fantascop

Раз-два-три

в выпуске 2014/07/03
18 июня 2014 -
article1981.jpg

                        

Мишка видит лес.

Мишка не знает, что такое лес, Мишка тут первый раз, в лесу.

Только знает: лес.

Шуршат сосны, поют на ветру – лес-с-с…

Это мамка рассказывала еще когда, лес – это там, где сосны шуршат.

Лес-с-с-с…

Или все это сон…

Ну конечно, сон.

Не бывает так, чтобы наяву: лес.

Мишка просыпается, царапает прутья своей клетки.

 

— А нас куда поведут? – спрашивает Мишка.

Мишка молодой, Мишке все интересно.

— А… куда надо, туда и поведут, — говорит Потапыч, старый, с проседью на морде, — може, в Париж, може, еще куда…

Потапыч в Париже был, очень этим гордится.

Заходит дрессировщик, Мишка начинает пританцовывать, как учили, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…

Дрессировщик бросает Мишке рыбку.

 

— Костюм надевать или что? – спрашивает Жан, — в чем у них там в Москве ходят?

Поль не знает. Поль помнит Москву по каким-то старым-старым фильмам, цилиндры, кринолины, хруст французской булки, сейчас, конечно, все уже не так…

— Хотя нет: они обещали охоту, так что надо захватить что-нибудь такое… для охоты, — говорит Поль.

Жан кивает. Думает, надеть галстук или нет. Бывает же, от одной какой-то мелочи зависит, подпишут с тобой контракт или нет. Например, от галстука…

 

— А жабо наденем? – спрашивает Мишка.

Мишка очень волнуется. Это будет его первое выступление, Мишка очень боится, а вдруг что-то не так сделает, как на репетиции, собьется с такта, и будет тебе не раз-два-три, а черт знает что…

— Может, и наденем, — говорит Потапыч, — как повелят…

Мишка тренируется, танцует, как учили, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три. Главное, не сбиться, не задуматься. Да само сбивается, само задумывается, ведь опять, черт возьми, опять сегодня снился лес.

Лес-с-с.

Вот ведь, Мишка и не знает, что такое лес.

А снится.

Как мамка говорила… там, где сосны шумят…

 

В самолете жарко. Или это Жану кажется, что жарко. Думал же Жан надеть что попроще, а теперь рубашка под мышками промокла, ничего не помогает, вот тебе и рексона, никогда не подведет…

И все-таки, наверное, лучше без галстука в такую жару…

— Мы… сразу поедем в офис? – спрашивает Жан.

— Какой офис, Борисов пригласил нас к себе домой.

— На квартиру?

— В загородный дом, говорю же вам, приглашает на охоту…

Ох уж эта чертова охота, Жан совсем забыл…

— Я… не умею стрелять.

— Ничего, Жан, я отлично постреляю за двоих.

— Уважаемые пассажиры, наш самолет заходит на посадку…

 

— А на бочке ездить будем? – спрашивает Мишка.

Забирается на бочку, как учили, перебирает по ней лапами, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…

— Может, и будем, — говорит Потапыч, — как повелят.

Дрессировщики как будто не замечают Мишку, один из них, тощий старик, плачет, прислонившись к стене, трясется в рыданиях.

— Это как это так? Это как это получается? Это вот так… и всё?

— Да вы хоть знаете, какие суммы он обещал, — говорит молодой управленец.

— Что суммы, сердца у тебя, парень, нет! Тьфу на вас, уволюсь к чертовой матери!

Мишка крутится на бочке, ну почему дрессировщик не смотрит, вот ведь Мишка как ловко, ни разу не свалился, раз-два-три, раз-два-три…

 

Жан ступает в мокрую траву, прощайте, ботинки. Чертова охота, чертова Россия, чертово все. Ружье непривычно оттягивает плечо. Будь воля Жана, остался бы в доме, у очага, там еще тарталетки остались, Жан их так и не попробовал.

Но надо идти. Кажется, Борисов настроен подписывать договор.

Хотя кто этих русских знает.

 

Это лес, думает Мишка.

Вот теперь никаких сомнений не остается.

Сосны шумят – лес-с-с.

Как мамка учила, где сосны шумят, там лес.

Мишка зажмуривает глаза, снова открывает, чтобы проснуться. Не просыпается.

По-прежнему лес.

Мишка глазам не верит, как это их вывезли в лес. От волнения Мишка приплясывает на поляне, чтобы начать танец, как только выйдут зрители.

Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.

 

— Вон они! Два!

Жан смотрит вперед, у Жана сжимается сердце, вот они, два чудовища, бурые, мохнатые, страшные, вылезают из зарослей…

Жан вскидывает ружье, только бы не промахнуться…

 

Мишка кружится по поляне, очень волнуется, чтобы не сбиться с такта, раз-два-три, раз-два-три…

 

Выстрел.

Жан отводит ружье в последний момент, слишком поздно.

 

— Ну, молодчина вы, Жан, как вас там по батюшке-то? Эженович? Повару скажу, стейки медвежьи приготовит, ум отъешь, язык проглотишь!

Раз-два-три, раз-два-три…

Жан кружится в вальсе с полуголой девицей, которая щебечет что-то, как ей кажется, по-французски.

Раз-два-три, раз-два-три.

Подмахнули договор, Жан даже сам удивился, как все просто. И галстука не понадобилось. А стейки из медвежатины и правда хороши, прямо хочется здесь остаться на денек, на другой, и Борисов, вроде бы, не против.

Раз-два-три…

 

— Я нападать не умею, — говорит Жэ-Ук

— Я тоже раньше не умел, — говорит Ку-И, — учись.

— Лучше не сейчас.

— Надо когда-нибудь начинать… давай.

 

Раз-два-три, раз-два-три…

Серебристые путы охватывают горло Жана, плотно сжимают горло…

Раз-два-три…

 

— Грязно сработано, — говорит Ку-И, — шею надо было сворачивать, а не душить.

Жэ-Ук смущается.

— Ничего, я тоже такой был. Научишься… сегодня приготовим… пожарим…

Ку-И смотрит добычу, богатый улов. Два гостя, четыре полуголые девушки, повар, шофёр, горничная…

— Приготовим, — повторяет Ку-И. расплачивается с радушным хозяином, который пригласил их на охоту. Отсчитывает в ладонь Борисову крупные бриллианты, по три, дальше считать не умеет.

Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три…

 

                2014 г.

 

 

Рейтинг: +2 Голосов: 2 819 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
DaraFromChaos # 20 июня 2014 в 14:34 +3
Маша, ))) столько хорошего и нового ))))
Спасибо от преданного фана rofl

you make my day
и стоп работа crazy
0 # 20 июня 2014 в 15:34 +2
Правильно, от работы кони дохнут.
Евгений Вечканов # 6 июля 2014 в 21:21 +2
Красиво сработано. И сам рассказ и в рассказе. Плюс.
0 # 6 июля 2014 в 21:44 +1
Да, так оно и делается.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев