fantascop

Разогнутый сгиб

в выпуске 2018/03/09
article12532.jpg
- Сделайте что-нибудь! Она задушит его! - орала номер Четыре. 
 
  Тембр паники дрелью высверливал мозг, и я утроил усилия. Тщетно. Хищный зев бумажной орхидеи все глубже заглатывал стебель, захлестнувший горло Второго номера.
 
Минута, максимум две и чемпион первого тура уйдет в никуда с шарфом-орхидеей цвета разливного шампанского.  
 
- Вы делаете только хуже! - визг Четвертой мелом проскрипел по стеклу моих нервов, и они не выдержали.  
 
- Где этот Чертов фрик! Мухой за ним!!!- заорал я так страшно, что номер два на миг перестал хрипеть.
 
Гостей сорвало с места. Дощатый настил палубы дробно прогрохотал туда и обратно. Уже через полминуты номер Один разъединил дьявольское творение и снял орхидею.
 
 - Убью! - прохрипел освобожденный, но ему никто не поверил. 
 
 Я отыскал в баре фляжку доброго скотча и плеснул в стаканчик универсальной микстуры.
 
Оставив номер Два откашливаться угощением, я с орхидеей в руках отправился на нос яхты. Мне хотелось повнимательнее рассмотреть незнакомое доселе орудие убийства. Оно было удивительным и прекрасным одновременно. Длинный чешуйчатый стебель плавно переходил в зубастый бутон, геометрия сгибов поражала воображение, как-то сразу не верилось, что человеческие руки способны сотворить такое с бумажным листом. Я ещё раз попробовал оригами на разрыв - с тем же успехом.  
 
- Это "Васи", японская бумага из волокон древесной коры, - нарушила мое одиночество номер Четыре, кошкой проскользнувшая следом.
 
Миниатюрная, с точеными чертами лица брюнетка, изгоняла недавнюю свою экспрессию пузырьками шампанского.
 
 - Ее трудно разорвать руками, - продолжила номер Четыре, клубком сворачиваясь на ближайшем шезлонге. - Даже таким лбам, что рвут телефонные справочники. Вы ведь сможете разорвать справочник?  
 
Обернувшись в мою сторону, девчонка бесцеремонно оценила бугрящийся мышцами торс. 
 
- Так я и думала, - нахально прищурилась пигалица. - Максимум одного и минимум другого.  
 
 - О чем это вы? - насупился я. Обожаю эту игру.  
 
- Этой компьютеризированной яхте если и нужен капитан, то лишь такой кто сумеет развлечь гостей, разорвав телефонный справочник. 
 
- У нас на борту нет телефонных справочников, - обиженно буркнул я, внутренне потирая лапки. - Яхту ведет автопилот, я же отвечаю за швартовку, комфорт гостей, уборку помещений...
 
 - Я вас услышала... 
 
 От натурального льда в ее голосе бокал едва не покрылся свежей изморозью. 
 
- Ну, а вы? - приподнял я самый краешек бубнового туза. - Вы сами, какими судьбами здесь?
 
 - Не поняла, где? - с ногами обернулась ко мне номер Четыре. 
 
- На беспилотной яхте в окружение фриков от оригами. Неужели не скучно среди фантиков?
 
 - Вы ничего не понимаете! - с жаром выскочила она из шезлонга, вытянувшись так, что почти достала макушкой до моего плеча. - Оригами это никакие вам не фантики! Это математические алгоритмы! Уникальные приемы шифрования данных! Вы понимаете, что это может значить для математика??? Вы вообще, что-нибудь понимаете? 
 
 
Скажите на милость, куда ее занесло! Пора переходить к водным процедурам. Палец нажимает кнопку брелока радиоуправления. Днище моего дредноута тут же расходится широкими створками кингстонов, палуба стремительно падает вниз и замирает в нескольких дюймах от моря.   Тонкие пальчики судорожно цепляются за разрывателя телефонных справочников.  
 
- Что это? - шепчут похолодевшие губы. - Я..., я не знаю, - отвечаю максимально отчаянным шепотом. - Вы разбираетесь в компьютерном управлении???  
 
Она заходится в немом вскрике, но я успеваю первым.  Предельно мягко держа ее за руки, улыбаюсь во все тридцать два зуба.  
- Ради Бога, простите меня! Но вы настолько желали видеть во мне уборщика помещений, что я не сдержался... 
Вынимаю брелок, включаю громкую связь. 
- Дамы и Господа! Говорит Капитан. Прошу извинить за аттракцион с погружением! Сейчас мы проходим рядом с уникальной коралловой отмелью, и яхта погрузилась с тем, чтобы предоставить гостям возможность полюбоваться редчайшим зрелищем из панорамного зала. Вы можете проследовать к нему по светящимся указателям. К вашим услугам бар с прохладительными напитками.  
Ее взгляд полон немого отчаяния. Только что происходило нечто, способное пробудить жизнь, как снова обыденность стучится в двери. Такой она мне и нужна. На грани отчаяния. Проще всего добывать информацию на грани.
 
 -Объясните, почему никто из знатоков оригами, не смог распутать гордиев узел и спасти чемпиона? - вернул я пигалицу на грешную палубу. - Никто, кроме номера Раз.  
Взгляд предельно жесткий, требовательный, властный. На моем корабле едва не произошло убийство, имею полное право быть властным.  Номер Четыре смущенно моргает длинными ресницами. Строгие черты ее лица слегка разглаживаются. Ну вот, другое дело, почти человек. 
 
 - И почему намокнув, орхидея начала заглатывать собственный стебель? - продолжил я. 
 
 Она молчит. Я терпеливо жду. Где-то под нами в панорамном зале гудят восхищенные участники турнира. Прекраснейшее зрелище эта коралловая отмель. Никого не оставляет равнодушным. Даже повернутых на оригами фриков.
Нет, в полном смысле фриками назвать их нельзя. Обыкновенные великовозрастные парни с девчонками, арендовавшие мою посудину для проведения закрытого конкурса по оригами.   
 
Мы с моей яхтой созданы для приватных мероприятий. На борту глушится любая радио-цифро-мобильно-спутниково-акустико-лазерная связь и сканирование. А меня почти невозможно расколоть, арестовать, привлечь, оказать давление на близких. Знаете, почему? С одной стороны, очень, ну просто очень серьезные покровители, а с другой - отсутствие близких. Хотите организовать закрытый конкурс мастеров оригами? Никаких проблем. Вот визитка. Пишите письма. 
Списались. Договорились о маршруте. Заключили контракт на пятидневный круиз. Никакого оружия, сотовых, любого рода электроники. Профессиональный досмотр. Погрузились. Отплыли. Тихие милые дяди и тети с чрезмерно нервными пальцами. Недельный запас салфеток ушел за первый обед. В награду получил несколько десятков прекрасных слоников, хомячков, носорогов и пару сотен цветов бонусом.  
 
Никогда прежде не был на состязаниях по оригами. Скучно, невыразительно, буднично. Никаких имен. Одни номера. Игроки с Первого по Четвертый и Судьи с Пятого по Седьмой.
 
  Первый тур проходил так. Судья номер Семь открыл книжечку полную засушенных насекомых, выдернул на свет Божий каких-то чешуйчатокрылых крокодилов, игроки внимательно их рассмотрели, поднялись и ушли в каюты. Через день вышли каждый со своим крокодилом и представили Судьям. Те оценили. Победил номер Два. За ним - Один. А потом Третья с Четвертой. У Четвертой какой-то неудачный крокодил получился. Господи, какая скукота! Лучше бы я на мель сразу сел. Или двигатель запорол. Или пираты встретились. В жизни ничего отстойнее конкурса оригамистов не видел.
С тоской вспоминал времена, когда на борту собирались карточные короли. Напряжение зашкаливает. Суммы на кону астрономические, едва до ядерной войны не хватает. Куражу, эмоций... а здесь, что? Показали, разошлись, вернулись с крокодилами. И все. 
 
 Зря расстраивался, как выяснилось. Три бокала шампанского и чемпион уже лежит поперек стола, душимый бумажной орхидеей. Поспорили с номером Раз. Кто кого мятой бумагой переплюнет. Номер Два Первому какую-то кракозябру изобразил, тот подумал немного и свернул точно такую же. Затем вытащил орхидею, обвил ею горло Второго, "хвост" в зев вставил и заявил, что тот не снимет ее до конца вечера. И ушел. Второго тотчас же окружили морем советов, а судья номер Пять - явно тремя бокалами не ограничился, случайно облил орхидею шампанским. 
 
И вот тут началось. Десяти минут не прошло, как чертово оригами принялось душить чемпиона. На смерть. И поскольку еда у меня микроволновая, читай - порционно-замороженная, и из режущего на борту лишь тупая нержавейка столовых ножей, то пришлось звать игрока номер Раз. 
 
Спрашивается: "Почему никто другой головоломку решить не смог"? 
Четвертая вздрогнула, смущенно повела узким плечом.
 - Знаете, мир оригами слишком многообразен и таинственен. Некоторые секреты и вовсе передаются по наследству, - она немного помолчала и добавила, - например те, которые победитель турнира прочитает, когда получит приз.
 - Приз? Вот как? - невинно прищурился я. - Эти секреты, стало быть, прямо на кубке выгравированы?
 - Рехнулись? - возмутилась Четвертая и пригвоздила меня дуплетом вспыхнувших глаз. - Какой еще кубок?
 - Но, вы же сами сказали, что секреты написаны на призе? - испуганно спросил я.  
Оказывается, призом был набор фигурок Акиры Йосидзавы*, которыми тот украшал больничные койки Гонконгского военного госпиталя, где работал в годы Второй Мировой Войны. Самой важной в коллекции, считалась хризантема, изготовленная 9 августа 1945 года, в которой, по легенде, заключено некое тайное послание.  
- Кстати сказать, - продолжила Четвертая, - Акира Йосидзава был одним из первых, кто применил технику, так называемого, мокрого оригами. Это когда бумага смачивалась водой для структурного изменения поверхности. Он же привел в мир оригами обработку специальными лаками, наделяющими фигурки эффектом памяти. Если изделие смочить водой, то она примет именно ту форму, в которой была покрыта лаком.  
- Вы хотите сказать, что зацепы удушливой орхидеи изначально располагались так, чтобы... чтобы придушить свою жертву? - перебил я рассказчицу.
  Она не ответила. Да мне и не нужен был ответ.  Ведь ясно же, что никакого злого умысла в действиях Первого не было. Случайность. Чистая случайность.
 
Отправив гостью любоваться коралловой отмелью, я решил прибраться в салоне. Минуя служебный коридор, мимоходом захлопнул дверцу распределительного щитка. Та попыталась дать сдачи, прилетев обратно. Заглянув в царство рубильников, обнаружил торчащий пакет нейлоновых стяжек. У моего электрика явные признаки раннего Альцгеймера. Заперев щиток с пакетом на ключ, добрался в салон и первым же делом проинспектировал бар.
 
Я всегда начинаю с бара. Напитки на борту бесплатны, но капитализм, это учет! Инспекция дала удручающие результаты. Судя по количеству выпитого, ребятки оттягивались по-взрослому. Больше всего досталось шестидесятиградусной Граппе. Канистра пахла граппой, но не более того. Пять литров высокооктанового зелья на семь человек за двое суток, не считая шампанского! Однако...  
 
Уборка салона заняла десять минут. Сплошной пластик, винил и хром. На борту невозможно что-нибудь разбить или безнадежно испачкать. Дешево, сердито, практично. К тому же красоты наших морей только выигрывают на фоне невзрачного интерьера.
 
  В чем я не преминул убедиться, спустившись к гостям в панорамный зал. Так и есть - взволнованной кучкой застыли у огромного, едва не в половину борта иллюминатора. Овальный, вмонтированный над ватерлинией в борт, он обошелся дороже куска плавучего дока, послужившего корпусом моей яхте. Отягощенная водоналивными цистернами, ушедшая по самую палубу в глубину, она канонерской лодкой скользила вдоль коралловой отмели. Мощные прожектора выхватывали из темноты ночную забортную жизнь. Посмотреть было на что. Кораллы поражали воображение фантастической расцветкой и формами, не уступал им и подводный народ. Яркие рыбы-клоуны весело скользили в лучах прожекторного солнца, императорская рыба-ангел величественно переливалась дивным муаром, мурена зубасто выглядывала из норы.
Разнообразие живности заставляла разбегаться глаза. Кого здесь только не было! Рыбы-собаки, рыбы-бабочки, рыбы-единороги.   Обычно клиенты упиваются зрелищем подводного мира, но сегодня здесь собрались мастера оригами. Им было фиолетово на красоту. Одна лишь номер Четыре созерцала потустороннюю живность. Остальные вели спор на предмет повторения геометрии в природе. Бабочка Гретта Отто и рабы-попугай. Найдите десять отличий! Ха-ха-ха! Великовозрастные балбесы крутили фантики, запечатлевая в целлюлозе ускользающего пескаря!
 
 Толстомясый хряк номер Один, высохшая анорексичка номер Три, рыжеволосый клетчатый пиджак номер Пять в упоении шинковали окружающий мир прямыми и обратными сгибами, а номер Семь потрясал над картиной мироздания склепом засушенных насекомых.  
 
Неожиданно до меня дошло, что в зал спустилась даже не вся группа! Не хватало Второго с Шестым номеров. Хотя это вполне ожидаемо. Второй - ярко выраженный сноб, которому претит общество низших существ, наверняка бродит по верхней палубе, а шестой - побитый годами и молью старик, завалился на боковую еще до веселья с задушенным чемпионом. 
 
От вечных раздумий на тему "Куда катится мир?", меня отвлекла едва уловимая вибрация. Улыбнувшись затылкам, я поспешил к ближайшему терминалу. Повинуясь команде моего брелока, единственного радиоустройства, работающего на яхте, из-под вмонтированного в переборку дисплея выехала клавиатура. Ввод пароля сменил интерактивную картинку гостевого терминала на строчки древнего MS-DOS. Вторичный пароль - и я в системе корабельного управления. Удивляться здесь нечему - хакеров способных взломать однозадачную систему больше не делают, ибо мало у кого достанет терпения подбирать ключи к столь медленно соображающему динозавру. Что до управления кораблем, то на Луну и Венеру успешно отправляли зонды с куда меньшим объемом электронных извилин. 
 
Окинув взглядом стройные ряды цифр, я вздрогнул, заметив изменение литража водоналивных цистерн. Теперь понятно, откуда вибрация. Это компьютер запустил насос, перекачивая балласт из носовых танков в кормовые. С чего бы это? Нет, конечно же, автоматика следит по гироскопу за креном, особенно когда иллюминатор панорамного зала уходит под воду, перевернуться в таком состоянии легче легкого, но при чем здесь тангаж? Судя по перекаченным литрам, мы носом зарылись в воду. Пусть совсем немного, пусть на несколько долей градуса, но все же? У нас пробоина? Часть кормы оторвало? Я еще раз уточнил цифры. Почти две тонны воды... две тонны... примерно столько весит спасательный шлюп.
 
Дурацкая мысль пинком отправила на верхнюю палубу. Конечно же, я опоздал. Приглушенное чихание подвесного мотора быстро стихало в ночи. 
 
"Пять литров граппы", бубнил я под нос, грохоча палубой на пути в рубку. Шлюпка не входила в бесплатное меню, и я намеревался вернуть имущество.  Однако быстрый расчет показал, что времени, необходимого насосам на опорожнение цистерн, и пяти литров граппы моторчику вполне хватит, чтобы дотащить шлюпку до береговой линии.   
 
Личность похитителя я установил в момент. Зайцев на борту не было, народ самозабвенно изготовляет барабулек и пескарей, старика-судью в расчет можно не принимать. Остается душитель. Игрок номер Раз. Хитрюга. Убедился, что я ушёл к гостям, перелил граппу в бачок подвесного моторчика, залез в шлюп, спокойно отцепил троса, благо шлюп над самой водой, и тихо уплыл. Изобретательного человека, как выяснилось, пустым бачком подвесного моторчика смутить невозможно. Я в жизни его не заправлял, рассчитывая закинуть канистру в шлюп, если возникнет необходимость эвакуации. С моего судна по определению невозможно было сбежать до истечения контракта. Иначе, какая же это приватность, если клиенты станут прерывать круиз по своему усмотрению?
 
Ключевое слово "было". В системе безопасности выявилась огромная дыра. Запишем в минус. Тот самый минус, что ставит жирный крест на бизнесе. Слух о том, что "Лунная соната" дала течь, мгновенно снизит интерес к сохранению тайн у нее на борту. 
 
В подобном бизнесе выражение "меньше знаешь, дольше живешь" не прокатывает. Покровители тут же отвернуться в другую сторону, а бывший клиент не станет разбираться, насколько много знает ушедший на покой единственный свидетель приватных бесед. Не станет. Даже твердо зная, что на борту нет прослушивающей аппаратуры. Пришьют не задумываясь, на всякий случай. Выход только один -  менять внешность и сматывать удочки в сторону бананового рая  Жизнь сразу сделалась интересной. 
Появились неотложные дела.
 Например, для начала, мне придется вытрясти душу из своих гостей. Мир оригами может быть и таинственный, но не настолько, чтобы игроки не знали друг друга. Уж хоть одно имя, да получу.    
 
- Минутку внимания, Дамы и Господа! - обратился я к группе. - У нас на борту чрезвычайное происшествие. 
- Что случилось? - взволновалась игрок номер Три.  - Ничего страшного, не волнуйтесь, пожалуйста!
  Я выждал театральную паузу, и сбросил на них атомную бомбу. 
- Один из вашей группы только что угнал мой спасательный шлюп!   Бомба рванула. И началось!  Целых пять минут с непокрытой головой я стоял под градом проклятий, упреков, обещаниями засудить, четвертовать и повесить.
 
Дав гостям вволю проштудировать словари табуированной лексики, я попросил их переместиться в гостиную.  
 
- Мы никуда не пойдем! - щетиня загривок, уперся номер Один.  Ласково улыбнувшись, я отвесил ему легонькую затрещину. Хряка смело на пол и толпа разом притихла. 
 
  - Кажется, никто из вас, умников, не понял, - прорычал я в оторопелые лица. - Только что один из вас медным тазом накрыл мое предприятие! И я намереваюсь узнать, как его зовут! А теперь марш в гостиную, сучьи дети!
 
  В гостевом салоне номер Четыре сразу же поинтересовалась личностью угонщика. Действительно, поддержали ее остальные, если страдать за чей-то поступок, то хорошо бы знать именинника. 
 
- Как вы видите, среди нас не хватает двоих, - не стал возражать я. - Игрока номер Два и судьи номер Шесть. Последний спит в своей каюте.  
- А откуда вы знаете, что он в каюте? - живо поинтересовалась Третья.  
- Оттуда, что на двери табличка "Не беспокоить", - я указал на выходящие в салон двери и осекся.
 
 Очередная догадка поразила воображение. Я прыгнул к двери с табличкой и ударил в нее своим телом. Замки были подобраны так, чтобы тяжелого удара хватало выломать их. Не раз и не два, получив срочный вызов на радио брелок, мне доводилось врываться в каюты для предотвращения коллизий между гостями.
 
 Косяк ожидаемо треснул, и дверь ухнула внутрь. И я замер. И все мы замерли.  Автоматически вспыхнувший свет во всех подробностях осветил труп номера Шесть. Тот лежал на кровати, крючковато вцепившись в удавку нейлоновой стяжки.  
 
- О, Господи! - вскрикнули сзади, и в ту же секунду в каюту ворвался судья номер Пять.  - Быстрее, сделайте что-нибудь! - взмолился судья, припадая ухом к груди старика. - Он еще дышит!  
 
Решив для себя задушить электрика, если судья номер Шесть откинет коньки на борту моей яхты, я склонился над стяжкой. Горло под ней вспухло, и порвать нейлон голыми руками не было никакой возможности. 
 
- Иглу! - потребовал я у Седьмого.  Тот пронзил меня сумасшедшим взглядом профессионального психиатра.  
- Иглу! - повторил я, протягивая руку к моргу замученных насекомых. 
Судья раскрыл папку, не без трепета отсоединил махаона и протянул мне булавку, испачканную в засохших махаоновых внутренностях.  Всадив острие под язычок замка, я осторожно ослабил нейлоновую стяжку и снял ее с шеи. В центре красной полосы на коже остался след точечного кровоизлияния.
  Резюме, чтобы можно было потом сказать: "Я сделал все, что мог" - нужна искусственная вентиляция легких. Рот в рот. Достаточно мерзкая процедура, если с другой стороны не губы роскошной блондинки, но у меня не было выбора. Могучий выдох мехов тренированных легких заставил старика вспучиться. 
 
-Аааа! - заорал бывший усопший, вскакивая на ноги с легкостью молодой серны.  
- Слава тебе, Господи! Живой! - с чувством оттер я губы. 
 
 
   - Итак, - обвел я притихшее собрание нехорошим взглядом, - есть желающие разъяснить, какого черта происходит на борту моей яхты? 
 
Собрание молча переваривало мой взгляд. Из путаных объяснений пришедшего в себя старика я уже выяснил, что Йоширо, так звали игрока-душителя, ворвался к нему в каюту и, не давая опомниться, набросил и затянул на шее стяжку. Следующим образом в судейской памяти была страшная боль, разорвавшая легкие. На вопрос, не знает ли кто причину попытки смертоубийства, ответила группа. Вся. Сразу.
Йоширо был помешан на творчестве Йосидзавы и всенепременно желал получить коллекцию в собственность. Что и подтвердилось в ту же минуту, как номер Три указала на распахнутую дверцу сейфа в каюте судьи. Сейф был выметен в ноль, и его содержимое, в этом больше не оставалось сомнений, уже вплотную приблизилось к береговой линии.
 Пострадавший судья принялся выпрыгивать из кимоно с требованием сию же секунду всплывать и пускаться в погоню, его не останавливали ни логика моих расчетов, ни вообще какая-то логика. Мы должны держать курс на берег, связаться с представителями власти, объявить международный розыск и так далее. Старик елозил коленками по полу, собирая листы мятой бумаги, служившей упаковкой бесценной коллекции, и заливался воем. Я пригрозил запереть его в трюме, если он не перестанет докучать своими воплями, но и это не помогло. Старик вдруг отбросил бумаги и, выпрямившись, заявил, что на последней фигурке Акиры Йошизавы написан код доступа к номеру счета в швейцарском банке, куда один из пациентов Гонконгского госпиталя перевел средства за день до атомной бомбардировки Хиросимы. После чего хризантема была пересложена так, что надпись превратилась в набор бессмысленных чёрточек.
 
  Бомба судьи номер Шесть убила меня наповал. Мне сразу стало понятно, чего ради  он выпрыгивал из штанов. 
 
- А кто из вас ещё был в курсе относительно гипотетического номера счета? - поинтересовался я, заметив, что челюсть отвисла у меня одного. Народ потупился взором, и я понял смысл приватности конкурса.  
 
- Никогда не верил в чистую любовь в искусстве, - кивнул я. - Полагаю, Йошира был единственным, кто мог бы сложить хризантему. Странно, что вы присудили победу номеру Два. 
 
- Мы предлагали Йошире разделить деньги поровну, но этот сукин сын заявил, что мы не достойны наследия Акиры Йосидзавы. - насупился номер Два. - Все ясно. Вы повели нечестную игру, у парня не было другого выхода кроме, как умыкнуть приз и свалить на моем шлюпе, - заключил я. - Напомните, о какой сумме шла речь?  
- Примерно тринадцать миллионов долларов США, - ответил судья номер Пять. 
- И какого ананаса судьбу миллионов доверили мятой бумаге? - изумился я.  
- Вы ничего не смыслите в оригами, - брызнула слюной анорексичка номер Три.
- Древние мастера именно таким образом передавали секретные послания. Не зная техники построения фигуры расшифровать послание невозможно.
  - Вы совершенно правы, я ничего не смыслю в оригами, - признал я превосходство номера Три, - Но кроме меня, здесь еще как минимум двое ничего в нем не смыслят. Номер Семь и номер Четыре. Энтомолог и Математик. Присутствие данного балласта вполне объяснимо. Первый заваливает игрока в области своего авторитета, а вторая прибегает к математическому анализу и расшифровывает выигранный приз. Ничего не упустил?
 
  - Ну, раз вы все знаете, может быть, отвезете нас в порт? - нарушил общее молчание номер Два. - Нам жаль, что у вас угнали шлюпку, но не пора ли завершить этот круиз?  
- Нет, не пора, совсем даже не пора, - бесцветно возразил я. - По вашей милости мне придется до конца дней прозябать на краю света и, в связи с такой перспективой, хотелось бы уточнить некоторые аспекты. Например, интерес вызывает мотив, заставивший доверить миллионное состояние бумажной фигурке. 
- Нам достоверно известно, что пациентом был некий японской чиновник, по воле случая осведомлённый о предстоящей атомной бомбардировке Хиросимы, - ответил судья номер Шесть. - Заблаговременный вывод денег из префектуры в такой момент - шанс, который случается раз в тысячу лет. Никто и никогда не узнает о похищение средств из банка, смешанного с землёй утром следующего дня. Чиновник предусмотрел все, но его подвёл собственный желчный пузырь. Не рискуя полагаться на память, готовясь к операции, пациент записал номера на цветке хризантемы, что смастерил Акира Йосидзава, после чего развернул бумагу, полагая, что позже попросит мастера сложить, как было. Однако тот, заподозрив неладное, сложил фигурку иначе, лишив чиновника состояния. После выписки, тот в буквальном смысле скупил все оригами сделанные Акирой в госпитале, надеясь с их помощью разгадать секрет мастера, но в этом не преуспел. По смерти чиновника коллекция попала на аукцион, где была выкуплена клубом памяти Акиры Йосидзавы. Члены клуба решили, что владеть ею может лишь достойный искусства старого мастера. Во многих странах проходили конкурсы, где отбирались лучшие, и наш был финальным.
  Длинная тирада утомила старика, и тот замолчал.
 
  - Очень интересно, - задумался я над словами. - И, что игрок номер Четыре тоже была лучшей? 
- По условиям конкурса судьи могли пригласить любого независимого наблюдателя, - впервые за весь банкет улыбнулась брюнетка.  
- С этим понятно. - кивнул я. - Ну, а кто из вас потомок того самого чиновника? 
- Как догадались? - спросил судья номер Шесть. - Да, я его внук. На этом все? Мы можем всплыть? 
 
- Кто-то из вас должен был знать о номере, записанном на хризантеме, - лениво ответил я. - И кто-то был в сговоре с номером Раз.  
- Вы обвиняете..., - гневно затрепетали ноздри Пятого номера.
  - Кто-то вернул канистру в бар, после того, как ее содержимое перекочевало в бак подвесного мотора, - остановил я его. - Я в жизни не поверю, что это дело рук самого Йоширы. Он уже в шлюпе, бачок почти полон, какой смысл рисковать, возвращая канистру?  - Мне не интересны насилие и прочие смертоубийства, - продолжил я. - Поэтому ничего стреляющего, режущего, бьющегося вы не найдете на борту моей яхты. Окружённые тайной клиенты порой не выдерживают стресса и пытаються друг друга убить. И чтобы наутро не обнаружить искромсанных розочкой тел, спиртные напитки хранятся в пластике. Темном, не отражающем сути. Вот только я всегда проверяю бар. Бесплатные напитки требуют строжайшего учета. Знаете, для чего канистру вернули на место? Для того, чтобы я, сломав голову, рассуждая, где похититель достал топливо, проверил компьютер на взлом. Весь корабль управляется автоматикой, и чтобы добраться до хранилища топлива, вам придется взломать компьютер. Вы знаете, как происходит проверка компьютеров на беспилотных яхтах? Только при полной эвакуации. Сообщник уплывает с гостями на втором шлюпе, а я остаюсь наедине с проблемой. 
 
- И пока я не выясню, кто из вас угробил мой бизнес, вы почетные гости в пределах данного помещения.  
 
Не слушая воплей, я вышел и запер за собою дверь. Все двери.  
 
 Ведомая автопилотом, яхта шла вокруг коралловой отмели на малом ходу. С бокалом охлаждённого шабли я устроился в панорамном зале, наблюдая проплывающую мимо жизнь. Затуманенные алкоголем синапсы лениво шевелили коралловыми отростками. Спешить было некуда. Мне следовало найти сообщника, через него добраться до Четвертого и вытрясти душу вместе с деньгами. И лучше всего в этом помогут жажда, голод, отчаяние. Нет, я не монстр, если через два дня сообщник не объявится, придется возобновить подачу воды в бачок унитаза, что стоит в крошечном туалете салона.
 
Мимо проплывали кораллы, цепкими ветвями по кусочку отламывая мою злость. Злость на самого себя за то, что не предусмотрел такого исхода. "Если меня убьют, то так мне и надо", терзал я себя. Мимо проплывали кораллы. На их фоне весело резвились рыбки. Особенно много их суетилось возле утопленника, мелькнувшего в овале иллюминатора с якорной цепью в ногах.  
 
Шабли полетел в один угол зала, сломанный стул в другой, а я в тот, где был выход. 
 
"Очень интересно", отметил я про себя, пятью минутами позже разглядывая тело похитителя шлюпок. Удивительно распухший, с удивительно целой кожей, в лучах восходящего солнца, он лежал на тиковых досках палубы. 
 
Я допускаю, что сорвавшийся якорь шлюпа мог утащить за собой запутавшегося в цепи Йоширу, но тело последнего выглядело возмутительно неподобающе. Во-первых, оно не имело права настолько распухнуть за столь малое время, а во-вторых, им уже должны были лакомиться обитатели коралловой отмели.
 
Содержимое карманов куртки лежало здесь же. Полиэтиленовый пакет с фигурками старого мастера, паспорт, билет на внутренний авиарейс. Я ещё раз осмотрел тело покойного, и моя внимательность была вознаграждена.  Следующие полчаса я провел в библиотеке.
 
 Небольшой, но тщательно подобранной и отлично каталогизированной. Настоящий информационный оазис в отсутствии Интернета.  
 
А ещё через десять минут, с пучком нейлоновых стяжек, турнирным призом и упаковкой минеральной воды я уже открывал двери салона.  
 
 
  - Дело оказалось сложнее, чем ожидалось, - приступил я, когда мои подопечные утолили первую жажду. - Оригами, приз, атомная бомбардировка... Но главным, конечно, были деньги. Они всегда главные.  
 
Я кивнул на судей. Шестого и Седьмого притянутых стяжками к подлокотникам стульев. 
 
- Перед вами убийцы моего бизнеса и Йоширо Садзуки.  Я ожег парочку взглядом. 
- Номер Семь, вы такой же энтомолог, как я балерина. Ни один уважающий себя энтомолог не станет насаживать на булавки живых насекомых.  Именно поэтому иглы в следах внутренностей. При чем здесь следы? Всему есть объяснение. Я только что прочитал статью о бабочках Гретта Отто. Эти полупрозрачные существа питаются нектаром ядовитых цветов, их животы отличный склад концентрированных токсинов. Знаете, что я обнаружил на шее несчастного Йоширы? След укола булавки.  
 
Я шагнул к судье номер Шесть и оттянул ворот его кимоно.  
 
- Точно такой же булавки, что отправила старичка в страну грез, - пояснил я, указывая на пятнышко кровоподтёка.  
 
- Хотите, расскажу, как было дело? - спросил я аудиторию. - Судьи не было на вечеринке, помните? Сославшись на усталость, он якобы отправился спать. В то время, пока мы переживали за душимого чемпиона, судья номер Шесть заливал граппу в бак и возвращал канистру на место. После погружения яхты, Судья под каким-то предлогом вызвал Йоширу на корму где, обездвижив уколом ядовитой булавки, отправил за борт с пакетом фигурок в кармане и якорной цепью в ногах. Через пару суток токсины вымылись бы из организма, сделав тело съедобным для рыб, никакая экспертиза не обнаружила бы следов укола. Вот для чего старик упрашивал меня всплыть. Задай "Лунная соната" кружок другой вокруг отмели, кто знает, не повстречает ли беглеца на дне морском? Какая экспертиза, спросите вы? Такая, которую назначил бы следователь. Ведь пустой шлюп, будучи пустым, обязательно привлечет внимание органов, когда Йоширо будет объявлен в розыск? Вот он - болезный, с украденной коллекций, запутался в цепи, угоняя баркас. Вы все предусмотрели, судья. Вот только я нашел тело раньше. 
 
- Что было дальше? - продолжил я. -  Судья номер Шесть дожидается, пока я спущусь к ведрам и тряпкам. Он отцепляет тросы и запускает шлюпку в сторону берега. Придя в каюту, ложится в постель, затягивает на шее нейлоновую стяжку, найденную в щитке ротозея электрика, и вкалывает под нее булавку с ядовитым приветом от бабочки Гретта Отто. Спросите, зачем? Ну, не душить же себя по настоящему? Коматозное состояние и припухлое от токсинов горло рисуют картину маслом "Йоширо пытался меня задушить". Несколько рискованно, согласен, всади булавку поглубже и горло разнесет так, что и задохнуться недолго. Но за тринадцать миллионов долларов рискнуть стоило. Итак, подлец Номер Раз "украл шлюп,  коллекцию и чуть не убил почтенного старца". Вы не находите, что вас кинули дамы и господа? Пошло, банально, кинули. Ведь ты самая хризантема осталась у нашего судьи!
 
 - Но, где же она? - удивилась номер Четыре. - Неужели все-таки спрятана шлюпе? Ведь наверняка на борту ее нет!
Дитя. Любопытства в ее голосе больше чем негодования.  
-  Почему это нет? - улыбнулся я. - То самое оригами никогда и не покидала этого судна. 
 
 Я вынес из каюты судьи измятые листки упаковки. 
- Вот оно, - провозгласил я, раскладывая листки на столе. Четвертая посмотрела на меня, как на чокнутого.
  - Туфта, - пробасил номер Два. - Это обычная упаковочная бумага того времени.  
- Может и обычная, а может и покрытая специальным лаком, наделяющим бумагу эффектом памяти, - улыбнулся я напряжённым лицам. - Мама всегда утверждала, что цветы нуждаются в хорошем поливе. У нас в свое время был чудесный садик.  
С этими словами я щедро залил стол минералкой.  Общий вздох удивления наполнил салон, когда один из листов, словно по волшебству свернулся в бутон хризантемы. 
Он лежал между мной и Четвертой. Огромный бутон с тонкой линией цифр по экватору...
  А в следующий миг в мое предплечье вонзилась игла. Болван. С чего решил, что в сговоре только двое?  Пятый? Это он вытащил иголку из шеи судьи, когда "проверял" жив ли тот? Третья? Или может быть это всеяхтовый заговор против меня?
 
 "Если умру, то так мне и надо", подумал я, заваливаясь на бок и раздавливая пальцами нежную электронику брелока. Оставлять врагу управление яхтой не входило в мои намерения.    
 
- Очнитесь! Очнитесь, мы сгорим! - визжали мне прямо в мозг. 
Я послушался и сразу вскочил. Удушливый запах спирта едва не вернул меня на пол. Рядом, привязанная стяжками к стулу билась в истерике номер Четыре. А чуть поодаль, по другую сторону стеклянной двери в алкогольной луже быстро догорал свечной огарок.
Моя одежда состояла из коньяка, пахла коньяком и выглядела как коньяк. Блузка и юбка Четвертого номера выглядели так же. В глазах владелицы плескался смертельный ужас. 
 Все понятно, нас решили фламбировать. Вместе с "Лунной сонатой" и математикой, ставшей лишний в тот самый момент, когда бумага свернулась в бутон.  
 
- Да сделайте же, что-нибудь! - противно визжала Четвертая. Я подошёл к стулу и двумя пальцами разорвал нейлон на тонких запястьях. 
- Господи, чем от тебя так разит? - изумился я, поднимая орущую математику на руки. - Тебе просто необходим хороший душ!
 
Если и был ответ, то я его не услышал. Рухнувшая стена воды буквально размыла нас по полу. Вы же не думали, что при таком запасе спиртного я позволю клиентам устраивать друг другу "фламбе"? Система пожаротушения у меня самая передовая и мощная.
 
  Мне слабо улыбнулись, в ответ на спасение. Улыбка придала бодрости, и моя нога вышибла дверь.  
 
- Быстрее, у нас очень мало времени, - скороговоркой выпалил я, закидывая Четвертую на плечо и устремляясь в ангар.
 
  Я уже говорил, что яхта сделана из маленького плавучего дока? Пассажирам доступны обе секции, но середины, отведенной под ангар со скоростным катером, для них не существует.  Я знал, что день моего бегства, лишь дело времени и был готов к нему со дня спуска на воду.
 
Шестнадцатизначный код на панели открыл ангар и запустил процедуру самоуничтожения "Лунной сонаты". 
 
- Надеюсь, в твоей каюте нет багажа, ради которого стоило бы рискнуть жизнью? - спросил я Четвертую, перекидывая стройную фигурку в кокпит. 
 
- Нет! - твердо ответили мне, приземлившись на мягкое.  
 
Спустя пять минут, горизонт осветило пламенем вспыхнувших топливных баков. Замечательно. Процедура самоуничтожения навсегда похоронила нас для остального мира.  Призрак банановой оперы уходил, обращаясь в дымные струи. 
 
Я отсалютовал уходящей на дно "Сонате" и вернулся в каюту, где за ноутбуком устроилась номер Четыре. С мокрой челкой волос, она взволнованной канарейкой щебетала из недр моего халата. 
 
 - Загрузился, он загрузился! Быстрее вводи! 
 
 - Куда нам спешить? Пока они доберутся до берега, пока найдут компьютерный терминал, пока разберутся между собой с долями, счёт уже будет пуст.  
 
Спросите, откуда на катере интернет? Ну, по условиям договора, ничего радиопередающего не должно быть на борту яхты, а катер это уже совсем другой борт.
 
  Я неторопливо ввел свою порцию цифр. И нажал Ввод. 
 
 Когда долго работаешь с MS-DOS, или твоя специализация математика, приучаешься запоминать цифры. Нет ничего удивительного в том, что мы с Ниной, так звали Четвертую, запомнили каждый свою сторону хризантемы.  
 
- Вот и все, - вздохнула Нина, когда тринадцать миллионов долларов поровну легли на наши счета. 
На нее было жалко смотреть. Приключение окончилось, впереди наполненная скукой богатая жизнь.
 
  - Что значит "все"? - возмутился я. - Ты была когда-нибудь на Бали? 
 
- Нет, - оживилась Четвертая.  И мы пошли на Бали.    
 
   * Акиро Йосидзава (1911-2005)- мировая известность среди оригамистов.
Рейтинг: +14 Голосов: 14 522 просмотра
Нравится
Комментарии (44)
DaraFromChaos # 7 марта 2018 в 19:50 +2
Саааааш, абзацы.... плииииз
cry
Матумба(А.Т.Сержан) # 7 марта 2018 в 20:04 +2
Не получается, Дара, у меня с абзацами при вставке с телефона. Никак. Все, что можно - перепробовал. Исправлю, когда из Тайланда вернусь.
DaraFromChaos # 7 марта 2018 в 20:27 +2
о! хорошего отдыха
*матерясь, уходит читать телефонную простынку* laugh
DaraFromChaos # 7 марта 2018 в 20:54 +3
Так, я прочитала! и, разумеется, плюсанула
патамушта эта круто! эта Сержан как он есть! love dance

*злобно шипит по-нихондзински*
как вернешься из Таиланда, всеми демонами Хаоса и светлым ликом Аматэрасу заклинаю, исправь Акирину фамилию. Йосидзава или Ёсидзава - как больше нравиццо
но исправь, плиииз. японистое зло нервничать изволит :)
Матумба(А.Т.Сержан) # 8 марта 2018 в 04:13 +3
Спасибо, Дара!
А как правильнее и лучше звучит - первый вариант, или второй?
Графоман Чалис # 8 марта 2018 в 10:20 +3
Доброе утро!
Прости, что вмешиваюсь, я с японским косвенно, просто, насколько я поняла, что дело исключительно в том, что в фамилии "Иошизава" должно быть на "ш", а "с", и не просто "з", а "дз" =)
А писать через Йо или Ё - уже на твое усмотрение smile

И клевый рассказ! Про простынку уже сказали, но содержание плюююс!
DaraFromChaos # 8 марта 2018 в 10:28 +3
Саш, Лиса ниже все верно сказала :)))
я просто пирижывать из-за правил транскрипции v
Матумба(А.Т.Сержан) # 8 марта 2018 в 12:35 +3
Это было непросто, но я справился таки с абзацами! Читайте на здоровье)))
DaraFromChaos # 8 марта 2018 в 12:41 +3
ты героический героин!
но я лично уже прочитала и восхитилась dance

слушай, у тебя же "зеленый человечек"?
у меня с телефона и планшета получается нормально вставлять текст, если сначала нажать "открыть полную версию сайта"
Матумба(А.Т.Сержан) # 8 марта 2018 в 13:05 +2
Это потому что я Пхеньян в электронике. Я хотел сказать - пень пнем. Мне тяжело с ней. В механике все решается добрым словом и молотком. Полная там версия, неполная, без разницы. Молоток, трёх этажное заклинание Авакадавра и сразу работает. А здесь, то галочки нет, то она есть, но обкакалась, то не обкакалась, но ноги с другого места растут… Мракобесие, словом.
Юлия J. Черкасова # 8 марта 2018 в 13:26 +4
Задумалась. Рассказ отличный -- во всех смыслах. Оригинально, виртуозно, увлекательно и вместе с тем цепко. Настолько, что, на мой взгляд, заслуживает не "плюсика", а места на книжной полке с любимыми рассказами.
Юлия J. Черкасова # 8 марта 2018 в 13:36 +2
(задумалась -- в смысле того, что не знала, как озвучить свои впечатления. но вроде у меня получилось это сделать)
Матумба(А.Т.Сержан) # 8 марта 2018 в 16:18 +2
Спасибо, Юлия!
А можно я ваш отзыв в копилку заберу?
Есть у меня такая коробочка, куда я вкусные отзывы складываю))))
Юлия J. Черкасова # 9 марта 2018 в 13:00 +1
Конечно! smile
Александр Стешенко # 8 марта 2018 в 18:50 +3
Саня, здорово!!! Ну, здорово же!!! dance
Александр Стешенко # 8 марта 2018 в 18:51 +4
Начал читать, как обычно… на все ведь времени не хватает. Дай, думаю, пробегусь… давно ведь к корешу своему не заходил, совсем обнаглел…
Но после первых строк притормозил… Ээээ, думаю, брат… тут надо не таким темпом, а медленно… с расстановкой…

И далее уже читал неспеша… с наслаждением…
Браво! Плюс…
Александр Стешенко # 8 марта 2018 в 18:51 +3
Пойду теперь… на цитаты растащу… hoho
Александр Стешенко # 8 марта 2018 в 18:55 +3
Саня, вот только тут у меня как-то сознание сдеформировало –
Кораллы поражали воображение фантастической расцветкой и формами, не уступал им и подводный народ.
- Слово «народ» острым рифом поцарапало мой мозг… Может, обитатели? Или еще как…

А это предложение… тут все правильно? –
Задай "Лунная соната" кружок другой вокруг отмели, кто знает, не повлечет Какая экспертиза, спросите вы?

Ну тут, возможно, друг-телефон удружил:
Ведь ты самая хризантема осталась у нашего судьи!
- та
Неужели все-таки спрятана шлюпе?
- в

Ну, как-то так... smile
Матумба(А.Т.Сержан) # 9 марта 2018 в 00:46 +3
оййойой! Сколько кракозябр! Огромное спасибо, Саша! Сейчас исправлю!
Александр Стешенко # 9 марта 2018 в 08:11 +3
Так это не много... поскольку с телефона... У меня так, вообще, текст нечитаемый получается... потому я кроме смс ничего и не набираю. Смс-то что... если непонятно, можно и перезвонить... glasses
Матумба(А.Т.Сержан) # 9 марта 2018 в 09:03 +3
Ну вот.... Пока просыпался, уже в выпуск взяли... Какая-то сверх световая скорость.
Александр Стешенко # 9 марта 2018 в 09:24 +2
Скорость тут не причем... просто Казиник проснулся, когда ты спал... hoho
Матумба(А.Т.Сержан) # 9 марта 2018 в 17:49 +3
Аааа... Тогда понятно. Никогда, кстати, прежде не ходил вверх ногами...
Александр Стешенко # 9 марта 2018 в 19:00 +1
Никогда, кстати, прежде не ходил вверх ногами...
- кто? Казиник? shock
Матумба(А.Т.Сержан) # 11 марта 2018 в 09:46 +2
Не знаю, где сейчас Сережа. Я про себя говорю. Никогда мол, не был прежде в Тайланде, а сейчас я там. По отношению к прошлой своей жизни, хожу вверх ногами.
Blondefob # 8 марта 2018 в 19:58 +4
Технари vs гуманитарии - 1 : 0. Ощущение, что ГГ и №4 сольются споются, возникло у Душечки с первых строк. Автор ее не обманул. Эта + dance
Александр Стешенко # 8 марта 2018 в 21:34 +2
Так они спиваться начинали уже с самого начала... glasses
Мария Костылева # 10 марта 2018 в 14:34 +4
С огромнейшим удовольствием прочитала!
Плюс smile
Матумба(А.Т.Сержан) # 10 марта 2018 в 14:40 +3
Спасибо, Мария!
Finn T # 11 марта 2018 в 23:29 +2
Ух ты, какая детектива! В неподражаемом стиле нашего Саши smoke v Плюсь!
Матумба(А.Т.Сержан) # 12 марта 2018 в 09:30 +1
Спасибо, Танюша! Детектива - это любовь!
Анна Гале # 12 марта 2018 в 11:36 +2
Наконец добралась до рассказа. Прочла. удовольствием, смакуя каждое предложение. Плюсище!
Матумба(А.Т.Сержан) # 12 марта 2018 в 14:24 +1
Спасибо, Аня!)))
Темень Натан # 13 марта 2018 в 17:21 +2
Лихо закрутил. Почти как в "ограблении по" )
крючковато вцепившись в удавку нейлоновой стяжки.
хорошо сказано. плюс+
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 марта 2018 в 19:15 +2
Спасибо, Натан!
Я знаю, тебя меньшим не проймешь)))))))!!!
Жан Кристобаль Рене # 13 марта 2018 в 18:29 +2
Узнаю друга Саню smile Уж насколько я не любитель детективов, но и Марлина, и Вездесущего и Сгиб читал на одном дыхании. Мастерски! Браво! dance
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 марта 2018 в 19:16 +2
Спасибо, дружище!!! Говорю это верхней половиной себя)))
Леся Шишкова # 29 апреля 2018 в 13:02 +2
Так лихо закрутить архи интересную идею (О! А-а-а-архидея получается))) в столь преподвывернутый детективный и любовный сюжет - это большое Мастерство настоящего Автора! :)))
начала читать, ручонки сами собой потянулись к записнушкам в форме квадрантов с разноцветием фона. :))) Сколько на них было испробовано ломанных (прямых, загогульных, пунктирных и уголочных))) заворотов, дабы в итоге получить нечто, схожее с плоской или объемной фигуркой того или иного объекта. :))) В детстве пароходики, лодочки, лягушки, тюльпаны и пилотки не так увлекали, радуя своей газетной информативностью, как увлекли они несколько лет назад, заставляя покупать бумажные заготовки и литературные инструкции в твердых обложках нестандартного размера. :))) Книжечки стоят на полке - ждут своего будущего увлеченного ученика, а бумажные основы терпеливо хранят цветность, помахивая мне рисунками каждый раз, когда складыываются в нечто подарочное, способное сохранить в своих бумажных недрах приятность. :))) Вот сейчас сижу и думаю, а если взять-таки и мне воды стаканчик, да... :))) Кхм... Баркаса нет, путей отступления тоже, гражданка кристально прозрачная и не опасная - куда мне с такими деньжищами! Гы-гы! Но помечтать-то, помечтать, пока руки сами собой складывают очередную елочку, лодочку, пароходик... ;))) P.s.: Саша, ну, ты, наверняка, уже понял, что за моим мечтательным многословием, словно слонопотам в посудной лавке, скрывается впечатление, эмоция и всенепременное восхищение твоим фирменным слогом, манерой, живостью авторской фантазии и ярким воплощением сюжета в слове! :))) Супер! А оконцовка вообще супер класс! ;)))
Фомальгаут Мария # 29 апреля 2018 в 15:30 +3
Боже мой...
Почти-почти настоящая НФ...
Аплодирую стоя...
Матумба(А.Т.Сержан) # 6 мая 2018 в 00:09 +2
Дефчонки! Я не знаю, что вам ответить... Я вас просто люблю. И фсё.
Леся Шишкова # 6 мая 2018 в 12:32 +2
joke angel love
Константин Чихунов # 11 июня 2018 в 22:40 +4
Вот это Саша выдал. Я в восторге! Плюсище!
Матумба(А.Т.Сержан) # вчера в 08:09 +3
Спасибо, Константин!)))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев