил ход.

— Мы на месте, — сообщил Игнат. И молча кивнул своим людям. Его помощники достали из грузового отсека увесистый контейнер и начали собирать из его содержимого какую-то установку.

— Детектор металла, — пояснил Игнат. — С его помощью мы быстрее найдём «Псков».

Под летательным аппаратом простирался бескрайний зелёный ковёр тайги. Короткое и жаркое сибирское лето было в самом разгаре.

Игнат вывел машину в центр района поиска и пустил её по спирали, постепенно расширяющимися кругами. С самого начала полёта все обитатели летающего города, кроме Тимура, с волнением и любопытством всматривались в земные пейзажи. Видеть родину человечества так близко им ещё не приходилось.

Олег задремал, в сознании причудливой вереницей закружились яркие быстро меняющиеся бессвязные сюжеты. В реальность техника вернул возглас одного из людей мэра:

— Игнат, детектор уловил большую массу металла.

— Снижаемся, — велел руководитель экспедиции. — Где это место?

— Вон там, в двух километрах к юго-западу.

— Почему же там ничего не видно? Летающий город выше деревьев. Может, ты засёк рудное месторождение? Проверим. Мы высадимся, а ты сразу взлетай. Будешь направлять нас с воздуха.

Игнат открыл оружейный контейнер и раздал участникам экспедиции лёгкие и надёжные автоматы с подствольниками. Макаров от оружия отказался.

— Я всё равно не умею с ним обращаться, — сообщил учёный.

Флаер нырнул между деревьями, завис над безлесным пригорком, высадил десант и резво ушёл вверх.

Маленькому отряду, опьянённому чистым воздухом тайги и оглушённому пением птиц, потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя. Всё вокруг казалось людям новым и необычным.

— Пошли, что ли, — опомнился первым Игнат. — За мной по одному, и по сторонам смотрим внимательно.

С любопытством оглядывая лес, люди неспешно продвигались между деревьями. Вёл группу Игнат, о чём-то тихо переговариваясь со своим человеком в флаере.

— Прямо перед нами? — повысил голос Игнат. — Но здесь ничего нет. Что за…

Лидер отряда предостерегающе поднял руку, приказывая идущим за ним остановиться. Игнат едва не наткнулся на камуфляжную сетку и теперь с любопытством рассматривал тонкие нити-хамелеоны, натянутые между деревьев. Маскировка причудливо мерцала, искусно имитируя колышущиеся под порывами ветра кроны деревьев и игру солнечных лучей на шершавых стволах.

Спутники приблизились к своему командиру.

— Вот это да! — Тимур жарко задышал в затылок Игнату.

Сквозь ячейки камуфляжной сетки путники увидели тускло мерцающую металлическую стену высотой не менее двенадцати метров. Из боевых башен, расположенных на разных уровнях, на непрошеных гостей хищно смотрели чёрные зрачки автоматических пушек и пусковые установки самонаводящихся ракет.

Немое изумление путников могло продлиться ещё долго, но бронированная плита в стене крепости, под шипение пневматических запоров, ушла в сторону, и из укрепления вышел молодой человек в чёрном армейском комбинезоне без знаков отличия. Мужчина бодрой походкой подошёл к камуфляжной сетке и с улыбкой посмотрел на удивлённые лица гостей. Он был вооружён пистолетом, но оружие оставалось в наплечной кобуре.

— Добро пожаловать на борт! — поприветствовал изумлённых путников молодой человек. — Следуйте за мной, я провожу вас к нашему командиру. Просто проходите через сетку, это голограмма.

Игнат, а за ним и остальные, прошли сквозь мерцающие нити и, преодолев расстояние до стены, оказались внутри металлической конструкции. Это была не просто стена, а целый комплекс различных помещений, соединённых между собой извилистой системой коридоров.

Шли недолго, провожатый подвёл их к остановке монорельса и предложил зайти в вагон. Через пять минут езды и ещё одного короткого перехода путники оказались у неприметной двери, ничем не отличавшейся от всех остальных, встретившихся на пути.

Сопровождающий тихо постучал в тёмный пластик костяшками пальцев.

— Войдите, — прошелестел динамик над дверью. Проводник первым шагнул внутрь.

— Спасибо, Паша, пусть они заходят, а ты иди.

— Понял, — молодой человек подал приглашающий жест и быстро удалился.

Кабинет был достаточно большим и походил на школьный класс, наверное, тут проводились совещания. За самым дальним столом сидел совершенно лысый мужчина лет сорока, с хмурым и серьёзным выражением лица. Но при виде гостей он встал и позволил себе приветливую улыбку:

— Здравствуйте, я командую на «Пскове», меня зовут Клим Содов. Проходите, рассаживайтесь. Как обстоят дела на «Сияющем»?

Игнат заметно напрягся:

— Почему вы решили, что мы с «Сияющего»?

— Потому что других вариантов просто нет. Два наших города — всё, что осталось от человечества. Ваш флаер мы заметили ещё утром, ждали, когда вы объявитесь. Вы же не станете утверждать, что оказались тут случайно?

— Не стану, — угрюмо кивнул Игнат. В рассказ о том, что они просто спустились подышать таёжным воздухом, хозяева вряд ли поверят.

— Но как вы нас нашли?

— Руководство дало нам примерные координаты падения «Пскова» вместе с заданием.

— Понятно, только это было не падение. Мы сами сели.

— Сами?!

— Ну да. Когда поняли, что катастрофа неизбежна, выбрали подходящий район и посадили город.

— Значит, вы ещё можете взлететь?

— Нет, мы разрезали «Псков» на части и построили из них защитный периметр вокруг нового поселения. Город не взлетит больше никогда.

— Но почему в тайге?

— Климат с тех пор, как мы покинули Землю, заметно изменился. Сейчас Сибирь комфортна для проживания и удобна для сельского хозяйства. Добавьте сюда полезные ископаемые и строительные материалы, которые имеются тут в изобилии. Как видите, наш выбор неслучаен.

Наступила неловкая тишина.

— Вам что-нибудь известно о том, что произошло на Земле?

— Известно. Человечество поразил вирус, но всё было не совсем так, как мы думали. Не было массового вымирания и зомби-апокалипсиса. Инфекция поразила репродуктивную систему всех людей обоих полов. В том числе и ещё не родившихся. Учёным так и не удалось найти ни одного человека с жизнеспособными половыми клетками.

Лекарство найти не удалось, попытки клонирования успеха не имели — клоны больных людей также оказывались бесплодными. Человечество тихо покинуло планету, дожив свой век.

— Откуда вы это узнали?

— Нашли документы.

— Почему же они не обратились за помощью к летающим городам? — почти прошептал поражённый Игнат.

— Обращались, а наши правители встретили их заградительным огнём орудий.

Теперь напряжённая тишина длилась уже значительно дольше, каждый думал о судьбах миллионов людей, обречённых на уход без права продолжения рода.

— Итак, вернёмся к цели вашего визита, — сменил тему Клим. — Вам ведь нужны антигравитационные двигатели?

Игнат хотел что-то спросить, но передумал.

— Да, — просто ответил он. — И мы готовы заплатить любую цену.

— Понимаете, мы, как и вы, всё необходимое для жизни города производим сами, — развёл руками Клим. — Пищу делают синтезаторы, вещи — принтеры. А теперь у нас есть ресурсы целой планеты. Вам нечего нам предложить.

— Двигатели вам всё равно не нужны! — не выдержал Олег.

— Верно, но отдать их вам просто так мы тоже не можем, это будет неправильно. «Сияющий» должен предложить взамен что-то действительно стоящее.

Хотите откровенно? Вам антигравы тоже не нужны. Сколько ещё вы собираетесь заниматься самообманом? Все установки уже давно выработали свой ресурс. Долго «Сияющий» собирается противостоять неизбежному? Год? Пять? Десять? Он всё равно упадёт.

— У нас нет выбора, — возразил Олег.

— Выбор есть всегда, — приземляйтесь без спешки поближе к нам. Будем вместе возрождать Землю. Станем добрыми соседями, здесь так много дел.

— Отличная идея! — оживился Макаров. — Мы сможем формировать семейные пары из представителей разных городов. Это существенно улучшит генотип наших детей.

— Я должен сделать доклад своему руководству. Разрешите вас покинуть? — Игнат встал.

— Разумеется, — Клим тоже поднялся и протянул ему руку. — Всегда будем рады вам впредь.

 

 

Покинув пределы города, Игнат вызвал флаер, и группа снова поднялась в небо. Смотреть на Землю из-под облаков было намного привычней, чем слоняться по лесам. Было трудно поверить, что под защитой маскировочной сетки, совсем рядом, высятся корпуса жилых зданий с тысячами человек внутри.

— Какие будут предложения? — спросил Игнат, когда нервное напряжение от необычной экскурсии стало проходить.

— А ты с мэром свяжись и посоветуйся, — предложил Олег.

— Я не буду этого делать. Старик был почти уверен, что на «Пскове» мы найдём живых людей. И что они уж точно не отдадут нам антигравы за спасибо. Это ясно даже самому распоследнему кретину. Найти способ получить двигатели и являлось нашей основной задачей.

— Да чего с ними манерничать! — один из людей Игната ударил кулаком по открытой ладони. — Пара бортовых залпов «Сияющего» быстро объяснит этим земляным крысам, кто хозяин положения.

— Плохая идея, — спокойно возразил Игнат. — Они создали отличную многоуровневою систему обороны, а мы в воздухе намного уязвимей, чем такой противник на земле. По этой самой причине наш город не подойдёт к «Пскову» на расстояние выстрела, мэр не хочет рисковать.

— Нужно узнать о них побольше, выяснить, чем они живут, чем дышат, — предложил Тимур. — Пообщаться с местными, может, и узнаем что-нибудь полезное.

— Согласен, отдыхаем два часа, а потом найдём предлог вернуться и проведём разведку.

 

Погода изменилась. Солнце, до этого изредка выглядывающее из-за облаков, теперь ярко сияло в чистом голубом небе. «Псков» встречал гостей оживлением и суетой. Боевые расчёты занимали свои места у орудий и на стенах периметра, штурмовики поднимались в воздух и бесшумно зависали на ближних подступах к городу.

На гостей из «Сияющего» никто внимания не обращал, они стояли среди спешащих людей и не понимали, что происходит.

— Ни облачка, жди беды, — предрёк пробегающий мимо боец, со злостью посмотрев вверх.

— Не каркай, — подтолкнул его в спину торопящийся следом товарищ.

— Следуйте за мной, — возник перед гостями неприметный мужчина средних лет. — Командир ждёт вас.

Монорельс доставил гостей в просторное круглое помещение со сферическим потолком. Почти вся поверхность стен была занята большими обзорными экранами, показывающими панорамы вокруг городских стен. Лицом к мониторам сидели люди в военной форме, среди них ходил Содов, отдавая какие-то распоряжения.

— Проходите, присаживайтесь вот здесь, — указал он гостям на свободные кресла.

— Что происходит? Вы ожидаете нападения? — поинтересовался Игнат.

— Да. Я не успел рассказать вам о нашей главной проблеме. Хорошо, что вы вернулись, увидите всё сами.

— Но кто ваш враг?

— Это надо сначала увидеть, а на все ваши вопросы я отвечу после боя.

— Внимание, замечено приближение противника, — сообщил обезличенный голос автоматической системы слежения.

Маскировка не мешала наблюдать за лесом со стороны города, но пока там всё было спокойно. Но уже через минуту из-за деревьев послышался топот множества ног и треск ломающегося кустарника. Перед гостями «Пскова» появилась самая невероятная армия, из тех, которую только может породить больное человеческое воображение. Городскую стену атаковало многочисленное войско, представленное животными всех форм и размеров. Некоторые особи имели явное сходство с реально существующими в природе видами, но большинство нападавших были жуткими уродливыми гибридами, само существование которых отказывался принимать разум.

Монстры атаковали стремительно, целеустремлённо и в полном молчании, отчего происходящее казалось ещё менее реальным, все твари были синего или зелёного цвета.

Ударили пушки, оставляя огненные шлейфы, устремились к целям ракеты.

— Цератопс! — восхищённо вскрикнул Макаров, указывая на рогатого динозавра с длинным хвостом, показавшегося среди деревьев.

Чудовище, игнорируя прямые попадания защитников крепости, со всего размаху врезалось в стену периметра, сталь отозвалась гулким стоном. Ракетная башня сделала разворот и накрыла динозавра прицельным залпом.

Цератопс развалился на части, куски плоти некоторое время шевелились, словно жили самостоятельной жизнью, но быстро рассыпались в бурую пыль.

Бой шёл нешуточный. Гигантская горилла в несколько огромных прыжков добралась до стены и взобралась наверх. Крепкая лапа ухватилась за ствол орудийной башни, и монстр одним рывком сорвал её с посадочного места.

— Эта тварь метра четыре, не меньше, — шепнул Тимур Олегу на ухо.

На верху стены открылся люк, показался боец с переносной ракетной установкой. Не мешкая, защитник города выстрелил в монстра. Ракета оторвала горилле плечо вместе с лапой, на размытой морде монстра появился провал рта, искривившегося в немом крике. Чудовище за несколько секунд на месте утраченной конечности отрастило длинное щупальце, хлестнуло им бойца по ногам и сбросило со стены. В следующее мгновенье враг был растерзан на части огнём подоспевшего флаера. Казалось, что куски плоти снова пытаются соединиться между собой, но всё опять закончилось горкой бурой пыли.

Камеры слежения были расположены таким образом, что вокруг города не оставалось ни одного слепого участка. Больше всего в нападавших поражало то, что при ближайшем рассмотрении они напоминали не животных, а их ожившие статуи, причём довольно грубые. Мелкие детали тел были лишь обозначены, словно монстров вылепили из пластилина и оживили.

Атака захлёбывалась, защитники начинали брать верх. Монстры сражались до конца, пока последний из них не превратился в бурую пыль, не отступил ни один.

— Что это было? — озвучил общий вопрос поражённый Игнат.

— Полиморфы, — ответил Содов. — Мы называем их так, потому что уверены, что за внешним разнообразием стоит нечто роднящее их всех между собой. Они появились лет пять назад и поначалу не нападали на нас, да и было их мало. Но мир между нами длился недолго, первые стычки быстро перешли в полномасштабную войну.

В восьмидесяти километрах к северу начинается скальный массив, там имеется сложная разветвлённая система пещер, оттуда и появляется враг.

— Внутрь ходили?

— Ходили. Пещеры переходят в искусственные тоннели, никто из тех, кто прошёл дальше, не вернулся. Мы пытались подрывать выходы, но полиморфы неизбежно находят путь наверх. Нападают только в солнечную погоду, промежуток между атаками — одна-две недели.

— А уйти подальше от этого места вы не пробовали? — спросил Олег.

— Нет, и не собираемся этого делать, — жёстко ответил Содов. — Это наша земля и мы не станем превращаться на ней в загнанных волков.

— Понятно, а если мы сумеем решить эту проблему? — Игнат смотрел Содову прямо в глаза.

— Антигравы будут ваши, даю слово.

 

Макаров набрал в пробирку бурую пыль и поднёс склянку к глазам.

— Анализ делали?

— Делали, — подтвердил Содов. — Там водоросли какие-то.

— А точнее?

— У нас нет специалистов такого уровня.

— Ну а лаборатория у вас есть? Биохимическая?

— Законсервированная.

— Она мне нужна.

— Хорошо.

Учёный никого не впустил внутрь, он облачился в защитный костюм и принялся наводить порядок в лаборатории. Сопровождающим Макарова лишь оставалось безучастно наблюдать через прозрачную стену, как в умелых руках профессора оживают приборы и оборудование.

Появился Макаров примерно через час, задумчивый, но довольный:

— Ну, не водоросли, хотя и похоже. Это цианобактерии, древнейшие существа на планете. Я поставил несколько опытов, надо дождаться результатов.

 

— Ну как, профессор, удалось чего нарыть? — заговорщицки понизил голос Игнат, когда путешественников оставили одних.

— Кое-что да, но я так понял, что хозяевам всего знать не нужно?

— Вы абсолютно правы.

— Как я уже сказал, это цианобактерии. Это удивительные существа, они способны питаться при помощи фотосинтеза, благодаря чему их долго относили к растениям и даже называли синезелёными водорослями. Но это бактерии, и они сильно изменились.

— А именно?

— Основное внешнее отличие — многочисленные подвижные жгутики, позволяющие отдельным клеткам соединяться в макроорганизмы. Как именно это происходит, пока не понятно, но результат мы видели воочию. Есть одна идея, но она бредовая.

— Бредовей, чем само существование полиморфов?

— Ладно, — профессор махнул рукой. — Вам приходилось слышать о коллективном разуме насекомых? Есть мнение, что нечто подобное может сформироваться в крупных колониях микроорганизмов.

— Коллективный разум бактерий? — с сомнением произнёс Игнат.

— Я говорил, что теория бредовая.

— Игнат, ты действительно считаешь, что мы можем помочь «Пскову»? — Олег оценивающе смотрел на своего командира.

— Мы должны сделать это ради «Сияющего»

— Из тоннелей не возвращался никто.

— А мы туда и не пойдём. Мэр дал мне подробные карты, в горах обозначен секретный военный объект. Есть информация, что до катастрофы там проводились какие-то эксперименты. Уверен, ветер дует оттуда. Если сможем найти вентиляционную шахту, то попадём в лабораторию прямо с поверхности, быстро и неожиданно. Ну а там по обстановке. Выдвигаемся завтра.

— Мне нужен ещё один рабочий день в лаборатории, — попросил Макаров. — Это может оказаться очень важным.

— Хорошо, — разрешил Игнат после короткого раздумья.

 

Вентиляционную шахту, благодаря точным картам мэра, нашли на удивление быстро. Один из людей Игната зажёг осветительную шашку и сбросил её в колодец. Сгусток огня с шипением полетел вниз, уменьшаясь с каждой секундой, пока не ударился о дно, выплеснув сноп искр.

— Метров пятьдесят, — авторитетно заявил боец.

— Спускаемся по одному, я первый, — Игнат закрепился на спущенной вниз верёвке и оттолкнулся от края.

Шестеро путешественников оказались на пересечении двух тоннелей, сырые бетонные стены уходили вдаль, лучи электрических фонарей разведчиков жадно щупали темноту.

— Посвети, — Игнат толкнул плечом Олега, разворачивая тонкий пластиковый лист.

— У тебя есть план? — техник с любопытством смотрел на чертежи в руках командира группы.

— К сожалению, только примерная схема, но все такие комплексы строились по схожему принципу. Сейчас… ага! Нам туда.

Они шли довольно долго, на перекрёстках Игнат сверялся со схемой и иногда менял направление. После очередного поворота он велел своему маленькому отряду остановиться:

— Погасить фонари. Видите?

Далеко впереди горел яркий белый свет, он наполнял каменный коридор, постепенно растворяясь во мраке.

— Держите оружие наготове и внимательно смотрите по сторонам. Пошли.

Игнат уверенно двинулся к освещённой части тоннеля.

Они вышли в каменную полость внушительных размеров, похоже, она была высечена в массиве горы. Почти весь пол занимал огромный круглый бассейн. Водоём был до краёв наполнен мутной зелёной водой, ярко подсвеченной изнутри, поверхность выглядела спокойной и гладкой.

В стороне послышался шум, оружие людей моментально развернулось в том направлении, но под прицелы автоматов попал всего лишь маленький ремонтный робот, копошащийся в силовом щите. Вокруг бассейна мерно мигали разноцветными лампочками многочисленные приборы непонятного назначения, со стен и потолка ярко били прожекторы. Света было излишне много.

— Как такое возможно?! — воскликнул Тимур. — Столько лет прошло, почему всё это до сих пор работает?

— Разве не очевидно? — негромко ответил Макаров. — Кто-то внимательно следит за всем этим хозяйством.

От приборов в мутную воду бассейна тянулись разнокалиберные трубы, кабели и связки проводов. Как уродливые змеи они, извиваясь, терялись в глубине. Поодаль виднелся компьютерный терминал, исправно мигающий индикатором системного блока.

— Держаться вместе, — велел Игнат, почему-то шёпотом.

— Зачем вы пришли, люди? — прогремел зловещий голос, отразившийся многоголосым эхом от стен зала. Понять, мужской он или женский, было невозможно.

— Что за чёрт?! — Олег едва не пальнул в зеркало бассейна, техник интуитивно догадался, что опасность исходит именно оттуда.

— Спокойно, дружище, это машинная речь, — попытался успокоить товарища, и заодно себя Тимур. — Людей здесь давно нет.

— Мы пришли поговорить, — шагнул вперёд Игнат.

— Мы слушаем.

— Кто ты?

— Мы — суперколония разумных бактерий.

— Я был прав! — воскликнул Макаров. — Скажи, как ты появилась на свет?

— Благодаря людям. Они проводили свои исследования на колониях цианобактерий. Последние учёные ещё следили за лабораторией, когда мы осознали себя как личность коллективного разума.

К тому времени, как последние сотрудники умерли от старости, мы сумели тайно взять контроль над центральным компьютером. Мы научились управлять системами жизнеобеспечения и ремонтными роботами, затем изучили электронные базы данных.

— Выходит, что люди создали вас, зачем же тогда вы воюете с нами? — Макаров тоже смотрел в зелёную воду.

— Люди наши враги.

— Объясни, почему?

— Благодаря базам данных мы изучили вашу историю и культуру. Люди всегда были жестокими иррациональными существами. После длительного углубленного анализа ситуации мы пришли к выводу, что наши виды не смогут сосуществовать на одной планете.

Мы надеялись, что люди исчезли, но разведчики нашли одно крупное поселение. Оно будет уничтожено.

— Все эти имитации животных форм — твои творения?

— Да. Мелкие короткоживущие колонии, отпочкованные от основного коллективного организма. Они запрограммированы лишь на выполнение конкретной задачи.

— Вот почему вы нападаете только в солнечную погоду, монстры нуждаются в большом количестве энергии и пытаются получать её при помощи фотосинтеза. Ну а люди, которые не вернулись из пещер, ты убила их?

— Не сразу. Сначала мы подвергли их анатомофизиологическим исследованиям. Своего врага надо знать. Вас постигнет та же учесть.

— Смотрите! — Тимур с ужасом показывал вверх.

То, что непрошеные гости принимали за гладкий свод потолка, внезапно пришло в движение и превратилось в колышущуюся массу.

— Берегись! — закричал Игнат, увлекая в сторону профессора, ухнул чей-то подствольник, высоко вверху прогремел взрыв.

Из глубины бассейна вырвалось длинное гибкое щупальце, ухватило одного из людей Игната и увлекло кричащего бойца под воду.

В следующую секунду многотонная бесформенная гора бактерий обрушилась на людей. Олег оказался погребённым под липкой и чуть тёплой массой. Лишённый возможности дышать и свободно двигаться, с бешено колотящимся сердцем он попытался дотянуться до одной из гранат на поясе.

Дрожащие пальцы нащупали ребристую поверхность, но дёрнуть за кольцо техник не успел. Чьи-то сильные руки выдернули его из вязкой массы и отшвырнули в сторону.

— Живой? — его спас Игнат.

Олег зашёлся в приступе удушливого кашля, и ответить не смог.

На краю бассейна стоял Макаров с пустой пробиркой в руке, его спокойствие поражало.

Прозвучал голос колонии. Медленная тягучая речь напоминала слова человека, перенёсшего инсульт:

— Мы гибнем, почему?

—  Цитотоксин избирательного действия, губителен для всех видов цианобактерий, — пояснил учёный. — Я сам его синтезировал.

— Тварь сдохнет? — прохрипел Олег.

— Без вариантов, — заверил его профессор.

Тем временем Игнат извлёк из затихшей массы микроорганизмов Тимура и своего второго бойца. Оба мужчины оказались мертвы, колония, обрушившаяся с потолка, раздробила им все кости. Олегу просто повезло, основной удар пришёлся мимо техника.

— Яд это хорошо, но нужно подстраховаться, — Игнат огляделся по сторонам. — Давайте соберём наши рюкзаки, мы брали с собой взрывчатку.

— Дайте мне десять минут, я залезу в компьютер, — попросил Макаров.

 

Массивные грузовые платформы лебёдками поднимали на борт контейнеры с антигравитационными двигателями. Чуть поодаль стояли Олег, Игнат, Содов и Макаров.

— Такое чувство, будто человека убил, — вдруг угрюмо молвил Игнат.

— Ну, не человека, хоть и разумное существо, — поправил его учёный. — Но разум этот оказался враждебным и смертельно опасным для всех нас.

— Понимаю, но всё равно на душе погано.

— Абсолютно нормальная реакция порядочного человека, — попытался подбодрить Игната Содов. — А вообще жаль, что колония себя так повела, мне кажется, мы смогли бы поладить. Интересно, почему она наплодила таких уродов?

— Она экспериментировала, — ответил Макаров. — Подбирала биоформы, наиболее эффективные для выслеживания и уничтожения врагов, то есть нас. Я прочёл это в компьютере. Вы не поверите, но коллективный разум цианобактерий вёл что-то вроде дневника, там даже есть довольно интересные мысли. Дома передам жёсткий диск коллегам, пусть изучают.

Погрузка заканчивалась.

— Не понимаю, зачем цепляться за обломки неба, когда под тобой лежит целый мир? — задумчиво произнёс Содов.

— Решаем не мы, — напомнил Игнат.

— Согласен, но мэр не вечен, и мне кажется, я знаю, кто может стать его преемником.

— И быть может, тогда мы вернёмся к этому разговору. В любом случае будет чертовски приятно осознавать, что мы не одни в этом мире. Что есть ещё кто-то.

— И этот кто-то всегда открыт для диалога и для дружбы.

 

Маленькое юркое существо, похожее на ящерицу и крысу одновременно, пробежало между камней. Последний фрагмент колонии разумных бактерий не обладал разумом, но нёс код-программу, приказывающую ему найти хорошо освещённый пресный водоем, подходящий для размножения.

 

Рейтинг: +11 Голосов: 11 447 просмотров
Нравится
Комментарии (24)
DaraFromChaos # 17 января 2019 в 21:26 +5
Костя, еще не дочитала, но вот это ты мощно завернул ))))
ладонь жены погладила его по груди.
Такая отдельная ладонь, как Thing у Адамсов ))))
Константин Чихунов # 18 января 2019 в 00:41 +4
Спасибо, Дара! А ведь верно. А на конкурсе никто и не заметил.
Blondefob # 17 января 2019 в 23:33 +5
набросил свой сюртук карабин на спинку стула страховочный трос
Не верю! И в то, что флаер двое суток будет телепаться (Боинг за 2 суток 1,5 раза земной шар обогнет), и в скрытность не верю (палят из всего, что под руку попадется, а из высоких слоев тропосферы не видно), и во все, связанное с цианобактериями, которые в компутер че-та там записали тоже.
Константин Чихунов # 18 января 2019 в 00:41 +4
Спасибо за мнение!
Константин Чихунов # 18 января 2019 в 00:42 +4
Это смесь биопанка и утильпанка. Очень на любителя.
Евгений Вечканов # 17 января 2019 в 23:58 +4
Головачёв, ну ей богу Головачёв! Вот прямо из раннего. А, да что там! Головачёв нервно курит!
Согласен, рассказ на любителя, но я как раз он и есть!
Пофиг на недостатки! Много вы в флаерах все понимаете!
Плюс, и никаких гвоздей!
Константин Чихунов # 18 января 2019 в 00:44 +5
Спасибо, Женя! Рассказ только что с панковского конкурса с "Квазара".
Лучшая форма - 3-е место.
Лучший сюжет - 2-е место.
Ура!!!
Евгений Вечканов # 18 января 2019 в 10:11 +3
Прими наши поздравления! dance
Анна Гале # 18 января 2019 в 12:08 +2
Поздравляю! Достойный рассказ!
DaraFromChaos # 18 января 2019 в 12:08 +3
Ура без вопросов!!!
Константин Чихунов # 20 января 2019 в 12:01 +3
Спасибо, ребята! По правде сказать оценки сначала были ниже, но один автор (с очень неплохим рассказом) по какой-то причине не проголосовал и был дисквалифицирован. Вот я и продвинулся. Если уж быть честным до конца.
Темень Натан # 18 января 2019 в 00:55 +5
Под летательным аппаратом простирался бескрайний зелёный ковёр тайги.
Под крылом самолёта о чём-то поёт зелёное море тайги-и-и:)
Увлекательно. Конечно, есть вещи, в которые верится с трудом, но ничего... это ж постап. Там и не такое бывает)
Константин Чихунов # 20 января 2019 в 12:02 +3
Ну это да. Спасибо, Натан! Для постапа слово новое придумали — утильпанк. Новое, по крайней мере, для меня.
Вячеслав Lexx Тимонин # 18 января 2019 в 14:11 +2
Очень понравилось! Костя, поздравляю, ты нашел классный сюжет, достойный отличного романа! Мой тебе совет, добавь текста: описаний побольше и боёвок, пожоще. Будет книга, которую я бы купил.
Константин Чихунов # 20 января 2019 в 12:04 +3
Спасибо, Слава! Роман конечно хорошо, но я пока опасаюсь за них браться. Ведь получить фейсомобтейбол за рассказ и за роман это совсем не одно и тоже. В плане затраченного времени и испорченных нервов.
Вячеслав Lexx Тимонин # 21 января 2019 в 11:31 +1
Не сцы! (с)
Константин Чихунов # 21 января 2019 в 23:12 0
Не буду.
Игорь Колесников # 19 января 2019 в 07:46 +2
Отличный рассказ, чё!
Не читал его на "Квазаре", потому что судил другую группу, но теперь удивляюсь, что победил другой. Этот интереснее.
Написано отлично, грамотно (несколько запятых не на месте), увлекательно.
Идея хороша! Стиль чем-то похож на мой, наверное поэтому читалось легко. Похож и некоторыми деталями, которые показались мне гротескными.
"цепкие серые глаза мэра хищно сверкнули из-под густых бровей. Крепкий волевой подбородок, как тяжёлый мельничный жернов, перемалывал слова" - это несколько шаблонно. Кстати, у меня есть фраза, кажется, "его глаза метали молнии из-под кустистых бровей". Когда-то она казалась мне крутой, теперь видится забавной. Примерно такое же ощущение иногда возникает и при чтении этого рассказа.
Через несколько строк мы видим "цепкие серые глаза" у другого героя. Автор повторяет свои же штампы.
На самом деле описания великолепны. Я просто обратил внимание на некоторые перегибы. С развитием сюжета, когда для подробных описаний стало не хватать места, подобные шероховатости практически исчезли.
Плюс, естественно!
Игорь Колесников # 20 января 2019 в 07:08 +2
Странно... scratch
Вот второй раз я хвалю рассказ Константина, как обычно, указываю на малозначительные шероховатости и между прочим удивляюсь схожести стиля автора с моим.
И второй раз получаю минус за комментарий.
Первый раз мог быть случайностью, но второй - это закономерность.
То есть, некту не нравится что-то из сказанного мной. Что же?
Похвала? Вряд ли. Замечания? Глупо. Остаётся сравнение.
Кому-то не нравится быть похожим?
Странно...
Гюльчатай, открой личико!
Константин Чихунов # 20 января 2019 в 12:10 +2
Спасибо, Игорь!
По поводу замечаний, возможно, ты прав. По поводу схожести стилей пока не знаю, но всё может быть. А вот по поводу минусов... ну на сайте это обычное дело и вникать в мотивации "минуситов", думаю, не стоит. Адекватные люди обычно сами объясняют причины по которым отметились минусом в том или ином месте.
Что касается самого рассказа (и не только этого), то больше всего замечаний я получаю за плохих героев и слабые диалоги. Не знаю насколько это верно, но дыма без огня не бывает. Вот в этом направлении я и собираюсь работать над собой.
Ворона # 19 января 2019 в 15:51 +2
йюу-ху-ху!!! dance
рада-рада-радая!! laugh
Костя - оч тя поздравля! v
Константин Чихунов # 20 января 2019 в 12:11 +2
Спасибо, Галя! За поздравления и за помощь с текстом.
Матумба(А.Т.Сержан) # 20 января 2019 в 12:40 +2
Хороший рассказ, Константин. Кто бы чего там не говорил про верю - не верю. Зачёт.
Константин Чихунов # 20 января 2019 в 13:05 +1
Благодарю, Александр! Очень рад!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев