1W

Рассвет на чужой планете

в выпуске 2015/03/05
24 октября 2014 - Королевский Дмитрий
article2650.jpg

Одна планета, два разных мира, разделенных искусственно воздвигнутыми горами, две древние культуры, две враждующие расы. Это Уган, затерянный желтый «шар» в созвездии Треугольника.

— Проклятые Уганхи! Чертовы обросшие дикари, как они посмели снова взяться за старое! — капитан Уг, казалось, вот-вот метнет молнию из своих серых глаз прямо в броневое стекло обширного иллюминатора.

— На что они надеются! — подхватил сержант Уп, высокий, худощавый с продолговатым черепом, совершенно лишенным волос (растительность на теле Уганцов отсутствовала вообще, кроме тонких бровей и длинных ресниц у женщин). — Захватить в плен двух пилотов грузового звездолета, глупее поступка я еще не видел!

— Уверяю тебя, сержант, ты еще не раз убедишься в их глупости! — раздраженно проговорил капитан. — Снижаемся! — это уже к пилотам, сидевшим за штурвалами.

Боевой крейсер произвел посадку в нескольких десятках метров от селения дикарей. Мост-трап с грохотом повалился на обожженную огнем турбин бурую растительность, и в один миг, словно горох из мешка, по нему на поляну высыпал боевой отряд.

— Клянусь, если они начнут сопротивление, я сравняю их жалкую деревушку с землей! — Уг вступил на траву последним, одет он был в ярко-голубое одеяние, приталенное поясом серебристо-стального цвета, такого же цвета был стоячий воротник и сапоги.

Остальные солдаты, кроме сержанта, одетого в форму зеленого цвета, были в красном, неизмененный серебристый присутствовал лишь на воротниках и обуви, вооружение было легким, лучевые ружья и ручные гранаты. Уг поднес бинокль, висевший у него на шее, к глазам.

— Попрятались, твари! — сквозь зубы процедил он. — Вперед! — Он махнул рукой. — Осмотреть каждый дом, сарай, подвалы и погреба!

Капитан оглянулся назад, бросил взгляд на гигантские горы, над которыми повисло красное солнце, его всегда терзала безумная тоска, когда ему приходилось покидать родину, и, преодолевая восьмикилометровые скалы, перелетать на эту, чужую сторону.

Однако то чувство, что засело в его груди, сейчас было куда более сильное, на его глазах вершилась историческая картина, и он, простой капитан Уг-16, сын Уга-15, сам непосредственно принимал в этом участие. Девяносто три года прошло с того дня, как два воинствующих народа, Уганцы и Уганхи, заключили договор о перемирии и, разделив планету на равные части, отделились друг от друга стеной из скал. Но вчерашней ночью случилось непредвиденное —  грузовой корабль по техническим причинам вынужден был произвести посадку на территории, принадлежащей Уганхам (дикарям, как часто называют их Уганцы). Пилоты были схвачены в плен, а корабль и груз утащен в неизвестном направлении. Заданием капитана было найти и то, и другое, и по возможности сделать это тихо, без применения оружия, новая война не должна начаться.

Деревня дикарей начиналась с ветхих деревянных шалашей, построенных под гигантскими деревьями и на них, но, углубившись дальше в джунгли, солдаты все чаще стали натыкаться на мощные бревенчатые сооружения, крепости, на обыск которых уходило много времени, а следов дикарей по-прежнему нигде не было. В домах было прибрано и по-могильному тихо.

— Как тебе это нравится, сержант? — спросил капитан после очередного безуспешного обысканного «здания».

— Не могу понять, капитан, они как будто бы испарились, оставив в домах чистоту и порядок! — развел руками Уп.

— Не похоже это все на них, не похоже, — покачал головой Уг. — Я изучал материалы, просматривал хроники перед полетом сюда, да и ты в училище наверняка проходил историю войны, дикари никогда не бросали свои селения, тупые, обросшие, они выбегали с копьями и стрелами, и дрались с вооруженными до зубов десантниками за каждый метр, за каждый дом!

— Девяносто лет — большой срок, что-то поменялось в их мозгах, капитан, они изменили тактику, — предположил сержант.

— Да, ты прав, за это время они смогли додуматься и до такого!

Пустые деревянные крепости закончились после километрового пути. Джунгли стали редкими, и сквозь широко растущие друг от друга деревья можно было видеть видневшиеся впереди скалы. Стрела со свистом рассекла воздух, и, ударив в грудь капитана, отскочила, как от бетонной стены, тонкая ткань защищала не хуже тяжелого бронежилета.

— Дикари!!! — заорал Уг, вскидывая лучевое ружье.

В тот же миг воздух зашумел от града стрел и копий, которые сыпались на отряд со всех сторон.

— Они на деревьях! — заорал сержант, шмальнув из ружья, не обращая внимания на точные попадания Уганхов.

Отряд капитана Уга был довольно таки немолодой, здесь не было желторотых птенцов, однако ж, и те, что были в нем, никогда прежде не участвовали в настоящем бою, но, надо отдать им должное, солдаты не растерялись, и вот уже дикари отступают, неся потери.

Десятки обросших с ног до головы черной шерстью, одетых в набедренные повязки тел лежали, слабо дымясь, под мощными стволами деревьев. А кто еще мог двигаться, в панике отступали к скалам.

— За ними! — орал капитан. — Вперед! Догнать и уничтожить!

Солдаты бросились  вдогонку, ободренные первой победой, им повезло, из боя вышли все, не понеся потерь. Десятка два раненых дикарей достигли, наконец, своих пещер-убежищ, выдолбленных прямо в скальной породе.

— Уничтожить всех! Не щадить никого! Дикари сами сделали свой выбор! Всю ответственность за нарушения приказа по применению оружия против дикарей я беру на себя! — голосил капитан. — Обыскать каждую пещеру, каждую нору, пилоты наверняка здесь!

Первые пять Уганцов подбежали к пяти недалеко расположенным друг от друга входам в скалу, и забросили гранаты. Взрывы были глухие, и слегка сотрясли исполинскую махину. И сразу же из верхних черных провалов, к которым шли тонкие каменные ступени, показались кричащие дикари, и снова на солдат обрушился шквал ударов, только теперь в помощь стрелам шли булыжники и глиняные кувшины, которые взрывались, ударяясь о землю. Однако почти все удары Уганхов пришлись впустую. Отряд успел укрыться в пещерах, пострадал лишь один солдат, его ранило в непокрытую голову (Уганцы не носили головных уборов, чтобы не скрывать красоту голого черепа) осколком глиняной «гранаты» дикарей. Капитан Уг разделил отряд на пять групп, в каждой из которых было по пять человек, которые двигались по пяти разным пещерам.

«Ну до чего же они глупы! — со злостью думал Уг. — Зачем они захватили пилотов и развязали новую войну? Какой смысл им снова тягаться с нами, с прогрессирующей расой! Черт, надо было сровнять их с землей еще девяносто лет назад, а вместо этого Гуманное правительство отдало им пол-планеты!»

Капитан с яростью сплюнул на гладкий пол пещеры, он и еще четверо солдат двигались по центральному, освещенному горящими факелами, коридору. Вдалеке показался свет, он был ярче, и хорошо заметен в полутемном коридоре. И снова засвистели стрелы, ну что за дьявол, они взрываются, стоит им коснуться преграды. Слева от него раздался взрыв, вскрикнул и упал солдат. Уг краем глаза видел, как стрела разворотила лицо бедняге. После шквального огня Уганцов дикари отступили, потеряв двоих товарищей, сраженных выстрелами капитана. Коридор закончился, и Уг с тремя солдатами, переступая через трупы, выскочил в круглый и большой, словно цирковая арена, зал. Из других проходов выбежали остальные группы.

— Наверх! — скомандовал капитан, указывая на широкие каменные лестницы.

Но, не успели солдаты забраться и на десяток ступеней, как  со всех сторон (с верхнего этажа) полетели глиняные гранаты.

— Быстрей, наверх! Быстрее!

Капитан понимал, что, если они задержатся внизу, их просто-напросто закидают гранатами. Двое солдат с криками отлетели назад, повалив ниже забирающихся товарищей. Взрыв прогремел у их ног, однако тот, что был выше и здоровей, сразу же вскочил на ноги, осколки не принесли ему особого вреда, а маленький и щуплый остался лежать, голубая кровь струилась вниз по ступеням из-под лысого черепа, пробитого осколком.

Дикари с каждой минутой становились все яростнее и напористее, их новое оружие и тактика боя застала солдат врасплох. Капитан Уг точно знал, что в ту далекую войну кроме деревянных стрел и копий у Уганхов ничего не было. Однако то, что произошло потом, повергло капитана и солдат в шок. Из одного из проходов, лишь только Уганцы успели взбежать на второй этаж, появились те же самые дикари. Но закованные с ног до головы в броневые костюмы, и в руках у них были лучевые ружья неизвестной модели.

— По тварям огонь! — заорал Уг, и отлетел от точного попадания лучом.

— Капитан! — сержант Уп подхватил падающее тело Уга.

— Все в порядке! — морщась, прошипел он. — Зацепило слегка!

— Но вас ранило в грудь! — возразил Уп.

— Нормально, сержант! Это не повод к отступлению! Мы почти на месте, видишь, как яростно бьются волосатые! Вперед!!!

Солдаты устремились вслед, за напролом бежавшим капитаном. Несмотря на броневые костюмы (которые явно уступали в прочности ткани, что была на Уганцах) и ружья, дикаре отступили.

— Стоп! — остановился капитан, привлекая внимание поднятой рукой. — Они ведут нас по ложному пути, не стоит преследовать их! Бежим по другому туннелю!

— Не понимаю, откуда у этих ублюдков, взялось оружие? Ничуть не уступающее нашему? — растерянно спросил сержант Уп, когда они продвигались вперед, по вырубленному в скале туннелю.

— Не знаю я, сержант! — зло бросил Уг. — Ничего не знаю, черт возьми! Ничего не понимаю!

Неожиданно заголосили солдаты, что бежали сзади всех, Уганхи пустились в погоню.

— Принять бой! Первая шеренга, пригнуться! Огонь! Вторая шеренга! Огонь!

Преследователи, понеся потери, отступили, бурно крича и сквернословя.

— А-а-а! Получили, скоты! — заликовал сержант Уп. — А-а-а!!! — И повалился на пол, стрела вонзилась ему в глаз.

— Враг  впереди! — завопил капитан, поливая из лучевого ружья.

Коридор закончился, и Уганцы сквозь дым и огонь выскочили в небольшой зал. У одной из стен, прикованные цепями, лежали две женщины-пилота (грузовые судна мужчины-Уганцы не водили).

— Проклятые дикари, как они посмели надругаться над вами! — дико завопил капитан.

Солдат по имени Ут наклонился к полуобнаженным, истерзанным телам женщин.

— Живы! — прощупав пульс у обеих, радостно объявил он.

— Уз и Уд, освободите и возьмите пилотов на руки! — приказал Уг.

Уходить из пещер было куда труднее, чем входить, дикари бросили на Уганцов все оставшиеся силы. Один за другим на пол падали солдаты капитана Уга.

«Крейсер, крейсер, спасительный крейсер! — лихорадочно думал Уг, автоматически уворачиваясь от стрел и нажимая на курок. — Как же до него еще далеко!»

Из пещер выбрались ввосьмером, он, Уз и Уд с пилотами на плечах, и еще трое. Эх, знал бы капитан, что так выйдет. Оставил бы несколько своих людей в крейсере, а не бросил всех на активные поиски. Переведя боевой корабль в режим самозащиты.  Стоило лишь тогда связаться с ними, и поселение дикарей превратилось бы в сплошной океан огня. Слева от бежавших заскрипели деревья, что-то большое и тяжелое пробивалось сквозь заросли. Это был танк, тридцатиметровый стальной монстр!

«А вот это уже ни в какие рамки не входит! А что будет потом? Боевые звездолеты? Крейсеры? — напряженно подумал Уг. — Ну и удивили же вы нас, дикари! Однако плохо вы знаете и наше вооружение!»

— Солдаты, приготовить гранаты! Уничтожить танк!

Пролетев по дугообразной траектории полета, гранаты разорвались под гусеницами и на башнях железного монстра.

— Ему конец! — зло заорал капитан, на ходу поражая убегающих Уганхов. — И вам всем придет конец!

До своего крейсера, стоявшего спокойно на поляне, и не подвергающегося нападению (даже теперешнее оружие, которое видели Уганцы у дикарей, не принесло бы ему особого вреда), они добежали уже в меньшем количестве. Еще трое солдат отдали свои жизни, прикрывая пилотов, находящихся в бессознательном состоянии.

Как только спасательный отряд, вернее сказать, что осталось от него, спрятался за бронированными стенами звездолета, преследовавшие их дикари исчезли с поляны, как будто их тут и не было. Ну и плевать на них, думал Уг, с ними еще поквитаются десантники, которые обязательно прилетят сюда. А сейчас надо улетать, они спасли пилотов, им не удалось найти груз и грузолет, да и это все второстепенно, главное — женщины живы. Он посмотрел на них, наспех положенных в раздвижные кресла. До сих пор не пришли в себя, надо как можно быстрее доставить их в госпиталь. Уз и Уд заняли места пилотов (в отряде не было четко обозначенных должностей, за исключением званий. Каждый солдат был универсалом, и мог в любой момент заменить выбывшего из строя), и крейсер взмыл ввысь. Уже вечерело, и это было видно даже несмотря на солнце. Стоило только взглянуть на спасенных пилотов, цвет их кожи был смуглый. Женщины Уганки изменяли цвет вместе с суточными изменениями на планете. Утром кожа была светлой, с наступлением сумерек становилась темной, а ночью — черной).

Как только они поднялись на высоту двадцати километров, их крейсер сотрясли серии мощных взрывов. На мониторе возникли цели, ими являлись мощные пушки и ракетные установки, гнездившиеся на скалах и в ущельях. Бортовой компьютер автоматически выбрал подходящее оружие для ответного удара и нанес его.

«Цели поражены. Опасность. Возникла новая угроза. Советую покинуть место открытого огня», — возникло на экране.

— Что за бред! — По лицу Уга струился пот. — Они установили на скалах свое орудие!

По крейсеру снова нанесли мощные удары.

— Вверх! — закричал капитан. — Уходим в пространство! Мы не сможем перелететь скалы!

Они прошли атмосферу подобно стреле, пробивающей плоть, слегка накалились, но не беда.

— Капитан! — воскликнул Уд. — Нас преследуют два корабля!

«Вот, пожалуйста, накаркал! — вспомнив свои недавние опасения на счет вооружения Уганхов, подумал Уг. — Они не дадут нам сесть на планету, это факт! Ну ладно, поиграем в догонялки! Надеюсь, то, что мы сделаем, вам не под силу!»

— Включить ускорение! — скомандовал капитан.

— Капитан, вы хотите?..

— Да, Уз!  «Большой прыжок» (Гиперпрыжок) — единственный шанс на спасение!

Капитан понимал, что если все получится, и обстрелянный крейсер выдержит, то они, преодолев время и скорость, очутятся далеко от своей планеты. Так далеко, что никто не догонит их.

Перед тем, как вынырнуть в нескольких миллионах световых лет от своей планеты, крейсер сотрясли последние попадания.

— Куда мы попали? — наклоняясь к монитору, спросил Уг, включая динамик «бортового мозга».

«Неизвестная солнечная система, состоящая из девяти планет, вращающихся вокруг желтого карлика. Другой информации нет», — ответил металлический голос, и, спустя несколько секунд, добавил так же бесстрастно: «Отказ левой верхней и правой нижней турбины. Есть опасность отключения остальных».

— Надо приземляться! — наклонившись над пилотами, прошипел капитан. — Ну и вляпались мы ребята в дерьмо, по самое не хочу!

Уд удивленно посмотрел на капитана, такой лексики от него он еще не слышал.

— Что пялишься! Садимся, садимся, пропади пропадом поганый род  дикарей! — схватившись за голову обеими руками, процедил Уг. — И пусть эта планета, что сейчас под нами, окажется сборищем псевдоразумных животных! Ох, и надоели же мне все эти суперцивилизации!

Атмосферу проходили с большими перегрузками, обстрелянный крейсер, казалось, вот-вот разлетится на части, вышвырнув из стального брюха всех, ютившихся в нем. Однако корабль выдержал, хвала его сборщикам, и приземлился посреди тропического леса. В котором деревья и трава были зеленого, а не бурого, и не коричневого цвета, как на Угане. Правда, у самой земли вышла из строя еще одна турбина.

— Что показывает анализирующее устройство? — спросил капитан Уда.

— Воздух  несколько отличается от нашего, однако вполне пригоден для дыхания, смертельных бактерий и вирусов не обнаружено, температура…

— Ну ладно, ладно, — оборвал его Уг. — Понятно. Значит, жить можно.

— Можно, — согласился Уд. — Ну, мы же собираемся…

— Конечно же, нет! Отремонтируем крейсер, и домой, а там война в самом разгаре! Как же у меня чешутся руки разнести этих ублюдков в клочья! — Капитан яростно потер ладони друг об друга.

— И мне тоже! — услышали они один из женских голосов, и обернулись.

— Кто вы? — спросила вторая, приподнимаясь в кресле и прикрывая наготу.

— Капитан Уг, а это мои люди, мы спасли вас из плена!

— И мы уже дома? — спросила обладательница более высокого голоса, одетая в серебристый комбинезон, превращенный дикарями в лохмотья.

— Пока нет, — спокойно произнес капитан. — Но скоро будем. Мы уходили от погони, и были вынуждены применить «Большой прыжок». Надеюсь, понимаете, что это такое?

Женщины кивнули.

За то время, пока капитан Уг со своими подчиненными приводили в порядок все системы крейсера, спасенные пилоты грузолета Уифа и Уира поведали им о том, что пережили в плену дикарей. Их грузолет поставлял провизию на одну из космических станций, и вдруг неожиданно забарахлила система охлаждения. Женщины вынуждены были сесть на чужой территории, так как уже перелетели восьмикилометровые скалы. Приземлившихся сразу же окружили танки и несколько десятков дикарей. Они грозились применить оружие, если пилоты не выйдут к ним. А когда те вышли, их связали, а грузолет уволокли танками. В пещерах их долго допрашивали о том, какова сейчас мощь Уганцкой армии, ее численность, и тому подобное. После допроса, в котором применялась сила, вождь дикарей предложил им работу в обмен на сохранение жизни.

— И что это за работа? — спросил Уг.

— Мы должны были тренировать их, как они выразились, малоквалифицированных пилотов! — ответила Уифа.

— И что вы им ответили?

— Мы отказались! — твердо произнесла Уира

— Тогда они … — голос Уифы задрожал, глаза налились слезами. — Они, они …

— Изнасиловали нас! — с яростью впившись ногтями в подлокотники кресла, резко произнесла Уира.  — А потом накачали какой-то дрянью, заковали в цепи и оставили там, где вы нас и нашли!

Копья, стрелы, набедренные повязки, дикарские выходки — это всего лишь навсего маскарад, разыгранный спектакль, который Уганхи играли многие тысячелетия. А, тем временим, их гениальные ученые с  не менее гениальными планами, находясь под землей или в недрах гор, а так же, в самой цепи великих Разделительных скал, создавали мощное оружие. Они хорошо изучили тактику и стратегию противника за время войны, притворяясь и разыгрывая из себя недоумков и дебилов. А потом была девяностотрехлетняя передышка, им оттяпали пол-планеты, ссылаясь на то, что даже псевдоразумные твари имеют право на жизнь. Эта информация из уст, спасенных пилотов вконец развинтила психику капитана и двух его солдат.

— Они блефовали на протяжении многих веков! Но зачем? — недоуменно спросил Уг, обращаясь, скорей, всего сам к себе.

— Этот блеф им был выгоден, — совершенно спокойно ответила Уира. — Притворяясь никчемными тварями из джунглей, они нарочно зарекомендовали себя, как слабого противника, усыпляя тем самым нашу бдительность! Ответьте мне, капитан, после того, как нас разделили скалы, правительство что-нибудь сделало для укрепления своих границ? Увеличило ли оно армию? Ее мощь?

— Нет, — несколько смутившись, ответил капитан, такие мысли никогда не посещали его.

— Вот именно, нет! — с нажимом на последнее слова сказала Уира. — Все уверенны, что с дикарями можно справиться и с этим, давно не меняющимся вооружением! Незачем тратить деньги на разработку новых технологий! А Уганхи готовились, тщательно готовились! Для одного решающего сражения, в победе в котором они не сомневаются!

— Это значит, что сейчас на Угане война! А мы сидим здесь, и не можем помочь нашим! — взбеленился Уд.

— Да, именно так! — с горечью произнес капитан, и добавил уже решительно и громко. — Уз и Уд, берите сварочные аппараты, бронелисты, и живо наружу, заваривайте пробоины! В случае чего связывайтесь со мной!

— Есть! — в один голос произнесли солдаты, приложив сжатый кулак к груди, облегаемой красной бронетканью, и быстро удалились.

Капитан, морщась от боли, присел в кресло, голубая ткань на его груди была обожжена, и не менее голубая кровь пропитала ее.

— У вас ранение, капитан, позвольте сделать вам перевязку? — спросила Уифа.

— Нет. Некогда, мне еще надо разобраться с системой управления! Хотя за заботу спасибо, Уифа.

Через десять минут в ухо Уга через микродинамик переговорного устройства ударили полные ужаса голоса солдат. Капитан выпрыгнул из кресла, словно на пружине, схватил лучевое ружье и, вдавливая кнопку электронного замка, крикнул недоумевающим женщинам:

-Оставайтесь здесь! Снаружи что-то случилось!

Когда он выбрался из крейсера, то чуть не упал в обморок, потому что увидел перед собой Уганхов. Однако приглядевшись лучше, он понял, что это какие-то волосатые зверюги, радостно визжавшие и прыгающие на загрызенных телах его подчиненных. Животные были большеголовые, с мощными зубастыми челюстями, их руки были длиннее обычного, они отрывали куски мяса от убитых и, дерясь между собой, жадно поедали его.

— Ах вы, твари! — дико завопил Уг, так, что сорвал голос и осип.

Палец надавил кнопку-курок, и желтые лучи перерезали волосатые туши зверюг. От сильного удара по затылку у капитана померкло в глазах, и он упал на выжженную огнем турбин землю. Резко открыл глаза, пытаясь хоть что-то разглядеть, но в них сверкали ослепительные вспышки. Кто-то очень громко зарычал впереди. Уг моргнул, перед ним стоял и вопил во всю глотку самый огромный из всех находящихся здесь животных зверь. И бил лапищами в свою волосатую, широкую, словно вещевой шкаф, грудь. Капитан стрельнул, и тот распластался на земле, но из кустов, подпрыгивая и издавая гортанные звуки, выбралось еще с десяток тварей. Они неслись на него, не обращая внимания на сраженные лучами тела товарищей. И, не добежав метра два, остановились, повернув головы в сторону густых джунглей, широкие ноздри жадно всасывали воздух. Уг прекратил стрельбу и прислушался. В тот же миг на  поляну, с треском ломая под собой деревья, выбежал исполинский ящер. Таких чудовищ Уг нигде не встречал, ростом оно было не менее девяти метров, длинные сильные ноги, короткие когтистые руки, большой череп с мощными зубастыми челюстями. Это была машина для убийства. Ящер бросился за убегающими волосатыми тварями, ухватил одну из них и, вскинув голову, проглотил. Все было бы отлично, и чудовище бы убралось с поляны, угнав с собой волосатых. Но открывшаяся с шумом дверь-панель крейсера и выбежавшие наружу женщины, вооруженные лучевыми ружьями, все испортили. Ящер заметил Уганцов, и бросился в атаку.

— В крейсер! Прячьтесь в крейсер! — заорал капитан, вскакивая с земли, он еще так и не поднялся после внезапного нокаута. — Я что вам говорил!

Женщины не послушались Уга и застрочили из ружей, поддерживая его стрельбу. А ящер, не обращая внимания на попадания, настиг отступающего капитана. Тело Уга наполовину исчезло в пасти чудовища, челюсти сомкнулись еще раз, и его не стало совсем.

***

Прошла неделя пребывания Уганцов на чужой планете. Оставшиеся в живых женщины сидели в кабине управления и любовались восходом через обширный иллюминатор.

— На Угане я никогда не видела столь красивого восхода, — задумчиво произнесла Уифа.

— И не увидишь больше никакого, — без сожаления сказала Уира.

— И не увижу, — согласилась Уифа. — Эта тварь, когда ты попала ей в глаз, рухнула и разворотила половину нашего крейсера! Да что крейсер, она сожрала капитана, без него мы не смогли бы попасть домой!

— А знаешь, Уифа, я беременна! — вдруг неожиданно объявила Уира. — Я забеременела от Уганха, от дикаря, понимаешь?!!

— Я тоже!

— Что???

— Да, я тоже, ты не ослышалась!

Несколько минут они сидели и молчали.

— Что же теперь делать? — наконец спросила Уифа. — На Угане такого еще не случалось, чтобы две расы смешались в одну!

— Случалось, — спокойно ответила Уира. — Давным-давно, когда наши народы жили в мире, рождались такие дети! Но потом их просто-напросто истребили, разрушив символ единения двух рас!

— А какие они, эти дети? На кого они похожи?

— Они не обросшие, как Уганхи, но и не безволосые, как мы! Волос рос у них на головах и лишь слегка покрывал тело, женщину меньше, а мужчину больше! Цвет их кожи был разный, черты лица, цвет глаз, форма носа! А еще женские гибриды не могли менять цвет своей кожи, как мы!

— Мне наплевать, что мой ребенок будет Уганцем лишь наполовину! — резко заявила Уифа. — Мы остались одни в этом чужом мире, без шанса вернуться домой! Я буду растить своего малыша, я буду его любить!

— Я тоже! — В глазах Уиры стояли слезы. — Хотя и зачаты они были из ненависти и отвращения к нам!

— А ты понимаешь, Уира, что это рассвет! Рассвет новой жизни на этой планете, родоначальниками которой являемся мы! Появятся существа, гибриды, которые бы не смогли выжить там, на Угане! А здесь им предоставлен шанс, целая планета, красивая и богатая!

— Им придется начинать все с начала! — с тревогой в голосе проговорила Уира. — Ведь это чужой, полный опасностей мир!

И снова они замолчали, уединившись со своими мыслями и любуясь восходящим над джунглями солнцем.

— Я хочу мальчика! — нарушив тишину, сказала Уира.

— Тогда у меня нет выбора, для продолжения потомства нужна девочка!

Они рассмеялись. Все так и будет, они это знали. Женщины Уганки обладали еще одной чудесной способностью — выбирать пол еще не родившегося ребенка, стоило только захотеть, сильно захотеть.

— А как ты назовешь своего мальчугана? — спросила Уифа.

— Я об этом думала, и решила, что имя его будет отличаться от имен Уганцов, начинающихся на первую букву алфавита «У»! Я назову его Адам, по самой последней букве «А»!

— Тогда мою дочь будет звать Ева, по предпоследней букве! Это будут новые существа, и имена их будут новые!

 

Окаменевший скелет гигантского ящера, сыгравшего революционную роль в появлении человечества на Земле, был найден многими миллионами лет позже. Ученые дали ему имя Тираннозавр —  ящер-тиран.

 

Похожие статьи:

РассказыС возвращением!

РассказыНет вам места в мире этом

РассказыОн вернется...

РассказыТринадцать граней

РассказыБерни

Рейтинг: +2 Голосов: 2 1028 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Казиник Сергей # 13 февраля 2015 в 15:33 +4
Сергей Маэстро # 6 марта 2015 в 04:12 +4
Рассказ звучит совсем не так как читается. Точнее на слух воспринимается чуть по иному. Не хуже и не лучше, а просто по иному.
И да - хороший рассказ. Добротный.
Королевский Дмитрий # 6 марта 2015 в 22:17 +2
Спасибо Сергей!
Григорий LifeKILLED Кабанов # 6 марта 2015 в 17:49 +2
Слушал сто лет назад на Вибу. Идея впечатлила, хороший рассказ.
Королевский Дмитрий # 6 марта 2015 в 22:18 +2
Спасибо Григорий!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев