fantascop

Рассвет на двоих

в выпуске 2013/10/17
23 сентября 2013 -
article934.jpg

Пятничный вечер — праздное время. Можно забыть о работе на целых сорок восемь часов и разбавить трудовые будни капелькой веселья. Чем, собственно, я сейчас и занимаюсь. Точнее, стараюсь, чтобы именно так оно и выглядело.

 Полночь.

 В это время, как правило, в ночном клубе только-только начинается хоть что-то интересное. Но, самый яркий экстаз, пик наслаждения от пьянства, разврата и лёгких наркотиков всё ещё впереди.

 Но только не для меня.

 Сегодня я здесь с другой целью. «На службе», можно и так выразиться. В отличие от обычных жителей столицы, мои обязанности не разбавлены такой роскошью, как выходные.

 Я присел на высокий барный стул и поднял руку, чтобы привлечь к себе внимание.

  — Двойной виски, пожалуйста.

 Бармен не ответил, но шустро достал гранёный стакан и налил дорогого моему сердцу пойла. Раз уж приходиться торчать здесь, то почему бы и не расслабиться? К тому же, я сегодня актёр, а моя роль требует некоего «алкогольного реквизита». Думаю, это немного улучшит качество моей «игры».

 Изображать скучающий вид, потягивать свой крепкий напиток и сохранять гордую осанку: это всё, что от меня требовалось. Грамотный охотник всегда знает, когда нужно притвориться жертвой, чтобы поймать добычу покрупнее.

 В своём внешнем виде я уверен на все сто и могу заставить понервничать почти любую девушку. Не люблю хвастаться, но это факт. А факты, по своему обыкновению, всегда подтверждены реальным жизненным опытом, которого у меня накопилось — хоть отбавляй.

 Дичь не заставила себя долго ждать и прискакала сама. Прямо в расставленную ловушку.

 Это была молодая девушка, лет, эдак, двадцати. С чёрными, шелковистыми локонами, красиво ниспадающими на изящные плечи. Очаровательная фигура и прелестные губки, соблазнительно пестрящие дорогой помадой, притягивали томные взгляды окружающих. Молочно-бледная кожа в сочетании с неестественно жёлтыми, янтарными глазами, заставят выпрыгнуть из груди сердце любого мужчины. Один лишь её небрежный жест вызывал «шевеления» в зоне бикини и учащал дыхание.

 Мне повезло. Кажется, я нашёл именно то, что искал. Причём с первого раза.

  — Чего скучаем? – сказала она, присев на соседний стул. – Такая чудесная ночь, а ты сидишь и пьянствуешь в одиночестве.

  — Просто отдыхаю, — пожал плечами я. – Выполняю свою привычную пятничную норму, так сказать. По-другому, к сожалению, не умею.

  — Тогда я могу научить тебя, — незнакомка игриво подмигнула. – Веселиться на полную катушку.

  — Было бы здорово, — я обаятельно улыбнулся. – Угостить тебя чем-нибудь?

  — Спасибо, но не стоит. От местных коктейлей у меня начинает болеть голова.

  — Вот как, значит…

 Отлично. Первую проверку ты прошла, куколка.

  — Меня зовут Настя, — она протянула свою тоненькую ручку, и я нежно пожал её.

  — Вадим. Приятно познакомиться с такой очаровательной девушкой.

 Мы дружно рассмеялись.

  — Итак, Вадим, чем ты обычно занимаешься, помимо того, что топишь своё несчастье в дорогом алкоголе?

  — Не сказал бы, что я несчастлив, — артистично-пафосный вздох вырвался из моей груди. -  Просто неделя выдалась неважнецкой, да ещё и проблемы на работе… Целую турфирму тащить на себе, не каждый сможет. Да и клиентов сейчас нету, вот и грустный такой сижу. Что насчёт тебя, прекрасная Анастасия? Работаешь? Учишься?

  — Я всё ещё студентка, — гордо сказала она, — Учусь пока. Иногда подрабатываю, то тут, то там… Ничего особенного.

  — И на кого учишься?

  — Хирург. Люблю копаться в людях, знаешь ли.

 Мы снова захохотали.

  — Как насчёт того, чтобы перебраться на танцпол? – предложила Настя. – Хочу познакомиться с тобой поближе. Пойдём, посмотрим, как ты двигаешься, красавчик!

 Она схватила меня за руку и бесцеремонно потащила в самый центр танцевального безумия.

 Настя с лёгкостью поймала ритм, демонстрируя в своих движениях величественную грацию и невероятную гибкость. Каждый поворот, каждое прикосновение, говорили  о неистовом желании, которое источала каждая клеточка её кожи. Желании безумном и всепоглощающем. Желании, которое понятно каждому, кто хоть раз испытывал половое влечение.

 Она соблазняла меня, задействуя всю доступную ей «тяжёлую артиллерию». Очень трудно было противиться своей похоти, но я понимал, что как только проявлю слабость, то всему конец. Весь мой гениальный план полетит к чёрту.

 Когда пот стал течь по вискам, а дыхание сбилось, словно после километрового марафона, мы снова уселись перед барной стойкой.

  — Ух! – удовлетворённо вздохнула Настя. – А ты хорош! Не только красивый, но ещё и танцуешь неплохо.

  — Ты тоже ничего, — улыбнулся я, пристально следя за широким вырезом её декольте.

  — Это просто замечательно, что мы друг другу нравимся, ведь ты как раз тот мужчина, с которым я могла бы провести всю ночь…

  — Ого! – наигранно удивился я. – Без намёков и прямо в лоб!

  — А чего ходить вокруг да около? Мы с тобой взрослые люди. К тому же, я вижу, что ты меня хочешь…

  — Да, очень… — монотонно, словно зомбированный её мягким голосом, пробормотал я.

  — Пойдём со мной, зайка. Я покажу тебе свою прелестную норку.

 Мы встали из-за стола и направились к выходу, продираясь сквозь лес из людских тел, дёргающих «ветвями» в такт ритмичной музыки. Ноги едва слушались меня, но я крепко уцепился в Настину руку и безвольно волочился за ней.

Кажется… я влюбился? Я хочу отдать жизнь за эту женщину. Хочу повиноваться каждому её капризу. Теперь, я её вещь.

 Оставив позади грохот клубной музыки и яркие вспышки цветных прожекторов, мы вышли в тёплую июльскую ночь. Фонари на улице горели очень слабо, а кругом не было ни души. Словно вымерли все. Достаточно жутко это осознавать, особенно, если ты живёшь в таком неспокойном городе, как Москва, который, как известно, никогда не спит.

 Я не успел оглянуться, как оказался в полуосвещённом переулке, прислонившись к холодной поверхности бетонной стены. Настя стояла передо мной, широко улыбаясь и сверкая своими неестественно жёлтыми глазами.

  — Как же я обожаю такие моменты, — говорила она не своим голосом. – Когда можно раскрыть карты и наслаждаться реакцией смертного.

 Настя улыбнулась ещё шире, и с уголков её рта показались острые клыки. Зрачки превратились в тонкие полосочки, а ногти на руках почернели и вытянулись. С каждой секундой, прекрасная девушка всё больше походила на чудовище из детских кошмаров.

  — Для меня это словно ритуал, — скрежетала она. – Каждый раз очаровывать мужчину, а потом поедать его без остатка, забирая себе не только тело, но и душу. Не это ли долг по-настоящему любящей женщины?

  — Во-первых, — невозмутимо ответил я. – Чтобы достичь такого уровня отношений, нам нужно сперва пожениться.

 Дьявольская улыбка медленно сползала с её лица, превращаясь в гримасу ужаса. Она начала догадываться, кто я такой. Похвально, но не слишком вовремя.

  — А во-вторых, для меня это тоже своего рода ритуал.

 Я коротко дёрнул кистью, выхватывая из рукава тонкий, но весьма длинный колышек и молниеносно вонзил его в Настино сердце.

  — Ты слишком долго оставалась безнаказанной, — прошептал я. -  Добро пожаловать в мой мир, сучка.

___________________________________________________________________________________________________________________________

 

Что мы знаем о вампирах?

 Ну, кроме того, что они популярные гости сопливых любовных романов, да блевотно-мясных ужастиков категории «Б».

 Вспоминайте, это не трудно.

 «Боятся солнечного света!», — скажите вы, размахивая руками, словно первоклассник за школьной партой.

 Садитесь, пять. Что ещё?

 «Ненавидят чеснок, шугаются от распятий, а убить их можно только загнав осиновый кол в сердце», — продолжите вы.

 И будете неправы.

 Хотел бы я посмотреть на того, кто решиться накормить бессмертное существо обычными овощами, а потом сидеть и ждать когда же оно сдохнет. Единственное, чего вы добьётесь, это отвратный запах из пасти чудища, которое проглотит ваш чеснок вместе с руками. И не поморщится.

 Показав вампиру распятие, вы так же рискуете нарваться на крайнее недоумение со стороны нападающего. Возможно, вас даже подвергнут сексуальным пыткам, с участием этого культового предмета богопоклонения. Дохлый номер, в общем.

 Кол в сердце? Ну, это уже что-то! Правда, убить таким способом дитя ночи всё равно невозможно: только парализовать. Но этого уже достаточно, чтобы неторопясь отпилить ему голову. Это, кстати, самый верный приём, наряду со сжиганием заживо.

 Огнестрельное оружие, по большей части, бесполезно против бессмертных. Пистолетом можно наделать много дырок, но раны быстро затянуться, да и останавливающая сила невелика: вас просто сметут ещё до того, как вы расстреляете всю обойму. Вот с дробовиком, например, ещё можно повоевать, но целиться следует исключительно в голову. Иначе только пули зря пропадут.

 Про остальную чушь типа: спроса разрешения, перед визитом в чужой дом или бешеного пересчёта рассыпанной крупы, я даже говорить не хочу. Бред, он и есть бред.

 Я плотно занавесил шторы и пошёл на кухню, чтобы приготовить себе ещё кофе. В мойке уже валялось с десяток грязных чашек, но мне было всё мало. Не спать целые сутки и оставаться в здравом уме, занятие не из лёгких. Обидно, но в ближайшее время здоровый сон мне точно не светит.

 Уже целую неделю я искал любые признаки шевеления кровососущих в Москве. Собирал вырезки из газет, мониторил интернет и следил за любыми новостями о таинственных убийствах и исчезновениях. Даже задействовал кое-какие «неофициальные источники», так сказать, которые пожелали остаться неназванными. Но проклятые упыри всё не появлялись, а я потихоньку сходил с ума и лез на стены от скуки.

 Пришлось проявить смекалку и «порыбачить» на живца. Затея с клубом оказалась выигрышной, хоть мне и просто повезло. Не ожидал, что с первого раза наткнусь на самого настоящего кровососа. Обычно приходилось сидеть по нескольку вечеров в засаде, но даже тогда можно было уйти с пустыми руками.

 Проходя мимо вечногорщего монитора, я как бы невзначай пнул Настю в бок, и, кажется, прошёлся по руке. Зашевелилась, паскуда.

  — Как спалось, принцесса? – язвительно спросил я, отпив глоток поганого растворимого кофе.

  — Что… — она открыла глаза и попыталась пошевелить головой. – Где… Кто ты?

  — Сколько вопросов! Жизнерадостность так и прёт!

 Она подняла голову и оскалилась, уставившись на меня своими страшными глазами.

  — Я разорву тебя голыми руками, а потом высосу весь сок из твоих костей! – рычала вампирша, пытаясь пошевелиться. – Ты ещё не знаешь, с кем связался, человек! Тебя ждёт только боль и…

  — Ой, вот так дела, — прервал её я. – Кажется, у тебя что-то застряло в груди. Погоди… это же осиновый кол!

  — Мерзкий ублюдок! Они придут за мной! Ох уж и повеселимся мы с твоим телом! Будешь ещё умолять о смерти, подонок! Да как ты вообще посмел тронуть…

 Я продолжал пить свой мерзкий на вкус кофеёк, одним ухом вслушиваясь в проклятия Анастасии. Похоже, что ещё при жизни девушка была не очень-то умна, а превращение в вампира нисколечко не отразилось на её интеллекте.

  — Знаешь, почему я ещё не отрезал тебе голову? – снова прервал я её матерные разглагольствования. — Только потому, что жду гостей, которыми ты меня так рьяно пугаешь.

  — Что? – она глупо приоткрыла рот.

  — Ты всего лишь приманка, дурочка. Настоящая охота начнётся следующей ночью.

  — Я, не…

  — Они ведь знают твой запах и придут прямиком сюда. Догадываешься, что будет их ждать?

 Я зловеще рассмеялся, наслаждаясь растеряностью вампирши. Приятно было наблюдать, как с её лица спадает нахальная ухмылка, а кроваво-красные зрачки расширяются от ужаса. Всю свою загробную «жизнь» она думала, что страшнее её быть никого не может, но прямо сейчас я демонстрировал ей обратное.

 Даже человек может выглядеть как монстр.

  — Нет… Ты не посмеешь… У тебя не хватит силёнок с ними справиться!

  — Ещё как хватит. Думаешь, ты у меня первая? Хо-хо! Я охочусь на твой проклятый род уже шесть долбаных лет и отправил в ад больше сотни ходячих трупов. Поверь, я знаю многие способы убийства подобных тебе ублюдков. Какие-то из них менее болезненны, какие-то можно назвать зверскими… Ну, ты же понимаешь, о чём я говорю.

 Она испугалась. Испугалась так сильно, что не могла  выдавить из себя и слова. А я стоял и смотрел на неё, скривившись в дьявольской улыбке, которой позавидовал бы сам Андрей Романович Чикатило.

 Настино лицо некрасиво перекосило, и по гладким девичьим щёчкам хлынули слёзы. Никогда бы не подумал, но даже вампиры могут плакать.

  — Вот это да! Ты по-настоящему ревёшь! Я в шоке!

  — Н-н-е надо, — всхлипывала она. – Не т-т-рогай их!

  — Это ещё почему?

  — Мы ничего тебе не сделали!

  — Естественно, вы ведь до усрачки боитесь Охотников. Только вот на других людей вам глубоко плевать.

  — Не правда! Мы не убиваем! Всего лишь питаемся… потому, что иначе никак…

  — Никак? – вспылил я. – Ещё как, КАК! Ваше существование противоестественно! Потенциальная опасность вампиров слишком высока, чтобы оставлять её без внимания. Уничтожая таких, как вы, я оказываю неоценимую услугу человечеству. Знаешь, почему неоценимую? Ха! Потому что её никто не оценит! В вас даже толком не верят, чтобы по-настоящему бояться. А если ты не боишься смертельной опасности, то как сможешь от неё защититься?

  — Пожалуйста, прошу, не надо… — продолжала истерику Настя.

  — Просто заткнись и лежи молча, ты начинаешь меня раздражать.

 На этом наша с ней беседа закончилась.

___________________________________________________________________________________________________________________________

— Ску-у-у-учно, — устало выдохнул я. – И почему нельзя делать свою работу побыстрее? Хотя бы чашечку кофе предложил, что ли! На этом мягком диванчике можно проспать целую вечность. Мои веки медленно опускаются и… А? О чём это я? Ах да! Как же я люблю разговаривать сам собой!

 Полчаса.

 Ровно столько я жду этого неторопливого ублюдка.

  — Спущусь только в подсобку! – писклявым голосом причитал я, в надежде, что Андрей это услышит. – Подожди минутку! Я быстро! Ага. Небось все ноги переломал: так сильно торопился!

  — Задолбал ныть! – донеслось из-за дверного проёма. – Меня не было всего десять минут, а ты уже закатил истерику, словно маленький ребёнок. Тебе никогда не говорили, что ты слишком инфантильный?

  — И это мне говорит человек, который собирает цветных пластиковых лошадок! Фантастика!

  — Это пони!

  — Ага…

 Из подвала вышел высокий, до невозможности сутулый парень, с ног до головы покрытый мудрёными татуировками. Длинные тёмные волосы почти закрывали глаза, до плеч свисая немытыми сосульками. В носу торчало огромное кольцо, которое смотрелось достаточно нелепо, учитывая вышеописанные особенности его внешности. В руках у него был толстый коричневый свёрток.

 Выглядит увесисто.

  — И года не прошло! Ты же знаешь, что я тороплюсь, и всё равно возишься, не пойми с чем!

  — Ни капли уважения к чужому труду! – Андрей стал неторопливо, и, как мне показалось, с любовью разворачивать мою «посылку». — Впрочем, как всегда. Я тут рискую своей жопой, а тебе наплевать!

  — Да ладно, это же твоя работа, в конце концов, — оружейник смахнул чёлку со лба и так убийственно на меня взглянул, что сразу же стало стыдно за свои слова. – Ну хорошо, извини…

  — Проехали, — он быстро кивнул головой и, наконец, достал то, ради чего я тащился сюда. — Итальянский дробовик SPAS12, прошу любить и жаловать. Полуавтоматический огонь, калибр, как следует из названия, двенадцатый. Оснащён металлическим прикладом-крюком для комфортной стрельбы одной рукой. С пяти метров разрывает человека в кровавый борщ, но всякой паранормальной фигне лучше целиться в голову. Если таковая имеется, конечно.

  — Обожаю свою работу! – довольно присвистнул я. – На сколько магазин рассчитан?

  — Семь патронов. Будь поосторожней с этой штукой, не светись особо. Дробовик стоит на армейском вооружении и не предназначен для открытой продажи. Могут и загрести.

  — Не переживай, Андрюха! – воскликнул я, продолжая любоваться красотой этой смертоносной машины. – Это тебе за старания и порчу нервной системы, как договаривались.

 Я достал пухлый конверт с деньгами и положил на стол.

  — Засим позвольте откланяться. Бывай, мой друг.

  — И всё? А посидеть нормально, выпить? Мы же полгода не виделись!

  — И, скорее всего, столько же и не увидимся, — грустно сказал я. – Ты уж прости, но дела важнее. Сегодня вечером мне придётся знатно пошуметь, так что ближе к рассвету город нужно будет покинуть.

  — Понятно. Снова кровососы?

  — Они самые. Как-нибудь свидимся ещё. Если удастся пережить эту ночь, конечно.

  — Посмотри на пушку в своих руках, — хмыкнул Андрей. – У тварей нет ни единого шанса.

 «Хотелось бы верить», — подумал я, выскакивая из душного охотничьего магазина.

 Почему-то мне казалось, что в этот раз всё будет не так просто, как хотелось бы.

___________________________________________________________________________________________________________________________

Плотно закрыв за собой дверь гостиничного номера, я тихим шагом направился в спальню, где должен был лежать мой маленький «ручной» вампирчик. Глупо было даже предполагать, что Насте каким-либо образом удастся сбежать, ведь солнце на улице пекло так сильно, что пришлось даже прикупить кепку, дабы не перегреть свои драгоценные мозги. Плюс ко всему, кол в её груди довольно серьёзно затруднял любое движение. По правде говоря, у неё не получиться даже нос почесать, так-то.

 Из спальни доносились радостные возгласы каких-то мультяшных персонажей. Неловко признавать, но мне захотелось немножко помучать вампиршу, и на время своего отсутствия я оставил телевизор включенным, предварительно выбрав детский канал. Насте ничего не оставалось, кроме как сжать свои острые зубки и наслаждаться всеми прелестями современной мультипликации. Вот такой я жестокий садист.

 Лежала она спокойно, стеклянными глазами уставившись в потолок, будто бы размышляя над чем-то до жути серьёзным. От её прежней истерики не осталось и следа. Похоже, мультики подействовали на кровососа умиротворяюще.

  — Как дела? – окликнул её я. – Не заскучала тут без меня?

  — Нет, — сухо ответила она.

  — Ты разбиваешь мне сердце!

  — Неправда. Я бы его съела. Целиком.

  — Хочешь кушать? У меня ещё борщ остался. Разогреть?

  — Иди к чёрту.

 Я нежно положил свой новенький дробовик на стол, щедро высыпав из коробки целую горсть патронов. Не знаю, следила ли за моими манипуляциями Настя, но мне всецело хотелось продемонстрировать, что на меня лучше не огрызаться.

 Хотя, кого я обманываю. Любые перепалки с моими жертвами будоражат кровь и только сильнее заводят меня. Каждому Охотнику, так или иначе, нравится играть со своей добычей. Именно ради этого непередаваемого чувства превосходства над чудовищами мы и занимаемся тем, чем занимаемся.

  — Почему вы не даёте нам спокойно жить? – ни с того ни с сего заговорила Настя. – Мы ведь не виноваты в том, что стали такими. Вы убиваете коров, свиней, птиц, ведь тоже хотите есть. Чем же мы хуже?

  — Уже сам факт того, что ты ставишь меня наравне со свиньёй, раздражает до безумия. Для твоего бессмертного тела будет намного лучше лишний раз меня не бесить.

 Я остервенело клацал по кнопкам пульта, в надежде найти хоть что-то мало-мальски интересное, дабы убить время в ожидании кровососущих гостей. Как всегда, бездействие заставляло меня нервничать. Нужно было хоть чем-то себя занять, иначе нервы просто не выдержат такого напряжения, ведь в ближайшие часы мне предстоит сразиться с целой бандой упырей, разрывающей людей голыми руками.

  — Ладно, если ты так хочешь поболтать, будь по твоему. Давай сыграем в одну интересную игру. Она называется вопрос-ответ. По очереди задаём друг другу любые, какие только на ум придут, вопросы, и стараемся отвечать на них максимально честно. Согласна?

  — Мне уже всё равно.

  — Отлично, тогда ты первая. Поехали.

 Вампирша немного помолчала, размышляя над тем, что же ей спросить, после чего решилась:

  — Как ты узнал о нас? Почему захотел убивать?

  — Эй-эй! Только один вопрос!

  — Тогда выбирай любой.

  — Что ж, мне нравиться первый. Обо всей этой сверхъестественной хрени я узнал лет в десять от своего же отца. Именно он показал мне насколько опасны могут быть вампиры.

  — Он тоже был охотником?

  — Ты играешь не по правилам и задаёшь слишком много вопросов. Моя очередь.

 Я задумчиво почесал подбородок и произнёс:

  — Меня всегда волновал один пикантный вопрос. Ну, не то чтоб сильно прям так интересовал, но… Короче, как вы сексом занимаетесь? Вампиры же ходячие трупы и у них отсутствует кровообращение, а без него, как ты знаешь, у мужчины ну… это…

  — При должной сноровке мы всё ещё можем заниматься любовью, — кажется, Настя немного смутилась. – Хоть сердце больше не бьётся, но чувствительность тела никуда не делась. Конечно, женщине вампиру намного легче в этом плане, ведь для этого дела ей не нужно быть живой, если ты понимаешь о чём я.

  — Можешь не продолжать, — я по-дурацки хихикнул в кулак. – Догадываюсь уже, каким образом вы совершаете свои половые акты.

 В голове почему- то нарисовалась картина огромного билборда, на котором красными сверкающими буквами написано что-то вроде: «Некромант-уролог разнообразит вашу семейную загробную жизнь, путём воскрешения детородных органов». Насте, естественно, о своих соображениях я так и не поведал.

  — Ладно, теперь ты.

  — Кем был твой отец?

  — Почему тебя это так интересует? – удивился я.

  — Мы играем в игру, не забыл? Не увиливай от ответа.

  — Хорошо, — я немного растерялся, когда почувствовал себя заложником своих же собственных правил. – Отец был ублюдком. Спросишь почему? В один прекрасный вечер он просто не вернулся домой. Мы сообщили в милицию, обзвонили все морги, а он, видите ли, решил покувыркаться с какой-то вшивой блондинкой, которая его и обратила. Став ходячим трупом, он первым же делом наведался к нам… Мама умерла мгновенно, по крайней мере мне хочется верить, что так и было. А я стоял как вкопанный и смотрел, как отец выпивает её досуха, а потом…

  — Мне всё ясно, прекрати, — вампирша с ужасом наблюдала, как моё лицо ломается в страшной гримасе, а глаза наливаются кровью от ярости.

  — Ясно? Тебе нихрена не ясно! Ты даже представить себе не можешь, каково это. Примерно через восемь лет, я нашёл ту тварь, что разрушила мою семью. Сначала тонкими лоскутами сдирал с неё кожу, ждал пока на её месте отрастёт новая, а потом повторял… снова и снова. Дрянь извивалась и взывала к моему милосердию, но я не слушал. Хотелось слышать только её неистовый вой, который приятным теплом согревал мою душу. Но даже после этого я не почувствовал удовлетворения. Возможно, когда-нибудь на твоём месте окажется мой любимый папочка, с которым мы так же сыграем в вопрос-ответ. После чего я достану скальпель и испробую много новых приёмов, которые так и не довелось испытать на его мёртвой любовнице.

 Настя зажмурилась, и из её глаз снова хлынули слёзы.

  — Ты сумасшедший… – тихо стонала она. – Не человек… Безумное чудовище…

  — Возможно. Я не прячусь за убогой моралью и, раз уж мы условились говорить начистоту, то скажу прямо. Вся та чушь, что я плёл про защиту человечества, ломаного гроша не стоит. Я убиваю вампиров только потому, что мне это нравится. Без этого моя жизнь теряет всякий смысл. И я понял это только тогда, когда отрезал очередной кусочек от той паскуды.

 Даже вампир, порождение смертного греха, уродливое создание ночи, окрестило меня больным чудовищем. Неужели всё настолько плохо, что человечность ускользает от меня вместе с рассудком?

  — Наша беседа окончена, — холодно произнёс я. — Будь добра, не беспокой меня больше. Мне нужно основательно подготовиться.

  — А что будет со мной? – жалостливо всхлипывала вампирша. — Тоже станешь меня мучить, а потом убьёшь?

  — Не обижайся, Настён, но ты уже давно мертва. Не переживай, я сделаю всё в лучшем виде.

 На часах половина восьмого. Совсем скоро темнота накроет весь город, и мне уже поздно будет куда-либо прятаться.

 

 Да и к чему бы, если на столе меня ждёт мой верный дробовик двенадцатого калибра?

___________________________________________________________________________________________________________________________

На вкус, как дерьмо.

 Мне, конечно, ещё не доводилось пробовать настоящие экскременты, чтобы знать наверняка, но если бы такая оказия приключилась… что ж, именно так они бы и ощущались во рту. А какой запах! М-м-м-м-м! Прямо таки манящий аромат сельского сортира!

 Я положил в дорожную сумку пустую склянку от чудо-эликсира и торопливо вытер рукавом подбородок. Должно пройти примерно минут пятнадцать, пока магическое пойло полностью подействует, и тогда мои шансы на выживание значительно возрастут.

 Нет, в супермена я определённо не превращусь (а это самое обидное), но скорость реакции увеличиться в разы. Вампиры – твари чертовски быстрые, и чтобы не прослыть аутсайдером, мне нужно стать ещё быстрее.

 Рецепт этого чудесного напитка я выведал в Китае, когда охотился на перевёртыша. Очень опасная тварь, особенно, если ты ищешь её в стране «одинаковых лиц».

 О чём это я?

 Ах да, эликсир. На вкус ужасный, но в деле незаменимый. Надеюсь, вы верите в магию? Я вот не верил, пока сам не попробовал сварить свой первый магический напиток. Сгорело полквартиры и мои «счастливые» брюки, которые я привык одевать наудачу, перед тем как идти на охоту. Больше фортуна меня не посещала, зато химичить научился – только держись!

 Не успел я плотно упаковать свои пожитки, как в дверь постучали. Сначала тихо и осторожно, затем грубо и настойчиво.

 Бух. Бух. Бух.

 До чего же мило, когда убийцы стучатся в твою дверь.

  — Входите, не заперто.

 Дверь распахнулась так стремительно, что чуть не слетела с петель, а в коридор влетело нечто тёмное и невероятно быстрое. Молодой на вид парень, лет восемнадцати, одетый в чёрную футболку и кожаные штаны. Он плотоядно огляделся и, поймав меня взглядом, дико зарычал:

  — Где она?! Если хоть волосок упал с её головы, то…

 Парень так и замер с открытым ртом, завидев распластавшуюся на кровати Настю, из груди которой торчал краешек осинового кола.

 Я не отказал себе в удовольствии улыбнуться, глядя в безумные глаза её «бойфренда». Тот взревел от ярости и уже согнул ноги, готовясь к прыжку, но что-то очень сильное ухватило его за плечо и буквально «вдолбило» в ковролин.

  — Ну же, Олег, не спеши, — послышался мрачный скрипучий голос. — В гостях нужно вести себя вежливо.

 Мой «спаситель» не заставил себя долго ждать и сразу же вышел на свет тусклой гостиничной лампы. Это был аномально высокий и невероятно худощавый мужчина, с тонкими, но ужасно длинными пальцами, которые напоминали жуткие паучьи лапки.  Он предельно сгорбился, лишь бы не упереться головой в низкий потолок номера. Чёрный смокинг на нём сидел как влитой, а кроваво-красный перстень ослеплял своим чарующим отблеском. Интересно, где вообще на таких гигантов одежду шьют?

 Позади великана, из темноты показалось ещё двое вампиров, которые словно фантомы следовали за «длинным». Целая бригада, мать их. Кровососущая мафия, не иначе.

  — Господа, — начал Высокий и примирительно поднял обе руки. – Прошу избежать поспешных действий. Мы пришли сюда не ради драки и давайте придерживаться этого плана.

  — Ты видел, что он с ней сделал? – шипел вампир, которого назвали Олегом. – Я не позволю этому ублюдку уйти отсюда живым!

  — Умолкни, — длинный сверкнул глазами. – Не забывайся, мальчишка. Здесь только я решаю, кто будет жить, а кому следует умереть.

 Я сидел за столом, оперев подбородок рукой, и со скучающим видом рассматривал шнурки на своих ботинках. Нагнулся и распустил их, потом снова завязал, но уже куда туже. Вот, теперь комфортно.

  — Вы закончили там лаяться? – прервал их душещипательную беседу я. – Может уже к делу перейдём, а?

 Братия прекратила полемику и с удивлением уставилась на мою спокойную физиономию.

  — Мне нравиться ваш подход, юноша, — кивнул великан в смокинге. – Назовите свои условия.

  — Условия? – теперь пришла моя очередь удивляться. – Какие ещё нахрен условия?

  — По освобождению заложника, разумеется.

 Мне пришлось изрядно постараться, чтобы не прыснуть в кулак. Ишь, разбежались! Может ещё и оружие своё сдать?

  — Меня зовут Габриэль, — продолжил гигант. – И я знаю, что вы охотник, который недавно прибыл в Москву.

  — А ты, стало быть, ихний «большой папочка»? Даже для двухсотлетнего вампира, выглядишь уж слишком напыщенным. И вообще, какого чёрта забыл в России парень по имени Габриэль?

  — Закрой свою пасть, смертный! – вспылил Олег. – Знал бы ты, с кем разговариваешь, то упал бы на колени и…

  — Тише, друг мой, тише, — Габриэль властным жестом заставил молодого вампира заткнуться. – Я человек деловой и меня не заботит вражда, а пустые оскорбления тем более. Поэтому, предлагаю достойный выход из сложившейся ситуации, который станет выгодным для обеих сторон. Назовите свою цену, и мы мирно разойдёмся, будто ничего и не произошло.

  — Ого! – присвистнул я. – Какое щедрое предложение! Прямо подарок судьбы какой-то! Что, правда, отвалишь мне денег за эту сучку? Или, может быть, просто убьёшь?

 Мне хотелось как можно сильнее разозлить их. Сбить всю спесь со смертельно серьёзного Габриэля и вывести из себя вспыльчивого Олега. Только это смогло бы доставить мне настоящее удовольствие, наряду с убийством этих ублюдков.

  — Не хочу хвастать, но деньги у меня есть, причём немалые, — ни один мускул не дрогнул на лице главаря. – Не нужно стесняться, говорите. Вместе мы сможем прийти к взаимному решению проблемы.

  — Насколько я знаю, проблемы вы привыкли решать другим способом, — лукавая ухмылка не слезала с моего лица.

  — Понимаю, к чему вы клоните, но убивать вас никто не будет. Там, где умирает один охотник, вскоре появляется целая толпа.  А это, уж простите, крайне невыгодно, ибо повлечёт за собой бессмысленное кровопролитие.

  — Хорошо, — глубоко вздохнул я. – Стотыщмильёнов!

 Повисла неловкая пауза. Никто не оценил мою искромётную шутку.

  — Давайте обойдёмся без глупых кривляний и договоримся о реальной сумме, — всё так же невозмутимо проскрипел Габриэль.

 Терпение у этих ребят, что надо. А вот моё уже подходит к концу.

 В мозгу на секунду помутилось, и я судорожно затряс головой. Кажется, чудо-напиток потихоньку начинает действовать, разгоняя кровь в жилах и размягчая сознание. Ну, наконец-то, как нельзя вовремя.

  — Ч-т-о-о-о с-с-с т-о-о-о-б-о-о-й? – медленно растягивая слова, проблеял Габриэль.

  — С-с-с-о-о-о-м-н-о-й в-с-с-с-ё х-о-о-о-р-о-о-ш-о-о-о! – передразнил его я, выхватывая из-под стола дробовик.

 Раздался громовой выстрел, отдача неприятно ужалила в плечо, и яркая вспышка на секунду ослепила меня. Недолго думая, я вскакиваю со стула и одним махом переворачиваю стол, превращая предмет мебели в огневую точку. Дробовик в руках неистово ревёт, норовя выскочить из потных ладоней.

 Пять…

 Шесть…

 Семь…

 Что-то звонко клацнуло в патроннике, и оружие перестало стрелять. Всё, пусто.

 Я принялся высматривать упырей, засевших в тёмном коридоре, но их там уже и след простыл.

 Это плохо. Очень плохо.

 Рассчитывать на то, что кровососам хватит всего семи патронов было бы очень глупо, но… Но хоть одного-то должно было задеть! Неужели испугались? Разбежались по своим склепам? Нет, не может же быть всё так просто.

 Я уж было потянулся в карман за боеприпасами, но вовремя услышал пронзительный вой где-то позади. Окно тут же разлетелось вдребезги, осыпая меня градом колючих осколков. В проёме показалась тёмная фигура Олега, который угрожающе сверкал глазами и враждебно скалил белоснежные клыки.

 Всё происходило будто бы в замедленной съёмке. Эликсир наградил меня поистине молниеносной реакцией, благодаря чему, мозг стал реагировать на опасность вчетверо быстрее обычного. Уж кого, но меня теперь точно не застать врасплох.

 Мы стартовали одновременно. Олег мощно оттолкнулся от подоконника и прыгнул в мою сторону, а я, в свою очередь, потянулся к боковому карману. Ещё раз повторюсь, что чудо-напиток не сделал из меня супермэна. Одной реакции для уверенной победы недостаточно, ведь в скорости я по-прежнему проигрывал.

 К счастью, в этот раз мне удалось не только опередить противника, но и удивить его. Из кармана показался гладкий осиновый колышек, который я поспешил выставить перед собой. Приятно было наблюдать за метаморфозами вампирской мимики. Праведная ярость на лице Олега сменилась крайним недоумением, а потом и вовсе животным ужасом. И всё это — меньше чем за секунду.

 Траекторию прыжка уже не изменить, дружок. С физикой не поспоришь.

 Заточенный наконечник плавно вошёл прямиком в сердце, разрывая мёртвую вампирскую плоть. Я повалился на пол, под весом налетевшей на меня туши, и с удовольствием отметил, что тело больше не шевелится.

 Обезврежен. Минус один.

 Не теряя времени даром, я ловко скинул с себя Олега и потянулся к дробовику, но кто-то наступил мне на руку. Резкая боль цветным букетом взорвалась в мозгу, вынуждая меня заорать на всю комнату. Одна из «шестёрок» Габриэля успела добраться до меня и, кажется, чуть не переломала мне пальцы. Дабы закрепить свою победу, вампир упёрся мне ногой в грудь, вышибая весь воздух из лёгких.

  — Г-о-о-т-о-о-в-о-о! П-о-о-п-а-а-л-с-с-я-я, с-с-с-у-у-к-и-и-н с-с-ы-ы-н! – проблеял он, повернувшись в сторону коридора.

 Готово у него, как же.

 Пользуясь рассеянностью упыря, я резко выхватил мачете из ножен, прикреплённых к левому бедру. Лезвие из чистого серебра, наточенное словно бритва, коротко зашипело, сверкая в тусклом свете гостиничного торшера. Кровосос даже не успел перевести взгляд, как холодное оружие уже впилось ему в колено, будто раскалённый нож в холодное масло.

 Чтобы перерубить конечность, размаху, конечно же, не хватило, но боль от серебра, судя по истошному визгу, прожгла даже штанину с обратной стороны. Вампир покачнулся и запрыгал на одной ноге, пронзительно сыпля проклятиями в мой адрес.

 Видимо, рубанул так хорошо, что до костей пробрало. Радостно мне. Отрадно.

 Я перекатился к дробовику, держа на изготове драгоценный патрон.

 Послышались быстрые шаги, которые, словно стрёкот отбойного молотка, пульсирующей болью отдавались в моей голове. От ещё одного Габриэлевского «подхалима» меня отделял всего какой-то метр.  Крепко зажав мачете в зубах, я буквально вбил патрон в узкий затвор и уже как бы потянул цевьё на себя, но кто-то очень сильный схватил меня сзади, лишив возможности нормально прицелиться.

 Неужели первый «подзадник» уже успел оклематься от живительной дозы серебра? Так быстро? Невозможно!

 Когда-нибудь наивность меня погубит.

 Я резко дёрнулся вправо, засовывая ствол дробовика себе в подмышку. Зажмурился и нажал на курок.

 Вырвавшееся из дула пламя колко лизнуло в бок, слегка поджарив мой новенький пиджак. Неприятно, но всё же терпимо.

 Вампир позади меня взревел от боли, прижимая руками вываливающиеся из развороченного пуза кишки. Я молниеносно крутанулся, взмахом клинка отсекая голову непутёвому упырю. Тот так и замер на месте, словно статуя, красиво взорвавшись снопом ослепительных искр.

 Будет знать, как подкрадываться к людям, ниндзя хренов.

 Ещё один минус.

 Чудовищный удар в живот полностью вышиб из меня всю Храбрость, а Решимость чуть не запачкала свежие штаны. Если б не стальная пластина, которую я предусмотрительно нацепил под рубашку, то мои драгоценные внутренности смешались бы в кровавый коктейль. Последний из выживших «подхалимов» снова замахнулся, намереваясь на этот раз снести мне голову.

 Но не успел.

 Коротким выпадом я отрубил ему кисть и в прыжке саданул в живот. Вампир молча упал на спину, с недоумением таращась на свою безобразную культю. Мне не стоило никакого труда напрыгнуть на него сверху и размозжить черепушку.

 Фенита, как говорится, ля комедия.

  — Ты остался один, Габриэль! Будь добр, покажись, трусливая псина. Вашему вампирскому высочеству пора бы перестать прятаться за чужими спинами.

  — Я и не скрывался, — послышалось за спиной. – Воистину, некоторые не могут заметить даже собственной тени.

 Прозвучал лёгкий щелчок его костлявых пальцев, и неведомая сила бесцеремонно схватила меня за шиворот, пригвоздив к гладкой поверхности стены.

 

 Сила, которая поражает воображение.

 

 Сила, с которой обычный человек ни за что не сможет потягаться.

 

 Сила Высшего Вампира.

 

 Теперь-то мне стало ясно, откуда этот красный перстень на его руке. Такие «цацки» дозволено носить только вампирам «голубых кровей». Тем, кто имеет реальную власть над общиной, сравнимую, разве что, с королевской. Эти особи, как правило, не младше Третьего поколения и способны одним своим взглядом заставить человека (и не только) обмочиться в штаны.

  — Хороший же ты лидер, раз позволил своим подчинённым умереть, — сквозь гул в ушах, старался произнести я. Действие эликсира уже почти прошло, и время вновь понеслось в привычном темпе.

  — Кому нужны телохранители, не способные раздавить ничтожную блоху? – мерзко ухмыляясь, сказал Габриэль.

  — Удобная логика. Зачем же тогда вы припёрлись за ней? – пришлось постараться, но мне всё же удалось кивнуть в сторону парализованной Насти.

  — Скажем так, — вампир сжал кулаки, и я почувствовал, как скручиваются мои внутренности. – Для кое-кого она очень важна.

  — Важна настолько, что за ней посылают такую важную шишку, как ты? Не смеши меня!

 Габриэль презрительно фыркнул.

  — Зачем я вообще распинаюсь перед жалким червём?

  — Это был риторический вопрос?

  — Просто умри.

 Он небрежно дёрнул рукой и отправил моё бренное тело в непродолжительный полёт сквозь оконную раму.

 Третий этаж.

 Нелегко было смириться с такой высотой, вылетая из гостиничного номера спиной вперёд.

___________________________________________________________________________________________________________________________

Ночное небо казалось таким мрачным.

 Мрачным и холодным, словно осколки моего сердца, кое-как трепещущегося в груди.

 Ветер приятно обдувал кожу и весело свистел в ушах.

 Я судорожно размахивал руками и искренне не понимал, почему время вновь замедлило свой бег. Короткий полёт казался мне непреодолимой вечностью, что распахнул передо мной бескрайний небосвод. Я словно тонул в воздухе, медленно погружаясь в пучину ужаса и неминуемой смерти.

 Если бы такое лирическое отступление написали на бумаге, мне было бы очень стыдно за автора. Уж более банальной передачи мыслей придумать нельзя.

 Так о чём это я?

 Хлипкие ветки больно хлестали по лицу, царапая мои скрюченные пальцы. Я пытался ухватиться хоть за что-нибудь твёрдое, но лишь сильнее сдирал кожу с ладоней. Под ногами хрустели и ломались бесчисленные сучки, благодаря чему, скорость моего падения значительно снизилась.

 К сожалению, не настолько, чтобы исчезла опасность свернуть себе шею.

 Я грубо приземлился на траву, сильно ударившись о шершавый ствол дерева. Посиневшая задница болела так сильно, что из глаз тут же брызнули слёзы.  Знаю, это довольно далеко от представлений хладнокровного мужества, но всплакнуть хотелось не только от болезненных ощущений в заду. Мне было просто радостно от того, что я пережил падение.

 Хоть и ценой своей жопы.

 Где-то далеко, со стороны шоссе, послышались протяжные завывания полицейской сирены. Интересно, сколько мгновений минуло после того, как прозвучал первый выстрел? По моим прикидкам прошло уже несколько часов, но я понимал, что в этом обманчивом ощущении виноват чёртов эликсир. На самом же деле наша схватка длилась от силы минуты три, не больше.

 Рядом со мной мягко по-кошачьи приземлился Габриэль, яростно скрипя своими острыми зубами. Было предельно ясно, что он хочет добить меня, как можно быстрее, пока не нагрянула назойливая полиция.

  — Проклятые богом куски дерьма! – ругался я. – Давай, прикончи меня! Лучше мучительно сдохнуть в кустах, чем стать таким, как вы!

 Габриэль на секунду задумался, после чего кардинально изменился в лице. Злобная ухмылка приобрела ещё более паскудный вид.

  — А что, неплохая идея! – торжественно объявил он. – Вместо того чтобы дарить лёгкую смерть, я обращу тебя в гуля и заставлю всю оставшуюся вечность вылизывать мне ботинки. Что на это скажешь?

  — Нет! – скрюченными пальцами я заскрёб землю под собой, в ужасе шарахаясь от вампира. – Только не это! Прояви милосердие, прошу!

  — Нужно было соглашаться на деньги, червяк. Ты упустил свой шанс.

 Габриэль схватил меня за плечи и с лёгкостью приподнял над землёй, обнажая длинный ряд иглообразных зубов.

  — Приятного аппетита, — сказал он и жадно впился в мою шею.

 Мне говорили, что когда вампир кусает свою жертву, её разум полностью затуманивается. Какое-то неизвестное науке вещество, вперемешку со слюной кровососа, даёт неожиданный эффект, больше всего похожий на инъекцию морфия.

 Никогда не думал, что придётся испытать это на себе.

 Боль резко ушла, а перед глазами поплыли разноцветные круги. Хотелось закрыть глаза и  просто наслаждаться тёплым течением, что медленно, но неумолимо несло меня в царство смерти. Туда, откуда я вернусь сосущим кровь исчадием ада.

 Габриэль вдруг резко отпрянул от моего ослабевшего тела и завизжал, словно побитая собачонка. Его кожа бурлила и трескалась, образуя на лице уродливые раны.

  — Что со мной?! – истерически кричал он. – Что ты сделал?!

  — Белый дракон, — заплетающимся языком ответил я. – Дракон…

  — Что?! – корчился вампир в припадке.

  — Эликсир, который я выпил… китайцы его так назвали. Но это, в принципе, не важно.

  — Я ничего не понимаю…

  — Сейчас объясню, — я устало прилёг на мягкую траву. – В его состав входит небезызвестное растение, именуемое можжевельником. Древние шаманы использовали эту гадость, чтобы изгонять злых духов и прокуривать помещения. Ублюдки знали толк в убийстве нечисти, ведь для обыкновенного человека можжевельник чрезвычайно полезен, но крайне токсичен для любого вампира. Проще говоря, когда отвар впитался в мою кровь, он сделал её непригодной для питья. Можешь наслаждаться мучительной смертью. Шах и мат, засранец.

 Габриэль не переставал издавать булькающие звуки до тех пор, пока его тело не превратилось в вонючую жижу.

 Я глубоко вздохнул.

 Ну, вот и всё…

 Вой сирены приближался с ошеломительной скоростью. Ещё чуть-чуть и фараоны будут на месте, а у меня в номере лежат целых два живых вампира! Мне нужно поторопиться срезать им головы, пока полиция не добралась до них раньше меня.

 Если рассуждать здраво, то времени у меня почти не осталось. Как только я зайду обратно в гостиницу, путь наружу будет отрезан. Придётся прорываться с боем, но в моём «помятом» состоянии это весьма проблематично.

 Так что же делать?

 Ответ очевиден! Убивать, конечно! Иначе просто не смогу заснуть из-за того, что упустил  двух упырей.

 «На тюремных нарах тогда проспишься», — причитал Здравый Смысл, но моё непомерное Эго вовремя пнуло его под зад.

 Когда я проходил мимо останков Габриэля, моё внимание привлёк красный перстень, что недавно красовался на его руке. Почему бы не взять эту штуку с собой? Выглядит довольно дорого! По крайней мере, это должно покрыть мои расходы…

 Я почувствовал, как за шиворот потекла кровь, сочащаяся из свежего укуса. 

  — Комары и то больнее кусаются!

 Как будто этот кусок дерьма меня услышит…

 На первом этаже гостиницы меня уже поджидали двое охранников. Первым делом, я раздал им несколько затрещин, после чего детины повалились друг на друга и крепко уснули.

 Хорошая работа, Вадим! Даже с отбитым задом ты не перестаёшь удивлять людей!

 Из-под столика на ресепшине пронзительно верещал менеджер. Он был очень напуган происходящим, что, впрочем, не удивительно. Со стороны я, наверно, выглядел, как последний чёрт. Весь грязный, в разорванной одежде и запёкшейся крови поверх рубашки. Настоящий мясник, ага.

  — Когда прибудет полиция, скажешь им, что у меня заложники, ясно? – пригрозил ему я. — Пускай особо не торопятся идти наверх.

  — Х-хорошо!

  — Вот и славненько!

 Думаю, мне удалось выиграть немного времени. Будем надеяться, что мои «гости» никуда не сбежали.

 Когда я зашёл в свой разгромленный номер, то с облегчением вздохнул. Оба вампира на месте и оба обездвижены. Мой серебряный мачете валялся возле стены и очень сильно жаждал крови.

 Откуда я знаю? Он сам мне сказал!

  — Заждались меня, голубки?

 Олег, чувствуя своё бессилие, протяжно зарычал и щёлкнул зубами.

  — Господи! Будешь так делать, мне придётся нацепить на тебя намордник! Тузик, фу!

 Я с ненавистью пнул его в живот и поднял мачете над головой. Скажи «спокойной ночи», выродок…

  — Здание окружено! – послышалось из разбитого окна. — Отпустите заложников и выходите с поднятыми руками!

 Как они смогли приехать так быстро? Сколько вообще прошло времени?

 Я взглянул на округлые часы, что висели в коридоре. Пол пятого утра…

  — Мне тут замечательная идейка пришла на ум. Как насчёт всей компанией встретить рассвет на крыше? Это должно быть чертовски красиво, не находите?

 О да, могу поспорить, кровососам пришлась по душе моя затея. Настя зашевелила головой и пронзительно запищала. Олег лишь грязно выругался и плюнул в мою сторону. Что ж, скоро он захлебнётся своей поганой слюной…

 Я взвалил Настю на плечи и потащил к лифту, который должен был доставить нас на крышу.

  — Уф! Подруга, тебе не помешало бы поменьше жрать на ночь! Если ты понимаешь, о чём я.

 Когда я закончил операцию по «транспортировке» Олега, наша весёлая компания отправились наверх. Дурацкая музыка в кабинке сверлила мозг своей убогой мелодичностью, а Настя не переставала жалостливо всхлипывать. Олежка молчал и лишь злобно косился в мою сторону.

 Как я и думал, дверь на крышу оказалась не заперта, и мы без каких-либо препятствий оказались под открытым небом.

 Вампиров положил рядом друг с другом почти в обнимку, прислонив их спинами к перилам.

 Вот теперь можно и передохнуть.

 Я нащупал в кармане помятую пачку сигарет, достал одну и закурил. Немного подумав, вытащил ещё две, поджёг и всунул их в рот своим драгоценным кровососам. Мне показалось это довольно символичным, ведь совсем скоро они, подобно тлеющей сигарете, точно так же обратятся кучкой белёсого пепла.

 Вокруг было ещё довольно темно, но блеклая полоска света уже виднелась далеко на горизонте. Солнечный лучик безжалостно разрубал ночные сумерки. Наступал новый день…

  — Надеюсь вам удобно, ребята. Хочу, чтобы вы запечатлели всю красоту восхода. К слову, как давно вы его не видели?

 Настя снова заплакала, а лицо Олега выражало бескрайнее отчаяние. Кажется, даже такой «тёртый калач» сломался перед лицом мучительной смерти.

  — Не нужно нас так мучить! – вампирша сорвалась на истерический крик. – Просто убей, чёрт возьми!

  — Дорогая, не нужно, — вмешался Олег. – Перестань унижаться перед этим ублюдком. Ты и я… мы вместе всё стерпим, даже такое зверство.

  — Твой бойфренд прав, не нужно унижаться, это всё равно не поможет. Тем более, я оказываю вам честь. Не каждый достоин любоваться такими красотами перед смертью. Уж точно не вы.

 Следующую минуту мы провели в абсолютной тишине, выпуская лишь клубы дыма в прохладный утренний воздух. Вампиры не могли пошевелиться, чтобы стряхнуть пепел с сигареты, поэтому он просто падал им на колени.

  — Как вы познакомились? – ни с того ни с сего спросил я.

  — Ты правда думаешь, что мы станем отвечать? – огрызнулся Олег.

  — Ну, не знаю. А если я пообещаю вам быструю смерть? Что вы на это скажите?

  — Он обратил меня, — тут же откликнулась Настя. – Влюбился и обратил.

  — Ого! Значит это у вас, ребята, по любви! Счастливая загробная жизнь, все дела…

  — Что плохого в вечной жизни с любимым человеком?

  — Во-первых, вы уже давно перестали быть людьми, а во-вторых, цена за такую «жизнь» слишком высока. Лично мне противна даже мысль о том, чтобы начать питаться человечиной.

  — Не мы это придумали…

  — Конечно, но разве вам никогда не было жалко своих жертв? Вы ведь тоже когда-то были людьми, разве нет?

  — Были, но что это меняет? Сострадание лишь усиливает голод, а утолить его можно только одним способом.

  — Ну, хоть что-то в нас с вами есть общего, — тихо прошептал я. – Мне тоже не жалко тех, кого я убиваю.

 Солнце показало свою яркую макушку, разливаясь тёплыми лучами по небосводу. Вампиры заёрзали на месте, почувствовав обжигающую силу ненавистного светила.

  — Ты… обещал, — шипела от боли Настя. Кожа на её лице начала пузыриться и покрылась уродливыми волдырями. – Сделай всё быстро… пожалуйста…

  — Я соврал.

 Настя отчаянно застонала, а Олег снова выругался, но уже не плевался. Слюны-то во рту уже не осталось.

  — Всё хорошо, любимая, — он пересилил боль и повернул голову к Насте. – Я люблю тебя. Запомни, куда бы мы ни попали после смерти, я отыщу тебя, слышишь? Мы всегда будем вместе.

  — Я не хочу умирать! — вампирша плакала, но слёзы не успевали вытекать из её глаз, тут же испаряясь под натиском палящего солнца. – Пожалуйста, сделай что-нибудь!

  — Прости…

 Нет повести печальнее на свете… как там дальше?

 Вампиры принялись корчиться в судорогах, а одежда на них задымилась. Запахло палёным.

 

  — Я люблю тебя! – послышалось сквозь крик.

 

  — Я люблю тебя! – донеслось в ответ.

А потом они замолкли, тёмной пылью рассыпавшись по крыше. Порывистый ветер подхватил их останки и, умело перемешивая между собой, унёс далеко-далеко… Теперь-то они точно буду вместе.

 

 Навсегда.

 Я подарил им то, что было недоступно для каждого кровососа. Подарил им рассвет, которого они лишились, благодаря своему вечному проклятию.

 

Рассвет на двоих.

Раздался громогласный удар, и дверь, ведущая на крышу, распахнулась.

  — На колени, живо!

Я медленно опустился и поднял руки за голову. Можно расслабиться. Здесь моё дело закончено.

Так хорошо я ещё никогда себя не чувствовал.

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

Рейтинг: +1 Голосов: 3 962 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
DaraFromChaos # 18 октября 2013 в 18:23 +2
Дмитрий, я не сторонник анонимности. Посему признаюсь честно: минус за рассказ поставила я.
Готова нести полную ответственность ))) за содеянное и изложить причины и мотивы.
К вам, как автору, вопрос: вам сие надо?
И если "да", то как предпочитаете: в комментариях или в личку?
Серж Юрецкий. # 18 октября 2013 в 22:30 +1
Добротно написано. Очень реалистично. Плюсую.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев